Звонок на сайт: 8 (921) 137-30-60

О людях хороших

Николай Скорюков – легендарная личность Пачевской школы

20 марта Николай Михайлович Скорюков, бывший учитель производственного обучения Пачевской средней школы, отметил юбилейный день рождения - 80 лет. В Железнодорожном поселении - это легендарная личность, человек, который оставил добрый след в истории колхоза "Заря", в истории Пачевской школы и в сердцах многих поколений выпускников.
 
    Родина Николая Михайловича - Тотемский район. Свою трудовую деятельность он начал помощником мастера в лесопункте. Именно в это время он познакомился со своей будущей женой. Она работала учительницей географии в местной школе, была секретарем комсомольской организации. Бойкая, активная девушка. Вскоре молодые справили свадьбу. В начале 60-х годов Николай Михайлович решил получить образование, тем более жена настаивала, и руководство рекомендовало. В итоге по направлению от лесопункта он поступил учиться на механика в Череповецкий лесомеханический техникум. Дали в общежитии комнату. Началась новая жизнь, которая вскоре… стала его напрягать. Он начал тосковать по дому, по своей любимой жене. Расставание с ней давалось ему с трудом, и он принял решение перейти учиться на заочное отделение. Но супруга, узнав об этом, сама кардинально поменяла свою судьбу и переехала жить поближе к  студенту-мужу. Она устроилась на работу учителем биологии и географии в Охотничью восьмилетнюю школу Железнодорожного поселения. Квартировалась у жительницы деревни Покровское. Николай Михайлович на поезде доезжал до Шеломова, а потом бежал 8 км на встречу с ней.
       Его жена Александра Павловна была непоседой, сразу же с головой включилась в работу и взвалила на себя массу общественных нагрузок, успевая повсюду. Но даже в беге дней она не забывала о своей мечте - вернуться на родину, как только муж получит диплом. Но председатель колхоза "Заря" Д.М. Кузовлев в отношении молодой перспективной пары специалистов строил другие планы. Он сумел уговорить Николая Михайловича, выпускника техникума, остаться работать главным инженером. А жена его была назначена директором Пачевской восьмилетки. Так они остались в Паче, которая стала их второй родиной.
    Николай Михайлович, работая в колхозе инженером, вел еще и курсы по подготовке механизаторов, так как кадровый вопрос в хозяйстве стоял остро.
    Вскоре на средства колхоза была выстроена новая школа в центре деревни, и через некоторое время после открытия руководителем ее назначили его жену. На долю Александры Павловны выпали большие свершения в развитии образования на селе. Выпускники стремились уезжать в город, в хозяйстве катастрофически не хватало кадров. В 1972 году вышло постановление Правительства РСФСР о введении в школах производственного обучения. Дмитрий Михайлович Кузовлев был уверен, что подготовка механизаторов в школе будет способствовать закреплению выпускников в колхозе, поэтому не только поддержал идею, но и, заручившись поддержкой правления, выделил для обучения школьников технику и направил одного из своих лучших специалистов. Им был… Николай Михайлович Скорюков.
    -  Я была категорически против, чтобы Николай работал в школе. Он по характеру очень мягкий, поэтому считала, что ему будет не под силу справиться с учениками, - вспоминает Александра Павловна. - Да и иметь в подчинении мужа - это слишком!
     Но ее сомнения оказались напрасными. Николай Михайлович органично вписался в структуру образовательного процесса. Ученики любили и уважали его за спокойный нрав, за преданность делу, за умение разговаривать с учениками на равных. Он был противоположностью своей строгой жены. Вел уроки труда, черчения и уроки по изучению трактора и сельхозмашин. В то время разделения между мальчиками и девочками не было, на трудах все одинаково занимались в мастерской, которая была хорошо укомплектована - токарными станками, верстаками, разным инструментом по обработке металла и дерева. И надо заметить, девчонки не роптали: пилили, строгали, колотили, выпиливали лобзиком и так далее наравне с одноклассниками-мальчишками. Да, шить, варить, вязать они не научились, но забить гвоздь точным ударом, распилить доски и выполнить другую мужскую работу - эти умения закрепились у них на всю жизнь.
    Но особенно привлекала ребят техника, они были готовы дневать и ночевать рядом с ней. И опять же девчонки и мальчишки были на равных, все вначале получили навыки вождения и ремонта техники, а на итоговой аттестации сдавали экзамены и получали водительские права. Некоторые девушки даже оставались в колхозе и работали трактористками.
    Одним из важнейших условий закрепления молодежи на селе была работа в ученической производственной бригаде. Ее в школе создали в 1975 году. Задействованы в производственном процессе были учащиеся 7-9 классов. Вначале бригада занималась выращиванием капусты и корнеплодов для кормления скота на фермах колхоза. Но трудились ребята неохотно, так как слишком много было монотонного ручного труда - высадка рассады, прополка, полив, уборка. В 1977 году впервые самостоятельно посеяли зерновые, интерес появился! Но урожай убирал колхоз - не видно результата. Опять минус. И тогда появилось оптимальное решение - выращивать лен! Силами ученической производственной бригады обрабатывалось 54 га пашни, из них 30 под лен, 20 - под зерновые культуры, а также выращивали овощи для организации питания в школе. Всю работу ребята выполняли сами: обработка почвы, внесение удобрений, посев, уборка проходили под руководством учителя производственного обучения Николая Михайловича Скорюкова, заместителя директора по производственному обучению Вихаревой Людмилы Петровны и агронома-наставника Анастасии Ивановны Денисовой. Весной и осенью ребята работали в две смены, с 8 до 21, как настоящие селяне. Многие хорошо разбирались в технике, помогали учителю подготавливать к работе льнокомбайны и подборщики, ремонтировали трактора и прицепную технику, сами отвозили головки льна на сушилку. Между Правлением колхоза и ученической производственной бригадой был заключен договор, согласно которому колхоз оплачивал работу учащимся и, кроме того, перечислял на спецсчет школы 20 % от реализации продукции льна. На заработанные деньги по решению совета бригады были приобретены для школы музыкальные инструменты для ВИА, удалось купить трактор МТЗ-80, машину ГАЗ-52. Деньги также вкладывались в ремонт здания, заработала в полной мере столовая, в которой уже питались не только ребята, проживающие в пришкольном интернате, а весь коллектив образовательного учреждения. Производственная бригада и ее успехи принесли школе заслуженную славу. А самое главное - была достигнута цель: выпускники, получив вместе с аттестатом о среднем образовании права, массово оставались в колхозе работать механизаторами, кто-то поступал учиться и возвращался обратно уже дипломированным специалистом. За достижения Александра Павловна, как директор, была награждена орденом "Знак Почета", а Николай Михайлович - медалью "За преобразование Нечерноземья".
    Воспитанники Николая Михайловича как девушки, так и юноши, занимали призовые места в районных и областных конкурсах пахарей производственных бригад, а в 1980 году учащаяся 9 класса Елена Соколова (сейчас у нее фамилия Изюмова) заняла первое место среди девушек по Северо-Западной зоне на Всероссийских соревнованиях юных пахарей в г. Воронеже. За результаты 1984 года ученическая производственная бригада стала участницей ВДНХ в г. Москве. Руководители бригад: Сергей Никитин, Игорь Денисов, Ольга Яцук, Ольга Калинина были награждены медалями ВДНХ, денежными премиями и почетными грамотами Министерства сельского хозяйства РСФСР. А их учитель Николай Михайлович Скорюков награжден бронзовой медалью ВДНХ. 
     Сегодня даже представить сложно, какую ответственность нес Николай Михайлович, как учитель производственного обучения. За ним были закреплены мастерская, кабинет машиноведения, гараж, вся техника и ее обслуживание, обучение практической езде. А самое главное, он отвечал за жизнь и здоровье учащихся. Понятно, что одним из приемов воспитания в то время было доверие к ребятам. Взаимопонимание, уважение к труду учителя и ученика давали свои положительные результаты. 
     В 1995 году Николай Михайлович ушел на заслуженный отдых. Так уж получилось, что своих детей они с супругой не нажили, всю заботу, любовь отдавали своим ученикам. Поэтому для них было очень важно сохранить прежний ритм ежедневного труда. Время перестройки заставило тогда многих пересмотреть взгляды на ведение домашнего хозяйства, которое стало большим подспорьем для семей в трудный период. Но Скорюковы завели коров, телят, поросят, стали обрабатывать гектары земли совсем не для того, чтобы выжить, а чтобы не остаться без дел, не сидеть, сложа руки. Лет шесть назад они только перестали держать скот. Но зато продолжают обрабатывать 25 соток земли, садят картошку, выращивают разные овощи, у них большой сад. Поэтому и трактор у них до сих пор на ходу. Николай Михайлович с нетерпением ждет весны, чтобы выехать снова в поле и вдохнуть полной грудью любимый запах свежевспаханной земли.


