Звонок на сайт: 8 (921) 137-30-60

О людях хороших

Мечта пенсионера: продать гараж и рвануть на Камчатку!

Шекснинский путешественник покоряет просторы России.
     Дома Владимира Зиновьевича можно застать только зимой. Да и то не всегда. Бывало, звонишь ему и на вопрос «Ты где?» слышишь в трубке: «Я в городе, у дочки», или «Я в Мурманске, на празднике севера». Но сейчас на улице снег, и мы встретились. Поводов два. Во-­первых, на редакционной планерке мы решили рассказать о пенсионерах, которые ведут активный образ жизни. Во­-вторых, 8 марта у Владимира Зиновьевича день рождения – ему исполняется 78 лет. Как говорится, звезды сошлись. С кем, как не с ним можно поговорить о том, что пенсия  – не повод для уныния.
    Гостей В.З. Куликов встречает вопросом: «Чай будешь?» Чай обязательно с медом. Обстановка в квартире спартанская. На столе всегда куча книг, журналов, газет, карт… Сразу видно, здесь живет человек, который не отягощает себя серебряными приборами, сверкающим хрусталем и прочими атрибутами роскошной жизни. Объяснение такого неприхотливого быта простое – здесь живет путешественник. Телевизор на тумбочке аккуратно закинут белой тканью. Интересуюсь, почему?
     - ­ Прошлым летом пока путешествовал, отключили за неуплату, ­ - поясняет Владимир Зиновьевич и тут же возмущается: ­ - А теперь говорят, погаси долг, да еще заплати за подключение. А почему я должен платить? Я же услугой не пользовался! Да и не нужен он. Нечего там смотреть.
     Информацию о событиях в мире и стране он получает из радио – оно гремит на всю квартиру. Также читает газеты – местную и областную прессу. Еще любит читать журналы. Их он берет в библиотеке. На столе лежат литературный «Наш современник», православный «Фома», исторический «Родина». Всегда в ассортименте для чтения что-­нибудь о путешествиях, разных странах...
     В библиотеке В.З. Куликов не только читатель, но и постоянный участник всех мероприятий. Недавно на одном из них, посвященных Николаю Рубцову, читал его стихотворение. А в декабре 2014 года он был в Череповце на вечере Евгения Евтушенко. На следующий день он пришел в редакцию «Звезды» и попросил напечатать его мнение об этом мероприятии. Владимир Зиновьевич был немало удивлен, как «прохладно» город металлургов встретил известного человека. Он и сейчас возмущается:
    - ­ Зал был полупустой, и, что самое интересное, не было представителей отдела культуры городской администрации. Удивительно! Его короли и президенты разных стран принимали, а тут такое равнодушие и неуважение!
     На книжной полке у Владимира Зиновьевича есть сборники его стихов, а в память о том вечере остался толстенный фолиант – книга стихов Евгения Евтушенко с автографом автора на титульном листе.
   Он вообще любит поэзию «шестидесятников» - ­ Рождественского, Вознесенского… Это время его комсомольской молодости. Уважает бардовскую песню.
    - ­ Вот, если бы, к примеру, в Шексну приехал Киркоров или Стас Михайлов, я бы не пошел. А на Олега Митяева сходил бы, ­ - рассуждает пенсионер.
    Владимир Зиновьевич – страстный путешественник. В годы студенчества вместе с друзьями он ездил от Вологды до Великого Устюга на велосипедах. Позже, уже будучи семейным человеком, всегда старался в отпуске брать туристические путевки и путешествовал с супругой по стране. Особенно им нравилось посещать Кавказ.
     Когда стало тяжело рюкзак таскать, перешел на воду. Вместе со своими вологодскими друзьями он неоднократно на катамаранах «бороздил» Онежскую губу  Белого моря, путешествуя с острова на остров (на снимке: Белое море. Июль 2007 года). Но самые запоминающиеся походы состоялись в последние годы. Владимир Зиновьевич побывал на Афоне, на озере Байкал, на Валааме, неоднократно посещал Соловки.
     Мне, можно сказать, повезло. Я дважды с ним путешествовал. Могу уверенно утверждать, что Владимир Зиновьевич легок на подъем. Как говорят, у него рюкзак всегда возле двери и ему собраться в поход – дело нехитрое. Иногда это в принципе серьезное дело граничит с какой­-то беспечностью…
     В 2008 году мы с Владимиром Зиновьевичем решили пройти на байдарке по Сухоне от Тотьмы до Великого Устюга. Готовясь к походу, спланировали, что каждый из нас должен взять из походного скарба. За палатку отвечал Владимир Зиновьевич – он как раз купил новую двухместную палатку. До Тотьмы доехали на машине, там собрали байдарку, спустились на воду и в путь. Я – спереди, Владимир Зиновьевич – на корме. Не успели выйти по реке за пределы города, как пошел ливень, причем такой силы, что промокли насквозь не только мы, но и все наши запасные вещи. Потом ливень сменился обычным дождем. К вечеру тучи разошлись. Мы шли по воде вдоль заросших берегов и долго не могли выбрать место, где бы нам переночевать. Наконец пристали к берегу. Первым делом развели костер, чтобы обсушиться, согреться и приготовить ужин. Пока занимались этими делами, солнце зашло. Темнота – хоть глаз выколи, а у нас палатка еще не готова. Стали устанавливать, и тут выяснилось, что Владимир Зиновьевич, купив палатку, не удосужился до путешествия ее распаковать и понять, как она собирается. Так в кромешной тьме, подсвечивая фонариком, мы разбирались в петлях, каркасных дугах и веревочках. Признаюсь, пока устанавливали, у меня не раз вырвалось крепкое словцо. А Владимир Зиновьевич был спокоен. Да и вообще в нашем шестидневном походе не раз возникали ситуации, когда приходилось понервничать, но я ни разу не слышал от своего напарника грубого, и уж тем более нецензурного слова. Тогда мы с ним прошли 270 километров на веслах (на снимке: Сухона. Август. 2008 год). В тот год Владимиру Зиновьевичу исполнилось ровно 70 лет!
     В походе я понял, что Владимир Зиновьевич – отличный собеседник. С ним можно говорить на любые темы, но о политике лучше речь не заводить. Обижен он на власть. Считает, что в стране несправедливо большое расслоение населения по уровню доходов, что пенсия не позволяет человеку достойно жить, и ему было бы туго, если бы не помогали дочь и внучки.
     Второе наше совместное путешествие состоялось в 2013 году. Тогда мы отправились на Соловки (на снимке: Спасо-Преображенский Соловецкий монастырь. 2013 год). В группе – пять человек. Из нас раньше здесь был только Владимир Зиновьевич. Он и командовал на правах самого знающего. Во второй день пребывания на острове мы решили сходить на восточный берег. Там через пролив находится другой остров – Большая Муксалма, а соединяет острова грандиозная километровая дамба, сооружённая из валунов в конце 19 века.
     По лесной каменистой дорожке нам нужно было пройти десять километров – это примерно три часа пути. Да обратно три часа. Проснулись пораньше, позавтракали и стали разбираться по карте, куда идти. Тут Владимир Зиновьевич скомандовал: «Нечего время терять. Я там бывал, за мной». Приблизительно через час у нас закрались сомнения, а в правильном ли направлении мы идем? Вот проходим мимо кладбища, а на карте оно не отмечено. Мы к Владимиру Зиновьевичу, а в ответ грозное: «Вперед, маловеры!» Потом подходим к развилке, а на карте дорога прямая. Тут уж мы не выдержали и проявили неповиновение. А он все равно упрямится. Тогда мы развернулись и пошли обратно. Через некоторое время нас догнал Владимир Зиновьевич. Ну, что поделать, каждый может ошибиться. Вернулись на исходную и уже порядком уставшие пошли в правильном направлении.  
     Говорят, упрямство – от эмоций, упорство – от рассудка. Вот уж чему нужно поучиться у нашего пенсионера-­путешественника, так это упорству. Не буду голословным и опять приведу пример. Где бы Владимир Зиновьевич не путешествовал, с ним всегда фотоаппарат. Недавно зять подарил ему хороший цифровик. Попросил Владимир Зиновьевич помочь ему освоить эту технику. Я показал основные кнопки, поставил съемку в автоматическом режиме. Пусть фотографирует. Не тут­-то было. Ему нужно знать назначение всех кнопочек и переключателей. Я поясняю, мол, тут выдержка, диафрагма, макросъемка, разные режимы вспышки. Не нужно тебе все это, фотографируй «на автомате». А он в ответ возмущается: «Как это не нужно? Нет уж, я постепенно во всем разберусь». 
     Фотографирует много, а вот что потом с цифровыми фотографиями делать, для него пока проблема. Беседуя с ним о жизни, в кипе книг я увидел небольшой «Самоучитель работы на компьютере» и толстую книгу с надписью «Электронный гражданин Вологодской области». Неужели он решил покорить просторы Интернета, интересуюсь и слышу в ответ:
    ­ - Да, в нашей библиотеке проводятся курсы по ликвидации компьютерной безграмотности. Сегодня первое занятие было. Две женщины пришли да я. Думаю, ничего в этом сложного нет. Надо просто практики больше.
     Успех! Ведь еще некоторое время назад Владимир Зиновьевич не очень­-то хорошо об Интернете отзывался.
     Владимир Зиновьевич родился в Галиче. После окончания школы он поступал в мореходку на штурмана, но не прошел комиссию. Работал на разных предприятиях, а в Шексну приехал в 1962 году. Тогда строился Волго-­Балт, и его обком комсомола направил на стройку комсоргом. Позже он работал физруком в школе №1 и в СПТУ, прорабом в ИК-­12, в строительных организациях. На пенсии – с 1996 года. Но это официально, а так трудился до последнего времени: то плотником поработает, то сторожем.
     У него есть мечта – побывать на Камчатке. Дорогая затея, и ради этого он даже подумывает продать гараж. Еще он хочет купить байдарку и пройти по Вышневолоцкому каналу и Северо­-Двинскому каналу – из Шексны в Кубенское озеро, а из него ­ - в Вологду.
     Но это так, мечты…  А недавно ему позвонил его товарищ из Вологды В.А. Николаев и предложил в этом году снова побывать на Соловках - ­ взять с собой байдарку и походить на ней вокруг островов архипелага.
     Многим домоседам это кажется невозможным, но только не Владимиру Зиновьевичу. Судите сами, в прошлый год он побывал в Дмитрове, Сергиевом Посаде, Переславле-­Залесском, Мурманске, Калининграде, отдохнул в санатории в Геленджике и съездил на Таманский полуостров. А недавно был в Питере. Вернувшись, поделился новостями культуры:
    ­ - Сходил в морской музей. Он сейчас переехал в новое здание. Музей связи очень хороший. В Эрмитаже был. Там как раз проходила выставка работ Шагала и Кандинского. Не понравилось. Особенно Кандинский. Не понимаю я этих авангардистов. Рядом была художественная выставка детского творчества. Мне рисунки детей больше понравились.
     Летом Владимир Зиновьевич если не в походе, то на даче. Там он выращивает картошку, лук, чеснок, морковь… А если рюкзак за плечи, кто ухаживает за огородом?
     ­ - На соседей оставляю, - поясняет Владимир Зиновьевич, ­ - Присматривают, поливают. Соседка удивляется, я в походах – а у меня все вырастает. А если торчать на даче, то нигде не побываешь.
     Конечно, я не мог не поинтересоваться, как удается вести такой активный образ жизни, ведь 78 лет – весьма почтенный возраст.
    - ­ Как проснусь – легкая зарядка. Утром и вечером – чай с медом. И главное, не забывать врачей. Я считаю, что очень важна профилактика заболеваний, а для этого нужно вовремя проходить обследования, и если есть проблемы со здоровьем, сразу лечить болячки. Я недавно МРТ прошел, капельницы на стационаре сделал.
     У Владимира Зиновьевича дочь, две внучки, три правнука. Он их постоянно проведывает, а они поддерживают его активный образ жизни. Пенсионерам, которые приуныли, у него совет простой:
    - ­ Больше оптимизма, и больше двигаться. Конечно, у кого есть болячки, тем сложнее, но это не повод для уныния. 
    Да, пример В.З. Куликова показывает, что на пенсии человек становится поистине свободным. И это время для интересных занятий, встреч с друзьями, воспитания внуков, путешествий.

