Звонок на сайт: 8 (921) 137-30-60

краеведение

Тайны земли Шекснинской. О плотниках «ужасных», сундучках изящных и юбках «с грибами»

Продолжаем цикл бесед с краеведом Э.В. Барановой и сегодня мы постараемся ответить на вопросы: какими ремеслами владели наши бабушки и дедушки? Во что они одевались? Какой потаенный смысл заложен в народных орнаментах? Бедно или богато жила русская деревня? Все это изучает наука этнография, а значит, тема нашего разговора – этнография Шекснинского района.
 
­     - Эмма Валентиновна, проводилось ли целенаправленное изучение материальной и духовной жизни людей, населявших территорию современного Шекснинского района?
     ­ - Да, проводилось. Начиная с 1975 года, Вологодский краеведческий музей организовал несколько экспедиций на территорию района. Этнографы описывали деревенские подворья, записывали сказания, песни, прибаутки, загадки, воспоминания о былой жизни, собирали старинные предметы быта.
­     - Начнем разговор с ремесел. Что наши предки умели делать сами, а что им приходилось покупать?
     ­ - Как правило, для своей семьи крестьяне могли делать все сами: сшить одежду, изготовить обувь, посуду… Но чем­то крестьянин владел мастерски. Тогда этим ремеслом он мог зарабатывать деньги. Один делал бочки на продажу, другой – горшки, третий – корзины плел, а кто­-то – сапоги тачал… Ремесленный мастеровой труд ценился и передавался в семье по наследству.
     В нашей местности были известны мастера -­ сапожники, кузнецы, катали, но особо прославились «ужасные шекснинские плотники». Работали плотники артелями: строили дома, украшали их балкончиками, мансардами, галереями. А ужасными их называли, потому что делали они все «ужасно красиво», искусно, то есть необычно, чудесно. Посмотрите на такие старые дома, украшенные деревянной резьбой. Каждый дом на особинку. Вся эта красота создана руками мастеровых.
     Еще в нашем крае широкую славу имела домшинская береста. Торговое село Домшино стояло на тракте и имело выход через Шексну на водный путь к северным и центральным районам России. На многолюдные ярмарки сюда съезжался торговый люд из больших городов. Да и сами мастера берестоплетения возили свои изделия даже на Нижегородскую ярмарку. Их  отличала любознательность и словоохотливость, за что и получили прозвище «домшары красноязыкие». 
     Раньше изделия из бересты были очень востребованы. Пластик еще не изобрели, стекло не было в широком употреблении, а береста – удивительный подручный, бесплатный материал, который человек научился использовать для изготовления необходимых в быту вещей. Почему удивительный? Хотя бы потому, что не боится сырости и холода, не пропускает влагу, продукты в берестяных изделиях сохраняются долгое время. В музее села Сизьма туристам показывают берестяной короб с верхним отверстием. Оказывается, это не что иное, как холодильник! Яйца в нем хранились и не портились несколько недель.   
     Домшинские изделия из бересты были очень изящны, разукрашивались разными красками, преимущественно оттенками красного и желтого цветов, покрывались лаком. Кроме раскраски, мастера украшали изделия прорезными и тиснеными узорами. В каждом хозяйстве обязательно были берестяные изделия: туеса, не пропускающие воду, зобенки, шкатулки со вставленными зеркальцами, сундуки с замочками, изящные саквояжи. В таких ярких красивых сундуках возили и показывали приданое невест во время свадьбы, в них хранили праздничную одежду.
     В 19 веке земство Вологодской губернии решило обучить этому мастерству тюремных сидельцев. Чего зря сидеть – пусть плетут. Но есть отличие томящегося в неволе узника от свободного мастера. У одного душа в клетке, у другого душа поет. Мастер свое творение любит, лелеет, а осужденные просто освоили массовое производство. Но было это просто ремесло, а не творчество мастера. Дешевые изделия тюремных замков наводнили рынок и составили конкуренцию мастерам.
     Сначала конкуренция, скупщики, нехватка сырья, потом революция, войны, колхозы постепенно привели к угасанию этого красивого народного ремесла. Домшинские мастера перестали заниматься своим промыслом.
     С начала XX века сохранились фамилии двух наиболее известных мастеров: Георгий Яковлевич Юшин жил в деревне Яковцево, а другой – Яков Демидович Хабаров, приблизительно 1870 года рождения, был из деревни Леушкино. К сожалению, сейчас даже не слышно, чтобы в домшинской стороне кто­-то серьезно занимался берестоплетением.
     Не меньше мастеров берестоплетения и плотников были известны и шекснинские столяры. Они делали всевозможные изделия из дерева. Красивая мебель с токарными балясинами, с фигурными навершиями не требовала росписи, а просто покрывалась черным лаком. Диваны, столы, стулья, буфеты, шкафы, горки, оправы для зеркал и сейчас есть чуть ли не в каждом сиземском доме. Такую мебель мастерил дед моего мужа Никандр Александрович Семичев из деревни Корякино.