Опубликованов в газете "Звезда". № 21 от 21 марта 2015 года.
Авторы: 

Душа русская…

Посвящается Фаине Ивановне Быковой.
 
     Душа русская…Кто только не пытался разгадать её, но так и не понял, в чем её сила и в чем её тайна. А может, это и к лучшему! К чему нам табличка, в которой указано, на сколько процентов состоит русская душа из трудолюбия. Насколько - из безоглядной удали, сколь много в ней теплоты и терпения. А сколько в ней простоты и мужества. Пусть будет она такой, какая есть. Пусть спит маленьким зернышком в каждом русском человеке, а, почувствовав свой час, проснется и выплеснется в песне, в рукоделии, в пляске. Откуда такой талант взялся? Загадка.
 
     У нашей землячки Фаины Ивановны Быковой душа русская вырвалась на свободу, став простыми, грустными и очень понятными для каждого стихами.
Я люблю деревню и зимой,
                                           и летом,
И меня не тянет к жизни
                                     городской!
Хороши закаты, радостны  
                                        рассветы;
Быт её нехитрый,
                       милый и простой!
      Родилась Фаина Ивановна  5 ноября 1933 года в деревне Мальино третьим  ребенком в семье. Об этом времени она вспоминает так: "Детство у нас было трудное, трудовое. Нас, как и взрослых, в войну наряжали на работу. Полоть лен и пшеницу, возить навоз, сажать и копать колхозную картошку, убирать за жнейкой и вязать снопы. За работу получали трудодни, а на них и хлеб. Жили небогато, но голодом не сидели". В стихотворении "Печечка русская" Фаина Ивановна описывает день своего рождения и  свое детство.
Печечка русская,
                          матушка родная,
Вечно горячая,
                           редко холодная.
Здесь мы рождаемся,
                            здесь умираем,
Горе и радость
                             тебе доверяем.
Здесь, на твоих
      прокалённых кирпичиках,
В пору осеннего
                        частого дождика,
В ор петушиный
                    под утро холодное,
Мамой-страдалицей
                           я была рождена.
   Мать - Анна Ивановна - много работала в колхозе, в свободное время пела на клиросе. Отец  - Иван Дмитриевич - очень редко находился дома. То служил в Красной армии, то воевал. Сначала - в Финскую, затем - в Великую  Отечественную. И главным воспитателем была бабушка Ульяна, которая  слыла неутомимой сказочницей. Волшебные сюжеты воспринимались Фаиной как что-то очень близкое, обжитое, своё. Стихи она  сочинять стала очень рано, сначала устно, а научившись читать и писать - стала их записывать.
    В школу Фаина пошла в 8 лет, когда в стране грохотали залпы Великой Отечественной войны. А она вместе с ватагой ребятишек с сумкой за плечами бежала в село в школу. Позднее в своем стихотворении она напишет:
Я в школу, как под своды
                                               храма,
С душевным трепетом вхожу
И с нескрываемым волненьем
На стены школьные гляжу!
Как жаль, что не моя
                                  здесь школа,
И не мои учителя,
И жизнь уж не вернётся снова
На круги первые своя.
     После окончания школы работала в колхозе. В 50 году её послали от колхоза в Череповец строить "Металлург", там, в городе, и осталась. Работала на заводе и одновременно училась в вечерней школе. Разве думала она в молодости, уезжая из родной деревни Мальино, что вернется сюда снова, уже на пенсии? Разве думала она, взбираясь год за годом на свой башенный кран, оглядывая с его высоты десятки строек, что потянет ее неведомая сила снова к родным корням? Нет, конечно! Но, как видно, судьбой был уготован такой поворот.
    Отработав 30 лет на заводе, Фаина Ивановна вместе со своей семьёй возвращается на родину, в такой любимый с детства сиземский край:
Заболевши от шума и гама,
Душный город покинула я.
В те края, где жила моя мама,
Переехала наша семья.
И теперь я живу на приволье
Без особых забот и греха,
По утрам без труда
                                   просыпаюсь
Под дурашливый крик
                                              петуха.
    Вероятно, для каждого любимые с детства места представляются неповторимыми, загадочными, хранящими в себе уйму тайн и загадок. Фаина Ивановна ещё застала то время, когда леса и болота нашей Сизьмы были полны ягод и грибов. С малолетства деревенские ребятишки проводили там столько времени, что у нее до сих пор неразрешим вопрос, где мы выросли, в лесу или в деревне? Возможно, поэтому гибель лесов для её также болезненна, как и гибель деревень.
Умирает деревня моя,
                                           умирает,
Как забытый костёр, на ветру 
                                         догорает,
Словно отблеск вечернего
                        солнца в осколке,
Умирает деревня моя
                                   на пригорке.
Лишь с десяток домов
                 от деревни остались,
Остальные когда-то
                       куда-то девались.
Да и в тех населенье -
                          по два человека,
Старики да старухи
                         минувшего  века.
    Но самая большая рана, которая так и не зажила в её душе, это порушенные и поруганные церкви. Есть у Фаины Ивановны  песня-плач о Сиземском храме. Вы только вчитайтесь в эти строчки:
А трое на купол церковный 
                                   взбирались,
Чтоб крест золочёный
                 спилить и столкнуть.
Стонала толпа и молилась 
                                      бесшумно,
В глаза не посмея
                друг другу взглянуть.
И рухнул им под ноги
                        крест золочёный,
Подпиленный он был
                          и должен упасть.
Не веру в Христа этим
                              в людях убили,
А веру в родную
                       советскую власть.
     Разрушенный храм был не только восстановлен, но и обрел тысячи прихожан.
Восстал из вечности
                                  храм Божий,
И заблестели купола.
Как будто он внезапно ожил
На фоне старого села.
В лучах, сверкая куполами,
Красуясь, гордо храм стоит.
Крест золоченый с небесами
О чем-то вечном говорит.
     Стихи Фаины Ивановны знакомы многим. Они печатались в районной газете "Звезда", на страницах краеведческих альманахов, постоянно звучат на районных и областных мероприятиях.
     Её манеру писать очень трудно спутать с кем-то другим. Она умеет по-своему чувствовать и смотреть на мир. И вот, что поражает  в её стихах. Они могут быть про лето, про зиму, про осень, про односельчан. И в то же время они говорят о чем-то вечном, которое существует независимо от времени.
     … Вечно будут жить в ее стихотворных строках простые слова о жизни, о судьбе, о родной сторонке. Вечно будет жить в памяти людской простой и искренний человек - Фаина Ивановна Быкова!..
 