Алексей ДОЛГОВ.
Фото предоставил В.З. Куликов.
 
Опубликовано в газете "Звезда". № 18 от 8 марта 2016 года.

 

Смотрю на океан и скучаю по лесу

Ольга Тюмирева, жительница деревни Горка Ершовского сельского поселения, известный в районе мастер по изготовлению искусственных цветов, разом собралась и уехала жить… в Нью­-Йорк. Напоминаем, что в нашем районе Ольга поселилась в 2000 году, приехав из Ташкента.
 
   Не будем подробно комментировать изменения в личной жизни нашей героини, сообщим лишь то, что она счастлива, и главное – её русская душа и доброе сердце не остались невостребованными в Америке. Ольга  рассказала нам о благотворительных занятиях, которые она ведёт в специальных центрах для пожилых людей.
    - ­ Я узнала про эти центры от знакомых, ­ - рассказала Ольга, -­ один из таких, под названием «Жемчужина», находится неподалёку от нашего дома. Это «Kindergarten for adults» (детский сад для взрослых). Напоминает наши центры дневного пребывания от социальной защиты, и это тоже государственная программа. С пожилыми людьми  проводят мероприятия, уроки различного направления, возят на экскурсии, концерты, в театры. Их там кормят. В общем, они проводят в этих центрах по нескольку часов. Кто утром, кто днём или вечером. Но там я встретила не только пожилых, есть и малоимущие, есть молодые, кто лечился от алкоголизма  или наркомании. У меня занимаются разные группы: англоязычные, мексиканцы, русскоязычные. Преподаю уроки рукоделия. Я просто зашла в этот центр и предложила свою помощь, показала и рассказала, чем я могу занять людей. Флористику из фоамирана они вообще не видели, у меня в планах разные уроки рукоделия. Сделали сначала каждый по цветочку, очень старались, у многих неплохо получилось. Люди там разные, за некоторыми нужен уход, кто-­то не может держать ножницы, мне помогают с ними работать, чтобы люди не порезались, не обожглись. Ведь надо проводить уроки не только интересные, но и безопасные. В Америке у пожилых людей множество льгот – бесплатная медицина и лекарства, к докторам их возят на специальной машине. Помимо пенсии, им выплачиваются так называемые «бенефиты» – около ста долларов на продукты, субсидия на жильё – больше половины стоимости, у многих есть «хомоденды» - ­ бесплатные помощники по хозяйству.
  На мой вопрос, как Ольга чувствует себя в Америке, скучает ли по России, она ответила, что конечно, скучает. Особенно по лесу. От рождения Ольга была городской жительницей, затем 15 лет она провела в деревне Горка, и вот – поменяла резко не только деревню на город, но ещё и страну, и континент.  Она смотрит на океан из окна и привыкает к новому пейзажу, ведь он тоже хорош. В нём своя привлекательность, мощь и особый запах.
   - ­ Мне нужна жизнь в движении, -­ говорит Ольга, -­ я привыкла развиваться, осваивать что-­то новое. Скажу честно, было очень трудно. Нью­-Йорк сначала испугал своим ритмом, метро, людьми разных национальностей, но здесь некогда было опускать руки и долго думать. Жизнь затягивает, нужно быть собранным, быстрым и терпеливым. Нью­-Йорк – город больших возможностей, здесь все работают. В общении легче с русскоговорящими, их здесь немало, и, конечно, изучаю английский в бесплатном центре. Здесь есть центры, где всем помогают, независимо от национальности и статуса.
   Наверное, прошли те времена, когда к людям, выбравшим другую страну для жизни, относились с осуждением, это их право. Родина Ольги – Узбекистан ­ - когда­-то оттолкнула её, как и многих других русских, в России не получилось реализовать себя на должном уровне: Ольга была вынуждена заниматься в первую очередь насущными проблемами. Многие наши земляки её знают как талантливейшего цветодела, который не прочь научить своему ремеслу всех желающих. У кого­-то на память остались украшения или фотосессии с головными уборами от Ольги Тюмиревой, а кто-­то перенял у мастерицы искусство изготовления цветов из фоамирана. Так или иначе, Ольга оставляет добрый след в любой стране, и спасибо ей за это!

Ольга Соколова.
Фото из архива Ольги Тюмиревой.

Опубликовано в газете "Звезда". № 18 от 8 марта 2016 года.

