Звонок на сайт: 8 (921) 137-30-60

Наша история

Пановы. Фамилия новаторов

История чебсарской мастерицы по плетению гобеленов Евдокии Пановой и их потомков.
     С Виктором Петровичем Пановым мы познакомились на церемонии открытия мемориальной доски на доме Е.В. Пановой, мастера тканых гобеленов. Сдержанный, но безупречно вежливый и доброжелательный человек. Из пяти детей Евдокии Пановой лишь он один находится в добром здравии. Старшие – Юрий, Галина и младший – Александр покинули этот мир. Третий по старшинству, Анатолий, прикован к постели и уже не сможет приехать и поклониться родному дому.
     История семьи Пановых имеет свои глубоко трагические моменты, как и история нашей страны и каждой русской семьи, пережившей некогда годы коллективизации и подвергнутой раскулачиванию.
     Честные и работящие крестьяне – Евдокия  и муж её, Пётр, своим трудом нажили небольшое, но справное хозяйство. Трое детишек у них уже было, когда выгнали семью из родного дома как «кулаков» (недаром столько горьких подробностей в сюжете «Раскулачивание», сотканном Евдокиюшкой!). Оказавшись на улице в чём были, отчаявшиеся «кулаки» были вынуждены покинуть родные места и уехать, куда глаза глядят, пока не арестовали отца или мать. Так Пановы оказались в Кабарде, на Кавказе.
     По словам Виктора Петровича, в чужом краю именно навыки рукоделия и творческая жилка матери спасли их от голода. Евдокия умела искусно вышивать в технике ришелье (на швейной машинке прошивается сложный узор, затем ткань делается ажурной – элементы прорезаются насквозь). Ришелье тогда использовали как украшение на блузки, покрывала, скатерти, занавески, наволочки. Весь Нальчик заказывал Евдокии наши северные узоры, а рассчитывались продуктами (денег тогда имели мало), необходимыми товарами, и так семья смогла выжить в голодные годы.
     Перед войной Пановы вернулись в родную деревню, дом их, конечно, был занят, хозяйство пришлось восстанавливать с нуля. Отец семейства – Пётр Александрович был мастером на все руки, отличным плотником. Он и построил этот самый дом, на котором теперь – памятная мемориальная доска, да и ещё многие избы и бани в Чёбсаре были срублены его руками. В 1941-ом году он отправился на войну, и ещё троих родных братьев проводила на фронт Евдокия Васильевна. Но судьба была милостива к их семейству, и мужчины вернулись домой, пройдя всю войну до Победы. Один из братьев Евдокии, Алексей, жив до сих пор, ему 93 года, ветеран войны, проживает в Любомирове. Виктор Петрович с грустью отмечает, что в последнее время совсем сдал дядюшка, а все акции для ветеранов ко Дню Победы почему-то обошли его стороной.
     В семье Пановых выросло пятеро детей и семь внуков. Они постоянно бывали в доме бабушки Евдокии. Помнят её энергичной, шустрой, доброй и работящей. Сейчас и правнуки уже взрослые, род Пановых продолжается.
Виктор Петрович Панов     Самый старший представитель рода Пановых на данный момент – Виктор Петрович, поведавший нам об истории семьи, и сам является личностью уникальной. Окончив Ленинградский политехнический институт по специальности «химия», он начал разработки новых технологий по изготовлению плит ДВП и ДСП. Под его руководством был запущен первый цех по производству плит сухим способом (который изобрёл и запатентовал сам Виктор Петрович) и на нашем заводе ШКДП. Все российские заводы ДВП и ДСП перешли на эту технологию, и на всех побывал этот неутомимый новатор. В.П. Панов – кандидат технических наук, имеет 29 патентов на изобретения, издано 12 его работ в вышеуказанной отрасли. На конференции в Мадриде ему вручена золотая медаль «За качество продукции».
     Не устаём удивляться талантам земли Шекснинской, трудолюбию и мужеству старшего поколения. Семья Пановых – гордость нашего края:  выжив в трудных условиях, Пановы воспитали замечательных детей и подарили нам плоды своего таланта, которые будут служить людям и после них. 
Ольга ШИРОКОВА.
Ключевые слова: 
Авторы: 