В ТЕМУ
 
"Да, здесь мой дом" - под таким названием 6 марта прошел в Сиземской библиотеке поэтический вечер, посвященный памяти нашей землячки - Фаины Ивановны Быковой. Вспомнить творческую жизнь этой необыкновенной женщины собрались жители не только села Сизьма, но приехали ее друзья по перу из деревни Шипицыно супруги Евфиц.
    Вечер начался с презентации фильма с одноименным названием "Да, здесь мой дом" о жизненном пути этой простой и в то же время необыкновенной женщины. Когда  собравшиеся услышали с экрана такой родной и знакомый голос Фаины Ивановны, читающей  свои стихи о родном крае, то слезы невольно навернулись на глаза. И не менее трогательно и грустно звучали в исполнении сизьмичей стихи из поэтического сборника "Я иду по холодной траве босиком". Да и как  не печалиться об умирающей русской деревне, о заброшенных полях, о поруганных святынях! Стихи Фаины Ивановны входят в душу каждого простого человека и затрагивают самые сокровенные ее струнки, в них есть все: и пенье птиц, и журчание ручьев, и лихая русская пляска, и вдовьи слёзы. Неравнодушие к судьбе родной деревни, боль за утраченные традиции предков пронизывают каждую строчку ее поэзии.
      Познакомиться с творчеством Фаины Ивановны и почтить ее память пришел глава сельского поселения Сиземское Александр Валентинович Аршинов. Много добрых слов сказал про нее Владимир Валентинович Егоров. Он вспомнил про первые шаги в восстановлении нашего храма, где всегда в первых рядах была Фаина Ивановна Быкова, ведь именно ее рукой на тетрадном листке в линеечку написано самое первое объявление о первом субботнике по очистке церкви! И это объявление, звавшее всех неравнодушных к судьбе  поруганного храма шекснинцев на субботник почти четверть века назад, сохранилось! Вспомнился Владимиром Валентиновичем случай, как однажды они с Фаиной Ивановной отправились пешком за 8 км клеймить деревья для восстановления храма! Фаина Ивановна  не представляла себе жизни без храма - много лет она пела на клиросе и читала псалмы. За многолетние труды по возрождению храма награждена Архиерейской грамотой. Так уж было суждено, что Фаина Ивановна Быкова умерла 6 февраля - в день памяти блаженной Ксении Петербуржской.
           На вечер пришел и настоятель храма святителя Николая иерей Кирилл Кобрин. Свое выступление он начал словами: "Не стоит село без праведника!" Ведь благодаря таким людям, какой была Фаина Ивановна, и живет село, возрождаются храмы!
        Григорий Терентьевич Евфиц прочитал свое стихотворение, написанное в 2010 году о Фаине Ивановне, которое он назвал "Ты шла по холодной траве босиком", и сравнил ее самобытное творчество с произведениями Василия Шукшина и Василия Белова.
       Со словами благодарности за память о Фаине Ивановне, за добрые слова о ней  выступила ее дочь - Нина Геннадьевна Серова.
     К юбилею села, - в этом году Сизьме исполняется 555 лет, планируется издание нового сборника стихов Ф.И. Быковой.

Опубликовано в газете "Звезда". № 20 от 17 марта 2015 года.

Жизнь как в кино

"Судьба у моего двоюродного брата и всего семейства Соболевых - готовый сценарий для кинофильма", - так говорит жительница Шексны Валентина Кирилловна Шилова. Судьба забросила ее брата Вениамина Александровича Соболева на южный Урал. Сейчас он живет в городе Нижний Тагил Свердловской области. В январе Вениамину Александровичу исполнилось ровно 90 лет. Он хотел бы приехать в Шексну, но возраст и здоровье  не позволяют осуществить мечту. В.А. Соболев здесь родился, потом семья уехала в Ленинградскую область, а в годы Великой Отечественной войны он лечился в госпитале с. Никольское.
     Вениамин Александрович родился 22 января 1925 года в деревне Соболево (недалеко от д. Юрочкино), а когда мальчик подрос, и пришло время идти в школу, семья жила уже в Пушкине Ленинградской области. Кроме Вениамина, родители воспитывали сыновей Михаила, Федора и дочерей Надежду и Лиду.
     Окончив школу, В.А. Соболев поступил учеником токаря на Ленинградский мотороремонтный завод. Война прервала мирное течение жизни. В начале августа 1941 года Вениамин Александрович был зачислен в 76 добровольческий батальон, и, защищая город от фашистов, 15 сентября получил тяжелое ранение. Лечился в ленинградском госпитале, а в 1942 году Вениамина Александровича вместе с другими тяжелоранеными через Ладожское озеро эвакуировали в село Никольское (сейчас п. Шексна). Так не по своей воле он оказался в родных местах, но на этом удивительные перипетии судьбы не закончились. Узнав его фамилию, и что он из Пушкина, в приемном покое его спросили: "А Соболева Лида вам не родственница?" Оказалось, что его родная сестра Лида работала здесь медсестрой. Ей позвонили и сообщили, что ее брат находится в приемном покое. Выздоравливал Вениамин Александрович под присмотром сестры, а после лечения до 1943 года жил и восстанавливал здоровье в деревне Селино, у сестры своей мамы Марии Скороходовой, с которой до этого никогда не встречался.

     Поправился, окончил в Архангельске курсы шоферов и снова на фронт в батальон связи. В январе 1945 дороги войны свели в одной точке двух братьев. Вениамин увиделся со старшим братом Федором. Федор прошел всю войну, а вот третий брат Михаил (на фото) до победы не дожил. Известно родственникам, что он дважды попадал в плен, дважды бежал от немцев и был убит фашистами.
     В.А. Соболев закончил войну в Германии. Вернулся домой в ноябре 1945 года. Живыми возвратились домой и его мама с сестрой Надеждой. Немцы увезли их в Германию, где они работали прислугой в одной немецкой семье. Сейчас сестра Надежда живет в Краматорске (Украина), а Лида - в Перми.
 
Алексей ДОЛГОВ.


Опубликовано в газете «Звезда». № 21 от 21 марта 2015 года.
 
Авторы: 

Дети войны поделились своими воспоминаниями с чебсарскими ребятами

Ребята, занимающиеся под руководством педагога Н.Ф. Скрипцовой в «Театральной студии «Радуга» Шекснинского ДДТ (п. Чёбсара), встретились с детьми войны, на долю которых выпало пережить военное лихолетье.
 