Про говорящих собаку с козой, чеченскую войну, любовь и кроликов

А смогла бы я все бросить – городские удобства, работу и уехать в деревенскую глушь, заниматься подсобным хозяйством? Эта мысль терзала меня после посещения малонаселенной отдаленной деревни Юроченского поселения, где поселилась молодая семья Заботиных. Чувства двоякие. С одной стороны – восхищение поступком. С другой – их переезд мне порой казался каким-­то безумством. Возможно, это было навеяно крепким январским  морозом. Я еще несколько дней после этого снова и снова прокручивала в голове то, что увидела у них. Но все по порядку.
 
Из городской скромницы в лихого сорванца
      Анна родилась в городе в многодетной семье, все лета и каникулы проводила в одной из деревень Шекснинского района. С малолетства помогала по хозяйству. На дворе у бабушки -­ овцы, корова, теленок, куры, кролики, в доме – кошки, на улице – собаки. А еще колхозный телятник, на котором работала бабуля: 50 мычащих молочных малышей да около 100 упрямых бычков. Таскала достаточно тяжелые ведра с пойлом, носила сено, до одури бегала за обезумевшими  забияками, которые никак не хотели идти с пастбища в помещение, вырывались на свободу и носились, задравши хвосты. Городская девчушка быстро освоила азы  ненормативной лексики, лихо выкрикивала матерные слова, бегая за ними с длинной вицей. Это потом только, когда подросла, поняла, что слова эти далеки от деревенского фольклора, и приличным девушкам не пристало так выражаться. Но животных продолжала  любить и упрямо грозилась, что когда вырастет, будет у нее, как у бабушки, свое  большое хозяйство.
     После школы поступила в лицей и выучилась на повара. Профессию выбрала осознанно – готовить любила. Из минимального набора продуктов легко создавала настоящие кулинарные шедевры. И в дальнейшем из нее получился отличный шеф­-повар в детском саду. А мечту о животных на первых порах она реализовала по мере своих возможностей.
 
Обычный мальчишка
     Дмитрий тоже был городским мальчиком и тоже из многодетной семьи. С удовольствием уезжал к бабушке в деревню на все лето. Там ему было привольно и интересно все. Из леса не приходил без грибов, не бывало случая, чтобы он заблудился, с рыбалки возвращался всегда с добычей, иногда пусть только кошкам, но тем не менее. Метко стрелял из лука по консервным банкам, играл с местными пацанами в войнушки. Самостоятельно освоил гитару. Еще одним любимым увлечением были кролики, которых он сам притащил и занялся их разведением. Скрупулезно вел племенной учет, записывая в тетрадь успехи и промахи. Он сутками мог возиться с длинноухими зверьками, вникая в хитрости разведения и кормления. Потом его увлекли мотоциклы. Упрямо собирал двухколесного «коня» из старого хлама и деталей. Когда вся страна получила ваучеры от приватизации, бабушка  подарила внуку непонятную бумажку, и он, обменяв свой и ее на небольшие деньги, купил старенькую «Яву».  
        С выбором профессии у Димы все было определено заранее: как отец работать водителем рейсового автобуса. 
 
Выбирай из двоих
      Познакомились будущие супруги в соседней деревне, где гостила Анна. Она – красивая, гордая девушка - ­ пришла в Дом культуры на танцы с подружками. А он впервые приехал сюда с другом. Высокий, худощавый, с необычно выразительными, обрамленными длинными ресницами, глазами. Анна понравилась его другу, тот просто голову потерял от ее больших глаз и озорного смеха. Дмитрий не посмел вмешиваться, хотя сам томился в нежных чувствах к девушке. Понравился и он Анне, но ее задело напускное равнодушие, хотя не раз ловила на себе его ласковый взгляд. И чтобы вызвать парня на решительные действия, она приняла ухаживания друга. По деревне гуляли втроем. Дмитрий строил из себя наивного простака, но не позволял оставаться им наедине. Анин ухажер, пытаясь избавиться от назойливого третьего, перестал приглашать друга в гости. Но Димка все равно приезжал, хотя знал, что ночевать ему будет негде. Все это и подтолкнуло молодого человека к решительным действиям. Состоялось объяснение. Друг понял их. Чувства закружили счастливых влюбленных. А дальше…
 
Я вернусь! Я буду ждать!
   А дальше пришла повестка в военкомат. У него была возможность, как сейчас говорят молодые люди, «откосить». Но он искренне верил, что именно в армии мальчики становятся настоящими мужчинами, и пройти через эту школу жизни – долг каждого юноши. Наверное, немаловажную роль здесь сыграл и тот факт, что его прадед, в честь которого он был назван,  являлся участником Великой Отечественной войны. В семье Заботиных часто вспоминали о его славном военном прошлом, и Дима гордился, что носит его имя. Прощаясь, Анна обещала ждать. Он обещал вернуться. (
Фото из семейного архива. Первый год службы позади. Долгожданный отпуск. )
     Когда пришло известие, что его после учебной части перебрасывают в горячую точку для выполнения интернационального долга, сердце девушки сжалось. В то время как раз начались масштабные боевые действия – 1-­я чеченская. Анна молилась и верила, верила, что ее любовь спасет его, и он обязательно вернется живым. Молились за него родные и близкие. И всем пулям назло он вернулся. Вернулся исхудавшим, но живым и здоровым. Только дома по ночам ему продолжала сниться война. То, что выпало на долю  19-летнего домашнего паренька, даже сложно представить. Он не любил рассказывать, что довелось увидеть, через чего пройти.  Не рассказывает подробности и сейчас. Даже запретил себе выпивать, так как было достаточно одной рюмки водки, и он снова оказывался в горных ущельях лицом к лицу с невидимым, вооруженным врагом. Так, его близким стало понятно, какую острую психологическую травму он получил в Чечне в результате постоянного стресса от сознания опасности, исходящей отовсюду. На вопрос, что он думает о чеченской войне, Дмитрий отвечает неохотно: «Война — это всегда плохо. Все говорили тогда, что мы воюем за целостность Российской Федерации. Но понять порой смысл вооруженного конфликта, находясь в самом пекле, было сложно. Вот мой прадед, который воевал в Великую Отечественную войну, хотя бы знал, ради чего кровь проливает. А мы тогда толком не знали, за что воюем. И ради кого».
      Свадьба, рождение первой дочери, потом второй, любовь жены растопили постепенно боль в сердце. Он устроился в автопарк и стал, как и отец, водителем городского рейсового автобуса. Квартира небольшая – однокомнатная, но даже в ней они завели домашних животных – кота, попугаев, хомячков, на лоджии держали в клетках его любимых кроликов. А еще Дмитрий увлекся охотой. Метко стрелять его научили в армии. В помощь себе завел лайку. И Бойка (на снимке) поселилась вначале также в однокомнатной квартире, на лоджии. С ней он любит бродить по лесу. Больше даже не ради добычи, а просто, чтобы отдохнуть от городской суеты.
 
Мама дочек, мама Бойки, мама Кузи
       В Анне пропал отличный педагог. Она удивительным образом легко находила общий язык с детьми. А еще в ней пропал дрессировщик. Все домашние животные от нее без ума. Скучают, когда она уходит на работу, зато радости нет предела, когда возвращается. Слово «мама» постоянно звучало в их квартире. Дочки наперебой звали маму, и Дмитрий стал вскоре ее так называть. И как-­то раз Бойка перепугала и удивила всю семью неожиданной выходкой. Однажды она с собачьим акцентом обратилась к ней: «Ма-­ма!» и дальше стала только так обращаться к ней. Вскоре говорящую собаку заметили на улице. Тут невольно обратишь внимание, когда она голосит во всю мощь: «Ма­-ма!», потеряв из вида хозяйку на прогулке или когда придет вместе с хозяином встречать ее с работы. Слава, доставшаяся псу, не пришлась по душе коту, ревность проснулась, не один раз выпускал на Бойку свои острые когти. А потом сам заговорил. И тоже одно, но самое главное слово: «Ма­-ма!» А с Бойкой стали лучшими друзьями.
 