     Мой дед, брат бабушки, Михаил Иванович Харьезин из деревни Давыдково тоже был хорошим столяром. В детстве я бывала в его мастерской на первом этаже большого дома и видела, как он искусно стругал доски для оконных рам. Дед Михаил изготавливал не только рамы, но и рамки для ульев, изящные рамки для фотографий и простую мебель. Не отказывал людям, брался делать все, что просили.  До глубокой старости еще и плотничал, помогал дома ремонтировать. Михаил Иванович прошел три войны артиллеристом без единой царапины. Вернулся домой с тринадцатью медалями. Но о войне никогда не вспоминал, а занимался любимым делом.
   В нашей деревне Максимково жил дедушка Илья Арефьев, который делал горшки на продажу для жителей своей округи. Хотя в Сизьму привозили посуду и из Ерги, и из Мяксы.
     Рядом жили два брата Маховы: Павел Александрович делал добротные бочки и в его пятистенке среди кучи стружки всегда стояли 2­-3 новенькие кадушечки. Алексей Махов был кузнецом. Для крестьянского хозяйства ковал: лопаты, вилы, топоры, серпы, ножи, подковы, гвозди и много чего. И еще дед Алексей бил льняное масло. Почему бил масло? У него был такой станок с тисками для мешочка. И чтобы масло выжать, приходилось бить по клинышкам, которые зажимали мешочек с горячим семенем, и тогда масло стекало по желобку в какую-нибудь емкость. А сливочное масло сбивали в каждом доме ручной маслобойкой.
    В нашей маленькой деревне Максимково сейчас шесть домов. А когда­-то была и своя катавальня, и кузница, и водяная мельница  устроена с запрудой на речке Сизьме.
­     - А во что одевались наши бабушки и дедушки?
     - ­ Образцы крестьянской одежды широко представлены в сиземском музее. Мне очень приятно, что там оказались несколько костюмов и из моего родового дома Харьезиных. Традиционный женский шекснинский костюм начала ХХ века представлен рубахой и юбкой. Хотя сарафаны из домотканого холста старухи донашивали вплоть до 70­-х годов ХХ века.
     На голове женщины носили расшитую борушку, покрытую платком, а девушки широкую ленту. Бабушка рассказывала, что до революции она плела косынки из шелка и шали из шерстяных ниток. Юбки раньше шили из домотканой пестряди с оборками, чаще кроеные по косой, как их называли – юбка «с грибами». Они были летние и зимние, теплые. Обрядовая рубаха­-покосница из белой ткани шилась на кокетке. Ее стан украшался по подолу пестрядинным ткачеством (на снимке: Костюм шекснинский. Вологда. Этнографический музей). Обязательный передник с оборкой украшался мерным кружевом. Носили нижние юбки из портна. Одевались, как  суслончик. Штанов наши бабушки не носили.  Зато вязали для холодной зимы толстые шерстяные чулки, спущенные гармошкой. Пояса в основном браные, выплетались на деревянных кружочках и досочках. Пояса различались: обычные и свадебные. На них  встречаются яркие узоры с птицами, барышнями, лисицами. На концах пояса – разноцветные шерстяные кисти. Узоры «пестряди» у мастериц никогда не повторялись. Каждая подбирала свой узор: в несколько поясов, с перебивками цветных нитей, добавляли кумач и ленты.
     Для одежды нашего края характерно преобладание красного цвета.
     Элементы вышивки на одежде чаще всего полугуськи и городчатые кресты.
     Особое внимание уделялось полотенцам (на снимке: Свадебное полотенце. 19 век. Шекснинский район. Вологодский краеведческий музей). Невеста, выходя замуж, имела до ста полотенец. Сундук с приданным девочки начинали собирать лет с пяти. Они сами вышивали полотенца и росли в труде, готовясь к следующему этапу жизни – замужеству. Узоры на полотенцах – это древние  обережные символы: двуглавый орел, берегини-рожаницы, лебеди, петушки, различные кресты. В русской традиции все знаки имеют сакральное значение и несут добро.
      Из обуви в общем употреблении были лапти и ступни из берестяного лыка, надевали их с портяными или шерстяными чулками. Моя бабушка говорила, что для обряда скотины мама шила ей в ступни папчехи.
Часто крестьяне тачали сапоги сами. Но многие заказывали мастерам­-сапожникам по своей мерке, а также покупали на ярмарках разные сапоги, полусапожки, кожаные башмаки и другую обувь. Зимой носили валенки и вязаные чулки и носки из овечьей шерсти. В Шекснинском крае известными сапожниками и катавалами были жители чуровских деревень.
     - ­ Эмма Валентиновна, как жила русская деревня: в бедности или богато? Историки не дают однозначного ответа на этот вопрос, а что думаете Вы?
      ­ - В разные исторические периоды деревня жила по-­разному. Например, в музейных коллекциях мы можем видеть, во что одевались люди в 16-­17 веках. Это очень добротная, богатая одежда, нередко украшенная золотом, драгоценными камнями, подбитая мехом. А кто ее носил? Оказывается, не только цари. (На снимке: Костюм крестьянки Вологодской губернии из собрания коллекции Шабельских, находящейся в собрании Российского Этнографического Музея)   