     Зинаида Николаевна Меньщикова родилась в 1930 году в деревне Поддубье Ершовского поселения. Но потом волею судьбы оказалась в Чебсаре, где она и живет сейчас.
     Вот что рассказала Зинаида Николаевна о военных годах.
     "В семье у нас было семеро детей. Папу забрали через два месяца, как началась война, потому что семья наша была большая. Папа был шофёром на войне, в Ленинграде. Он возил оружие и людей. Был в окружении в блокаду Ленинграда. Как началась война, мы всегда слушали голос Левитана по радио. Если наши войска отступали, мы слушали и плакали, - вспоминает она.
     Детство было голодное. "Нам всегда хотелось есть. Вспоминаю слова «Всё для фронта, всё для победы». Мы всё отдавали государству. Самим есть было нечего. Ели хвощ, щавель, пестыши. Наверное, у меня и зубы целые, что очень много ели зелени, - шутит Зинаида Николаевна. - Часто ходили на поле - собирали колоски, а весной выкапывали мёрзлую картошку и пекли лепёшки".
     Было очень трудно, но люди не падали духом. Все верили в победу. И делали все, что было в их силах, для того, чтобы приблизить этот день победы. "Помню, окопы рыли у д. Погорелки - обороняли Волго-Балт, берегли шлюзы", - вспоминает ветеран.
    
С особым трепетом она рассказывает про школу: "Как мне нравилось ходить в школу! В доме была одна пара валенок, кто первый встанет, наденет валенки, тот и бежит в школу. Мне очень нравилось читать книги".
    
"Мне не забыть, как бомбили железную дорогу. Около вокзала была большая яма от бомбёжки, мы бегали смотрели, - вспоминает З.Н. Меньщикова и продолжает. -  В нашей Чёбсарской школе был эвакогоспиталь. Туда привозили очень много раненых, если солдаты умирали, их хоронили на воинском кладбище".
     Многие не вернулись с той войны. "
В нашей деревне Поддубье Ершовского поселения, где я родилась, было восемнадцать домов, и только в три из них не принесли похоронки, - говорит ветеран и добавляет. - Вот ведь, как…Война".
     Самое яркое воспоминание Зинаиды Николаевны связано с возвращением отца с войны и днем Победы: "Никогда мне не забыть, как вернулся папа с войны. Мы спали, и вдруг… слышу - шаги, щеколда брякнула. Я проснулась, испугалась. Дверь открылась (мы в то время не закрывались на ночь, только на щеколду). Сестра Валя спрашивает: «Кто?», а папа в ответ: «Кто-нибудь!». Мы, как услышали папин голос, подбежали к нему, а маме не подойти, нас ведь семеро! Вернулся папа домой в 1944 году. У него было ранение кисти руки. После войны у родителей родилось ещё двое детей! А когда Левитан объявил о Победе, радости не было конца, мы плакали и смеялись", - признается она.

     Интересный рассказ о своём трудном детстве и о том, как немцы едва не сожгли всех женщин и детей из их деревни, поведала ребятам жительница п. Чёбсара Антонина Дмитриевна Скрипцова.
     "В Чёбсаре я живу двенадцать лет. А родилась я в Курской области. Папу забрали в первый день войны. А в июле родилась моя младшая сестра. Мама осталась с тремя детьми, с нами жила бабушка, - так начала она свой рассказ. - Я хорошо запомнила 1943 год, когда в наше село вошли немцы…Они ехали на мотоциклах по нашей улице, их было много, а нам было страшно… Мы стояли и смотрели на них. Фашисты заходили в каждый дом, забирали продукты, откручивали у куриц головы и всё уносили с собой".
    
Детство ее было голодное и босое: "Ходили полураздеты. Зимой редко выходили на улицу. Собирали щавель и другую траву, колоски на полях, а весной гнилую картошку. Мама пекла оладьи, но это было одно название, а не оладьи. Мама ходила за тридцать километров обменять кое-какие вещи на еду, соль и спички. Если маме удавалось обменять немного сахарного песка, то бабушка насыпала нам на стол по маленькой кучке. Мы макали в сахар хлеб и нам казалось, что нет ничего вкуснее".    
     Антонина Дмитриевна вместе со своими односельчанами едва не стала жертвой фашистского режима. "Я никогда не забуду страшный день, когда фашисты нас согнали в манеж. Так называлось каменное здание с цементным полом. Нас было человек триста - женщины и дети, а мужчины были на войне. Мы два дня сидели на цементном полу, а немцы находились в другом отсеке. Они на наших глазах ели и смеялись над нами, - вспоминает она. - Очень хотелось есть. Я увидела, как один немец ел хлеб с маслом, я подошла к нему и попросила, и он…. дал мне хлеб с маслом. Я с радостью подбежала к маме, и она разделила этот кусочек на нас троих… Мы просидели в манеже трое суток. На четвёртый день, фашисты облили здание бензином и хотели нас поджечь... Но случилось невероятное. Жительница села Катя общалась с немецким офицером, и она уговорила нас отпустить. Нас выпустили из манежа…А у нас даже не было сил идти домой. Мы, уставшие и голодные, еле шли. Катя сразу уехала из села, так как по селу поползли нехорошие разговоры. В мирное время в нашем селе поставили мемориал погибшим односельчанам. Однажды на 9 мая приехала Катя - наша спасительница, люди становились перед нею на колени и плакали, благодарили её за спасение".
     Папа А.Д. Скрипцовой вернулся домой в 1945 году. Он прошёл всю войну. "Когда папа вернулся, он привёз нам по три маленькие круглые конфетки. Как мы радовались такому подарку! Сейчас мирное время, и хочется пожелать всем только мира и добра», - так закончила свой рассказ Антонина Дмитриевна.
    
     Встречи с детьми войны, произвели неизгладимое впечатление на ребят. Они с интересом слушали их рассказы о военных годах. Кстати, эти воспоминания легли в основу театрализованной композиции, которая была представлена юными чебсарскими актерами 2 апреля на традиционном фестивале детских театральных коллективов. Эта композиция также обязательно будет показана детям войны, ветеранам, родителям и учащимся Чёбсарской школы.

Военное детство Маргариты Сергеевны

Сидеть дома и скучать Маргарита Сергеевна Ложникова не привыкла. Если масленица - печет блины и с шутками-прибаутками зазывает покупателей. Если проводится выставка цветов, то ее обязательно украсит букет от Маргариты Сергеевны. Ей уж пошел девятый десяток, а она все такая же непоседа, как и в детстве. В 1941, когда отец уходил на фронт, Маргарите было всего шесть с половиной лет, младшей сестренке - три годика. И тогда отец сказал Маргарите: "остаешься за старшую". С тех пор она так и живет - "за старшую". В преддверии Дня Победы М.С. Ложникова вспомнила свое военное детство.
 
