Звонок на сайт: 8 (921) 137-30-60

Реклама

Реклама

Не захотела шить золотом

6878
В гости к Надежде Евгеньевне Урасковой, жительнице деревни Чернеево, которая в этом году отмечает  свой 90­й день рождения, я собиралась еще в августе, но так вышло, что в ее доме оказалась в самый канун праздника.
     Но Надежда Евгеньевна меня успокоила:
­     - По­-настоящему я родилась в июле, но когда стали колхозникам выдавать паспорта, то написали ­ - декабрь! А вообще­-то я всю жизнь отмечала день рождения 30 сентября – в День памяти святых мучениц Веры, Надежды, Любови и матери их Софии.
    90 лет Надежде Евгеньевне никак не дашь – выглядит замечательно, ясный взгляд, память прекрасная. А слушая ее рассказ о жизни, понимаю, что ее поколению выпали на долю такие испытания, которые нам и представить трудно.
    Семья Урасковых из тех, которых называют коренными  – на чернеевской земле жили их деды и прадеды. Родилась Надежда Евгеньевна в деревне Алферово, а потом родители переехали в другую деревню неподалеку – Дьяконица. Во времена коллективизации это был один колхоз с названием, которое, наверное, непривычно звучало для того времени – «Инициатор».
     Моя собеседница рассказывает:
    - ­ Я ходила в школу в Нестерово за пять километров. Закончила шесть классов и решила учебу бросить. Не могла сидеть за книжками, мне это казалось скучным. Отец шумел, ругался. Но, в конце концов, увидел, что напрасно, и сказал: «Не хочешь шить золотом, бей молотом!» И в 13 лет я стала на лошади возить навоз с фермы от 75 коров в поле.  Сама нагружала вилами, сама везла и скидывала опять же вилами в гурт. И так всю зиму. А потом взяли дояркой.
      В то время на фермах был сплошной ручной труд, чтобы напоить коров, воду из водогрейки таскали ведрами. И на дойку доярочки шли с ведрами. Четырнадцатилетней Наде дали группу из 12 коров, которых надо было доить руками. С той поры, наверное, они и побаливают.
      А потом была война.
     - Вместо меня доить поставили старушку, -­ вспоминает Надежда Евгеньевна. ­- Меня вместе с другими девчонками и молодыми женщинами направили на рытье окопов в Ирму. Отсыпали берег, чтобы танки не прошли. В это время как раз и Чебсару бомбили. Работали в валенках, за два месяца они все  так изорвались, что домой пришлось возвращаться по снегу в одних обмотках. Потом меня признали слишком молодой  для окопных работ, и председатель колхоза предложил  пойти учиться на курсы трактористов.
      Надо сказать, что Надежда согласилась осваивать трактор ХТЗ с радостью, поскольку  братья с десятилетнего возраста брали ее с собой в плугари  следить за глубиной вспашки. Уже тогда устройство трактора выучила назубок: где карбюратор, где магнето. Надо заметить, что двигатель этого железного коня заводился вручную, с «кривого стартёра», и колхозники по­своему расшифровывали аббревиатуру ХТЗ: «хрен трактор заведешь». Это была настоящая железная машина, у которой даже штурвал рулевого колеса и седло тракториста были стальные. И колесные обода тоже стальные, без каких-­либо шин. На задних ведущих колесах были привинчены мощные треугольные шипы грунтозацепов, или как их еще называли, «шипы», с которых лихо летели комья земли. А кабины и в помине не было!  Вот на таком железном коне выехала  пятнадцатилетняя девчонка, чтобы пахать бескрайние колхозные поля. И работала  Надежда трактористкой до конца войны. И хотя стали возвращаться в деревню мужчины, но колхозное руководство исполнительную и опытную трактористку отпускать не хотело. Ответ был суровым: не будешь работать – под суд! Но однажды, ремонтируя трактор, Надежда сорвала спину:
     - ­ Мой помощник был пьян, вот я одна и подняла коробку передач, а в ней пуда три веса! Сорвала спину… Дважды  медицинская комиссия давала мне отсрочку от работы. Только благодаря медкомиссии  я ушла из трактористов и не попала под суд. Тогда порядки были, ой, какие строгие! Если на пять минут на работу опоздаешь – шесть месяцев принудительных работ!
     Воспоминания Надежды Евгеньевны – это живая история. А факты такие, что хоть кино снимай про настоящие будни простых деревенских девчонок­-трактористок. И это будет совсем не похоже на фильм «Трактористы», в котором сияла белозубой улыбкой белокурая  Марина Ладынина.
     Как вам, к примеру, история о том, что главный инженер колхоза Спирин посылал Надежду в командировки в Череповец на расточку коленчатого вала! Весила эта железяка около сорока килограммов. Моя собеседница вспоминает:
     - ­ До Чебсары на лошади довезут, а дальше до железнодорожной станции надо топать пешком, так привяжешь к коленвалу веревку, закинешь через плечо и тащишь его по снегу за собой.
      Все­-таки ушла Надежда из трактористов. Председатель колхоза  поставил ее бригадиром в маленькую деревушку Алферово, где под ее началом оказались 24 женщины да малолетки. Они косили сено, сгребали, метали стога. И вместе с ними бригадир, которая еще и учет вела.
     - ­ А на 23-­м году я вышла замуж за Алексея, который жил в нашей деревне Дьяконица, ­ - продолжает свою историю Надежда Евгеньевна. -­ Привел он меня  к себе домой, а  мать – моя свекровь – встретила нас ворчанием: была недовольна - ­ сын женился рано, еще и в армии не служил. Мне бы повернуться и уйти, а я стою в их избе, как вкопанная. Так и не знаю, почему осталась?..
       Может, и странно звучат такие слова, но кто поймет загадочную женскую душу… Через год Надежда родила Владимира, муж увидел сына, когда ему дали увольнительную в армии. А потом через три года появился Игорь, еще через три ­- Сергей, еще через три ­ - Леонид и снова через три года долгожданная дочка Ира.
      Алексей Павлович трудился в колхозе прорабом. С утра и до позднего вечера пропадал на работе. Заботы о детях, о домашнем хозяйстве больше лежали на женских плечах.       
     Я слушаю мою собеседницу и снова удивляюсь ее терпению, трудолюбию и  удивительной стойкости. Тогда ведь декретный отпуск у женщин был два месяца. Рабочие руки в колхозе нужны всегда, а в посевную особенно. И молодые мамы оставляли грудных детей - ­ пахали, сеяли, косили. А то отправят в лес за дровами для фермы – сами пилили, грузили бревна на сани – целый воз!
     - ­ Мне больше в лес нравилось ездить, чем у фермы пилить, - ­ вспоминает Надежда Евгеньевна. ­ - А колоть я любила.  
     Потом ветеринарный фельдшер Александра Афанасьевна взяла ее к себе санитаром, предупредив, что в любое время может вызвать ее – и днем, и ночью. Надежда была согласна. И эту работу стала исполнять также добросовестно и исправно. Изучила все ветеринарные тонкости, ловко и аккуратно брала кровь у животных на анализы. А потом уже сама стала учить азам ветеринарного дела молодых девчонок, которые пришли в колхоз после техникума. Практику они у Надежды Евгеньевны проходили.
     Отработала она санитаром 15 лет. А последние пять лет перед пенсией – в должности ветеринара. И диагнозы своим коровушкам ставила безошибочно!
     А еще дома всегда был полный двор скотины ­ - корова, теленок, штук двадцать овец. Обязанность сыновьям ­ - пасти. И вообще по всем домашним делам ребята были помощниками: старший  Владимир воду из колодца черпал, Игорь  бегал с ведрами в дом,  Сережа дров к самой печке должен был наносить.
     Надежда Евгеньевна:
     - ­ Убегу на работу: «Ребята – все в печи!»  Знаю, что все достанут, пообедают. Дела все домашние сделают. Как-­то помню, Володе было пять, а Игорю годик. Они одни дома оставались.  Мне на ферму бежать, а хлеб еще в печи. Объяснила Володе, что и как, рукавицы подала и наказала: «Только не обожгись!»  И ведь все сделал!
     …Без мужа Надежда Евгеньевна осталась в 50 лет – Алексей Павлович попал в аварию на Орловской горе, шесть лет болел и умер, когда старший Володя служил в армии, Игорь учился в Волхове в техникуме, Сергей, Леня и Иринка были школьниками. Можно сказать, что поднимала детей одна. Справилась – вырастила, помогла получить образование.  Что еще сказать? Она умеет все – шить, вязать, вышивать, прясть шерсть. И по сей день вяжет разноцветные  яркие коврики. О жизни таких женщин, как Надежда Евгеньевна Ураскова, можно написать не просто статью в газете, а целый роман, настолько много в ней событий, много переживаний, эмоций и чувств. Она настоящая героиня – простая русская женщина. И за этот героизм судьба подарила ей замечательных детей, а еще 13 внуков, 9 правнуков и одного праправнука!
        … В воскресенье все самые родные и близкие соберутся в доме Надежды Евгеньевны, чтобы поздравить. И каждый будет ей желать здоровья, поскольку обязательно надо отметить 100-­летний юбилей! Обязательно! И все мы присоединяемся к этим пожеланиям, дорогая Надежда Евгеньевна, пусть всегда Вам помогают, Надежда, Вера и Любовь  от зла и бед оберегают, даря вам радость вновь и вновь!
 
Екатерина МАРОВА.

Опубликовано в газете "Звезда". № 75 от 26 сентября 2015 года.

 

Еще новости

Реклама