Звонок на сайт: 8 (921) 137-30-60

Наша история

Начальник станции Назаров. Вологодские поисковики увековечили память жертв немецкой бомбардировки

27 сентября 1941 года немецкие самолеты бомбили железнодорожную станцию Верхневольская (Бабаевский район).
Вологодские поисковики, разыскивая родственников жертв бомбардировки, узнали, что в Шексне живет А.В. Смелов - зять погибшего начальника станции, уроженца нашего района Е.И. Назарова. Ананий Васильевич передал поисковикам фотографию Егора Ивановича и поведал нам некоторые подробности той бомбежки.
     Летом 2014 года региональной общественной организацией «Вологодское объединение поисковиков» была организована экспедиция в Бабаевский район для проведения раскопок на месте бомбардировки 27 сентября 1941 года разъезда Верхневольского.
     В тот день немецкая авиация совершила пять налетов на объекты Северной железной дороги, и везде - погибшие и раненые, сгоревшие вагоны, разрушенные здания, поврежденные пути.
     На разъезде Верхневольский была полностью разрушена железнодорожная станция и путевая казарма, погибло несколько железнодорожников, а также солдаты и офицеры Красной армии. Тогда, в условиях войны, не все погибшие были найдены и захоронены. И вот через 73 года, работая в сильно заболоченной местности, вологодские поисковики обнаружили останки четверых погибших, в их числе одного ребенка.
     21 августа 2014 года, после отдания воинских и христианских почестей, останки погибших были преданы земле на кладбище в поселке Утишье. Затем началась работа с архивными документами, опросы местных жителей с целью установить имена всех жертв бомбардировки разъезда Верхневольского 27 сентября 1941 года.
     5 октября 2018 года на кладбище поселка Утишье состоялась торжественная церемония открытия памятника погибшим под бомбежкой.
     Поисковая экспедиция, захоронение погибших и установка памятника проведены при финансовой поддержке Правительства Вологодской области. 
     Казалось, что в этой истории можно поставить точку, но благодаря активной работе главы Тороповского сельского поселения Бабабаевского района О.В. Морозовой и сотрудников Вологодского областного архива новейшей политической истории в начале 2020 года стали известны имена еще двух погибших железнодорожников: уроженца Череповца П.И. Голубева и нашего земляка Е.И. Назарова.
     Как выяснилось, Егор Иванович был начальником станции. А в Шексне сейчас живет А.В. Смелов. Он родился в 1937 году в Чебсарском районе, и после срочной службы судьба свела его с дочерью Е.И. Назарова и А.В. Назаровой - Надеждой Егоровной. Более пятидесяти лет прожили они в браке. О страшных событиях 27 сентября 1941 года, Ананий Васильевич слышал от своей тещи - Анны Васильевны Назаровой.
     Ее муж - Егор Иванович, к тому времени уже более двух лет работал начальником станции «19 разъезд Верхневольский». В тот день, 27 сентября, Анна Васильевна оставила двоих детей дома с няней - девочкой примерно 10-12 лет, а сама пошла на картофельное поле. Немецкие самолеты налетели около десяти утра. Их дом стоял недалеко от станции. Перепуганная мать побежала домой и ее взору представилась страшная картина: дом горел, няне взрывом оторвало ногу и она погибла, детей из дома успел вынести какой-то солдат. Муж - Е.И. Назаров, лежал убитый поперек рельс, осколок попал ему в голову.
     Анна Васильевна похоронила мужа и с детьми поехала жить в деревню Тяпино Юроченского края.
     Некоторые факты из биографии Е.И. Назарова можно почерпнуть из партийных документов. Так, судя по Статистической карточке кандидата в члены ВКП (б), Егор Иванович родился в 1912 году. Местом рождения значится деревня Тякино (вероятней всего - Тяпино - прим. авт.) Вологодского уезда Вологодской губернии. Образование - три класса сельской школы. С июля 1939 года работал начальником станции «19 разъезд Верхневольский».
     В феврале 1941 года Е.И. Назаров решением первичной парторганизации Верхневольского известкового завода  был принят кандидатом в члены ВКП (б), и 22 марта это решение было утверждено на заседании бюро Бабаевского районного комитета ВКП (б).
     При этом же налете погиб П.И. Голубев. Он родился в 1888 году и был старым партийцем - стаж с 1924 года. Именно Петр Иванович принимал Егора Ивановича в кандидаты в члены ВКП (б). В протоколе № 8 закрытого партийного собрания парторганизации Верхневольского известкового завода от 26 октября 1941 года указано: «... В связи с тем, что секретарь парторганизации завода тов. Голубев погиб во время предательского налета фашистских стервятников 27/IX-1941 г., нам необходимо избрать нового секретаря...».    
     Во время налета на станции находился товарный поезд. Бомбами было разбито 14 вагонов с боеприпасами, разрушено пути 200 метров и повреждено 100 метров, повреждено 8 пролетов связи. На сегодняшний день известно о четырех погибших.
     Житель Шексны А.В. Смелов передал координатору поиска А.Ю. Метелкину фотографию погибшего Е.И. Назарова, которая будет помещена на памятнике.
 

Было Рыково, стало – Красное
 
     Ананий Васильевич рассказал также интересный краеведческий факт, который наглядно характеризует жизнь людей в довоенное время.
     Он родился в 1937 году в деревне Рыково Леоновского сельсовета Чебсарского района, а в перечне деревень за 1939 год такого населенного пункта уже нет. Куда же девалась целая деревня, в которой проживало порядка восьмидесяти человек? Оказалось, на сельском сходе было принято решение переименовать деревню в Красное.
     - Решили переименовать не только деревню. В деревне Рыково вполне естественно проживали и люди с фамилией Рыковы. Так вот они тоже фамилии меняли. Из-за боязни, - рассказывает Ананий Васильевич.
     А причина страха - опала в отношении видного политического и государственного деятеля А.И. Рыкова. Он был первым комиссаром внутренних дел в первом советском правительстве. Кстати, именно он 10 ноября 1917 года подписал декрет «О рабочей милиции» (эта дата с 1962 года отмечалась как День милиции, с 2011 года — День сотрудника органов внутренних дел Российской Федерации). После смерти в 1924 году В.И. Ленина и до 1930 года А.Н. Рыков в должности председателя Совета народных комиссаров СССР возглавлял высший орган исполнительной и распорядительной власти. С 1931 года по 1936 год он был народным комиссаром почт и телеграфа СССР. Но в 1937 году политическая и государственная карьера А.Н. Рыкова пошла под откос. В феврале он был исключен из партии, арестован, обвинен в контрреволюционной деятельности и в марте 1938 года - приговорен к смертной казни и расстрелян.
     За годы нахождения на вершине политического олимпа именем Рыкова назывались населенные пункты, улицы, заводы, корабли, семейство первых самолетов авиаконструктора А.С. Яковлева вплоть до 1937 года называлось АИР - А.И. Рыков.
     А еще в декабре 1924 года, спустя 10 лет после введения сухого закона в России вновь начался выпуск водки. И на прилавки поступила первая советская водка - прозванная в народе «рыковка», по фамилии председателя Совнаркома А. Рыкова.
     В 1924 году М. Булгаков записал в своем дневнике: «В Москве событие – выпустили 30-градусную водку, которую публика с полным основанием назвала «рыковкой». Отличается она от царской водки тем, что на десять градусов она слабее, хуже на вкус и в четыре раза её дороже». «Водку называют «Рыковка» и «Полурыковка». «Полурыковка» потому, что она в 30 градусов, а сам Рыков (горький пьяница) пьёт в 60 градусов».
     С объявлением «контрреволюционером» возвеличивание Рыкова превратилось в опасное дело. Улицы, города, заводы, корабли и самолеты снова переименовывались.  Конечно, деревенька Рыково в Чебсарском районе никакого отношения к опальному революционеру не имела, но, что называется, от
греха подальше, мужики и бабы смекнули, что удобней сейчас отказаться от исторического названия и стать деревней Красное.
Алексей ДОЛГОВ.
Опубликовано в газете «Звезда» № 6 от 26 января 2021 года.
Фото предоставлены А.В. Смеловым и А.Ю. Метелкиным и из сети Интернет.

Кто матрешку разбирал – тот Вселенную познал или как от русской печки дойти до Млечного Пути