   Родина отца Маргариты Сергеевны - хутор Кичикино, находившийся вблизи деревни Стризнево Хреновского сельсовета Чебсарского района. Там жила большая семья Смирновых, пока в 1932 году их не раскулачили. Семья распалась.
     - Мой дед не смог пережить, когда отбирали лошадей, коров и зерно, и умер от сердечного приступа, - рассказывает М.С. Ложникова. - У отца было четыре сестры. Вера уехала жить в Москву, Катя направилась в Ленинград, Оля, Шура вместе с бабушкой Еней перебрались в Чебсару, а мой папа уехал в Архангельскую область.
     Когда началась война, Маргарита Сергеевна с родителями и младшей сестренкой жили в небольшом поселке 49 квартала, в четырех километрах от железнодорожной станции Плесецкая.
     М.С. Ложникова:
     - До войны отец вместе с мамой работал в магазине. Он окончил церковноприходскую школу, а мама была неграмотной и состояла в школе рабочей молодежи. У нас был букварь, по которому мы вместе с ней учились читать.
     В июне 1941 года Сергей Михайлович ушел на фронт. Маргарита в сентябре пошла в первый класс, но проучилась всего одну четверть. Было неинтересно. В школе ее заставляли рисовать палочки, а она знала весь букварь, умела писать и считать до ста. Школа находилась в четырех километрах - на станции Плесецкая, а в ноябре "ударили" сорокоградусные морозы. Учебу пришлось прекратить. На следующий год школу открыли в поселке 49 квартала, и Маргарита пошла сразу во второй класс:
     - Мама с утра до двенадцати ночи работала в пекарне, а я в доме оставалась за старшую: воду носила, дрова колола, дом в порядке содержала. С сестрой нянчилась соседская бабушка. У них тоже в семье была маленькая девочка. В 1942 году мама купила козу, которую летом я пасла с козлятами. Водила их по вырубкам, а к полудню пригоняла домой. Мама приходила на обед и доила козу. Обедали молоком с черникой. Мама снова уходила на работу, а я шла в лес, рубила осину, березу, рябину для корма скоту. Ночью мама приносила прутья к дому, мы связывали их в пучки и поднимали на чердак. С детства у меня в руках был топор, молоток и пилка, так как козлята часто ломали загородки в сарае. Приходилось самой их ремонтировать.
     Зимой 1942 года по воскресеньям Маргарита стала ходить на станцию Плесецкая. С собой она брала по две бутылки истопленного молока для раненых, а солдаты давали ей мыло, сахарин, иногда угощали сахаром. Потом ее стали пускать к раненым в госпиталь, который расположился в бывшей школе. Маргарита помогала раненым писать домой письма, за что получала гостинцы. За одним дядечкой ухаживала почти месяц. Он был весь в бинтах, только рот не забинтован. Поила его молоком с ложечки:
     - Однажды пришла, а его кровать пуста, матрац закатан. Я так расплакалась, что меня отпаивали валерьянкой. Потом пришел врач и сказал, что он не умер, а его увезли в Москву. У нас дома был патефон. Я выучила песни и когда приходила в госпиталь, то рассказывала раненым стихи и пела.
     Как-то раз Маргарита исполнила солдатам песню про Ежика:    
     Шел отряд по равнине широкой,
     По полям украинской земли,
     И в одном хуторке одиноком
     Паренька партизаны нашли.
     Был он мал, молчалив, насторожен,
     Видно горе на сердце легло.
     Кто-то в шутку назвал его Ежик,
     Кто-то ласково поднял в седло.
     В дни тяжелые, в дни канонады,
     Дни суровые плыли как дым,
     Стал наш Ежик любимцем отряда,
     Партизаном-бойцом молодым…
     - В этой песне мне было непонятно слово "канонада". Я спросила у раненых, а что оно означает. Они ответили, что сейчас покажут. И все застучали ложками по спинкам кроватей, да так громко, что даже дежурные прибежали. Вот, говорят, это похоже на канонаду.
     Летом 1943-го раненых стало меньше. Помогая взрослым, дети от восьми до двенадцати лет ходили по опушкам леса с топориками и рубили иван-чай на силос для корма лошадям. А в конце августа и начале сентября жили в лесу.
    М.С. Ложникова:
     - Старшим у нас назначили моего дядю. Он был ранен на фронте и вернулся домой. Мы сделали шалаш из вывороченной елки, накрыли его хворостом. В нем мы спали, а днем собирали грибы и замачивали их. К нам приезжали из поселка, привозили еду и забирали грибы. Мама всегда присылала молоко. Хлеба нам давали по четыреста граммов. Мы варили суп из грибов, который для сытности заправляли молоком и мукой. Это варево у нас называлось "мудёнка".
     Помню еще одно стихотворение, которое я читала раненым:
     Бабушке Варварушке я связала варежки.
     Думала-подумала, а дарить отдумала,
     Отошлю на фронт бойцу, вдруг достанется отцу.
     Ну а если не отцу, то другому храбрецу,
     Будет рад и он, и я, и Варварушка моя.
     Папа с войны не вернулся. До победы не дожил совсем немного. Он умер 7 февраля 1945 года в госпитале от ран и похоронен в Риге. Последний раз на его могиле я была в 1997 году. Одна из моих дочерей живет в Риге, другая - в Таллине. Дедушку они не забывают, и в памятные даты ходят на кладбище вместе со своими детьми - моими внуками.
 
Алексей ДОЛГОВ.

На фото вверху: Котелок, кружку и фляжку Маргарите Сергеевне подарили бойцы, за которыми она ухаживала в госпитале.



В 1939 году Маргарита вместе с мамой ездили повидать отца на станцию Струги Красные (Псковская область), где он обучал солдат стрелятьиз пушки. С.М. Смирнов был командиром орудия


Опубликовано в газете "Звезда". № 19 от 14 марта 2015 года.
Авторы: 

Воспитанники детского сада «Зоренька» встретились с ветераном

Патриотическое воспитание подрастающего поколения – одна из самых актуальных задач нашего времени. Мы не должны забывать историю нашей страны и тех,  кто защищал свободу и независимость нашей Родины.
 
    Именно с этой целью  2 апреля  в детском саду «Зоренька» состоялась встреча с ветераном Августой Павловной Исаевой, которая проработала 40 лет в школе с детьми и 23 года в социальной защите. Когда началась Великая Отечественная война, ей было всего 10 лет.
    Августа Павловна интересно рассказала детям о тех далеких военных событиях, тяжелых испытаниях, подвигах нашего народа, о том, как дети помогали взрослым, чтобы победить врага. Воспитанники детского сада познакомились с орденами и медалями, которыми награждали людей в годы Великой Отечественной войны за подвиги и труд.
    Дети с интересом рассматривали медали, которыми награждена Августа Павловна, и особенно привлекла их медаль, которой гостья награждена совсем недавно в честь 70-летия Победы.
    На встрече звучали песни детей, посвященные Победе. Августа Павловна – участница хора ветеранов, плясунья, любит частушки, и ребята тоже показали ей свои таланты.
    На вопрос ведущего: «Чтобы взрослые и дети жили счастливо на свете, что нужно?», все дружно ответили: «Мир и дружба!» и спели песню о мире.
Л.М. Столинина и Н.А. Смелова,
музыкальные руководители детского сада «Зоренька».
 