В деревню на постоянное место жительства
      Девчонки подрастали. Родители задумались о своем загородном доме. Много перебрали вариантов, но все было не то. Для Дмитрия главным условием выбора являлось, чтобы рядом находился лес. В результате купили по сходной цене 30 соток земли в Шекснинском районе на краю Юроченского поселения и занялись строительством. Вначале появилась баня, которую стали использовать под жилье, а потом выстроили и дом, разбили огород, насадили кустарников и садовых деревьев. Все сами, все своим трудом. Каждые выходные ехали в деревню. Появились первые клетки с кроликами, потом еще и еще. Вскоре справляться с хозяйством наездами стало сложно. И Дмитрий предложил жене: «Давай увольняться и в деревню на постоянное место жительства!» Анна, как верная супруга, поддержала мужа. Дочки остались дома, у них учеба, лекции, экзамены. Родители ездят проведывать, а они едут к ним на выходные. Но увлечение мамы с папой особо не разделяют. Скучновато им в глухомани, зимой холодно, удобств никаких. А вот жене с мужем все нравится. Развели кроликов под 300 голов, кур, взяли поросят. Питание все свое. Себе хватает, родственников и знакомых подкармливают вкусным диетическим и качественным домашним мясом. В планах выйти на круглогодичное производство кроличьей продукции. Но пока сложно все. Не хватает денег на расширение. Все делают своими руками – уборка, кормление. Вода – из колодца. Дмитрий колотит клетки, строит помещения. Мечтает о приобретении техники, чтобы самим заготавливать сено, а не покупать его. Животные требуют очень много внимания. Дни проходят в заботах. К тому же к голосам кота и собаки, зовущих хозяйку мамой, присоединился еще один требовательный голос. Коза Рыжка, купленная по случаю, заморенная и пугливая, доверчиво потянулась на ласку и заблеяла: «Мэ­ма!» Ходит за хозяйкой по пятам и страшно переживает, если она уезжает: не ест, не отдает молоко. Проблема решилась неожиданным образом!
     ­ - Они теперь по мобильнику разговаривают, -­ смеется Дмитрий. – Достала она меня однажды, звоню Ане и жалуюсь. Коза, услышав в трубке знакомый голос, кинулась к нему, мордочкой тычется, мекает, макает. Аня ее уговаривает. После этого успокоилась. Теперь, как завопит, что маму свою потеряла, сразу жену набираю по сотовому и трубку козе. Блин, накладны, конечно, такие разговоры, зато молоко отдает.  
 
Первая зимовка не испугала 
    Интересуюсь у них, с какими проблемами пришлось столкнуться в первую зимовку?
    - ­ Поняли, что необходимо купить генератор. Когда из-­за непогоды пропало электричество, думали, уж все, прощай наша мечта, прощай подсобное хозяйство. В Юрочкино электрики приехали, восстановили электроснабжение, а до нас дошли в последнюю очередь. Несколько кроликов и приплод погибли. Грели воду на печке, заливали в грелки. С ужасом вспоминаем это время и боимся каждого мигания света. Второе, что поняли, нужно проводить газ. Он рядом проходит, но  затраты значительные. Не заработали еще столько денег. А топиться дровами – очень накладно, и в морозы мерзли. Поняли, что если расширяться, 30 соток земли – это мало. А вообще, зимние испытания на прочность не остудили наш пыл. Дело нелегкое выбрали. Сложно! Но интересно! Раз первый шаг сделан, обратного пути нет.
 
А почему именно кролики?
     - Я с детства любил заниматься этими животными, ­ - рассказывает Дмитрий. ­ - А к тому же одним из преимуществ кролиководства считается его высокая доходность. И больших капитальных вложений не требуется в начале пути. Кролики довольно непритязательны. Живут на улице, и никаких особых удобств им не надо. Очень быстро размножаются, приносят 6­-8 крольчат за окрол, достигая половой зрелости уже через 4-5 месяцев после появления на свет. При 4­-6 беременностях одна взрослая особь может родить за год более 40 крольчат. Это позволяет за относительно небольшой период времени получить значительный объем продукции -­ низкоаллергенного вкусного мяса. Самым важным является соблюдение технологии разведения и обеспечение здоровья питомцев. Но в самом начале я столкнулся с огромной трудностью в приобретении чистокровок, без которых даже связываться с разведением нечего. Купить их оказалось не так просто. Обычно предлагают на продажу помеси или животных после родственного спаривания. Закупал племенных зверьков в разных уголках Северо­-Запада. Сейчас у меня четыре чистокровные породы – белый великан, серебристый, советская шиншилла и калифорнийский. Кстати, многие покупают у нас теперь крольчат для разведения.
 
Охрана! Встает охрана!
     С таким хозяйством охрана хорошая нужна! И когда охрана ­ - годовалый алабай – среднеазиатская лохматая овчарка, вылезла из будки, я поняла, что хозяйство в надежных лапах. Для своих он добряк: ласковее не найти собаки. А вот для чужих... Лучше без спроса не ходить и тем более не подходить к псу на близкое расстояние. И подкупить никакими угощениями его невозможно. 
     ­- Недавно на дороге остановилась машина, и несколько цыган направились к нашему дому. Интерес резко пропал, когда навстречу им вышел наш Назар. Развернулись, быстро запрыгнули в машину и скрылись вдалеке, ­ - с гордостью произносит Дмитрий.
 
А помощь нужна ли?  
      ­-  Анна, Дмитрий, если вы замахиваетесь на развитие производства мяса кроликов, наверное, нуждаетесь в помощи государства, в поддержке?
     ­ - Осознание того, что ты не зависишь от колебания курса, цен в продуктовом магазине, обеспечиваешь сам себя и других  чистейшим и качественным мясом, тем самым вносишь вклад в экономику страны, конечно, сильно греет душу. Мы могли бы сделать больше, но пока варимся в собственном соку, учимся на своих ошибках, ждем финансовой отдачи, чтобы направить ее на развитие нашего хозяйства. Получить конкретную помощь, конечно, было бы замечательно. Но мы пока не знаем, куда нужно обращаться, и сможем ли мы выполнить условия. И вообще, пугает бюрократия, с которой можно столкнуться. Поэтому, поживем, увидим!
 
Елена ИЗЮМОВА.


Опубликовано в газете "Звезда". № 15 от 27 февраля 2016 года.

 

Негромкий патриотизм Василия Соколова

Хочется рассказать о настоящих мужчинах — наших земляках.  Тех, кто честно отслужил в армии, достойно трудится, любит свою семью и малую родину и радует окружающих своими талантами. Наши читатели уже знакомы с Василием Соколовым, шекснинским художником и электромонтёром оперативно­выездной бригады ПАО «Череповецкие электросети» Северо­-Западного филиала «Вологдаэнерго».
     - Служил я на острове Высоцкий во 2­-ой отдельной бригаде пограничных сторожевых кораблей, ­ - рассказал Василий, -­ годы службы 1995­-1997. Остров расположен в Выборгском заливе на границе с Финляндией. Там базировались пограничные корабли. Я служил в береговом подразделении, но и на кораблях пару раз ходить приходилось.
     И на службе, и в гражданской жизни Василий увлекался рисованием, обладая явными способностями к этому виду искусства. Сейчас художник пишет масляными красками, живопись освоил самостоятельно, любимый жанр – пейзажи.
     Мы больше привыкли к организованным проявлениям патриотизма в каких-­то акциях, мероприятиях, призывающих любить страну и гордиться ею, а Василий избирает иной путь -­ в своих пейзажах он с любовью открывает нам прелесть неброской северной природы: родную речку, поля, стога, деревенские домики и манящий лес вдалеке. Кажется, что ты сто раз проходил мимо таких уголков и не замечал, как тепло становится на сердце от этих простых картин, которыми не устаёшь любоваться. Удалось Василию передать и все оттенки северного неба: в наших широтах, как нигде, можно наблюдать облака с необыкновенной подсветкой, красивые закаты.
   Я думаю, что неслучайно в век скоростей, современных достижений науки и техники людей всё больше привлекает красота и покой природы, они устают от бешеной гонки по кругу и хотят отдыха для души, которая безошибочно тянется к истокам – к родной природе. И картины Василия Соколова помогают нам понять, что приют для души есть: он в том, что нам по­-настоящему дорого.
 
Ольга Соколова.

Опубликовано в газете "Звезда". № 14 от 23 февраля 2016 года.