Сегодня мы продолжаем беседу с шекснинским краеведом Э.В. Барановой о традициях деревянного домостроения, начатую в  № 3 от 16 января 2021 года.
Эмма Валентиновна рассказывает о внутреннем устройстве деревенской избы, символизме и тайных смыслах русского зодчества. Вы узнаете, какую избу называли «непряхой», почему дальний от входа угол в избе называется передним, что означает выражение «поклониться родному порогу» и многое другое.
     - Эмма Валентиновна, расскажите подробнее о традициях планировки внутри избы.
     - Планировка северной избы имела четкое деление на четыре кута – угла, которые определяют каждому в семье и гостям его место, по их статусу и роду деятельности.
     Обычно справа от входа располагалась печь. Избу с печью по левую сторону женщины называли «непряхой», потому как печь мешала прясть у светлого окна. У входа под полатями был расположен мужской кут. За матицей (так называется балка, на которую настилали пол или потолок) начинался передний или Красный угол. Рядом с печью - бабий кут, мужчине туда ходу не было.
     К печному столбу сходятся полки-воронцы (пирожный и полатный брусья), которые и разделяют избу на четыре части. На уровне шестка к столбу прилегает коник — резная доска, вертикально врезанная в столб. Но в некоторых северных избах этот резной коник ставился на печной столб и он упирался в матицу.
Символ коня всегда присутствовал в убранстве дома. Коники ставились в наиболее ответственных местах, там, где требовалась особая защита: около двери, рядом с печью, по сторонам божницы, по углам кровати и люльки. В виде коня вырезали скобкари, детские игрушки; коней вышивали на полотенцах и одежде, расписывали на прялках.
     Печной коник сопровождали солярные розетки и кресты. У печного столба с коником благословляли молодых, шептали заговоры, рекруты прощались с родным домом.
     - Получается, что в избе было два центра - печной столб и красный угол, а который из них главнее?
    - Есть два похожих по смыслу слова: «главный» и «основной». У человека главный духовный центр управления находится в голове, а жизнеобеспечение осуществляется в туловище. Как через пуповину продолжается кровное родство, так и в избе родовой столб-дед является основой «домашнего бытия». Но духовное управление жизнью человек связывает со Святым углом.
     В дохристианских верованиях тоже два управителя: Род и Велес. Считалось, что миром правит Властитель-Велес, потому и в миру правление называли «волосное». А за род людской отвечал земной бог Род – Прародитель. Поэтому человек традиции кланялся в Святой угол, признавая над собой высшие духовные законы, и опыт предков уважал, почитал их в образе родового столба. Человек традиции считал себя частью огромного рода, связывающего небеса и землю.
     Так и в одежде основу составляет материальная ткань, но обережную силу ей придают сакральные орнаменты, нанесенные на полотно.
      В праздничных коллективных трапезах «кормление родителей» происходило в Дедовскую (Дмитриевскую) субботу осенью и на Красную горку 1 мая. Велесовы святки соотносились с днями солнцестояний и посвящались Богу. В Вологодской губернии кричали Морозка с улицы и звали за стол в Васильев вечер (под Новый год).
     - А почему в избе дальний от входа угол называется передним?
     - Передняя часть избы как бы является ее внутренним лицом. Поэтому здесь и располагался духовный центр. В Красный угол обращал взор каждый, кто входил в дверь. Угол указывал на красную светлую Божью сторону. Говорят: «Первый поклон Богу, второй хозяевам, третий людям». На Вологодчине Красный кут называли еще Божий угол, крёсный, сутьный, то есть истинный.
     В углу подвешивали на нить птицу Паву, сделанную из соломы, или во время уборки урожая последний сноп торжественно несли с поля в дом и устанавливали в святом углу, как оберег от бед на целый год. Семя заключает в себе будущую жизнь, поэтому считалось, что в снопе присутствует дух Велеса-Властителя.
     В угол крепилась резная полка – божница, куда раньше вместо икон ставили деревянное изображение Домового (Чура), куклы – обереги, пасхальное яйцо, веточки вербы, иногда домашние реликвии, важные документы. Лампада не ставилась, а подвешивалась, и в праздники  в углу светился огонек.
      «Под святыми» решались все важные дела, а в праздники сидели почетные гости. За общим столом собиралась на трапезу вся семья, а под образами имел право сидеть только хозяин. «Дом хозяйку ждет, а хозяйка хозяина». Стол называли «ладонью Бога» и даже в бедной семье покрывали скатертью и ставили хлеб-соль.
     - Рядом с печным столбом в старых домах есть странная пристройка под названием голбец. Почему он так называется?    
     - Сбоку от печи находится дощатая пристройка-голбец, через которую идет вход в подполье. Бывает, что в полу сделана дверца в подпол, она тоже называется голбец. Печной голбец украшали росписью. По народным поверьям, это место духа-предка, там жил домовой. Так голбец в сакральном смысле связывал мир живых с миром предков.
     Неслучайно и совпадение названий: голбец припечный и старообрядческий намогильный столбик-голубец. Если точнее, голубцом называлась сама крыша над могильным столбом или символическим домиком над могилой.
     Небольшой карниз над нишей или входом в церковь тоже назывался голубец. Подобные элементы в виде наличника, часто с фронтоном, над окном или дверью не редко встречаются в домостроении.
     Что связывает все эти голубцы-голбцы? Связь в том, что все они расположены в пограничной переходной зоне, это как бы духовные ворота для перехода. 
     - Эмма Валентиновна, Вы говорили, что мир устроен по принципу вложения, как матрешка. При строительстве дома эти границы перехода еще как-то отражаются?
     - В традиционной культуре вертикальная модель пространства мира троична, а горизонтальное построение организуется четверкой. Человек традиции четко отделял «тот свет» – верхний горний мир душ и «этот белый свет» - жилой явленый мир, а также, нижний - навий мир ушедших душ.
     Снаружи дома эти три яруса отделялись пограничными поясами с обережной символикой. Под карнизом фронтона помещали резные подзоры, а под окнами крепили широкие резные пояса или устраивали галереи.
    На одном из домов в деревне Камешник такой резной фриз, напоминающий ажурную ленту мерного кружева, опоясывает весь дом. На каргопольских  домах нередко в голубце верхней «горней» части дома нарисованы звезды.
     Тело человека тоже имеет три яруса, разделенные поясами: верх-голова отделена от середки-тулова плечевым поясом - раменами, а поясницей отделяется низ.
     Так же и костюм человека не мыслился без пояса, а горловина рубахи выделялась обережной вышивкой и тоже завязывалась.
     Слово по-яс - от корня «яс», что значит закон, правопорядок, канон. По-ясу – значит по закону. Стражника на входе в старину называли ясак, а собирание подати называли ясачный сбор, то есть положенное по закону.
     Пояс сопровождал человека от рождения до кончины. Без пояса, как и без креста, нельзя было ходить. Поклониться в пояс значит проявить уважение. Пояс символизирует целомудрие, умеренность и самоограничение.
     Если человек вел себя распущенно, не сдержанно, а значит не по закону, то он сам себя этим бесчестил. Такого называли нечестивым или распоясанным.
     С арестованного всегда снимают ремень. Распоясать человека, значит, лишить его чести. При гадании пояс тоже снимали, ведь вели себя не по закону, потому что обращались к закрытой информации из иного мира.
     Так же по поясу можно было узнать местность, откуда человек родом, его статус и профессию, семейное положение, уровень его духовного развития и многое другое. На поясе носили кошелек, нож, ключи. Женщины носили на поясе «лакомки» - специальный карман для сладостей.
     - Так в чем же сакральный смысл пояса в одежде?
     - В круге жизни человек проходит три рубежных перехода: рождение, свадьба и смерть, и все они сопровождаются похожими переходными ритуалами.
     Пояс несет две противоположные функции: отделяет и соединяет. С одной стороны пояс обозначает границу, край, перемену. И как любая перемена - это переход из «своего» пространства в «чужое» или в иное качество, что не привычно и опасно. Изменение требует сил и мужества отказаться от старого и создать новое.
     С другой стороны, пояс олицетворяет путь, непрерывное движение во времени и в пространстве. Он ритуально связывает людей родовыми узами. Родственник, в старорусском языке - вервник – тот, кто связан кровным родством, вервью.
     После имянаречения новорожденному надевают первый поясок, чтобы отделить от старого места и связать с новой семьей. В свадебных обрядах пояс ритуально отделяет от прежней жизни и связывает с новой семейной жизнью. Молодых по традиции связывают свадебным кушаком или полотенцем. В похоронной традиции тоже присутствует пояс: душа расстается с родными и уходит в «иную жизнь», на «новое место». Ушедшего поминают на сороковой день и роженице разрешали посещать церковь только через сорок дней. Так вращается цикл: завершается одна жизнь, и начинается новая.
     По сути любой цикл похож на связанный пояс. Поэтому человек традиции всегда носил обережный пояс.
     - А внутри избы как-то прослеживаются эти пограничные пояса?
     - Внутри избы границами служат пол и потолок с матицами и порогами.
Настил досок с матицей отделял внутреннее жилое пространство дома от нежилой нижней или верхней части здания. В избе толстая потолочная матица также обозначала черту, отделявшую семью от мирского общества. В избу через порог мог зайти любой мирской человек, но если его в семье не знали, за границу матицы, то есть в передний угол, проходить без приглашения было не принято.
     Жилую часть избы от нежилых сеней отделял порог. С порогом связано много разных примет и обрядов: через порог не здороваются, не беседуют, ничего не подают. Считалось, что порог - место обитания родовых духов. «Поклониться родному порогу» значит дать обещание хранить честь и память предков.
     Особенно четко традиция прослеживалась в обустройстве избы по-черному. Дольше всего эти курные избы сохранялись в старообрядческой среде.  В таком «высоком» доме, как бы устремленном в небо своей коньковой крышей, четко отделялись три яруса: нижний – хозяйственный подклет; средний – жилая изба и верхний – летняя горница или вышка.
     В описании деревень Чуровского прихода за 1866 год говорится, что белые избы в приходе составляют только пятую часть. Последние курные избы были перестроены под топку «по-белому» в 1950-е годы. Мой прадед разобрал курную избу в 1930-х годах. Курные избы можно посмотреть в музеях деревянного зодчества в Семенкове под Вологдой, в Малых Карелах.
     Под одной крышей такого дома жили семьи нескольких поколений.  Но с окончательным распадом сельской общины, особенно после реформы 1861 года, поменялся уклад жизни северного крестьянина и курные избы стали уходить в прошлое. Государственные подати сменились с общинных на дворовые, затем на подушные. Изменение хозяйственных потребностей и духовных устоев со временем отразилось на конструкции и облике жилища крестьянина. Если раньше мастера рубили «как мера и красота скажут», соблюдая правила «золотого сечения» и понимая сакральную символику, то сегодня утрачены традиции древнего построения.
     Изба уменьшилась в размерах. У печи появился дымоход и расстроился особый порядок планировки, который был связан с топкой «по-чёрному». Единое пространство избы стали разделять заборками на комнаты. Увеличились окна, ниже стал потолок. Бревенчатое чело избы заменили досками, а тяжелый охлупень с курицами-слегами – облегченными стропилами.
     - Эмма Валентиновна, логично проследить, как пограничные пояса прослеживаются за порогом дома?
     - Существует много ритуалов и заговоров для охраны границ жилища. Перед входом в новую избу хозяйка обходила ее и совершала приговор: «Поставлю я около двора железный тын, чтобы через этот тын ни лютый зверь не перескочил,
 ни гад не переполз, ни хилой человек ногой не переступил и дедушка лесной через него не заглядывал».
     Подворье отделялось от улицы забором с добротными воротами и калиткой с обережной символикой. По богато украшенным воротам судили о достатке хозяина дома.
     Но на Севере люди много веков, живя в сельской местности, не имели таких личных усадеб с огородами, как сейчас. Зато  вокруг деревни ставили общий осек (изгородь) с большим отводом. И обережные обряды совершались вокруг всего селения. Над отводом изгороди устанавливали навес в виде голубца. У этих ворот провожали родных в дальнюю дорогу и ждали возвращения.
     В памяти старожилов деревни Нифантово сохранилось название места, где со стороны реки был когда-то въезд в деревню - «Печищный отвод».
    Общественное место поклонения тоже обязательно огораживалось, как пограничье между мирским и небесным пространством. Сотни сел на Руси носят названия «Городище», «Городня», «Городок». Деревня Городище стояла на слиянии реки Ковжы с Шексной до затопления водохранилища. Городищами называли святые приходские места, где совершались свадьбы, венчания и другие обряды. Они действительно были как-то огорожены от окружающей территории, но главный смысл был в сакральном выделении особого места.
   В городе святое место отделялось от посадов кремлевской стеной со въездными воротами. Долгое время умерших людей не хоронили, а кремировали именно на территории кремля. Поэтому нет кладбищ с захоронениями древнее 17 века.
   Границами княжеств или государств служили засечные линии с крепостями, чаще проходящие по естественным рубежам: рекам, возвышенностям, водоразделам.      
     Уральские горы раньше назывались Каменный пояс. Даже на небе, как у человека, в созвездии Ориона выделяется пояс Ориона. И в звездную ночь каждый может любоваться Млечным Путем, опоясывающем Вселенную.
Алексей ДОЛГОВ.
Опубликовано в газете «Звезда» № 5 от 23 января 2021 года.
Фото предоставила Э.В. Баранова.
 

Кто матрешку разбирал – тот Вселенную познал или как от русской печки дойти до Млечного Пути

В 2020 году в № 57 от 28 июля и № 58 от 1 августа была опубликована статья «Деревянное зодчество Шексны». 

В деревне Бог живёт не по углам, как думают насмешники, а всюду.
Он освящает кровлю и посуду и честно двери делит пополам. В деревне он — в избытке...
                                                                                                                                                 И. Бродский.