Шексна военная: окопы, ДЗОТы, ВНОС

Каким было село Никольское военной поры, нам рассказал ветеран войны и труда Иван Иванович Сустойков.
     Сегодня трудно представить, как выглядел наш поселок лет этак шестьдесят назад. Правда, в то время Шексны еще не было, и центром Пришекснинского района являлось село Никольское. Фотографий с той поры осталось совсем немного, и мысленно пройтись по старым улочкам мы можем благодаря воспоминаниям старожилов поселка. Каким было село Никольское военной поры, нам рассказал ветеран войны и труда Иван Иванович Сустойков.
     Когда началась Великая Отечественная война, в селе Никольском расположился местный штаб по руководству народным хозяйством и обороной.
     Никольское – большая деревня, с низенькими деревянными домами. Самыми большими зданиями тогда были дом Райисполкома (потом в этом здании размещалась больница) и средняя школа, которая находилась напротив старого госбанка на улице Комсомольской. Теперь уж этих построек нет. Дом культуры размещался в помещении храма, а самым крайним зданием в сторону железнодорожного вокзала был дом редакции газеты «Колхозник-животновод». А дальше – чистое поле. Почти сразу за редакцией были вырыты окопы. Расположение линии обороны отвечало всем требованиям военной науки. Территория до вокзала отлично просматривалась, и при возможном нападении немцев можно было вести прицельный огонь, ведь враг находился совсем недалеко – в Вытегорском районе.
     И теперь, на перекрестке улиц Октябрьской и Железнодорожной, между двумя школами лежит каменная глыба с небольшими окошками прямоугольной формы. Это колпак от ДЗОТа (дерево-земляной огневой точки) с отверстиями для стрельбы.
     В 1941 году я жил и работал в Никольском. Помню, как собирался народ слушать по радио выступление Молотова. Репродуктор, из которого звучали сводки Совинформбюро, установили на столбе, стоявшем на перекрестке ниже Маслозавода. Мне было 17 лет, и я был служащим в конторе «Заготсен». Контора находилась на возвышенности недалеко от вокзала. В том же районе находилась и база для складирования сена. А на холме, где сейчас стоит хлебокомбинат, был оборудован пост ВНОС – воздушного наблюдения обнаружения самолетов. Пост представлял собой бревенчатую вышку, высотой около восьми метров.
     Всех взрослых мужчин и нас, допризывников, зачислили в отряд народного ополчения. Мы учились военному делу, выходили ночью в засады, так как была вероятность появления в Никольском лазутчиков и диверсантов. Работы по перегрузке военных грузов с барж в вагоны тоже нередко велись ночью.
     Вот такое было село Никольское военной поры. Считаю, было бы правильным облагородить место, где находится колпак от ДЗОТа – немого свидетеля тех грозных лет – так же, как это сделано на пересечении улиц Октябрьской и Ленина.
Ключевые слова: 
Авторы: 

Наш юг совсем рядом

Экологическая экспедиция заново открыла языческое святилище, загадочный лес «Курганы» и красоту нашего края.