Встреча со Сталиным

Жительница деревни Прогресс Вера Филипповна Ураскова пытается узнать судьбу своего двоюродного деда Ивана Муравьева. Иван Иванович был знаком с И.В. Сталиным. Встреча И.И. Муравьева с вождем народов стала для него судьбоносной. 
    Дед Веры Филипповны - Муравьев Филипп Иванович - родился и жил в деревне Путрята Пестяковского района Ивановской области. И был у него брат-близнец Иван. Когда началась Великая Отечественная война, Ивана призвали на фронт, а у Филиппа была "броня", так как он был мастером по сплаву леса. Филипп Иванович работал в тылу, а его брат Иван Иванович с войны не вернулся. Но была от него весточка - письмо и вложенная в конверт фотография.
     Как позже рассказывал Филипп Иванович, на снимке возле камина в двух креслах сидели Иван Иванович и… Иосиф Сталин, а рядом с ними на полу сидел большой дог. Больше никаких известий об ушедшем на фронт Иване Муравьеве семья не получала. Неудивительно. Сколько их было, пропавших без вести, в той "мясорубке"? Но одно послевоенное событие показало, что в этой истории не все так просто. Как-то раз в дверь дома постучали трое "в штатском" и поинтересовались, какие весточки приходили от Ивана Ивановича в годы войны. Товарищи из органов, ничего не поясняя, забрали письмо и фотографию. "Что с Иваном?" - спросил Филипп Иванович, на что один из них загадочно ответил: "Не знаю. Может, много знал, а может, очень умный". Люди в штатском ушли, и с тех пор о судьбе И.И. Муравьева ничего неизвестно.
     - Я думаю, что в те страшные годы мой двоюродный дед был репрессирован и расстрелян, - говорит Вера Филипповна, - а как получилось, что он удостоился в годы войны встречи со Сталиным, просто загадка.
     В прошлом году ей довелось быть в родных краях, зашла в гости к бывшим соседям, и там в семейном альбоме ей показали фотографию, на которой запечатлен ее дед - Филипп Иванович. Надежды узнать правду о том, что случилось с его братом-близнецом Иваном практически никакой, но, как говорится, случаются в нашей жизни чудеса. Вдруг это как раз  тот случай?!
Алексей ДОЛГОВ.

Опубликовано в газете "Звезда" № 14 от 24 февраля 2015 года.
Авторы: 

Спой, баба, сказочку!

Александре Никандровне Барановой посвящается.
 
     Я хочу рассказать о моей бабушке - Александре Никандровне Барановой - хранительнице народных обрядов и обычаев Сизьмы.
      Отец ее  - Никандр Александрович Семичев - вдовцом с двумя дочерьми женился на Александре Павловне Хартуковой из деревни Поляна. Александра родилась в 1933 году в деревне Корякино пятым ребенком. Отец был славным столяром и умел делать все: прялки, комоды, стулья, рамы. На чердаке дома держал пчел. В колхоз не вступал. Когда Шуре было два годика, отец сильно простудился и умер. Мать поднимала пятерых детей одна. Она была работящей, набожной и строгой. Дом Семичевых стоял на краю деревни, по которой проходила дорога от Талиц на Чебсару. Мама гостеприимно пускала дорожных людей на постой. Вот как об этом вспоминает баба Шура:  "… Из Петроськёва приставали ночевать. Коней заводили мостом. Тресни-вересни - стужа эдакая, мороз: кони-те заиндевеют, все белые. Тресту-то у них ночью воровали - навыдергивают снопиков…   А маме так давали за ночлег,  снопика четыре-пять оставят…   Наоставляют было, хлебы оставят, мы все и поедим… Ой, было на пече-то и нищие и все-то… Всех пускала ночевать".
      Бабушка Шура вспоминает: "Гаразда мама была,  стряпала хорошо, не жалела ни для кого…. Каждой день пекла. Чего-нибудь да попечет: моченики овсяные, шаньги гороховые. Бывало, седет  исти,  кто идет по дороге, зовет: "Иди исти  помазульки!" 
      С семи лет Шура помогала матери по дому и во всех крестьянских работах. В войну, в 9 лет стала ходить в Малосиземскую начальную школу. На деревню был один учебник по арифметике и по русскому языку. А хрестоматию выдали каждому, поэтому бабушка до сих пор хорошо помнит все стихи школьной программы. Военное время было голодным.
    Но трудности переживали в деревне всем миром. "Придут все, сядут на лавку с санопрялками, все и прядут. И попоют, и поплачут, и попричитают. Зимой,  да и  летом иной раз придут на уповодок…"
      Закончила Шура 4 класса и пошла  работать в колхоз: на посевной, на покосе, на ферме, на извозе - всех работ и не перечислить. А в трудовой книжке значится - "рядовая колхозница". С 17 лет посылали на лесозаготовки в Тотьму - сучкорубами. Работа тяжелая, но молодежь не унывала, находилось время и гулять. Замуж Александра вышла в соседнюю деревню Павловское за тракториста Агея Дмитриевича Баранова - моего деда.
      Появились дети, и в 1974 году семья переехала в село Сизьма  в новый дом. От своей матери Александры Павловны Хартуковой бабушка научилась многим премудростям крестьянской кухни. Жили хоть и бедно, но с голода никто не умер. В селе Александру Никандровну позвали работать поваром в новый детский сад. В хозяйстве всегда была скотина: корова, овцы, свиньи, куры. И хозяйство, и работа, и детей пятеро - забот всегда хватало. Так она и трудилась более 40 лет. У бабушки уже 10 внуков и восемь правнуков.  
                                                    
Хранительница народных традиций и верований
    Раньше ходили из деревни в деревню "нишшие". И в Сиземском крае такие были. Им не отказывали ни в ночлеге, ни в еде. Среди них были и глубоко верующие люди, и просто бездомные. Еще в 70-е годы по деревням ходили Анка-пошехонка, Паша Реутов. Они нередко рассказывали разную "старину": сказки, песни, духовные стихи.
 
Сказительница
    Моя бабушка знает много старых сказок и песен. Некоторые из них помещены в двух сборниках: "Спой, баба, сказочку" и "Вологодские сказки". В колыбельных  песенках бабушка обращалась к своим внукам,  и ко мне тоже,  называя по имени.
 
Песельница

     В бабушкином доме в праздничный день всегда гости. Всех она привечает - и своих, и чужих. На праздниках любит повеселиться и поплясать. Если гармошки нет, так бабушка плясовую может и "на губах" сыграть.
     Бабушка знает много протяжных старинных песен. Я слышал их на праздниках, когда собирается на застолье вся наша многочисленная родня. А иногда она   весело поет  частушки.    В этих частушках встречается много старых слов.
  "Чули-чули у гачули
  Чево девки говорят:
   - Не дадим робятам хлеба,    
  Пускай голодом сидят!"
      Большая "гачуля" стояла раньше почти в каждой деревне. И на праздниках молодежь толпилась около ее. Был обычай, чтобы парни качали на качелях девок. На Корякине качели стояли около пруда, посреди деревни. А еще раньше все ходили гулять на реку Сиземку к Семичеву хутору. Там, по воспоминаниям бабы Шуры, на лесной поляне при слиянии речек у Девичьего  омута и стояли огромные "гачели".
    А сейчас на таких "гачулях", устроенных посреди села Сизьма,  могут покачаться все желающие.
     Эта озорная частушка пелась гармонисту, когда приходила корякинская молодежь в село  Сизьма на гулянку:
   "Поиграй повеселяе
    "сизьмаря потешного",
     Чтобы брюхо не болело
      У народа здешнего!"
 
Бабушка-вещунья
    Моя мама  записала  те заговоры, которые были в ходу у бабы Шуры при воспитании  ребенка,  "от сглазу", при появлении недугов у детей или скотины, в приготовлении еды.
    Если ребенок плохо спит, выйди на заре в деревья, в сад и скажи: "Заря-заряница, красная девица, твоё дитё  пусть гуляет, а моё  дитё  пусть спит".
     Или возьми пеленок, на них скажи: "Не ходи сон по лавкам, а  ходи по подлавкам!"
    На здоровье ребенка, когда моешь в бане, да смываешь начисто рукой с затылка до пяток, то трижды скажи: "Как с гуся вода, так с раба божья (имя ребенка) худоба!".
   Привороты  на милого дружка, когда  печь  затопляешь: "Первой дымок, понеси голосок от рабы божьей (имя) к  рабу божьему (имя), чтобы днем и ночью все думал обо мне".
      Заговор  "от  сглазу"  ребенка. Наговаривают на гладкие "урошные" камушки или угольки, опущенные в воду: "От ветра, от вихря,  от лихого человека, от уговора, от своей думы. С ветру пришло - на ветер поди,  с лесу пришло - на лес поди, с людей пришло - на людей поди. Аминь!" И этой водичкой обмыть младенца.
 