Сегодня мы продолжаем тему традиций в деревянном домостроении и беседуем с шекснинским краеведом Э.В. Барановой.
   Эмма Валентиновна рассказывает о внутреннем устройстве деревенской избы, символизме и тайных смыслах русского зодчества. Вы узнаете, почему дальний от входа угол в избе называется передним, что в домостроении означает выражение «еще и конь не валялся», каким образом изба, двор, деревня и мир напоминают матрешку и многое другое.
     - Эмма Валентиновна, что лежит в основании традиций деревянного домостроения на шекснинской земле?
    - Народные традиции основаны на принципах, в которых духовный порядок господствует над всем остальным. В традиции заключены священные знания о происхождении, устройстве и судьбе мира. Это и пытались сохранить наши предки. В народной культуре человек получал понятную модель мира, где пространство и время было упорядочено. В православии эта универсальная метафизика называлась «грамота». То есть что-то сделать «грамотно», значит сделать в рамках традиции, как завещали деды.
    В домостроении мы уже не встретим образцов, которые целиком отражали бы изначальные представления. Живые верования давно уже иссякли, остались только какие-то элементы, остатки обрядов, но и они уже тесно слились с формами нового времени. Можно попробовать обратиться к языку строительных терминов, которые тоже несут в себе сакральную смысловую нагрузку. Слово «архитектура» буквально означает «древнее зрительное построение». На Руси строителя называли «зодчий». Слова из того же смыслового ряда: здание, праздник, гнездо, которые производятся от глагола «зду», что значит зижду, созидаю.
    Русский язык очень образный. Что значит слово «строить»? В домостроении это значит строить, то есть соединить бревна по длине, ширине и высоте - и будет дом. В духовном плане «с-троить», значит вдохнуть живую энергию духа в физическую материю на основе божественного промысла. Взаимосвязь этих трех величин создает жизнь, подобно зерну, попавшему в землю. Ведь без помысла создателя создание не получится, материя сама по себе инертна.
     - Если здание и праздник - слова одного смыслового ряда, то возникает вопрос, как народный праздник может быть связан с домостроительством?
   - Народная традиция немыслима без праздника. В народном понимании время циклично, подобно вращающемуся колесу. Есть мудрые выражения: «все возвращается на круги своя», «что было – то и будет». В течение обычного времени суток или в годичном цикле традиция четко выделяет особое праздничное - священное время. В сутках это четыре точки перехода: полдень, полночь, закат и восход. А в году сакральным временем будут поворотные точки равноденствия и солнцестояния. Согласно мифологии, мир находится в вечном вращении повторяющихся циклов. Традиция особо хранит память о прохождении миром самой важной точки поворота цикла, когда мир вновь обретает исходную «святость», когда он вышел из рук Создателя. В годовом цикле это событие обновления мира соответствует дням зимнего солнцестояния, когда заканчивается самая длинная ночь. Поэтому у всех народов мира самый любимый праздник - Новый год. У нас на Русском Севере это время зимних святок. Память о начальном священном времени сотворения мира отражена не только в праздниках, но и на вышивках, в народных песнях, игрушках и, конечно, в домостроении.   
     Понимание мироустройства и порядок воссоздания мира был закреплен в обрядах и ритуалах строительства дома.
    Народная мудрость хранит память об изначально совершенном мире, который по законам энтропии стареет, как бы изнашивается, теряет упорядоченность, а потом снова обновляется. Итак, цикл жизни вращается, бесконечно повторяясь. На Руси круг жизни называли коловрат-свастика. Он символизирует победу света над тьмой, жизни над смертью, яви над навью. На Вологодчине сохранилось много наименований этого знака: в шекснинской традиции цикл называли «вращун», в кирилловской - «крутяк», в Вологодском районе – «перекрест», в Тарноге звали «огнивец», в Тотьме – «ярко».
    Формы свастического знака тоже разные. Знак с дугообразными лучами несет идею вечного вращения и встречается на причелинах домов, на полотенцах, на прялках. Свастика с прямоугольными лучами кроме вечного коловращения показывает еще и четыре периода времени. У нас эта обережная свастика часто вплетена в орнамент и больше сохранилась на одежде, полотенцах, скатертях и поясах.
    Главным событием этого большого цикла является пограничное время перехода мира из старого состояния в новое, когда конец переходит в кон – начало, поэтому верхнюю часть крыши называли конек.
  Коньковую крышу избы венчал охлупень в виде коня, и подзорные доски фронтона украшались резными вращающимися коловратами. Космо-архитектурная символика присутствует и на куполах церквей и во внутреннем убранстве помещений. Получается, что человек традиции всегда окружал себя благотворными жизнеутверждающими символами.
     - А что может обозначать выражение «еще и конь не валялся»? Это как-то связано с конем на крыше?
    - Конь соотносится со словом «кон», что значит «начало», «основа». Отсюда — исконный (изначальный), «испокон веку», то есть от начала времён. Если «ещё и кон(ь) не валялся», значит, мастер еще не начинал работу.
     - Эмма Валентиновна, покажите еще примеры, в которых отражено такое мировосприятие?
    - Моя бабушка как-то написала в письме: «Пора уж мне и домой собираться, тут-то мы в гостях». В народе жива память о мире «горнем», о том неземном Доме, откуда приходят души на Землю и куда должны вернуться, оставив тело. Да и само тело для души человеческой будет первым домом, «храмом души». Человек жил в «хоромах», а когда покидал этот мир, тело хоронили в домовину. Человек, дом и мир мыслились устроенными по одному принципу. Поэтому символично, что на земле человек строит дом, подобный мирозданию и это подобие отражено в языке. Корневые основы слов повторяются по принципу матрешки-матрицы от наименований частей тела и одежды человека, далее в названиях его жилища, поселения, страны и далее в космос. Слова «глаз» и «глас», «голос» - родственные. Говорят, что глаза – зеркало души, они о многом могут рассказать, поэтому доверительный разговор шел «с глазу на глаз». Через свои глаза-окна я - душа смотрю на мир, как жилец смотрит на мир через окна-глаза избы, что блестят на лице избы из-под наличников. У лица избы от ее крыльца бежит улица за околицу. Любой из нас скажет: я - личность, у меня свое лицо, облик. И у каждого дома, как и у деревни, и у города, и страны, имеется свой духовный центр и свое лицо.
    Вспомним поэтический образ лебединой Девы с сияющей звездой во лбу. По подобию, внутри избы в святом углу горит лампада. А снаружи на челе избы лучится солнышко-звезда или доска-полотенце с солярной розеткой. В деревне духовным центром для поселян было «лобное место», площадь с часовней. В округе духовным центром была Святая гора, где горел неугасимый огонь. Метод вложения мы можем проследить у многих понятий, связанных со строительством. Например, слово «стан»: стан есть у тела человека; станушка – рубаха: у избы - стены; небольшое поселение – станок; большое поселение – станица; есть придорожная станция; есть стан индусов –– Индостан и прочие станы; в космосе тоже станция. Можете сами поиграть с корнями-матрицами слов: «руб», «ряд», «рот(д)», «кров», «чело», «бор», «тыл», «д(т)вор». Не зря в народной культуре так любима традиционная игрушка – матрешка.        Многослойность матрёшки символически отражает миропорядок. Первоначально матрёшка  вмещала семь разноцветных фигурок , начиналась с красной и заканчивалась фиолетовой. Как любая традиционная обрядность связана с тайнами древнего знания, так и эта народная игрушка являлась обучающим предметом. Открыв, одну за другой, все оболочки матрешки, мы добираемся до крошечного Истока. На старинной матрешке рисовали птицу Паву, ее же вышивали на одежде и на девичьей повязке, на прялке. Птицу подвешивали в Красном углу и на челе избы ее помещали. Во дворе дома птицу ставили на длинном шесте. У разных народов Птица выступает образом творца мира в разном облике: утка, лебедь, ворон, сокол или орел. У нас в шекснинской традиции эта птица Пава больше похожа на сокола.
     - Вам известны какие-нибудь традиции при строительстве дома?
    - По традиции, строи тельство дома начиналось с определения ритуального центра будущего жилища. Сюда втыкалось молодое деревце или сделанный плотниками крест, который стоял до окончания строительства. Деревце или крест уподоблялись мировому древу, символизирующему миропорядок. Так устанавливались отношения подобия между структурой будущего строения и структурой космоса. В центре, обозначенном «мировым древом», закладывалась так называемая строительная жертва, чаще всего конь или бык. Подобно миру, который в мифологическом представлении был «развернут» из тела жертвы, дом также «выводился» из жертвы. Позже вместо жертвы животного клали символические вещи: шерсть, зерно и деньги, которые соотносятся с идеями богатства, плодородия, достатка. Обряд жертвоприношения совмещался с укладкой первого венца и «закладочным» угощением плотников. Теперь все пространство делилось на домашнее и недомашнее, свое и чужое. В старорусской избе центральная ось была обозначена в виде печного столба. Его называли «столбовой» или «кутный» дед. Находясь в центре помещения, печной столб-дед, охраняя очаг, служил воплощением образа «хозяина», «домового». Столбу придавали антропоморфные черты. Сохранились образцы столбов XVIII века - огромные идолы, которые головой даже поддерживали крышу. В древности на дворе усадьбы также устанавливались большие столбы-идолы. С закладкой первого венца строящегося дома во дворе садили домашнее дерево - символ продолжения рода. Во многих деревнях под окнами или во дворе еще стоят такие родовые деревья. Мой дед и прадед тоже садили липу во дворе при строительстве дома. Когда дед сильно болел, бабушка просила посмотреть, не завяла ли липа. В каждой округе деревень было и общее святое дерево со святым источником и заветным камнем. На каменный алтарь возлагали «жертву» родовым предкам в виде поминальной еды и устраивали общую трапезу. В старину вокруг дерева совершался свадебный обряд и праздничные гуляния. Когда христианские церкви были построены на местах поклонения, народные гуляния там продолжались по традиции. При изучении истории дворянских усадеб в Шекснинском районе мы отмечали, что все они расположены на красивых холмах с названием Красная горка. Известно также, что усадьбы Гальских и Брянчаниновых тоже расположены на Красных горах. Вероятно, в екатерининские времена дворяне получали земли, принадлежавшие сельским общинам. Хотя барские усадьбы были обнесены валами и оградами, на время праздника крестьянам всей округи разрешались там гуляния даже ночью. Например, в усадьбе Харзеевых, что в деревне Горка Ершовского поселения, гуляния проходили на Троицу и на Кирику, 28 июля. Жители из Тиркова и из других деревень ходили гулять в парк, где стояли беседки, карусели, «гигантские шаги» и качели. Там зажигали костры, пели песни, плясали под гармошку. Когда здание школы перевезли в Ершово, эти праздничные гуляния забылись. Жители деревни Квасюнино помнят о Троицких гуляниях, проходивших до 50-х годов у Большой Репинской сосны при впадении речки Игайки в Шексну. В Малой Сизьме до сих пор почитается святая рябина у разрушенной церкви в деревне Соловарка. Моя бабушка, 1900 года рождения, рассказывала о многолюдных праздничных гуляниях вокруг этой церкви на Иванов день. В селе Сизьма Большая липа росла на горе Воронец, от нее потом пошло много стволов. Был и Большой камень у липы, но его оттащили в сторону при строительстве дороги и забыли.
     Продолжение следует...
Алексей ДОЛГОВ.
Опубликовано в газете «Звезда» № 3 от 16 января 2021 года.

 

Традиционный крестьянский быт – лучшее средство от грусти

Выходные дни после Нового года многие шекснинцы ждут с нетерпением, а другие - с ужасом. 
Первым не терпится расслабиться и отдохнуть, вторые не знают, чем можно занимать себя на протяжении нескольких дней. Между тем вариантов проведения интересного досуга множество, и совсем не обязательно сидеть на протяжении всех праздников перед телевизором.     Например, можно побывать в Сизьме, ставшей основным туристическим центром Шекснинского района.
    Посмотреть здесь есть, на что. Огромную работу по изучению и возрождению традиций, обрядов и народных промыслов проводит районный Центр традиционной народной культуры под руководством В.В. Егорова.
 
Про Сиземские музеи, пиво и полотенца

     
При ЦТНК создан этнографический музей крестьянского быта, это чудесное сочетание разных видов творчества талантливых людей. В музее широко представлены гончарный, кожевенный, кузнечный и бондарный промыслы. Здесь можно ознакомиться с вышивкой и кружевоплетением, ткачеством, плетением из соломки и бересты. Отдельный интерес вызывают музей хлеба и музей льна. В музее хлеба можно узнать о таких угощениях, как намятыши, рогульки, соченики, пряженики и моченики.
      Наверняка многих не оставит равнодушными музей пива, где можно познакомиться с традиционной технологией домашнего пивоварения.
      Мы не могли не обратить внимание на несколько артефактов, очень похожих на азиатские соломенные шляпы. Разве что сделаны они не из соломы, а из корней хвойных деревьев. На самом деле это не головные уборы, а чаша для складывания пива.
      Музейные коллекции включают в себя старопечатные книги, резные деревянные прялки и другие предметы быта сиземских крестьян. В Центре действуют мастерские народных ремёсел, женских рукоделий, детских игрушек, кружок колокольной музыки «Благовест» и детский фольклорный ансамбль.
     В музее льна содержится уникальная коллекция старинных полотенец. В старину практически на каждое важное событие в жизни человека приходилось особое полотенце, имеющее собственное название и предназначение. Например, свадебным взрушником во время свадьбы крепко связывали руки молодых, чтоб сидели они как можно ближе друг к другу. Делалось это для того, чтобы люди всю жизнь прожили вместе и никогда не разлучались. А вот утиральники и рукотерники имели более утилитарное предназначение – первыми вытирали лицо, а вторыми – руки.
    При этом началась история музея в Сизьме с одного лишь утюга. Еще в 1991 году жительница деревни Артемьево И.А. Храброва предоставила сей экспонат, а глава сельского поселения Г.А. Кузнецова поддержала идею создания музея и выделила для него помещение. С этого момента старинные предметы утвари стали появляться с завидной регулярностью, собрание разрастается до сих пор. В ближайшем будущем в планах есть создание отдельного музея сундука.

Как в Сизьме «шти» ковшами черпали и лопатами уминали
 
      Поездка в Сизьму даст возможность не только прочувствовать атмосферу дореволюционной России благодаря возможности побыть в построенных более века назад домах с соответствующим убранством, но и узнать традиционные рецепты.
      Например, как готовить настоящие пареные щи. В Сизьме привычные для нас щи называют «штями». Вообще в прошлом капуста была основной едой в этом краю. Запасали её в огромных кадушках «тшанах», чтобы хватало до нового урожая. Пареные «Шти» готовили из зеленой капусты и парили в огромном чугунном котле на 20-30 ведер. В кипящую воду клали зеленые капустные листья и целые рыхлые кочаны, разрезанные пополам и без кочерыжки. Специальной деревянной лопатой – «штяной» – капусту в котле уминали.
     Пропаренные капустные листья и кочаны огромным деревянным ковшом перекладывали в трёхведерный еловый ушат. На специальном коромысле два мужика уносят ушат в подвал, где сливали горячее капустное варево в огромную деревянную кадушку и добавляли закваску.
 
Если хочешь быть здоров – обливайся
 
     Неподалеку от Сизьмы находится деревня Починок, куда постоянно съезжаются жители не только Шекснинского района и Вологодской области, но и гости из других регионов. А все потому, что здесь находится одно из наиболее почитаемых паломниками мест - святой источник Пантелеймона Целителя. Сейчас родник благоустроен, облиться водой из источника можно в любое время года. Дорожку к источнику периодически чистят даже зимой, и для всех желающих окатиться приготовлен целый арсенал всевозможных ковшиков и ведер.
 

Из истории
   Согласно воспоминаниям местных старожилов о рассказах их предков, в церковь деревни Соловарка из Вологды на руках несли образ Пантелеймона Исцелителя, написанный в Греции в Пантелеймонове монастыре на Афоне. Икону несли по деревням, где она исцеляла бесноватых. Когда крестный ход подошел к деревне Починок, большинство ее жителей болели поветрием. По их просьбе был отслужен водосвятный молебен у источника возле деревни, а икону обмыли ключевой водой. Больные люди же окачивались этой водой и выздоравливали.