 

Иван Аршинов: «Мечтаю снова встретиться с друзьями в «Орлёнке»

­Иван Аршинов, ученик 8 класса Чаромской школы, - всесторонне развитая личность. Учится хорошо, участвует во всех школьных мероприятиях, а также в многочисленных спортивных, интеллектуальных, творческих районных конкурсах: «Пацан года», «Лидер», «Эрудит», «Зарница», турслет, конкурс социальных проектов – всего и не перечесть.  
     Кстати, Иван Аршинов вместе  с Ростиславом Глебовым, Александром Кругликовым и руководителем Т.А. Зориной в августе 2015 года, как победители областного этапа, защищали свой социальный проект на финале Всероссийской акции «Я – гражданин России» в Москве. Во время экскурсии по Кремлю Иван не мало удивил московского экскурсовода знанием ключевых событий 14 века. К слову, у этого паренька 1 место в олимпиаде по истории в Шекснинском районе. В прошлом году он ездил в составе команды на областной слет лесничеств – шекснинцы заняли 3 место. А еще Иван участвует в исследовательских экспедициях по Шекснинскому району. Кроме того, он прекрасно читает стихи, участвует в школьных спектаклях. В общем, Иван Аршинов – гордость Чаромской школы. «Все это благодаря учителям, которые много в него вложили и дали ему такие хорошие знания», - уверена мама Вани. Сам Иван убежден, что его школа и учителя - самые лучшие.
     За отличные успехи в учёбе и активное участие в общественной жизни  Ивана Аршинова поощрили отдыхом на берегу Черного моря. Он получил бесплатную путевку во Всероссийский детский центр «Орлёнок», который находится в Краснодарском крае (Туапсинский район). Родители мальчика оплатили только проезд до лагеря и обратно.
     28 февраля 10 юных вологжан (5 мальчиков и 5 девочек) в том числе и наш Иван сели в Вологде на поезд, который следовал до Адлера. 1 марта они уже были в «Орлёнке».
     - Приехали в Туапсе. У нас еще снег лежит, а там – настоящее лето. Все цветет. Было очень жарко, +23ºС. Правда, под конец смены, когда прошли дожди, стало прохладнее, - поделился Иван. – Я отдыхал в лагере под названием «Звездный». Кстати, этому лагерю дал название Юрий Гагарин, который приезжал сюда в 60-х годах – в лагере есть фото с космонавтом. Тогда ему вручили значок орлёнка. Такие же значки вручали нам на закрытии смены. Получить его почетно – если у кого-то были нарушения за время пребывания в лагере, то ему не давали значок. У нас была очень дружная «пятая команда» - так назывался наш отряд, поэтому практически все получили значок на память, а вот в «9 команде» - меньше половины ребят заслужили честь носить его.
     Из вологжан в отряде Вани была только девочка из Устюжны. А так в «пятой команде» собрались представители со всей России – из Оренбурга, Новосибирска, Калининграда, Башкирии, Удмуртии, Самары, Иркутска, Брянска, Дагестана… - всего 32 человека.
     - «Орленок» - это особое место, где собираются ребята со всей страны. Я понял, какая большая у нас страна, когда оказался в этом лагере. Ребята в нашем отряде были очень хорошие, с каждым было интересно, - рассказывает Ваня. - Были среди них и спортсмены. Например, Юра из Самары занимает 6 место в России в лыжных гонках, а Абакар из Дагестана – чемпион России по боям без правил и кикбоксингу.
     Отдых в лагере оставил яркие впечатления. Особенно понравилась Ивану экскурсия на крейсере «Михаил Кутузов» в Новороссийске: ребята побывали в кубриках, в кают-компании, увидели макеты других кораблей и подводных лодок. Также они посетили мемориал­-музей «Малая земля». Яркие впечатления оставило посещение Дома авиации и космонавтики, который располагается на территории лагеря. Среди экспонатов костюмы космонавтов, луноходы, капсула, которую запускали в космос, а также фотографии космонавтов и снимки из космоса. Ивану Аршинову даже удалось посидеть за штурвалом самолета. Правда, это был тренажер.  «Перед тобой интерактивная доска – приборы, рычаги, кнопки, данные о полете… Все как в настоящем самолете, - вспоминает наш земляк. - Полный эффект присутствия». Еще Иван попробовал себя в робототехнике – он собрал робота, который реагировал на свет - шел сам по черной полосе: «Жаль, у нас такого нет. Оно и понятно, одна такая модель 20 тысяч рублей стоит». Поразила юношу и компьютерная комната, которая была очень хорошо оснащена. Были и соревнования между отрядами. Даже гала-концерт ребята подготовили сами. Конечно, и к морю ходили – как без этого?
     Темой этой лагерной смены было школьное самоуправление. Кстати, в своей родной Чаромской школе Иван Аршинов – Министр спорта. И раз уж мы вспомнили о школе, то стоит сразу уточнить – учебный процесс не прекращался и в лагере. Ваня и тут смог продемонстрировать свои знания – учился на «хорошо» и «отлично», а в викторине по английскому оказался в числе победителей. Сам Ваня до сих пор под впечатление от знаний одного из своих орлятских одноклассников: «Из Башкирии Фёдор – это настоящая «ходячая энциклопедия» - он больше всех знал!». Их сборный 8А в итоге «Классной кампании» занял второе место среди всех классов, как самый дружный.    
     За три недели Иван Аршинов успел подружиться со всеми ребятами из своего отряда – расставаться было тяжело, девчонки даже плакали… Прощались в орлятском кругу – это важная традиция, демонстрирующая дружбу и готовность поддержать других людей (правая рука лежит на плече одного соседа, левая - на талии другого). В центре «живого» круга стоят чемоданы – каждый как будто бы увозит с собой домой частичку отрядного сердца. Лагерная смена закончилась, ребята разъехались, но расстояния – не преграда для друзей: они продолжают общаться «ВКонтакте» и мечтают вновь встретиться в «Орлёнке».
     Надежда СМИРНОВА.
 

Памяти первой учительницы Натальи Петровны Ефремовой

Уважаемые земляки, мы рассказали вам об Александре Григорьевиче Жгутове, полковнике в отставке, который пишет замечательные рассказы, в том числе о Чаромской школе, в которой учился.
Один из рассказов посвящён его первой учительнице Наталье Петровне Ефремовой, которая вчера, 29 марта 2016 года ушла из жизни. В этом году ей исполнилось бы 97 лет. Александр Григорьевич общался с нею всю жизнь, звонил, приезжал и сейчас вспоминает её с благодарностью и грустью.

-  Она для меня была как вторая мать. Они с мамой много лет работали вместе. Мать уборщицей в школе и колхозницей в колхозе, а Наталья Петровна учила нас в Назаровской школе. Практически я в школе все детство прожил даже ночевал, так как Наталья Петровна не каждый день ходила домой в Чаромское. После уроков вечером она варила суп со свининой, картошкой, луком и чесноком, потом угощала меня, затем, вечером они с матерью читали книги при керосиновой лампе или обсуждали киногероев, а иногда мы с учительницей пели все песни тех лет по песеннику 1952 года. А какие устраивали елки!  Мы со школьниками елку сами из леса притаскивали под руководством Натальи Петровны. Она и мать были строгие в воспитании, но мне лично это пошло на пользу. А самое главное -пригодились эти уроки в жизни. Если парня нежить, из него воина не будет, в лучшем случае пустой мужчинка: ни украсть, ни покараулить.
Свой рассказ о первом классе писатель посвятил своей учительнице.
Моё хождение в первый класс
                    Посвящается
Моей первой учительнице Ефремовой Наталье Петровне, 

«Дети в школу собирайтесь,
Петушок пропел давно.
Попроворней одевайтесь! 
Смотрит солнышко в окно…»
 Стихотворение «Приглашение в школу»
Л.Н.Модзалевский (1837 -1896 г.г.)