Рукодельница
   У бабушки  умелые руки. Редко когда она сидит "без задилья", то есть, без дела: то носки вяжет, то кружево плетет.
    Ранней  весной в семье Семичевых выставлялся ткацкий станок,  и глухо стучало  бёрдо. Из настриженных полосок ткани получались широкие красивые дорожки на пол. Долгими зимами женщины пряли пряжу из льна и бараньей шерсти. Вязали теплые безрукавки, варежки и носки. Тонкими узорами кружева украшена вся бабушкина изба: оконные занавески, салфетки, скатерти, подзоры на кроватях и полотенцах. Каких только воротничков, модных  кофточек и шалей не навязала она своим дочерям! И еще вывязывает крючком белых лебедей.      
     Осенью на повети у бабушки запасено несколько снопов льна и соломы. Баба Шура научила и внуков плести из ржаной соломки чудесные шкатулки и вазы. И всем своим внукам бабушка дарит то, что делает своими руками. На юбилее бабушка подарила всем детям и внукам куклы, которые сама сделала. А свои изделия из соломки она подарила в сиземский  музей.
 
Кухарка-пивоварка
   Баба Шура  хранит рецепты крестьянской кухни. Она рассказывала, что все продукты, кроме сахара и соли, в доме производили сами. Осенью из льняного семени выжимали янтарное пахучее масло, которое хранилось в больших бутылях. Сами сбивали коровье масло. Зерно выращивали и мололи на домашней крупорушке до нужного размера. Баба Шура сварит вкусный обед и на газовой плите, но предпочитает русскую печь, в которой так удаются зеленые сиземские «шти», тюря, овсяный кисель, разные каши, вяленая морковь. Она большая искусница выпекать пироги, калачи, витушки, блины и намятыши. Но широкую известность бабушке принесло умение варить квас  и пиво из ржаного солода.
                                                 
Бабушкин чай
      "В нашей деревне в войну и после войны чаю не было, - все заготавливали Иван-чай. Моя мама Александра Павловна Хартукова  нарвет,  было, Иван-чая, набьет им корчагу, закроет и на ночь поставит в печи томить. Утром упреет трава, запах такой приятный, рассыпает на полотно, где она быстро сохнет. Мама хранила сухой чай в небольших кадушечках или глиняных крынках литров на пять.
      Рвать чай лучше ночью против Иванова дня (с 6 на 7 июня), как только к цвету направляется. Так же томила она в печке и малиновые листья. А я ставлю малину в печку в чугунке. Закрою в заметенной печи, утром выну. Поостынет, потом рассыплю на чем - ходко высохнет, дня за два, каждой листочек себя возьмет. В войну делали морковный чай из вяленки".
 
Хранительница народных обрядов
     Баба Шура помнит и соблюдает многие народные обряды и традиции.  Она вспоминает то, что слышала от людей, а чаще то, что рассказывала и делала ее мать - Александра Павловна.                   
     "На Вознесеньев день мама пекла рогульки с загибками и говаривала, что по щепоткам Исус Христос ползет на Небеса.
      На Троицу вечером приносили из лесу к дому три березки, чтобы стояли под окошками. Дня три простоят.
     Еще чула от мамы, что чем в нынешнюю церковь ходить, да там ничего не знаешь, лучше подойти к березке, да рассказать все свои обиды. Помолиться белой березке, попросить, чтобы помогла…  Вот, было, по огородам ходим (огораживаем поскотину), рубим осины, ольхи, елки, а березки нет. До троицы никто не  трогает. Почему - не знаю, а все люди говорили, что березку до троицы не рубят!...  
     В "Семидев",  31 мая - сеяла мама лен всегда до этого дня. А когда лен начинали дергать, то всегда с молитвой. Благословясь делали все,  не с шалости.
     На Иванов день, против 7 июня, в 12 ночи ходили умываться с росы. Днем примечали, где растут розовые цветочки, как маковки аленькие, и в эту ночь их рвали. Говорили: "Аляе цвету, миляе свету - кажись каждому человеку!". Потом эти цветочки носили в кармане в газетке, божа Ульяна научила".
      Помнит баба Шура про обычай ходить по домам в Пасху, который называется "Клюшка-кочерга".
     Свои знания баба Шура в ящик не прячет, а всем, кому интересно, рассказывает. Любят к ней ездить журналисты.   Делится она  и секретами кулинарных рецептов, и заговорами,  и воспоминаниями  про военное лихолетье.
      Когда стали в Сизьме собирать музей крестьянского быта, она первая понесла туда льняной кужель, утюги, да полотенца. На каждый праздник или народное гулянье наварит бабушка пива сиземского, напечет пирогов, да калачей. И на сцену выйти не стесняется - поет от души и частушки, и старые песни                                                                                                  
     Еще маленькой ходила она с мамой своей в сельскую церковь на богомолье. Храм разрушили,  и долго он стоял бесхозный. А когда решили Никольскую церковь  восстанавливать, бабушка одна из первых пошла  чистить ее от мусора  да прибирать.  Потом дали бабушке за это грамоту.
 
   Вот  такая у меня баба Шура - много знает и  умеет такого, что сейчас редко где найдёшь. Как, оказывается, много всего хранится в памяти родной бабушки!  Привычные с детства песенки и сказки  являются частью единой культуры русского народа.

 
Даниил Баранов,
7-в класс Устье-Угольской средней школы.

Опубликовано в газете "Звезда" за 10 февраля 2015 года

В.Г. Яковлева: "Мне часто снится моё трудное военное детство"

Все ближе с каждым днем знаменательная дата – 70-летие Великой Победы. Все меньше очевидцев Великой Отечественной войны…Узнать все о тяжёлом военном детстве и рассказать другим людям о детях войны, которые живут в п. Чёбсара – такую задачу поставили перед собой ребята театральной студии «Радуга» (руководитель Н.Ф. Скрипцова) Шекснинского дома детского творчества (п. Чёбсара). Мальчишки и девчонки уже встретились с тремя жителями посёлка. Сегодня мы расскажем о судьбе Яковлевой Валентины Григорьевны.
 