Часовня Ксении Петербургской в деревне Соловарка
 
    Еще одна достопримечательность Сиземского края – это часовня Ксении Петербургской в деревне Соловарка. Там находится местночтимая икона Ксении Блаженной. Место это также популярно у паломников, вся часовенка утыкана записками просящих. Традицию оставлять здесь записки со всевозможными просьбами привнесли гости из Санкт-Петербурга. Впрочем, паломники приезжают сюда не только с просьбами, ведь все внутреннее убранство часовни – это пожертвования благодарных людей за помощь. А истории здесь рассказывают самые невероятные. О них можно узнать из тетради, в которой люди оставляют записи о полученных благодеяниях.    
    Совсем рядом с часовней находится церковь Рождества Богородицы. Сейчас здание наполовину разрушено, но по-прежнему привлекает внимание своей красотой. Каменную церковь возвели в XIX веке, место для нее предопределила икона, появившаяся в одно из воскресений на рябине. Церковь была закрыта в 1929 году в числе одной из первых в Вологодской губернии, в ней организовали мастерскую по изготовлению дровень, саней и телег. В 1960 году из-за неосторожного обращения с огнем здание полностью выгорело.
    Гости Сизьмы наверняка захотят посетить особенный магазин, в котором ничего не продают. Хотя товаров здесь нет, зато есть все необходимое для ведения торгового дела старинное оборудование. Чего стоят одни только весы, размерами больше похожие на качели и способные выдержать солидный вес. В музее истории в Сизьме есть целая коллекция старинных фонарей. Рядом с ними висит несколько необычный прибор, который сразу привлек наше внимание. Устройство состоит из двух частей – снизу обычная керосиновая лампа, а сверху конструкция из металлических пластин. Это термоэлектрогенератор, за счет сжигания керосина способный не только давать освещение, но и обеспечивать электроэнергией радиоприемник.
    Школьников должен порадовать «школьный уголок», оборудованный в музее истории. Здесь несколько старых парт с откидной доской, оснащенный металлическим дном и сплетенный из прутьев портфель.
      Но на наш взгляд, главным элементом является даже не доска, а пучок розг, служивший гарантом дисциплины в классе. Историю детям следует знать хотя бы для того, чтобы еще больше любить современную школу.
Материал подготовил Василий ПЕТРОВ.
Фото автора.
Опубликовано в газете «Звезда» № 1 от 02 января 2021 года.
 
 
 

О деревянной колодке и красных сапожках для цыган

Из книги «Промыслы крестьян Северо­Запада России во второй половине XIX  – начале  XX века» узнаем, что в Череповецком уезде Новгородской губернии (к которому относилось село Никольское, сейчас ­ п. Шексна) в 1895 г. сапожным промыслом занимались 4000 человек,  ими было изготовлено 200 000 пар обуви.
Изготовленную продукцию крестьяне реализовывали на местных ярмарках, а также вывозили в Ригу, Петербург и Олонец.
     Музейщики из Устье­Угольской школы изучили историю обувной колодки, найденной в Орле, в семистах километрах от Шексны. Это исследование привело их в... Нифантово и Шексну и позволило изучить историю сапожного дела в селе Никольское и узнать некоторые факты о работе артели инвалидов «Культура».
 
Из Орла ­ в Нифантово
 
    Среди многочисленных предметов старины, хранящихся в музее Устье­Угольской школы, есть деревянная обувная колодка. Этот экспонат подарила музею заведующая школьной библиотекой В.В. Виноградова.
   Владельцем колодки был дед Валентины Васильевны ­ Михаил Дмитриевич Сидоркин. Он родился на рубеже 19­20 веков, жил в городе Орле и был сапожником. После смерти Михаила Дмитриевича его родственники разбирали дом и нашли обувную колодку. Потом она оказалась у внучки в Шексне, а сейчас ­ хранится в музее Устье­Угольской школы.
    Колодка – это кусок дерева, вырезанный в форме ступни, используемый при шитье обуви. Колодке, хранящейся в школьном музее, более пятидесяти лет. Ее высота ­ 16,5 см, а длина ­ 28 см.  Каблук высотой 2,5 см показывает, что колодка была предназначена для шитья женской обуви.
     Колодка состоит из двух частей, соединенных кованым гвоздем.
    Очевидно, что шекснинские модницы не носили сапожки, сшитые с помощью этой колодки. Однако пять лет назад учащийся школы Михаил Нестеров (сейчас ­ студент Вологодского областного колледжа культуры и туризма) вместе с руководителем музея Т.М. Громцевой решили изучить историю музейного экспоната, и это исследование привело их в... Нифантово и Шексну.
 
Промартель «Культура»
 
   Сапожник И.Г. Цветков в годы Великой Отечественной войны шил и ремонтировал обувь в Кандалакше, а вернувшись домой, работал в промартели «Культура».
    Как удалось выяснить, владелец колодки М.Д. Сидоркин родом из Нифантова, и хотя он очень редко приезжал в родную деревню, здесь у него жил друг Иван Григорьевич Цветков. Он тоже был сапожником, и дружба этих двух мастеровых продолжалась всю жизнь.
     Исследователи нашли в Нифантове дочь Ивана Григорьевича ­ Татьяну Ивановну Леонидову (в девичестве ­ Цветкова), и она рассказала об отце­сапожнике.
    Иван Григорьевич родился в 1902 году в деревне Соболино. Позже семья переехала в д. Малое Нифантово, которая уже не существует. На этом месте сейчас располагаются огороды. После женитьбы Иван построил собственный дом, в котором и теперь собираются дети, внуки и правнуки Ивана Григорьевича Цветкова.
    Во время Великой Отечественной войны И.Г. Цветкова отправили в Кандалакшу. Там он ремонтировал и шил обувь для фронта. Работая в полуголодном состоянии и плохо отапливаемом помещении, Иван Григорьевич заболел чахоткой. Вернувшись домой, он поступил в артель инвалидов «Культура» и брал работу на дом. В семье Цветковых было шестеро детей. Несмотря на болезнь, Иван Григорьевич сам пахал землю, заготовлял и сдавал ивовое корьё, ходил на охоту. Его жена Александра Ивановна работала в катавальне в селе Никольское.
     Известный в Шексне врач Николай Александрович Покровский сумел вылечить Ивана от чахотки.
    Заказов на обувь было много. Иван Григорьевич сам выделывал кожу. От этого, по воспоминаниям Татьяны Ивановны, в доме стоял противный запах. До сих пор дочери, когда копают огород, находят в земле кусочки кожи. Ещё отец подшивал валенки.
   Авторам исследования удалось побеседовать с бывшими работницами артели инвалидов «Культура» Валентиной Кирилловной Шиловой (1931 года рождения)  и Любовью Александровной Скороходовой (1938 года рождения).Они рассказали, что артель находилась в старом двухэтажном здании на перекрёстке улиц Октябрьской и Советской. На первом этаже располагалась парикмахерская и сапожная мастерская; на втором – цех пошива пальто. Обе помнят сапожника Ивана Григорьевича Цветкова.
    Т.И. Леонидова рассказала, что однажды в промартель поступила красная кожа. Узнали об этом живущие в селе Никольское цыгане и заказали И.Г. Цветкову красные сапожки. Он их сшил. Да такие ловкие получились!
    Председателем артели была Малышева Ефросинья Ивановна. На работу принимали со своими машинами, так как в артели было всего две ножных машины. Многие брали работу на дом.
   О работе артели в годы войны читаем в газете «Колхозник­животновод» за 1943 год: «Промартель «Культура» шила для фронта тёплые вещи: фуфайки, брюки, полушубки, одеяла и многие другие предметы армейского обмундирования. Ею отремонтированы 4484 пары обуви, изготовлены 7543 комплекта нового обмундирования».
 
А в основе ­ любовь к делу
 
    Еще не так давно почти в каждой деревне были свои мастера, которые шили, либо ремонтировали обувь. Очень часто сапожниками становились инвалиды.
    Руководитель исследования Т.М. Громцева в детстве жила в селе Едома и вспоминает, что в соседней от них деревне Добрец жил сапожник Смирнов:
    -­ Он вернулся с войны без обеих ног, освоил мастерство сапожника и на радость модницам шил очень красивые сапоги. Я тоже носила сапоги его работы. К нему носили подшивать валенки. И это он делал с большой любовью. Был он человек весёлый и приветливый, хотя ранения давали о себе знать. Воспитал вместе со своей женой четверых детей. Это ли не подвиг человека­инвалида?
   Иван Григорьевич Цветков - еще один достойный пример: трудолюбивый, не падающий духом в любой жизненной ситуации, воспитавший шестерых детей.
Сапожное дело очень тонкое, тут нужны и терпение, и усидчивость, и мастерство, а главное, чтобы желание было. Работа у сапожника ручная и очень непростая. В основе таланта ­ любовь к делу. А с чего начинается эта любовь?  Жгучий интерес к работе сапожника в детстве испытал В.И. Белов, и уже будучи маститым писателем, Василий Иванович пытался найти ответ на этот вопрос в своем произведении «Повседневная жизнь русского Севера»: «Сапожников, как и портных, называли еще швецами. «И швец, и жнец, и в дуду игрец», другими словами ­ мастер на все руки. Профессия чаще всего передавалась от отца к сыну или от деда к внуку.
     По преданию, царь Петр самонадеянно взялся однажды сплести лапоть, но, как ни старался, не смог завершить эту работу. Сшить сапоги не проще...
   Лев Толстой, говорят, шил сапоги. Если сказать об этом настоящему сапожнику, он ухмыльнется: книги у великого писателя получались наверняка намного лучше.
    Сапожнику тоже нужен талант. Без любви к делу талант уходит. С чего же начинается любовь к делу? Никто не знает...».
Алексей ДОЛГОВ.
При написании статьи использована исследовательская работа Михаила Нестерова «Описание музейного предмета. Колодка для обуви».
Опубликовано в газете «Звезда» № 97 от 15 декабря 2020 года.

Шекснинцы, увековечим имена наших земляков – участников Великой Отечественной войны в галерее «Дорога памяти»

В подмосковном Парке «Патриот» возведен  главный храм Вооруженных Сил России в честь Воскресения Христова, посвященный 75-летию Победы в Великой Отечественной войне, а также ратным подвигам русского народа во всех войнах, выпавших на долю нашей страны. 
Храмовый комплекс опоясывает «Дорога памяти» - галерея фотографий  участников войны.
     Если Вы и Ваша семья помните и чтите память Героев Великой Отечественной войны, Вы можете сделать так, чтобы их не забыли и последующие поколения, живущие на нашей земле.
      Всех, у кого есть фотографии участников войны, оставшихся лежать на фронтах, или вернувшихся домой, просят помочь в сохранении памяти нашего Отечества.
     Фотографии Ваших родственников - участников Великой Отечественной войны можно принести в храм (в церковную лавку), военкомат или отправить личным сообщением в социальной сети «ВКонтакте» Нине Черняевой: https://vk.com/id203717649.
Наш корр.
Фото сети Интернет.