    Ровно 60 лет  назад  было 31 августа 1952 года. Завтра в школу, в первый класс.
 А потом ещё десять лет подряд, каждый раз первого сентября… опять в школу.
Ну, а  сегодня, в душе  прорастало какое-то новое, не понятное для меня, волнительное чувство.Что  это за новая забота такая - учиться обрушится  на мою голову? Некоторую уверенность в себе создавало то, что читать я уже почти умел. Сам, по заголовкам газет и  по вывескам: "МАГАЗИН", ЧАРОМСКОЕ РАЙПО", "СТОЛОВАЯ" "АПТЕКА", лет в пять знал уже почти все буквы, как потом оказалось, за исключением букв: Щ, Ь, Ъ, и Ф.
 Мог сосчитать до ста. В пределах от 10 до 20 умел сложить или вычесть числа. 
С кем вместе придется учиться в школе? Это настораживало, но не очень.
Большинство учеников нашей Назаровской начальной школы мне были известны  с раннего детства в лицо и по именам. И вот пришло время, завтра надо идти в школу. Все же ходят и я пойду, но всё равно как-то боязно. 
    Такие почти не детские мысли ворошили моё сознание. А сегодня был последний денек перед школой. С утра шел дождь, а после обеда из-за туч  выглянуло солнышко и сразу пригрело. В школу только завтра, а  сейчас делать нечего, а дома не сидится. Мать и бабушка в поле на колхозной работе.
   Схватил кузовок и бегом в лес.А до леса всего-то меньше километра. Пять минут, - и я уже на опушке под первыми елочками смотрю. Вроде ничего нет.
Вдруг вижу масленок, дальше, шляпка от мухомора на земле валяется. Нет. Это не грибы. Побежал дальше к лесочку, где погуще ельничек начинается. 
Елочки молодые хороводом расположились.  Наклоняюсь под одну, под другую, пониже, начинаю руками по мху шарить…  Есть!!! Малюсенький рыжичек. За ним второй, а дальше – третий, и началась «грибная игра».
 Пока один мостик грибной выбрал, вижу под другими елочками тоже рыжички. Под разным углом света показываются и как бы играют с тобой.

 В охватившем меня азарте про школу и думать забыл. Обшарил  весь лесок. Насобирал почти целый небольшой кузовок.  Вышел из леса огляделся кругом: никого. Хорошо, добро, ладно.Значит никто меня здесь не видел, как я рыжики собирал.  Может и завтра поутру, раненько, успею на этом же месте ещё хапануть грибочков. Бабушка с матерью домой вечером с работы уставшие  вернулись, а как увидели мой «улов», сразу повеселели. Бабушка начала чистить рыжики и не нахвалится: 
-  Ой, каких малюсеньких «насбирал», ой, такие они крепконькие. Наверное, в бутылку их засолю на зиму, аккурат на Николу и Рождество откроем.
 А между тем, сама вспоминает, в каком году  много рыжиков уродилось, как она их собирала и в каких местах.Я весь такой важный «добытчик», сижу под образами гордый такой и, слушая её рассказы, говорю:
 -  А завтра я  с самого ранья смотаюсь в лесок и ещё наберу грибов.
 -  Куда завтра. Завтра тебе в школу. Забыл ты нешто?
 - Нет, не забыл. Я успею. Только разбудите  пораньше.
    Утром, ни свет, ни заря,  сам проснулся. Хлеба  ржаного кусок отломил от краюхи и вон из дома. Утро раннее, ещё и не рассвело, а я бегом  к лесу.
 От деревни и до самого леса  молочный туман  по  земле стелется, даже  в пяти шагах дорожки не видать. Мне бы только до своего места добраться и в тумане не заблудиться, а там - то  уж  я на коленках все вышарю. Слава Богу, до меня никого ещё сегодня здесь не было. А рыжиков наросло за ночь очень много.
Лесной воздух  густо пахнет хвоей и грибным духом, а ещё туманом. 
Не заметил как,  уже не вчерашний маленький кузовок, а  корзинка, значительно побольше кузовка, полным  – полнешенька.  А грибы  кругом и не кончаются, мостик за мостиком тянется. Собирать бы да собирать. Но недосуг. В школу надо.
    Я бегом домой. Бабушка и мать уже давно по дому  хлопочут. Печку истопили.  Картошки наварили, грибков нажарили. Вкусно домашним теплом пахнет.
    - Садись, кормилец наш, ешь да в школу беги. Сегодня первый день твой школьный. Учись хорошо, ума набирайся больше. В жизни наука, ой как пригодится. Только не «варзай», не озоруй там. Наталью Петровну, «мотри», слушай. – напутствовала меня бабушка пока я с аппетитом завтракал. 
   - Ты, бабуля давай, кончай тут обряжаться, а  походовее  ступай в лес, пока другие вперед тебя не набежали. Там грибов видимо-невидимо.
  Бабушку долго уговаривать не надо. Не успел ещё договорить, а она уже корзину в руки и  за двери. Только её и видели.   
   Так настало утро  1-го сентября 1952 года -  день моего первого хождения первый раз в первый класс. По этому случаю мне мать сшила суконную клетчатую сумку - торбу из старого полушалка. В неё я загодя  поместил букварь, две тетради: в клеточку и в линейку для 1-го класса. Простой карандаш мне учительница в школе дала и сама очинила его. В сумку мать  положила бутылку- четвертинку козьего молока, заткнутую бумажной пробкой и кусок домашнего ржаного хлеба.
- Ну, в добрый путь. Учись ладом. Теперь ты десять лет школьником будешь, - наставляла маманя меня в добрый путь по жизни и почему-то смахнула украдкой набежавшую слезу. До школы идти было около километра. 
    Когда я вышел на улицу, туман уже поднимался вверх и таял прямо на глазах.
Из туманной дымки над кромкой леса, ещё не тронутого  медной позолотой осени,  выплывало, уже по-осеннему не яркое,  матово- золотистое солнышко.  
День обещал быть  ясным и теплым.Справа от дороги  желтела стерня выжатого  поля, а на нем высились  скирды пшеничной соломы. А слева, на другом поле, до самого дальнего леса, волнами колыхался ещё не совсем вытеребленный лен. По небу плыли большие белые облака, а ниже облаков, в южную сторону, с курлыканьем тянулся журавлиный клин.
   Так начиналась  моя школьная пора. В школе училось 24 ученика, с первого по четвертый класс. И все ученики сидели в одном  большом помещении. 
     Наталья Петровна, моя первая и самая главная учительница в моей жизни, учила всех  одновременно. Одни решали задачи по арифметике.  Другие отвечали  по географии. Третьи, усердно обгрызая концы перьевых ручек и макая перья в чернильницы "непроливашки", со скрипом  писали изложение.
 В свой первый школьный день я писал палочки. А еще мы, первоклашки, учили стихотворение: 
«Дети в школу собирайтесь,
Петушок пропел давно.
Попроворней одевайтесь! 
Смотрит солнышко в окно

Человек, и зверь, и пташка — 
Все берутся за дела; 
С ношей тащится букашка, 
За медком летит пчела…»
Послесловие:
Сегодня, 29 августа 2012 года, я сердечно
поздравил Наталью Петровну  с  её 93-й  годовщиной со Дня Рождения.
А потом спросил её: - Чем занимаешься, моя дорогая?
- Читаю, Сашенька, читаю, мой родной. Твои рассказы и районную газету «Звезда».  Как же давно это было, когда ей было всего 33 года, а словно вчера.
 Стремительна жизнь наша. Любите и радуйтесь.
Александр ЖГУТОВ.

И ДЕНЬ НАСТУПАЮЩИЙ ОЧЕНЬ ХОРОШ... Или есть ли жизнь на пенсии?

«Есть ли жизнь на пенсии?» - так наши журналисты решили назвать цикл статей о земляках пенсионного возраста, которых, как говорится, старость дома не застала. А если и застала, то им некогда было открыть ей дверь.
 
     Галина Ивановна Фёдорова, заслуженный учитель РФ, основательница и руководитель любимого всеми литературно-краеведческого клуба «Берёзка» в преддверии своего юбилея побеседовала с нашей журналисткой (и своей ученицей) Ольгой Соколовой на тему жизни на пенсии.
     - Когда меня спрашивают, как живётся на заслуженном отдыхе, - поведала Галина Ивановна, - я вспоминаю «блаженства» Инны Бронштейн –  стихотворения женщины с потрясающим чувством юмора, учительницы-пенсионерки из Минска. Ей удалось в преклонном возрасте изобрести собственную философию, заставляющую искать и находить в жизни поводы радоваться. Её «блаженства» - своеобразные «психологические таблетки» - помогают посмотреть на жизнь под другим углом, забыть о болезнях, о тяготах нынешней жизни и сфокусироваться на прекрасных моментах бытия:
И день наступающий очень хорош,
А если болеешь, то значит - живешь...
И даже, когда от судьбы достаётся,
Чтоб всё же блаженствовать, повод найдётся...
 
Что радует Г.И. Фёдорову и на что вдохновляет ее жизнь – подробности в газете «Звезда».