     Живёт Валентина Григорьевна в Чёбсаре девять лет, а родилась она Луганской области (в 1936 году), там же и встретила войну. В семье было трое детей, но брат с сестрою умерли - Валя осталась единственным ребенком. Когда папа уезжал на войну, посадил он Валю на колени и сказал, обращаясь к жене: «Береги Валю, она осталась у нас одна». Проводы на войну были долгими: мужчины несколько раз срывали стоп-кран в поезде – так не хотели расстаться со своими родными. В деревне после их отъезда остались одни женщины и дети.
     Немцы не раз бомбили деревню, тогда все жители убегали прятаться в лес. Как только приезжал состав с советскими солдатами, сразу начинали бомбить. Вокзал бомбили так, что рельсы поднимались вверх. Потом оказалось, что дежурный железнодорожного вокзала был предателем - он всё передавал немцам. Приехали его забирать, а он был обмотан проводами и кнопка… Арестовали его.
     Мама работала на заводе, Валя оставалась дома одна по двадцать часов… В доме было холодно, вода замерзала, всё время хотелось есть. Был голод, ели жёлуди и дикий щавель. А потом немцы пришли в деревню: они ходили по домам, забирая последнее.  Пришли враги и в дом к маленькой Вале. Было их трое. До сих пор Валентина Григорьевна не может забыть, как один немец схватил ее и хотел ударить об стенку. Но девочка как-то изловчилась и укусила фашиста за руку – он и отпустил...
     Валентина Григорьевна вспоминает, что, когда на вокзале останавливались немецкие поезда, детей затаскивали в поезда и увозили с собой. Немцы сильно зверствовали, когда отступали.
     От папы с фронта пришло всего одно письмо. Папин друг потом рассказывал, что у него на глазах погиб отец Вали.
     Еще одним ярким воспоминанием из военного детства поделилась с ребятами  Валентина Григорьевна. Однажды, солдаты подарили марлю маминой подруге. Из нее Валина мама и ее подруга сшили по платью своим дочкам. Валечка так любила это платье, что боялась его испачкать. Им – девчонкам совсем, казалось, что красивее платьев не бывает. Наденут они платья и запоют частушки: «Девочка война, война, что ж она наделала. Она заставила любить, кого я ненавидела». Мама тогда говорила Вале: «Что вы про любовь поёте? Вы ещё в школу не ходите».
     В лесу неподалеку от их деревни были партизаны, которые сражались с немцами. Однажды девочки постарше пошли в лес собирать жёлуди и услышали стон. Они сначала испугались, а потом пошли в ту сторону, откуда доносился звук, и увидели раненого солдата. Он не мог двигаться. Тогда девочки сняли платья, связали их и волоком потащили мужчину в деревню. Лечили всем миром, и вылечили. Ушёл солдат на фронт. После войны, вернувшись домой, в Москву, он решил разыскать своих спасительниц. И нашёл. Ужаснулся он тому, как они бедно живут. Помог построить им дома. «Потом этот спасенный солдат каждый год приезжал в гости с семьёй в отпуск», - вспоминает Валентина Григорьевна.
     Тяжелы воспоминания о войне. Валентина Григорьевна со слезами на глазах отвечала на вопросы ребят, которым все было интересно. Дети даже спросили о праздновании дня рождения в годы войны. На что Валентина Григорьевна сказала: «Дни рождения мы не праздновали, потому что была война. А после войны нам мальчики дарили такие подарки: вылепят игрушку из хлеба, нарвут букетик в поле и подарят нам. Мы и рады были».
     «Мне часто снится моё трудное военное детство, наш дом покрытый соломой, который намок от дождя и рухнул. А нас с мамой еле откопали. Чуть не погибли, - сказала Валентина Григорьевна, заканчивая свой рассказ. - Смотрю я сейчас на детей, когда они идут в школу, так все красиво одеты. Как хорошо, что мир и нет войны!».
Н.Ф. СКРИПЦОВА.
 

25 лет супруги Смирновы живут под знаком козы, домашней

2015 год по восточному календарю - год Козы, поэтому я решила, что в нашей газете обязательно должен появиться материал про это животное, только самое обыкновенное - домашнее.
 
     И что самое главное, для этого не пришлось куда-то далеко ехать. Хозяева симпатичных козочек живут в пятиэтажном доме, как раз напротив меня. И держат коз они уже более 25 лет. А в наступающем году Козы супруги Смирновы Капитолина Михайловна и Владимир Александрович  отметят еще и золотую свадьбу.
     Смирновы переехали в Шексну из Чебсары, когда мужу-железнодорожнику дали ведомственную благоустроенную квартиру в пятиэтажном доме. Супруга перевелась из Чебсарской больницы в Шекснинскую ЦРБ, и стала работать медсестрой инфекционного отделения. Все устроило в переезде, вот только без личного подворья они свою жизнь не представляли, так как всегда держали скот. И эту маленькую неприятность разрешили по-своему: разработали на пригорке рядом с железнодорожным вокзалом станции Шексна небольшой земельный участок, построили хозсарай и завели козу Зорьку. Потом появилась еще одна - Розка. Держали их тогда и держат сейчас, как выражается Капитолина Михайловна, не для барыша, а для себя. Молоко полезное для здоровья, творог вкусный. Продают только особо нуждающимся в целебном молоке - малым ребятишкам и больным людям.
     В жизни многое менялось. У Капитолины Михайловны тяжело заболела мать, ей, единственной дочке, пришлось оставить работу, чтобы ухаживать за самым родным человеком. А когда мама умерла, свободной вакансии в больнице не оказалось. Тогда она устроилась дежурной на переезд, и 13 лет медицинская сестра отработала на железной дороге. Теперь в ее трудовой копилке более 50 лет общего стажа. Дочка Ирина выучилась, вернулась в Шексну, вышла замуж, родился внук, а потом и внучка. Из Ярославля часто приезжает семья дочери Ларисы. И на протяжении всех лет все пьют домашнее козье молоко от Розки и Зорьки.
   -  Мы с выбором клички давно определились, у нас все козы Зорьки и Розки, - смеется хозяйка, рассказывая о своих питомцах. - Животные эти неприхотливые, не требуют много затрат. Сена рулонов пять заготавливаем. Большая благодарность Шекснинскому ЛПУ МГ за поддержку, ежегодно выделяют бесплатно несколько рулонов. Выращиваем боровок кормовой свеклы, картошку мелочь скармливаем, все родственники и знакомые собирают нам сухари. Летом они у нас гуляют в загоне, косим им траву. А осенью вообще благодать, все соседи по огородам растительные остатки от урожая приносят нашим козам. 
     - Я слышала такую поговорку: хочешь нажить себе врага, подари ему козу! Говорят, эти животные - большие шкоды! - намекаю на вредный козлиный характер. Но Капитолина Михайловна парирует:
     -  Я тоже такое слышала, но у нас видимо какие-то другие козы попадались. Ни разу инцидентов не было. Ни нам, ни соседям не вредили на огороде. Все характером добродушные, умные. Одна была своенравная, увидит кого, сразу встает в угрожающую позу, и наброситься могла, так  пришлось от нее избавиться.
     -   Перефразируя известную юмореску, коза - это не только ценное молоко, но и…
     -  3-4 литра молока в день от одной козы, творог, сметана, навоз для нашего огородика, - охотно продолжает моя собеседница. - Все затраты окупаются без проблем. Кстати, не понимаю, почему некоторые люди не могут пить козьего молока. Оно на самом деле очень вкусное, абсолютно без какого-либо неприятного запаха, такое же, как коровье, а летом, на сочной травке, так прямо сладкое.

   -  А не устали за столько лет каждый день в любую погоду преодолевать неблизкий путь до своих кормилец, чтобы  накормить, напоить, подоить их? Возраст все-таки…
     -  В том-то и дело, что возраст. Мне 73 года и деду 76. Нельзя засиживаться, двигаться надо. А тут хочешь, не хочешь - идти надо. Вот заодно и прогуляешься, ноги больные разомнешь, спускаясь с третьего этажа,  свежим воздухом подышишь, дела поделаешь. Опять же для здоровья польза…
 
Елена ИЗЮМОВА.

 
Авторы: 

Страницы

Подписка на RSS - О людях хороших