Деревянное зодчество Шексны

«Уж как новая моя горенка, во сыром бору она валена, во реке у них она спущена, на светлом месте она срублена, на веселом месте поставлена...», - поется в старинной русской песне.
Чем горожанин отличается от деревенского жителя и почему современная городская архитектура отрицательно влияет на психику человека?
Почему шекснинских плотников называли «ужасными», как в старину хозяева украшали свои дома и сохраняются ли сейчас традиции деревянного домостроения?
   Сегодня мы начнем большой разговор о деревянном зодчестве Шекснинского района, а рассказчиком выступит Э.В. Баранова - шекснинский краевед, руководитель краеведческого клуба «Наследие». Эмма Валентиновна совершила немало экспедиций по нашему району, побывала во многих деревнях, занималась их описанием, и своими наблюдениями она делится со всеми, кто любит родной край и хочет знать о нем больше.
     - Эмма Валентиновна, так ли важно, где мы живем: в городе или деревне, в частном или в многоэтажном доме?
   - В начале ХХ века в нашем крае все проживали в деревнях. Сегодня ситуация в корне изменилась: большинство шекснинцев живут в панельных многоэтажках, ведут городской образ жизни, а деревни опустели.
     За несколько поколений изменились традиции, внешний облик шекснинцев и в целом стиль жизни стал другим. Город диктует свой ритм, другие привычки, тягу к комфорту и развлечениям. Люди, оторванные от земли, утратили навыки сельского труда и связь с народными традициями.
     Но жизнь вносит свои коррективы. Сегодня, оказавшись «под домашним арестом» в четырех стенах многоэтажного дома, многим захотелось иметь «домик в деревне». Ведь для человека естественно равновесие отдыха и деятельности и любые подобные ограничения приводят к дискомфорту.
     Помимо этого, современная городская архитектура и так оказывает сильное отрицательное влияние на психику человека. Само проживание в «многоэтажке» не естественно и вредно для здоровья человека. Здания кубической формы способствует напряженности, придают человеку мрачную сосредоточенность и отсутствие положительных эмоций.
    Когда человека окружают тусклые серые тона, слышится техногенный шум, его работоспособность сокращается в разы. Замкнутое пространство в бетонной клетке квартиры без неба и горизонта, отсутствие солнца и вольного воздуха, вид из окна на однотипные прямоугольные формы домов неизбежно приводят человека к состоянию депрессии.
    Да и статистика показывает, что в многоэтажных районах города даже преступность в разы больше, чем в малоэтажном историческом центре. 
     - Получается, что место жительства накладывает отпечаток на характер и поведение человека.
    - Человека из деревни нетрудно определить среди горожан, так же как и горожанина в деревне. И не только по внешнему облику и поведению, но и по характеру люди тоже отличаются. Горожанин более динамичен, предприимчив, с некоторой свободой в общении.
     Жизнь в деревне размеренна и нетороплива, требует самостоятельности и самых разнообразных навыков.  Поэтому деревенский житель более спокойный, рассудительный и простодушный. И главное, у него есть обостренное чувство малой родины, сопричастности ко всему происходящему. Место, где он родился и вырос, для него имеет особую духовную ценность. В деревне все на виду и жизнь каждого имеет значимость.
   В современном городе легко заблудиться, даже город можно перепутать – до такой степени все обезличено. Потеряв связь со своими родовыми корнями, человек и сам обезличивается, сливается с толпой, становится «как все». Он уже не привязан к культурно-историческому наследию предков. От этого обедняется духовно-нравственное восприятие мира.
     - Вы родились в деревне, теперь живете в Шексне. Где, по-вашему, лучше жить?
     - Мне всегда хотелось посмотреть мир, быть в гуще событий, особенно в молодости. Удалось побывать во многих городах и странах. Но не зря говорят: «Где родился, там и пригодился». Да и жизненные приоритеты с возрастом меняются.
    Когда осуществилась мечта нашей молодой семьи, и мы получили квартиру со всеми удобствами, стало понятно, что это не совсем то, что нужно. Для семьи нужен свой дом, а еще лучше - усадьба. Мы выбрали место на окраине поселка с видом на реку. Сами сделали проект, продумали планировку вокруг дома. Весь склон террасировали каменными стенками и дорожками.  Кто занимался строительством дома, тот знает, сколько надо вложить сил и средств. Да и содержать дом непросто. Но зато сколько радости и удовольствия приносит свой сад, цветы, качели на лужайке, прудик с рыбками.
   Нам захотелось и за огородом обустроить берег. Вместе с соседями стали делать посадки деревьев и кустов, получился целый парк для отдыха. Мы его регулярно выкашиваем. Этой весной еще посадили можжевельники, сливы, вишни, яблони. Зима была мягкой, малоснежной и под горой удалось выкопать пруд. Теперь планируем, как лучше его облагородить. Скучать на пенсии не приходится. Я считаю большой удачей жить в своем доме в красивом месте в таком небольшом городке, как Шексна.
    - Можете ли Вы отметить какие-то особенности в облике нашего поселка?
   - Шексна - это маленький Череповец. В плане застройки у нас есть старый исторический центр, заречье Углы, как и за Ягорбой, северная промышленная часть, и свой зашекснинский микрорайон тоже есть - Нифантово.  
  По архитектуре поселка даже можно проследить основные вехи в истории страны. Хоть мы и отмечаем 65 лет поселку Шексна, но это относительная цифра. Как все старинные населенные пункты, возникшие на слиянии рек, поселение в устье Углы насчитывает не менее тысячи лет. Это подтверждают и археологические находки в районе старого льнозавода.
   В ХIХ веке в историческом центре поселка стояли две деревянные церкви и несколько десятков домов.  К устью Углы подходила сухопутная дорога со стороны Вологды. Здесь была устроена пристань для речных судов и перевоз через реку Шексну. Постепенное разрастание поселения началось со строительством железной дороги и переносом в Никольское волостного правления из деревни Большой Починок. В 1930-х годах волости укрупнили, затем образовался Пришекснинский район, который в то время относился к Ленинградской области.
  За последние полвека Шексна стремительно выросла. И главное влияние на развитие оказало удобное транспортное положение и строительство гидроузла. Поселок постепенно поглотил деревни Черепаново, Починок, Овинец, болото Барбач, село Никольское. Сегодня вплотную к поселку примыкают деревни Митенино, Лютчик. Прогресс и Нифантово фактически являются частью Шексны.
   Начальное поселение возникло в устье реки Углы, поэтому так и называлось - Устье. Последующая застройка шла довольно хаотично, но в целом получила вытянутую форму вдоль реки Шексны, нынешнего Волго-Балта. Со временем на территории поселка оказались тюремные казармы и предприятия исправительной колонии. И шекснинцы с нетерпением ждут положительного решения по вопросу их выноса за пределы поселка. К сожалению, самое красивое место - набережная реки Шексны оказалась недоступна для жилых комплексов из-за сплошной промышленной застройки. А жителям Никольского закрыла вид на реку земляная железнодорожная насыпь.
  Большинство деревянных строений по улице Октябрьской и Барбача – это дома переселенцев из зоны затопления Волго-Балтом в 60-е годы. Вместе со строительством крупнейших предприятий северо-запада ДВП, КХП в 80-х годах появились и жилые микрорайоны многоэтажных зданий для рабочих и служащих. В настоящее время преображается центральная часть поселка: деревянные дома уступают место каменным многоэтажкам.
   О Шексне есть очень интересный и подробный очерк бывшего редактора газеты «Звезда»  В.И. Нечаева с названием «Так рождаются города». И сейчас мы уже дожили до этого времени, когда Шексна достигла статуса малого города.
     - А есть ли какие-то наблюдения по особенности расположения наших деревень?
  - Главной особенностью северо-русских селений можно отметить гнездовой тип расселения. Это связано с общинно-родовым способом хозяйствования. Деревни располагаются вокруг церковного погоста. Каждый куст деревень, по-старому - волость, имеет свое местечковое название: Чаромское, Сизьма, Дубники, Пача, Веретье, Чебсара. В старых описаниях населенных мест указывалось селение, в котором находится волостное правление, расстояние до него от деревни и на каком водном источнике стоит деревня.                           
   При выборе места поселения учитывалось многое: удобство сообщений, рельеф, ориентация по солнцу, защита от господствующих ветров, близость грунтовых вод. Но в народе никогда не отделялось функциональное значение от красоты места. 
Поэтому неповторимость природы способствовала и неповторимости облика каждого селения. Особенно органично вписаны в ландшафт церкви и часовни.
   Принцип размещения храма зависел не только от религиозных канонов, но и учитывалось его восприятие с основных направлений. Большинство церквей поставлены на высоких холмах. А вот наш Никольский храм расположен под горой. Но он прекрасно просматривается с холма, по долине Углы и со стороны реки Шексны.   
    - Эмма Валентиновна, а какой раньше была планировка деревень?
    - Главными дорогами на Русском Севере были реки. Большинство наших деревень тяготеют к речкам. Поэтому у нас наиболее древний вид планировки прибрежно-рядовой. Дома, расположенные порядками, смотрят окнами на речную гладь. Северянину важно видеть подъем и спад воды, движение судов по реке, определять погоду по заре. И еще важно, чтобы жилая часть хорошо прогревалась солнцем, то есть была расположена на юг, «на лето».
   Приречную планировку мы можем увидеть в старой деревне Нифантово со стороны реки Шексны. Дома первого и второго порядка смотрят окнами на реку. Здесь же присутствует и уличная планировка домов более поздней застройки вдоль дороги, идущей от бывшего речного перевоза.
   Подобное расположение домов мы встречали в Камешнике, Березнике, Камешнице. С затоплением водохранилища многие дома приречных деревень при перемещении ставились уже лицом к дороге.
    Уличный тип планировки на севере был вторичен. Изначально, не дом ставился у дороги, а дорога подходила к дому. Потому что было важно для дома выбирать красивое место.
  Начиная с XVIII века казенными предписаниями такую «пейзажную» планировку селений стали переводить на регулярную уличную, когда порядки домов строго ориентировались на дорогу.
    Если поселение разрасталось, то местом отсчета служила площадь, от которой лучами расходились улицы. Типичные примеры - деревня Потеряево, село Сизьма.            И в центральной части Шексны мы тоже наблюдаем, как от площади Никольского храма отходят шесть радиальных улиц: Береговая, Пионерская, Советская, Социалистическая, Октябрьская и Мира.
    Если мы посмотрим сверху на Чуровское поселение, то заметим, что от храмовой площади дома выстроились вдоль шести радиальных дорог, идущих в сторону деревень.
   Еще одно интересное наблюдение. Если на карте соединить прямыми линиями храмы бывших церковных приходов, то вы увидите сеть из равносторонних треугольников. Все здания храмов строго ориентированы по сторонам света и находятся в «радиусе действия» друг друга. Это указывает на то, что в России существовала единая заранее спроектированная система управления, которая связывала все населенные пункты между собой.
   На это указывает сама единица измерения расстояний - верста. Слово верста происходит от «вервь», (веревка), то есть «связь». Вервстать – значит связывать, соединять. Вервник значит кровный родственник. Только с 1918 года измерение расстояний в России было переведено с верст на километры. Полосатые верстовые столбы еще долго стояли на почтовом тракте из Вологды на Мяксу.
    С начала века сохранилось поверстное расписание между пристанями по реке Шексне, по которому мы можем узнать расстояние и название многих исчезнувших деревень.
    Известно, что Москва, как и все старинные русские города имеет радиально-кольцевую планировку. От Кремля по 12 лучам расходятся дороги, на кольцевых пересечениях с которыми  расположены города.
    А наша Вологда лежит на луче от Санкт-Петербурга. На совершенно прямой линии расположены Тихвин – Вологда - Солигалич – Киров - Пермь - Тюмень. Реку Шексну этот луч пересекает в районе Починковского карьера. И, думаю, что это тоже неслучайно, ведь до 30-х годов именно здесь размещалось волостное правление нашего края и стояла часовня. Большой Починок был центром Починковской (Чуровской) волости.
    - Есть ли какие-то особенности у домов в Шекснинском районе?
    - Для каждого дома была характерна своя художественная неповторимость как внутри, так и снаружи жилища.
За особое мастерство шекснинских плотников называли «ужасными», то есть искусными. Умели наши деды строить и хоромы, и храмы. Но многочисленные войны, разорения и коллективизация основательно разрушили народные традиции домостроения. Несмотря на это, в отдаленных деревнях района нам встретились интересные дома.
Большие, просторные, нередко двухэтажные деревянные дома в Вологодской области и до сих пор иногда называют хоромами. Старые дома, стоящие на подклете имеют трехскатные крыши.  Верх кровли венчает небольшой мезонин - вышка, или по-старому - голубец. Иногда такой мезонин ставят и на крыше заднего двора. В дворовой части некоторых старых домов сохранились большие ворота, куда взъезжали лошади с груженой телегой прямо на сарай. Двухэтажные дома сохранились в Камешнике, по деревням Сизьмы.                                                                                
    В.И. Нечаев пишет в своем очерке о таких домах, отобранных у зажиточных хозяев в годы советской власти и перевезенных в Никольское.
«Дом купца Баранова на берегу Шексны был отдан под волостной военкомат, а позднее здесь было кредитное товарищество. Дом купца Лохичева стал нардомом, другие дома занимали разные учреждения. Исполком сначала находился в казенном помещении волостного правления и принадлежал земству. Стояло это здание около дома Черницыных, а затем исполком переехал в дом купца Лохичева. В 30-е годы здесь размещался радиоузел, клуб и библиотека, теперь уже в перестроенном виде в здании находится районный Дом пионеров, и одну из комнат занимает методический кабинет районного отдела народного образования».                                                                     
  В деревне Камешник сохранились три двухэтажных дома, отобранных советской властью у местных богачей. Они были приспособлены под социальные учреждения: библиотеку, школу, медпункт. Здания сохранили свой уникальный деревянный декор.
В Сизьме до революции было около десятка двухэтажных домов. В селе до сих пор стоят дома на высоком подклете, куда в рост можно зайти по хозяйственным нуждам.
В деревне Давыдково наш родовой дом стоит около 120 лет, что большая редкость для жилого дома. Построил его Иван Титович Харьезин, мой прадед. Раньше дом опоясывала красивая «гальдарея», на сарай был взъезд в широкие ворота. Избу-зимовку, примыкавшую к новому дому и топившуюся по-черному, разобрали в 30-х годах. До сих пор дом крепкий, потому что хозяева были сами плотники и дом берегли.
  Украшением старых домов служит крыльцо. Таким крыльцом с крытой лестницей  мы можем полюбоваться  у дома Лапихиных в селе Сизьма. Здесь же мы видим восстановленный взъезд на сарай и красивый резной балкончик.
Совсем другой тип крыльца мы обнаружили в деревне Красное. Здесь другое конструктивное решение: высокое крыльцо не с боку дома, а взято под крыло крыши и украшено балясинами.
   Большой редкостью стали особые украшения шекснинских домов -  ажурные перетяжки на фронтонных окнах. К сожалению, они доживают свой век. В деревню хлынул поток пластиковых окон, сайдинга и глухих металлических заборов. Резной вологодский палисад стал большой редкостью.
Сейчас, если и строятся деревянные дома в деревне, то по упрощенной схеме, как говорится, без излишеств. Часто можно наблюдать нарушение пропорций, уродливые крыши с переломом, ассиметричные окна даже на фасаде здания.
    - И все-таки сохраняются ли какие-то традиции домостроения?
  - В основном сохраняются традиции украшения домов пропильной резьбой. Во многих деревнях нам встречались красивые ухоженные дома, украшенные деревянным кружевом.
    В деревне Остров проживает мастер плотницкого ремесла Сергей Николаевич Смирнов, который преобразил многие дома своей деревни ажурной пропильной резьбой.
Многие знают нифантовский «пряничный домик», заботливо украшенный хозяином Н.Ф. Шмелевым.
На въезде в Сизьму туристов встречает особо украшенный ажурным кружевом дом Голубевых.
Есть рачительные хозяева в Чебсаре, Чаромском, Потеряеве, Поддубье, Ершове, Потеряеве, с любовью хранящие традиции деревянного убранства домов.
Хочется обратиться к землякам с пожеланием продолжать и развивать родные традиции деревянного зодчества.
Алексей ДОЛГОВ.
Опубликовано в газете "Звезда" № 57 от 28 июля 2020 года и № 58 от 01 августа 2020 года.
Фото предоставлены Э.В. Барановой и из арохива редакции.