 

Семья Заботиных переехала из Череповца в деревню в Шекснинском районе и занялась разведением кроликов

ГТРК Вологда Череповец Новости
     О загородном доме семья Заботиных мечтала давно. Купили 30 соток земли в Шекснинском районе и занялись строительством. Построили баню, разбили огород, посадили кустарники. А разведением кроликов занялись, прежде всего, из-за их неприхотливости.
     Начинали с пары клеток. А сегодня вкусного диетического мяса хватает и себе, и на продажу. Пока пород кроликов четыре: белый великан, советская шиншилла, серебристый и калифорнийский. В планах — выйти на круглогодичное производство. Проблем у начинающих фермеров тоже хватает — нет денег на расширение. Да и перебои с электричеством в отдаленной деревне не редкость.
     Сейчас жизнь вне деревни Заботины уже не представляют. За несколько лет, помимо двух сотен кроликов, в хозяйстве появились куры, коза и вьетнамские поросята.

Анатолий Козырев: «Это было золотое время!»

На пожелтевшей от времени фотографии пятеро молодых людей, которые входили в состав вокально­-инструментального ансамбля СПТУ № 10 в 1975­-1976 годах. Среди этих молодых музыкантов был и мой собеседник – Анатолий Витальевич Козырев. Но это сейчас его все по имени-отчеству величают, а тогда его звали просто Толя.
    ­ - Родом я из Согожи, то есть из Фоминского поселения, ­ - начал свой рассказ Анатолий Витальевич. - ­ С детства увлекался игрой на гармошке – отец научил. Когда Вологодское техническое училище № 1 закончил, захотелось научиться играть на гитаре – тогда это модно было. Помню, когда впервые гитара попала ко мне в руки. Я гостил у бабушки в Фоминском, и знакомый паренек привез своего друга по техникуму, а у него была гитара. Гитару он отдал мне – на время, пока они отдыхали. Играть я тогда не умел, но обратно даже отдавать не хотел, так жалко было. А потом у родственницы в Вологде гитару увидел. Удивился, ведь тогда ее раздобыть было большой проблемой. Оказалось, что они ее получили по заказу. Они и мне адрес дали. Написал я письмо, до сих пор помню, на Подольскую базу посылторга, и примерно через полгода в Фоминское пришла посылка – большой такой ящик гитарный. Было это в марте 1975 года. Бабушка ходила выкупать гитару. 17 рублей 50 копеек она стоила. Большие деньги по тем временам. Но я об этом тогда не думал, так был рад, что наконец­-то у меня есть гитара.
     Нужно сказать, что в 1974 году, после окончания 8 классов Ларионовской восьмилетней школы, отец отправил Анатолия в Вологду учиться на киномеханика. В 1975 году молодой специалист А.В. Козырев был направлен от Шекснинской киносети на работу в д. Лукинки, куда годом ранее переехали жить его родители.
    - ­ Там старый клуб был. Я совмещал работу киномеханика и завклубом. И раз у меня гитара появилась, то захотелось создать свой вокально-­инструментальный ансамбль. Начинали играть втроем – я, Олег Куликов и Татьяна Тюленева. Но у нас только гитары были, а хотелось­-то большего, ­ - вспоминает мой собеседник. - ­ У меня мама работала дояркой в колхозе «Шексна», отец там же. А мама моего друга Олега Куликова была главным бухгалтером в этом же колхозе. Вот мы и решили попросить денег на музыкальные инструменты. Выделили нам тогда около 200 рублей. Мы с Татьяной в Вологду поехали ­ в магазин «Электротовары». Когда зашли туда, у нас глаза разбежались, даже растерялись немного. Нам тогда посоветовали купить темброблок – он с регуляторами громкости, с усилителем был. Еще купили две тарелки и, смешно вспомнить, школьный барабан – для ударника. Вот и все, на что денег хватило. Леня Добряков, мой друг, сварил подставку для барабана и стойку для микрофона ­ его мы взяли от магнитофона.
     Вот так и пошло. Когда привозили интересное кино, например, индийское, то народу в клубе много собиралось. А если фильм был плохой, то молодые музыканты брали инструменты, выносили на сцену усилитель и начинали играть.
    - ­ Я был солистом, остальные играли. Песен много знали. Людям нравилось. Даже из Шексны к нам приходила молодежь на танцы – много народу было, ­ - вспоминает с улыбкой Анатолий Витальевич.
     На танцах познакомился с Сережей Беляковым и Валерой Пигиным – ребята учились в СПТУ № 10 вместе с Олегом Куликовым. Они и пригласили его в вокально­-инструментальный ансамбль СПТУ, в котором играли сами.
     -­ Я согласился. Руководителем ансамбля тогда был Сергей Крестьянинов – он окончил музыкальную школу, он же был клавишником. Я был солистом, Сергей Вандеров играл на гитаре, а Сергей Беляков – на басгитаре, Саша Попов и Саша Яблоков сменяли друг друга -­ были ударниками. Я тогда пел и в ансамбле СПТУ, и в клубе в Лукинках. До сих пор вспоминаю то время с теплотой. Где мы только не играли! Не только в СПТУ, но и в старой Устье­-Угольской школе, в Чуровском, в Чебсаре и в Костинском выступали. А потом ребята ушли в армию ушли, состав поменялся. Так мы вместе больше и не играли. Вот осталось только любительское фото на память, -­ делится А.В. Козырев и добавляет. -­ Правда, в 1978-­79 годах удалось мне еще поиграть в ансамбле районного Дома культуры. Руководителем ВИА был Славик Беляев – баянист. Юрий Беляков - ­ басгитарист от Бога, Саша Виноградов – одаренный ударник. Коля Иванов какое­-то время играл с нами. Я был солистом.
     Танцы в холодное время года устраивали на 2 этаже РДК – сцена для выступлений была установлена прямо в фойе. Летом играли на танцплощадке (она находилась сбоку от Дома культуры): сцена, на которой выступали, была под крышей­-навесом, а вот танцевали под отрытым небом. Сама площадка была огорожена металлической сеткой. Вход (он же выход) был один, и около него всегда дежурили сотрудники медвытрезвителя – никуда от них не денешься. Зато было спокойно.
    - ­ Это было «золотое время» для меня. До сих пор помню, мы играем, а нам записочки на сцену девчонки кидают – кто­-то просит песню исполнить, а кто-­то и в любви признается… ­ - делится Анатолий Витальевич. - ­ Иногда встречаю тех ребят, с кем когда­-то играл. Годы прошли, мы изменились, но всегда вспоминаем прошлое с теплотой.   
     Сейчас А.В. Козырев – военный пенсионер (в свое время он окончил Череповецкое военное училище связи, служил в МВД, но в начале 90­-х уволился по семейным обстоятельствам, потом служил по контракту в вооруженных силах). Но по сей день он не расстается с музыкой – играет и на гитаре, и на гармошке, поет в ансамбле «Деревенские парни» под руководством Юрия Дубова. И хотя он уже давно живет в Шексне, но не забывает свою малую родину.
     И впереди – большие творческие планы: концерты, выступления. Даже не верится, что Анатолию Витальевичу Козыреву 6 ноября исполнилось 58 лет. Поздравляем и желаем также бодро и с оптимизмом идти по жизни!
 
Надежда СМИРНОВА.

Опубликовано в газете "Звезда". № 86 от 7 ноября 2015 года.