     В этом году шекснинские школьники занимались исследованиями долины реки Большой Юг в Череповецком районе по заказу Вологодского педуниверситета и Департамента природных ресурсов Вологодской области.  В экспедиции участвовали 33 школьника из пяти школ района.
     Долина реки Юг находится, в основном, в Череповецком районе, но включает небольшую южную часть Шекснинского района. Лагерь школьников-экологов расположился на правом берегу реки Юг (местечко называется  «Мельница»),  неподалеку от деревни  Карпово. Выбрали это место неслучайно. Многие шекснинцы уже бывали здесь зимой, катаясь на «ватрушках» с крутых склонов. А летом холмистая долина Юга еще живописнее. Для каждой школы здесь нашелся не один объект исследования.
     Геоморфологию среднего течения Большого Юга изучали устье-угольские школьники во главе с Е.И. Ивановой. Ребята заложили три профиля с берега на берег, чтобы составить подробную карту многочисленных островов, проток, омутов и перекатов. А водную растительность подробно изучали О.Н. Фокина и Хохлова Татьяна из школы        № 1.
     На крутом берегу примостилось небольшое «висячее» болотце. Его изучали ребята из Нифантова под руководством И.В. Басковой. Болото оказалось с сюрпризом. Посреди топкого луга лежал большой камень, он оказался центром древнего языческого святилища. Одна пожилая бабушка вспомнила, что когда-то давно здесь из-под камня бил чистейший родник и росла Святая береза, на которую в сенокос вешали ленточки. А камень называется «Нефедьево копытце». 
    На этом исторические разыскания не закончились. У деревни Минино  чаромские школьники попали в загадочный лес под названием «Курганы». Вековые ели стоят здесь на обрывистом склоне высотой 33 метра. Удивил почвенный разрез, в котором под хвойным лесом был мощный дерновый слой. Загадку разрешили местные жители. Они рассказали, что по легенде здесь стоял когда-то город, и археологи раскопали поселение каменного века.
     Хвойный лес широким массивом выходит прямо к воде и охраняет холмистый рельеф от размывания. В последние годы эти крутые горки облюбовали под развлечения череповчане, и карповский лес объявили рекреационно-туристическим объектом. И как следствие - сплошные вырубки под лыжные трассы. Теперь ветер свободно раскачивает краевые 25-метровые ели, и они быстро засыхают и падают. Да и карповским жителям теперь не до грибов.  
     Рядом с нашим лагерем находился действующий карьер. Туда с И.В. Иванишиной отправились ребята из школы № 154. Во время экспедиции ребята изучили и описали старинные деревни Григорьевскую, Карпово и Минино.
     Исследователи природы жили в палатках среди цветущих лугов четыре дня, много купались, загорали, играли в «картошку» и, конечно, подружились. Зачем ехать на далекий юг, если совсем рядом такой чудесный Юг!
Э.В. Баранова, руководитель экологической экспедиции.

Авторы: 

Склеп под алтарем

Сизьма. Храм Николая Чудотворца. Здесь под полом алтаря несколько веков назад упокоился прах сизьмичей, которые приняли мученическую смерть – заживо сгорели в церкви…
     О том, что такой склеп существует, было известно давно из летописных источников. В 1996 году, когда шло восстановление уже нынешней каменной церкви Николая Чудотворца,  при вскрытии пола в алтарной части храма захоронение было обнаружено. Тогда поменяли деревянный крест и снова скрыли под настилом пола этот печальный след далекого прошлого.
      Сегодня в храме снова идут ремонтные работы, и снова можно видеть и крест, и верхнюю часть склепа. То, что захоронение относится именно к 17 веку, установили сотрудники Вологодского музея-заповедника, которые еще в 1996 году изучили кирпичную кладку склепа.
      То было на Руси так называемое смутное время. И по нашей Вологодчине бродили польско-литовские шайки, которые грабили, жгли, убивали. Говорят, что доходили они  до Вологды, где сожгли Спасо-Прилуцкий монастырь. Пытались ограбить Кирилло-Белозерский монастырь, но взять твердыню не смогли. Вот тогда-то и пошли поляки на Сизьму, до которой от монастыря каких-то тридцать километров. Народ был  на службе в храме. Разбойники закрыли в нем сизьмичей и стали требовать отдать все сокровища. Но не получив их, первым расправились со священником, отрубив  голову. Потом утопили в речке Лапсоре  его семилетнего сына Романа. С той поры это место называлось Ромкинская топь, а затем Ромкинским стало называться кладбище, что находится неподалеку.
      … Оставшиеся в живых сизьмичи собрали пепел с пожарища и захоронили его в склепе. Позже на этом месте снова был поставлен деревянный храм, а затем в 1871 году каменный. 
Екатерина МАРОВА.
Ключевые слова: 
Авторы: 

Страницы

Подписка на RSS - Наша история