Последняя запись: «Погиб в плену, февраль 1943 год». Одним пропавшим без вести земляком стало меньше

Более семидесяти лет красноармеец В.Ф. Осипов из деревни Копылово Сиземского поселения значился как пропавший без вести. 
Долгие годы его внучка Е.Н. Быкова пыталась выяснить судьбу деда, и ее настойчивость была вознаграждена.
     В воскресный день 22 июня 1941 года стояла отличная погода. Было солнечно и жарко. Василий Федорович и его восьмилетняя дочь Руфина катались на лодке. Лодка раскачивалась на ходу и маленькая Руфина со страхом хваталась за грудь своего отца, уговаривая быстрее плыть к берегу. Он  с нежностью взял дочь на руки и с улыбкой прошептал: «Не трусь». Возвращаясь, они увидели людей, которые махали им руками и что-то кричали. Когда лодка причалила к берегу, до них долетели слова: «Эй, в лодке, война!» А вечером этого же дня Василия Федоровича вызвали в Сиземский сельсовет, затем он отправился в военкомат и на фронт…
     Жена Василия Федоровича, Парасковья Дмитриевна осталась с тремя детьми - старшей Руфиной и младшими Галиной и Юрием. Через несколько недель семья Осиповых получила долгожданное письмо с фронта, в котором было написано всего пару строк «Жив, здоров. Как дети? За меня не беспокойтесь». В начале сентября 1941 года пришло второе письмо. В нем Василий Федорович сообщил родным, что идут ожесточенные бои, а в конце этого же месяца семья Осиповых получила извещение о том, что В.Ф. Осипов пропал без вести 17 сентября 1941 года. Парасковья Дмитриевна пролила много слез по мужу и от горя сильно заболела. Позже она отправилась в Вологду, в больницу, но на прием опоздала и бесследно пропала в ночном городе. Трое маленьких детей остались  сиротами.
      Шли годы, и вот уже Руфина Васильевна рассказывала своим детям о той лодочной прогулке и ее последних моментах, проведенных с отцом.
      Е.Н. Быкова, внучка пропавшего без вести, рассказывает:
      - Мама часто вспоминала деда. Он был красивый, писал стихи, играл на гитаре. Каждое утро  спешил в Сизьмарецкую школу в деревню Васьково на работу. Помогал учителям заниматься с ребятишками, топил печи и убирал территорию около школы. Когда мамины родители пропали, дети годами искали обоих, но безрезультатно.
     Елена Николаевна чувствовала, что не мог ее дед пропасть просто так и не быть нигде упомянутым. Уже будучи взрослой, она решила найти всю информацию о своем дедушке. В военкомате узнала, что Василий Федорович пропал без вести под Ленинградом. Через пять лет она снова обратилась в военкомат. Вторая попытка оказалась более успешной. Ей сообщили, что В.Ф. Осипов служил в 90-ой стрелковой дивизии. Прослеживая боевой путь дивизии, Е.Н. Быкова выяснила, что в середине сентября 1941 года дивизия находилась в районе деревни Покровка Красногвардейского (ныне Гатчинского) района, где шли ожесточенные бои. Наши войска несли потери, было много убитых, раненых и взятых в плен. 
     Затем последовали обращения в поисковые группы, но в списках найденных погибших солдат фамилии Осипов не было.
     - Я подумала, а вдруг он был взят в плен. Отступать я даже не думала,  мне очень хотелось узнать правду. И совсем неожиданно в мае этого года на мой электронный адрес поступило письмо из Министерства обороны России, в котором мне предлагали зайти в личный кабинет и проверить корректность добавленной информации на героя Осипова. Дрожащими руками я открыла письмо и чувствовала, что готова расплакаться. Это был документ на немецком языке - персональная карта военнопленного Осипова Василия Федоровича. Я перевела истертый текст, в котором говорилось, что мой дед был в плену с 1941 года по февраль 1943года.
     Из документов следовало, что 24 сентября 1941 года после ожесточенных боев в районе д. Покровка В.Ф. Осипов попал в плен и был привезен в город Чудово Новгородской области. Там размещались лагеря для военнопленных советских солдат. Условия нахождения в лагерях были ужасные. У пленных красноармейцев отбирали всю теплую одежду, их размещали в сырых, холодных помещениях. Дневная норма питания для каждого пленного составляла 100 граммов хлеба и 10 грамм крупы. От истязаний, голода и холода ежедневно умирало по 20-30 человек. Людей, не способных работать, фашисты убивали. В деревне Оскуй, где лагеря для военнопленных располагались в каменной церкви и на скотном дворе, при отступлении немцы построили оставшихся в живых пленных в шеренгу и приказали сделать шаг вперед тем, кто не может идти самостоятельно. Из шеренги вышли 55 красноармейцев, немцы отвели их на скотный двор и расстреляли.
     - Мой дед провел два месяца в концлагере в Чудово,  после чего был отправлен в Германию. Моя мама всю жизнь говорила, знать бы, где папа похоронен, поглядеть бы могилку… И вот, спустя 79 лет я нашла могилу своего дедушки. Он похоронен в Германии, в городе Витцендорфе после полутора лет нахождения в концлагере Шталаг XD (310).
    Из  дневника стрелка Г.Д. Майера, который с января 1942 года находился на службе в Витцендорфе, узнаем жуткие подробности об этом концлагере. Он был создан специально для советских военнопленных, рассчитанный на прием до 50000 узников. Пленных солдат Красной Армии держали в открытом поле, где они были предоставлены сами себе и смерти. В сентябре-октябре 1941 г. особая команда СС проводила селекцию среди пленников. Из отобранных пленных примерно 1100 предполагаемых или фактических евреев, политических комиссаров, инвалидов и представителей интеллигенции были расстреляны в концлагере Заксенхаузен при помощи специального устройства для выстрела в затылок, замаскированного под медицинский прибор для измерения роста. После освобождения лагеря британской армией в 1945 году, 16 000 убитых военнопленных были похоронены на советском кладбище Витцендорф в братских могилах.
      Последняя запись о красноармейце В.Ф. Осипове с лагерным номером 42237 гласит «Погиб в плену, февраль 1943 год».
     Более трех миллионов воинов Красной Армии пропали без вести в годы Великой Отечественной войны. История поиска красноармейца из сиземской глубинки хороший пример, что слова «пропавший без вести» - не окончательный приговор, и настойчивость и желание узнать правду приносят свои плоды.      
Елена ЛИСЕНКОВА.
Опубликовано в газете "Звезда" № 57 от 28 июля 2020 года.
Фото предоставлены Е.Н. Быковой.

Почем в Сизьме треска и может ли детская проказа историков озадачить? А также почему выгодно выйти замуж за сиземский бадожок и другие рассказы от сотрудников районного Центра традиционной народной культуры

Районный центр традиционной народной культуры (РЦТНК) занимается возрождением традиций, обрядов, обычаев, народных промыслов, которые бытовали на территории Шекснинского района, и является своего рода хранителем традиционной народной культуры.
Весной и летом из-за карантинных мероприятий сотрудники Центра не могли вести экскурсионную деятельность, но систематическая работа по изучению родного края продолжается. 
 
Мир духовности, а не цифры
 
     - Изучение родного края - это кладезь неимоверной глубины. Не объять всего, сколько старшее поколение знает, помнит и, конечно, передает нам, - рассказывает В.В. Егоров, директор Центра традиционной народной культуры. - В центре работают 18 человек, а располагается он в селе Сизьма и в Шексне. Отрадно, что к нам приходят дети и с большим удовольствием занимаются изучением традиций как фольклорных, так и ремесленных. Здесь они погружаются в иной мир, с иными ценностями и иными законами. Мир строгих чисел сменяется миром духовности и творческого общения. Ведь очень важно с малолетства заложить у ребенка росточки духовности и народной культуры.
     Вместе с Владимиром Валентиновичем мы поднялись на колокольню Сиземского храма Николая Чудотворца. Отсюда начнем знакомство с работой центра, и это логично. Каждый православный человек с особым благоговением относится к колокольному звону. В старину, когда звонили колокола, люди крестились, а мужчины снимали шапки. Старожилы вспоминают, что особенно искусным звонарем в Сизьме были Александр Кунташов и его сын Иван.
    Чтобы легко запомнить различные звоны, использовались речевки. Например, быстрый звон хорошо ложится под напев: «В магазине есть треска. Почём треска, почём треска. Две копейки с половиной, две копейки с половиной...», а звонить в умеренном темпе можно, напевая: «Ходи в храм молися Богу, ходи в храм молися Богу. Ходи в храм, ходи в храм. Ходи в храм молися Богу...».
     В.В. Егоров:
    - В старину, когда крестьяне жили своим личным хозяйством, всей семьей в церковь часто ходить не могли. Люди трудились в поле, на своих огородах  и, услышав колокольный звон, который раздавался по округе, стояли и молились Господу Богу одновременно с теми, кто был в храме Божием.
    Колокольный звон - это особый вид молитвы, но использовался он и в обыденной жизни. Если случался пожар или другая опасность, то звонили набатом в колокол, который назывался «полохольный», от слова «всполошиться», «испугаться». И тогда жители всей округи собирались, чтобы помочь тем, кто попал в беду.
      Заблудился человек в лесу, и снова своеобразно звонили в колокола, чтобы он  мог выйти из леса.
     Из летописей известно, что в XIX веке на колокольне нашего храма висело тринадцать колоколов. Самый большой колокол, весом 102 пуда, был куплен в Ярославле. По Волге и Шексне его доставили в Ирму, а затем поставили на большой щит и 17 километров тащили покатом, подкладывая под щит бревна. Этот колокол был разбит в 1894 году, и нашим местным торговцем Дмитрием Веселовским в Вологде был куплен колокол в 110 пудов. Его доставили в Сизьму на специальных санях, которые тянули восемь лошадей.
     В 1990 году в Сизьме начали восстанавливать храм. На колокольню подняли четыре колокола и с того времени сиземские ребята учатся звонить в колокола. Сейчас молодые звонари - Данил Голубев и Иван Горушкин.
     На колокольне сиземского храма сорок колоколов. В один из них звонили еще до революции. В советское время этот колокол использовался в качестве пожарной рынды, благодаря чему и сохранился.
   Восемь колоколов собраны с Шекснинского района: из Ершово, деревни Гороховское (вблизи Юрочкино), с Ивашево и других деревень. А в 2018 году благодаря жертвователям и попечителям из Москвы в Сизьму был доставлен набор колоколов, состоящий из 31 колокола, общим весом около трех тонн. Самый большой благовестник весит 1200 килограмм, второй - поменьше - 620 кг, и дальше по убывающей - 310 кг, 160 кг и т.д.
     На четырех колоколах имеются надписи: «Колокол сей отлит в граде Тутаеве Ярославской области на заводе братьев Шуваловых для храма святителя Николая Чудотворца села Сизьма усердием жертвователей и попечителей в 2018 году от Рождества Христова».
 
Как быстро меняется быт человека!
 
    Планы на этот год у Районного центра традиционной народной культуры были грандиозные: проведение 2-го Областного фестиваля по кружевоплетению «Волшебная ниточка», 10-го районного детского фольклорного праздника «Красная горка», 3-го районного фестиваля традиционной женской культуры «Жены-мироносицы», 2-го открытого районного фестиваля «Мастера и подмастерья» в рамках районной ярмарки. Планировался праздник села Сизьма, ведь в этом году у Сизьмы юбилей - 560 лет с момента первого упоминания села в летописных источниках. Однако в связи с карантинными мероприятиями все это пришлось перенести на более поздние сроки.
     В.В. Егоров:
      - Сейчас, в основном, мы работаем в онлайн-режиме: проводим фотовыставки, викторины, мастер-классы по традиционной народной культуре, по народным промыслам, принимали участие в эстафете «Пироги Вологодчины», в онлайн-акциях, посвященных Дню Победы «Окна Победы», «Свеча памяти»,а также посвященных Дню отца, Дню славянской культуры и письменности...
     В период карантина центр не имел возможности принимать экскурсионные группы и даже одиночных посетителей. Время даром не теряли. Появилась возможность заняться систематизацией и обновлением музейных фондов. И.В. Алексеева, заведующая музейным отделом центра рассказывает:
     - В связи с большой загруженностью у нас накопились неучтенные этнографические экспонаты, которые лежали в запасниках и ждали своего часа. За время изоляции мы каждый из них зарегистрировали и поставили на учет, т.е. каждый экспонат  сфотографирован, на него заведена инвентарная карточка как в бумажном, так  и в электронном виде.
     Удивительно, но в наших фондах есть предметы быта из сиземских домов, назначение которых неизвестно. Опрашиваем людей, но даже старожилы не могут вспомнить, для чего они использовались.
    Действительно, бытовая жизнь меняется стремительно, и это еще раз доказывает, насколько важна работа по сохранению старины. Показывая предметы сельского быта, Ирина Владимировна обращает внимание на четыре железных наконечника. Их назначение тоже определили не сразу. Оказалось, это предплужники, т.е. железные наконечники, которые надевались на соху - деревянное пахотное орудие крестьян. 
 