Не захотела шить золотом

В гости к Надежде Евгеньевне Урасковой, жительнице деревни Чернеево, которая в этом году отмечает  свой 90­й день рождения, я собиралась еще в августе, но так вышло, что в ее доме оказалась в самый канун праздника.
     Но Надежда Евгеньевна меня успокоила:
­     - По­-настоящему я родилась в июле, но когда стали колхозникам выдавать паспорта, то написали ­ - декабрь! А вообще­-то я всю жизнь отмечала день рождения 30 сентября – в День памяти святых мучениц Веры, Надежды, Любови и матери их Софии.
    90 лет Надежде Евгеньевне никак не дашь – выглядит замечательно, ясный взгляд, память прекрасная. А слушая ее рассказ о жизни, понимаю, что ее поколению выпали на долю такие испытания, которые нам и представить трудно.
    Семья Урасковых из тех, которых называют коренными  – на чернеевской земле жили их деды и прадеды. Родилась Надежда Евгеньевна в деревне Алферово, а потом родители переехали в другую деревню неподалеку – Дьяконица. Во времена коллективизации это был один колхоз с названием, которое, наверное, непривычно звучало для того времени – «Инициатор».
     Моя собеседница рассказывает:
    - ­ Я ходила в школу в Нестерово за пять километров. Закончила шесть классов и решила учебу бросить. Не могла сидеть за книжками, мне это казалось скучным. Отец шумел, ругался. Но, в конце концов, увидел, что напрасно, и сказал: «Не хочешь шить золотом, бей молотом!» И в 13 лет я стала на лошади возить навоз с фермы от 75 коров в поле.  Сама нагружала вилами, сама везла и скидывала опять же вилами в гурт. И так всю зиму. А потом взяли дояркой.
      В то время на фермах был сплошной ручной труд, чтобы напоить коров, воду из водогрейки таскали ведрами. И на дойку доярочки шли с ведрами. Четырнадцатилетней Наде дали группу из 12 коров, которых надо было доить руками. С той поры, наверное, они и побаливают.
      А потом была война.
     - Вместо меня доить поставили старушку, -­ вспоминает Надежда Евгеньевна. ­- Меня вместе с другими девчонками и молодыми женщинами направили на рытье окопов в Ирму. Отсыпали берег, чтобы танки не прошли. В это время как раз и Чебсару бомбили. Работали в валенках, за два месяца они все  так изорвались, что домой пришлось возвращаться по снегу в одних обмотках. Потом меня признали слишком молодой  для окопных работ, и председатель колхоза предложил  пойти учиться на курсы трактористов.
      Надо сказать, что Надежда согласилась осваивать трактор ХТЗ с радостью, поскольку  братья с десятилетнего возраста брали ее с собой в плугари  следить за глубиной вспашки. Уже тогда устройство трактора выучила назубок: где карбюратор, где магнето. Надо заметить, что двигатель этого железного коня заводился вручную, с «кривого стартёра», и колхозники по­своему расшифровывали аббревиатуру ХТЗ: «хрен трактор заведешь». Это была настоящая железная машина, у которой даже штурвал рулевого колеса и седло тракториста были стальные. И колесные обода тоже стальные, без каких-­либо шин. На задних ведущих колесах были привинчены мощные треугольные шипы грунтозацепов, или как их еще называли, «шипы», с которых лихо летели комья земли. А кабины и в помине не было!  Вот на таком железном коне выехала  пятнадцатилетняя девчонка, чтобы пахать бескрайние колхозные поля. И работала  Надежда трактористкой до конца войны. И хотя стали возвращаться в деревню мужчины, но колхозное руководство исполнительную и опытную трактористку отпускать не хотело. Ответ был суровым: не будешь работать – под суд! Но однажды, ремонтируя трактор, Надежда сорвала спину:
     - ­ Мой помощник был пьян, вот я одна и подняла коробку передач, а в ней пуда три веса! Сорвала спину… Дважды  медицинская комиссия давала мне отсрочку от работы. Только благодаря медкомиссии  я ушла из трактористов и не попала под суд. Тогда порядки были, ой, какие строгие! Если на пять минут на работу опоздаешь – шесть месяцев принудительных работ!
     Воспоминания Надежды Евгеньевны – это живая история. А факты такие, что хоть кино снимай про настоящие будни простых деревенских девчонок­-трактористок. И это будет совсем не похоже на фильм «Трактористы», в котором сияла белозубой улыбкой белокурая  Марина Ладынина.
     Как вам, к примеру, история о том, что главный инженер колхоза Спирин посылал Надежду в командировки в Череповец на расточку коленчатого вала! Весила эта железяка около сорока килограммов. Моя собеседница вспоминает:
     - ­ До Чебсары на лошади довезут, а дальше до железнодорожной станции надо топать пешком, так привяжешь к коленвалу веревку, закинешь через плечо и тащишь его по снегу за собой.
      Все­-таки ушла Надежда из трактористов. Председатель колхоза  поставил ее бригадиром в маленькую деревушку Алферово, где под ее началом оказались 24 женщины да малолетки. Они косили сено, сгребали, метали стога. И вместе с ними бригадир, которая еще и учет вела.
     - ­ А на 23-­м году я вышла замуж за Алексея, который жил в нашей деревне Дьяконица, ­ - продолжает свою историю Надежда Евгеньевна. -­ Привел он меня  к себе домой, а  мать – моя свекровь – встретила нас ворчанием: была недовольна - ­ сын женился рано, еще и в армии не служил. Мне бы повернуться и уйти, а я стою в их избе, как вкопанная. Так и не знаю, почему осталась?..
       Может, и странно звучат такие слова, но кто поймет загадочную женскую душу… Через год Надежда родила Владимира, муж увидел сына, когда ему дали увольнительную в армии. А потом через три года появился Игорь, еще через три ­- Сергей, еще через три ­ - Леонид и снова через три года долгожданная дочка Ира.
      Алексей Павлович трудился в колхозе прорабом. С утра и до позднего вечера пропадал на работе. Заботы о детях, о домашнем хозяйстве больше лежали на женских плечах.       
     Я слушаю мою собеседницу и снова удивляюсь ее терпению, трудолюбию и  удивительной стойкости. Тогда ведь декретный отпуск у женщин был два месяца. Рабочие руки в колхозе нужны всегда, а в посевную особенно. И молодые мамы оставляли грудных детей - ­ пахали, сеяли, косили. А то отправят в лес за дровами для фермы – сами пилили, грузили бревна на сани – целый воз!
     - ­ Мне больше в лес нравилось ездить, чем у фермы пилить, - ­ вспоминает Надежда Евгеньевна. ­ - А колоть я любила.  
     Потом ветеринарный фельдшер Александра Афанасьевна взяла ее к себе санитаром, предупредив, что в любое время может вызвать ее – и днем, и ночью. Надежда была согласна. И эту работу стала исполнять также добросовестно и исправно. Изучила все ветеринарные тонкости, ловко и аккуратно брала кровь у животных на анализы. А потом уже сама стала учить азам ветеринарного дела молодых девчонок, которые пришли в колхоз после техникума. Практику они у Надежды Евгеньевны проходили.
     Отработала она санитаром 15 лет. А последние пять лет перед пенсией – в должности ветеринара. И диагнозы своим коровушкам ставила безошибочно!
     А еще дома всегда был полный двор скотины ­ - корова, теленок, штук двадцать овец. Обязанность сыновьям ­ - пасти. И вообще по всем домашним делам ребята были помощниками: старший  Владимир воду из колодца черпал, Игорь  бегал с ведрами в дом,  Сережа дров к самой печке должен был наносить.
     Надежда Евгеньевна:
     - ­ Убегу на работу: «Ребята – все в печи!»  Знаю, что все достанут, пообедают. Дела все домашние сделают. Как-­то помню, Володе было пять, а Игорю годик. Они одни дома оставались.  Мне на ферму бежать, а хлеб еще в печи. Объяснила Володе, что и как, рукавицы подала и наказала: «Только не обожгись!»  И ведь все сделал!
     …Без мужа Надежда Евгеньевна осталась в 50 лет – Алексей Павлович попал в аварию на Орловской горе, шесть лет болел и умер, когда старший Володя служил в армии, Игорь учился в Волхове в техникуме, Сергей, Леня и Иринка были школьниками. Можно сказать, что поднимала детей одна. Справилась – вырастила, помогла получить образование.  Что еще сказать? Она умеет все – шить, вязать, вышивать, прясть шерсть. И по сей день вяжет разноцветные  яркие коврики. О жизни таких женщин, как Надежда Евгеньевна Ураскова, можно написать не просто статью в газете, а целый роман, настолько много в ней событий, много переживаний, эмоций и чувств. Она настоящая героиня – простая русская женщина. И за этот героизм судьба подарила ей замечательных детей, а еще 13 внуков, 9 правнуков и одного праправнука!
        … В воскресенье все самые родные и близкие соберутся в доме Надежды Евгеньевны, чтобы поздравить. И каждый будет ей желать здоровья, поскольку обязательно надо отметить 100-­летний юбилей! Обязательно! И все мы присоединяемся к этим пожеланиям, дорогая Надежда Евгеньевна, пусть всегда Вам помогают, Надежда, Вера и Любовь  от зла и бед оберегают, даря вам радость вновь и вновь!
 
Екатерина МАРОВА.

Опубликовано в газете "Звезда". № 75 от 26 сентября 2015 года.

 

Страницы

Подписка на RSS - О людях хороших