Дети любят рисовать. Это правда! Что скрывать?
 

  Особый интерес представляют письменные документы. Некоторые экспонаты, хранящиеся в центре, настолько уникальны, что даже позволяют поспорить с профессиональными историками. Владимир Валентинович показывает небольшую по размеру, но толстую книгу. Почти двадцать лет назад ее передала в музей Клавдия Павловна Уличева, уроженка деревни Телибаново, что в Малой Сизьме.
     В.В. Егоров:
    - Клавдии Павловне эта книжка перешла в наследство от бабушки, которая была родом из деревни Демсино Чаромской волости. Книжка старая, где-то середины XIX века, и написана вручную вареной сажей. Считается, что книги в старину переписывали в монастырях, в городах, но есть все основания полагать, что эта рукописная книга нравоучительного содержания делалась в сельской местности.
   Книга украшена шикарными орнаментами, заглавная буква каждой главы красиво оформлена. Вероятно тот, кто писал книгу, отлучился ненадолго. И любопытный ребенок, думаю, что это была девочка, воспользовалась тем, что взрослых нет рядом, открыла чистый разворот и в церковной книжке нарисовала может маму, может бабушку с неким предметом. Его назначение современному человеку непонятно. На рисунке женщина в одной руке держит мотовило, которым мотали льняные нитки, а в другой - клубок. Мотовило изображено с такими подробностями, какие не мог знать городской ребенок того времени. Неизвестно, как отнеслись к этой проказе взрослые, но чтобы книжка не распалась, переписчик не стал вырывать испорченные листы и продолжил писать душеспасительную книгу.  
 
Сиземский хроникер
 
   А еще в фондах Центра хранится много рукописных тетрадей-летописей, каждая из которых уникальна и бесценна. Особый интерес представляет рукописная тетрадь волостного старейшины Сиземской волости Александра Ивановича Куликова, переданная в дар центру его близким родственником В.Н. Кузнецовым в 2004 году. На титульном листе читаем надпись: «Летопись, заключающая в себе годовые обзоры, метеорологические наблюдения, урожаи хлебов и трав, народные промыслы, этнографию, статьи по пчеловодству и годовые отчеты по пчеловодству. Составлена сия книга хроникером А.И. Куликовым в 1891 году. Сиземской волости Вологодского уезда дер. Мальгино».
    Свою тетрадь хроникер А.И. Куликов вел вплоть до 1929 года, и даже подробно зафиксировал, как в Сизьме проводилась коллективизация.
    А вот автор другой тетради, хранящейся в центре, неизвестен. Эту тетрадь передала в дар тогда еще музею сиземского Дома культуры бывшая глава сельсовета Галина Александровна Кузнецова. В тетради - подробный список кулаков по Сиземскому сельсовету за 1933 год. Сначала автор делал описание семьи, а затем расписывал, чем семья занималась, какое имела хозяйство. Например «...Хозяйство кулацкое. Бывший крупный торговец. До революции принадлежал к партии эсэров. Постоянный наем рабочей силы. Имел земли до 60 гектар. Эксплоатация наемного труда. Занимался развалом колхоза. Имел пряничное и крендельное производство».
     Или другой пример из описи хозяйства Виноградова Константина Дмитриевича из деревни Дураково: «...Хозяйство сильно крепкое. Имел до революции свой собственный дом и сапожную мастерскую в городе Вологде. Держал учеников до 4-5 человек. Постоянный наем рабочей силы. После революции имел сапожную мастерскую, держал учеников до трех человек. Спекуляция хлебом и кожей. Сапоги шил и продавал на частном рынке».
     В этой же тетради приведен список зажиточных крестьян. Многие из них, как и кулаки, также подверглись репрессиям.
     В.В. Егоров:
    - В старину в Вологодском уезде сиземские земли считались одними из самых плодородных. И читая отчеты за советское время, видим, что ни один колхоз не давал столько зерна, сколько давала Сизьма. Недаром ее назвали второй Украиной. Старожилы рассказывали, что девушки из других волостей, из других уездов старались выйти замуж в Сизьму. Говорили «Выйти бы за бадожок, лишь бы на сиземский бережок», то есть готовы были выйти замуж за палку, лишь бы только в Сизьму.
     Если бы не было революции, Великой Отечественной войны, то в наши дни Сизьма могла бы стать небольшим торговым городком, ведь до революции в Сиземской волости бытовало 387 народных промыслов. Здесь изготовлялось все, начиная от иголки, и заканчивая большой избой.
    В апреле 2005 года заведующая Шекснинским ЗАГСом Екатерина Александровна Пазгалова передала центру Похозяйственную книгу Сиземского сельсовета, которая велась до 1927 года.
     В.В. Егоров:
     - Сейчас у многих людей проявляется живой интерес к своим корням. К нам постоянно обращаются как жители Сизьмы, так и многочисленные земляки, которые живут в разных уголках страны с целью более подробно узнать свою родословную. Также благодаря архивным книгам мы уточнили даты рождений многих участников войны, тружеников тыла, вдов погибших.
 
Скрупулезная работа
 
   Шекснинский район в этнографическом плане уникальный. Исторически состоит из двух губерний, трех районов. Вот и получается, что в сиземской стороне - одна традиция, за Чебсарой (Домшино, Братково, Согожа...) - другая, в Ершовской стороне - третья традиция. Например, деревня Шигоево недалеко от Сизьмы, но по своим традициям тяготеет к Ершову, Камешнику. Именно поэтому сотрудники Центра традиционной народной культуры не только собирают краеведческую информацию. Не менее важно ее анализировать, и, что называется, «разложить по полочкам».
   - Материалы всех этнографических экспедиций, проведенных центром в Шекснинском районе с момента основания, сохранены на электронных носителях, расшифрованы, и мы используем их при проведении экскурсий, - рассказывает М.С. Волкова, заведующая учебно-методического отделом центра. - Нами записано много материалов по традиционной пище, частушки, потешки, старинные песни. Например, когда я провожу экскурсию в музее крестьянской избы, то показывая туристам зыбку, в которой раньше спал ребенок, пою старинную колыбельную. Ее мы записали от Мараковой Валентины Александровны из деревни Киселево Сиземского поселения.
   «Котя, котенька, коток,
   Котя - серенькой хвосток,
   Прийди, котя, погулять,
   У нас Ваню покачать.
   Бай, бай, бай, бай.
   Уж я котеньке коту,
   За работу заплачу,
   Дам кусочек пирожка,
   Да кувшинчик молочка.
   Бай, бай, бай, бай».
   Мне очень нравится эта песня, и туристы, услышав ее, признаются, что сразу спать хочется.
     Еще давняя мечта сотрудников центра - сделать сборник по беседам, т.е. гуляний и вечерок, на которые собиралась молодежь, пока в деревнях не появились клубы. Были беседы рабочие, были праздничные, которые назывались весЁлыми. В планируемый сборник войдут материалы по сиземской зоне (Сизьма, Княже, Чаромское, Чуровское), причем собранные не только сотрудниками центра.
     - В наших фондах есть материалы экспедиций за многие годы, которые проводились в Шекснинском районе, областным научно-методическим центром, Кадуйским ЦТНК (пос. Хохлово), череповецкими фольклорным коллективом  «Матица» и семейным клубом «Основа», Череповецким ЦТНК (село Воскресенское), - рассказывает Г.А. Иванова, заместитель директора РЦТНК. - Уже полгода с ними скрупулезно работает Александра Владимировна Французова - выпускница Санкт-Петербургской государственной консерватории имени Н.А. Римского-Корсакова. Она прослушивает записи, делает их анализ... В книге будет много фотографий, описание традиций, указание места, где взят этнографический материал, тексты и ноты песен. Мы планируем сделать реконструкцию бесед с участием детского фольклорного ансамбля «Наследие»  и записать видеодиск. Это очень большая и кропотливая работа. Если все получится, то к концу следующего года появится не просто книга по фольклору, но и замечательное учебное пособие для педагогов и специалистов по народной культуре, а также всем любителям традиций.
     Все это - планы на перспективу, а в ближайшее время сотрудники центра примут участие в «Областной патриотической экспедиции Победы: знаем, помним, сохраним». РЦТНК является одним из партнеров этого проекта. Вместе со своими детьми и внуками они посетят «детей войны», запишут их воспоминания. И опять, строго по научному: с фото, видео и аудиофиксацией, четким перечнем вопросов. Итогом работы станут доклады на конференции в ноябре, а самые интересные материалы войдут в областной сборник «Дороги Победы».
 
Доверено сохранить
 
     17 июня Е.Б. Малышева, заместитель главы сельского поселения Сиземское, пригласила сотрудников Районного ЦТНК в деревню Шигоево, в дом отца Крякунова Бориса Ивановича.
     Борис Иванович родился в 1930 году и вырос в деревне Борисово Шигоевского сельсовета (позже - Еремеевский сельсовет) Шекснинского района. Мать - Ксения Ивановна - рано овдовела. В годы войны Борис и его брат Николай взяли всю мужскую работу на свои плечи. Затем Николай, отслужив в армии, уехал жить в Мончегорск, а Борис остался в родном доме за главного мужчину.
   Борис Иванович был конюхом, скотником, в летний период работал на зерносушилке, а еще занимался кладкой печей, ремонтом, строительством домов. Работал ответственно, и дома, как говорят, сдавал «под ключ». До сих пор в деревне Шигоево есть дома, построенные им. Он был таким, о ком говорят «на все руки мастер». Умел катать валенки, сам мастерил сани и телеги. Плотничал обычно один, свой строительный инструмент никому не доверял.
      Елена Борисовна сохранила и передала в музейный фонд РЦТНК более сотни старинных предметов быта.
Алексей ДОЛГОВ.
Фото автора.
Опубликовано в газете «Звезда» №  53 от 14 июля 2020 года и № 54 от 18 июля 2020 года.

Почем в Сизьме треска и может ли детская проказа историков озадачить? А также почему выгодно выйти замуж за сиземский бадожок и другие рассказы от сотрудников районного Центра традиционной народной культуры

Районный центр традиционной народной культуры (РЦТНК) занимается возрождением традиций, обрядов, обычаев, народных промыслов, которые бытовали на территории Шекснинского района, и является своего рода хранителем традиционной народной культуры.
Весной и летом из-за карантинных мероприятий сотрудники Центра не могли вести экскурсионную деятельность, но систематическая работа по изучению родного края продолжается. 
 
Мир духовности, а не цифры
 
     - Изучение родного края - это кладезь неимоверной глубины. Не объять всего, сколько старшее поколение знает, помнит и, конечно, передает нам, - рассказывает В.В. Егоров, директор Центра традиционной народной культуры. - В центре работают 18 человек, а располагается он в селе Сизьма и в Шексне. Отрадно, что к нам приходят дети и с большим удовольствием занимаются изучением традиций как фольклорных, так и ремесленных. Здесь они погружаются в иной мир, с иными ценностями и иными законами. Мир строгих чисел сменяется миром духовности и творческого общения. Ведь очень важно с малолетства заложить у ребенка росточки духовности и народной культуры.
     Вместе с Владимиром Валентиновичем мы поднялись на колокольню Сиземского храма Николая Чудотворца. Отсюда начнем знакомство с работой центра, и это логично. Каждый православный человек с особым благоговением относится к колокольному звону. В старину, когда звонили колокола, люди крестились, а мужчины снимали шапки. Старожилы вспоминают, что особенно искусным звонарем в Сизьме были Александр Кунташов и его сын Иван.
    Чтобы легко запомнить различные звоны, использовались речевки. Например, быстрый звон хорошо ложится под напев: «В магазине есть треска. Почём треска, почём треска. Две копейки с половиной, две копейки с половиной...», а звонить в умеренном темпе можно, напевая: «Ходи в храм молися Богу, ходи в храм молися Богу. Ходи в храм, ходи в храм. Ходи в храм молися Богу...».
     В.В. Егоров:
    - В старину, когда крестьяне жили своим личным хозяйством, всей семьей в церковь часто ходить не могли. Люди трудились в поле, на своих огородах  и, услышав колокольный звон, который раздавался по округе, стояли и молились Господу Богу одновременно с теми, кто был в храме Божием.
    Колокольный звон - это особый вид молитвы, но использовался он и в обыденной жизни. Если случался пожар или другая опасность, то звонили набатом в колокол, который назывался «полохольный», от слова «всполошиться», «испугаться». И тогда жители всей округи собирались, чтобы помочь тем, кто попал в беду.
      Заблудился человек в лесу, и снова своеобразно звонили в колокола, чтобы он  мог выйти из леса.
     Из летописей известно, что в XIX веке на колокольне нашего храма висело тринадцать колоколов. Самый большой колокол, весом 102 пуда, был куплен в Ярославле. По Волге и Шексне его доставили в Ирму, а затем поставили на большой щит и 17 километров тащили покатом, подкладывая под щит бревна. Этот колокол был разбит в 1894 году, и нашим местным торговцем Дмитрием Веселовским в Вологде был куплен колокол в 110 пудов. Его доставили в Сизьму на специальных санях, которые тянули восемь лошадей.
     В 1990 году в Сизьме начали восстанавливать храм. На колокольню подняли четыре колокола и с того времени сиземские ребята учатся звонить в колокола. Сейчас молодые звонари - Данил Голубев и Иван Горушкин.
     На колокольне сиземского храма сорок колоколов. В один из них звонили еще до революции. В советское время этот колокол использовался в качестве пожарной рынды, благодаря чему и сохранился.
   Восемь колоколов собраны с Шекснинского района: из Ершово, деревни Гороховское (вблизи Юрочкино), с Ивашево и других деревень. А в 2018 году благодаря жертвователям и попечителям из Москвы в Сизьму был доставлен набор колоколов, состоящий из 31 колокола, общим весом около трех тонн. Самый большой благовестник весит 1200 килограмм, второй - поменьше - 620 кг, и дальше по убывающей - 310 кг, 160 кг и т.д.
     На четырех колоколах имеются надписи: «Колокол сей отлит в граде Тутаеве Ярославской области на заводе братьев Шуваловых для храма святителя Николая Чудотворца села Сизьма усердием жертвователей и попечителей в 2018 году от Рождества Христова».
 
Как быстро меняется быт человека!
 
    Планы на этот год у Районного центра традиционной народной культуры были грандиозные: проведение 2-го Областного фестиваля по кружевоплетению «Волшебная ниточка», 10-го районного детского фольклорного праздника «Красная горка», 3-го районного фестиваля традиционной женской культуры «Жены-мироносицы», 2-го открытого районного фестиваля «Мастера и подмастерья» в рамках районной ярмарки. Планировался праздник села Сизьма, ведь в этом году у Сизьмы юбилей - 560 лет с момента первого упоминания села в летописных источниках. Однако в связи с карантинными мероприятиями все это пришлось перенести на более поздние сроки.
     В.В. Егоров:
      - Сейчас, в основном, мы работаем в онлайн-режиме: проводим фотовыставки, викторины, мастер-классы по традиционной народной культуре, по народным промыслам, принимали участие в эстафете «Пироги Вологодчины», в онлайн-акциях, посвященных Дню Победы «Окна Победы», «Свеча памяти»,а также посвященных Дню отца, Дню славянской культуры и письменности...
     В период карантина центр не имел возможности принимать экскурсионные группы и даже одиночных посетителей. Время даром не теряли. Появилась возможность заняться систематизацией и обновлением музейных фондов. И.В. Алексеева, заведующая музейным отделом центра рассказывает:
     - В связи с большой загруженностью у нас накопились неучтенные этнографические экспонаты, которые лежали в запасниках и ждали своего часа. За время изоляции мы каждый из них зарегистрировали и поставили на учет, т.е. каждый экспонат  сфотографирован, на него заведена инвентарная карточка как в бумажном, так  и в электронном виде.
     Удивительно, но в наших фондах есть предметы быта из сиземских домов, назначение которых неизвестно. Опрашиваем людей, но даже старожилы не могут вспомнить, для чего они использовались.
    Действительно, бытовая жизнь меняется стремительно, и это еще раз доказывает, насколько важна работа по сохранению старины. Показывая предметы сельского быта, Ирина Владимировна обращает внимание на четыре железных наконечника. Их назначение тоже определили не сразу. Оказалось, это предплужники, т.е. железные наконечники, которые надевались на соху - деревянное пахотное орудие крестьян. 
 
Дети любят рисовать. Это правда! Что скрывать?
 

  Особый интерес представляют письменные документы. Некоторые экспонаты, хранящиеся в центре, настолько уникальны, что даже позволяют поспорить с профессиональными историками. Владимир Валентинович показывает небольшую по размеру, но толстую книгу. Почти двадцать лет назад ее передала в музей Клавдия Павловна Уличева, уроженка деревни Телибаново, что в Малой Сизьме.
     В.В. Егоров:
    - Клавдии Павловне эта книжка перешла в наследство от бабушки, которая была родом из деревни Демсино Чаромской волости. Книжка старая, где-то середины XIX века, и написана вручную вареной сажей. Считается, что книги в старину переписывали в монастырях, в городах, но есть все основания полагать, что эта рукописная книга нравоучительного содержания делалась в сельской местности.
   Книга украшена шикарными орнаментами, заглавная буква каждой главы красиво оформлена. Вероятно тот, кто писал книгу, отлучился ненадолго. И любопытный ребенок, думаю, что это была девочка, воспользовалась тем, что взрослых нет рядом, открыла чистый разворот и в церковной книжке нарисовала может маму, может бабушку с неким предметом. Его назначение современному человеку непонятно. На рисунке женщина в одной руке держит мотовило, которым мотали льняные нитки, а в другой - клубок. Мотовило изображено с такими подробностями, какие не мог знать городской ребенок того времени. Неизвестно, как отнеслись к этой проказе взрослые, но чтобы книжка не распалась, переписчик не стал вырывать испорченные листы и продолжил писать душеспасительную книгу.  
 
Сиземский хроникер
 
   А еще в фондах Центра хранится много рукописных тетрадей-летописей, каждая из которых уникальна и бесценна. Особый интерес представляет рукописная тетрадь волостного старейшины Сиземской волости Александра Ивановича Куликова, переданная в дар центру его близким родственником В.Н. Кузнецовым в 2004 году. На титульном листе читаем надпись: «Летопись, заключающая в себе годовые обзоры, метеорологические наблюдения, урожаи хлебов и трав, народные промыслы, этнографию, статьи по пчеловодству и годовые отчеты по пчеловодству. Составлена сия книга хроникером А.И. Куликовым в 1891 году. Сиземской волости Вологодского уезда дер. Мальгино».
    Свою тетрадь хроникер А.И. Куликов вел вплоть до 1929 года, и даже подробно зафиксировал, как в Сизьме проводилась коллективизация.
    А вот автор другой тетради, хранящейся в центре, неизвестен. Эту тетрадь передала в дар тогда еще музею сиземского Дома культуры бывшая глава сельсовета Галина Александровна Кузнецова. В тетради - подробный список кулаков по Сиземскому сельсовету за 1933 год. Сначала автор делал описание семьи, а затем расписывал, чем семья занималась, какое имела хозяйство. Например «...Хозяйство кулацкое. Бывший крупный торговец. До революции принадлежал к партии эсэров. Постоянный наем рабочей силы. Имел земли до 60 гектар. Эксплоатация наемного труда. Занимался развалом колхоза. Имел пряничное и крендельное производство».
     Или другой пример из описи хозяйства Виноградова Константина Дмитриевича из деревни Дураково: «...Хозяйство сильно крепкое. Имел до революции свой собственный дом и сапожную мастерскую в городе Вологде. Держал учеников до 4-5 человек. Постоянный наем рабочей силы. После революции имел сапожную мастерскую, держал учеников до трех человек. Спекуляция хлебом и кожей. Сапоги шил и продавал на частном рынке».
     В этой же тетради приведен список зажиточных крестьян. Многие из них, как и кулаки, также подверглись репрессиям.
     В.В. Егоров:
    - В старину в Вологодском уезде сиземские земли считались одними из самых плодородных. И читая отчеты за советское время, видим, что ни один колхоз не давал столько зерна, сколько давала Сизьма. Недаром ее назвали второй Украиной. Старожилы рассказывали, что девушки из других волостей, из других уездов старались выйти замуж в Сизьму. Говорили «Выйти бы за бадожок, лишь бы на сиземский бережок», то есть готовы были выйти замуж за палку, лишь бы только в Сизьму.
     Если бы не было революции, Великой Отечественной войны, то в наши дни Сизьма могла бы стать небольшим торговым городком, ведь до революции в Сиземской волости бытовало 387 народных промыслов. Здесь изготовлялось все, начиная от иголки, и заканчивая большой избой.
    В апреле 2005 года заведующая Шекснинским ЗАГСом Екатерина Александровна Пазгалова передала центру Похозяйственную книгу Сиземского сельсовета, которая велась до 1927 года.
     В.В. Егоров:
     - Сейчас у многих людей проявляется живой интерес к своим корням. К нам постоянно обращаются как жители Сизьмы, так и многочисленные земляки, которые живут в разных уголках страны с целью более подробно узнать свою родословную. Также благодаря архивным книгам мы уточнили даты рождений многих участников войны, тружеников тыла, вдов погибших.
 
Скрупулезная работа
 
   Шекснинский район в этнографическом плане уникальный. Исторически состоит из двух губерний, трех районов. Вот и получается, что в сиземской стороне - одна традиция, за Чебсарой (Домшино, Братково, Согожа...) - другая, в Ершовской стороне - третья традиция. Например, деревня Шигоево недалеко от Сизьмы, но по своим традициям тяготеет к Ершову, Камешнику. Именно поэтому сотрудники Центра традиционной народной культуры не только собирают краеведческую информацию. Не менее важно ее анализировать, и, что называется, «разложить по полочкам».
   - Материалы всех этнографических экспедиций, проведенных центром в Шекснинском районе с момента основания, сохранены на электронных носителях, расшифрованы, и мы используем их при проведении экскурсий, - рассказывает М.С. Волкова, заведующая учебно-методического отделом центра. - Нами записано много материалов по традиционной пище, частушки, потешки, старинные песни. Например, когда я провожу экскурсию в музее крестьянской избы, то показывая туристам зыбку, в которой раньше спал ребенок, пою старинную колыбельную. Ее мы записали от Мараковой Валентины Александровны из деревни Киселево Сиземского поселения.
   «Котя, котенька, коток,
   Котя - серенькой хвосток,
   Прийди, котя, погулять,
   У нас Ваню покачать.
   Бай, бай, бай, бай.
   Уж я котеньке коту,
   За работу заплачу,
   Дам кусочек пирожка,
   Да кувшинчик молочка.
   Бай, бай, бай, бай».
   Мне очень нравится эта песня, и туристы, услышав ее, признаются, что сразу спать хочется.
     Еще давняя мечта сотрудников центра - сделать сборник по беседам, т.е. гуляний и вечерок, на которые собиралась молодежь, пока в деревнях не появились клубы. Были беседы рабочие, были праздничные, которые назывались весЁлыми. В планируемый сборник войдут материалы по сиземской зоне (Сизьма, Княже, Чаромское, Чуровское), причем собранные не только сотрудниками центра.
     - В наших фондах есть материалы экспедиций за многие годы, которые проводились в Шекснинском районе, областным научно-методическим центром, Кадуйским ЦТНК (пос. Хохлово), череповецкими фольклорным коллективом  «Матица» и семейным клубом «Основа», Череповецким ЦТНК (село Воскресенское), - рассказывает Г.А. Иванова, заместитель директора РЦТНК. - Уже полгода с ними скрупулезно работает Александра Владимировна Французова - выпускница Санкт-Петербургской государственной консерватории имени Н.А. Римского-Корсакова. Она прослушивает записи, делает их анализ... В книге будет много фотографий, описание традиций, указание места, где взят этнографический материал, тексты и ноты песен. Мы планируем сделать реконструкцию бесед с участием детского фольклорного ансамбля «Наследие»  и записать видеодиск. Это очень большая и кропотливая работа. Если все получится, то к концу следующего года появится не просто книга по фольклору, но и замечательное учебное пособие для педагогов и специалистов по народной культуре, а также всем любителям традиций.
     Все это - планы на перспективу, а в ближайшее время сотрудники центра примут участие в «Областной патриотической экспедиции Победы: знаем, помним, сохраним». РЦТНК является одним из партнеров этого проекта. Вместе со своими детьми и внуками они посетят «детей войны», запишут их воспоминания. И опять, строго по научному: с фото, видео и аудиофиксацией, четким перечнем вопросов. Итогом работы станут доклады на конференции в ноябре, а самые интересные материалы войдут в областной сборник «Дороги Победы».
 
Доверено сохранить
 
     17 июня Е.Б. Малышева, заместитель главы сельского поселения Сиземское, пригласила сотрудников Районного ЦТНК в деревню Шигоево, в дом отца Крякунова Бориса Ивановича.
     Борис Иванович родился в 1930 году и вырос в деревне Борисово Шигоевского сельсовета (позже - Еремеевский сельсовет) Шекснинского района. Мать - Ксения Ивановна - рано овдовела. В годы войны Борис и его брат Николай взяли всю мужскую работу на свои плечи. Затем Николай, отслужив в армии, уехал жить в Мончегорск, а Борис остался в родном доме за главного мужчину.
   Борис Иванович был конюхом, скотником, в летний период работал на зерносушилке, а еще занимался кладкой печей, ремонтом, строительством домов. Работал ответственно, и дома, как говорят, сдавал «под ключ». До сих пор в деревне Шигоево есть дома, построенные им. Он был таким, о ком говорят «на все руки мастер». Умел катать валенки, сам мастерил сани и телеги. Плотничал обычно один, свой строительный инструмент никому не доверял.
      Елена Борисовна сохранила и передала в музейный фонд РЦТНК более сотни старинных предметов быта.
Алексей ДОЛГОВ.
Фото автора.
Опубликовано в газете «Звезда» №  53 от 14 июля 2020 года и № 54 от 18 июля 2020 года.
 

Страницы

Подписка на RSS - Наша история