     Интересные записи о России оставил хорватский богослов Юрий Крижанич. В 1659 году он прибыл в Россию и прожил в Сибири в Тобольске  16 лет. И вот как он рассказывает о жизни простых людей в своем известном трактате «Политика»: «Люди даже низшего сословия подбивают соболями целые шапки и целые шубы..., а что можно выдумать нелепее того, что даже чёрные люди и крестьяне носят рубахи, шитые золотом и жемчугом?.. Шапки, однорядки и воротники украшают нашивками и твезами, шариками, завязками, шнурами из жемчуга, золота и шёлка… Следовало бы запретить простым людям употреблять шёлк, золотую пряжу и дорогие алые ткани, чтобы боярское сословие отличалось от простых людей. Ибо никуда негоже, чтобы ничтожный писец ходил в одинаковом платье со знатным боярином... Такого безобразия нет нигде в Европе. Наигоршие чёрные люди носят шёлковые платья. Их жён не отличить от первейших боярынь…»
     Есть и другие подобные свидетельства иностранцев, которым не было необходимости приукрашивать действительность. Все они говорят о зажиточности простых крестьян в допетровской России. (На снимке: Костюм крестьянки Вологодской губернии из собрания коллекции Шабельских, находящейся в собрании Российского Этнографического Музея)
      В силу объективных причин в большом количестве дома, в которых жили люди 17 века, не сохранились до наших дней. Хотя в поморских деревнях и сейчас можно видеть такие хоромы: огромные двух­-, а то и трехэтажные строения, с балконами, галереями. В селе Семенково под Вологдой есть такие привезенные дома. Зайдешь в горницу, и чувствуешь себя совсем иначе, нежели в нашей квартире из бетона.
     Можно сделать вывод, что в 17-­ом веке простой люд имел все для благополучной жизни. А потом, видимо, произошли какие­-то трагические события, которые привели к обнищанию деревни.
     ­ - В наших беседе Вы упомянули о том, что в старинных орнаментах, которыми люди украшали дома, одежду, утварь, заложен большой смысл. Какие тайны хранят эти завитушки, гуськи и крестики?
     ­ - К сожалению, бытует мнение, что деревенское сознание было убогим, люди были неграмотными. А я, наоборот, сожалею, что мы утратили древнее миропонимание. Думаем, что развиваемся, делаемся цивилизованней, нравственней. Но есть и другая точка зрения. Например, в книге А.В. Юдина «Русская народная духовная культура», а это учебное пособие для студентов вузов, в разделе «Мир архетипов и повторений» читаем: «…двигаясь по кругам времени, мир изнашивается подобно тележному колесу, мир неуклонно движется к концу очередной великой эпохи, цикла циклов, к своей нижней точке, чтобы сгореть и очиститься в огне». То есть, древние думали так: мир постоянно теряет заряд своего первоначального золотого состояния, первоначальной святости и ценности. И потом обретает вновь, ведь «все возвращается на круги своя».
     Мировоззрение наших предков заложено в знаках на одежде, в домовой резьбе, в росписях на утвари: на сундуках, прялках. Человек всюду окружал себя этой обережной символикой. (На снимке: Вышивка на свадебном полотенце, принадлежавшем Анне Харьезиной из д. Давыдково, Шекснинский район)
     Понятие креста многомерно. Слова «крест», «крес», «кресить», «кресенье», «кресало» ­ - однокоренные и означают живой «огонь». Кресало по-­другому и называли огниво. Этот очистительный знак огня и оберегал человека от нечистоты. Крестятся и говорят: «Чур меня!» И через огонь прыгают, потому что считают, что огонь очищает.
     Если крест с крючками, то в Тарноге называли его «огнивец», в Верховажье – «крюковец», а в Шексне ­ - «вращунец», ну а в Индии называют «свастика». Вышивка «гуськи» -­ это как бы полусвастика. Во всех орнаментах эти знаки занимают ведущее место и означают вечное коловращения жизни.
     Мы должны понимать и ценить свою изначальную культуру, которую несет нам народная мудрость, обозначенная чужим словом «этнография».
     В ней столько сокровищ. И почему бы не вносить эту красоту и лад в нашу современную жизнь? 

Алексей ДОЛГОВ.

Опубликовано в газете "Звезда". № 89 от 19 ноября и № 90 от 22 ноября 2016 года.
 

Ирма: доброе творение и тысячелетняя история

Продолжаем беседы с краеведом Э.В. Барановой. В прошлый раз (газета «Звезда» № 73 от 17 сентября и № 76 от 27 сентября) мы путешествовали по реке Шексне от устья реки Ковжи до Судьбиц и намеренно пропустили рассказ об Ирме. Эта живописная местность с интересной историей достойна отдельной беседы.
Доброе творение 
  
     В газете «Звезда» от 7 ноября 1980 года был опубликован документальный очерк Дмитрия Кузовлева «Серебристая ива», посвященный открытию памятного знака Н.Д. Чечулину в селе Ирма. Начинается очерк с описания местности: «Отшумел листопад. Подул холодный ветер, вот уже и снежком припорошило… А вид с холма все равно удивительно хорош! Стынет река, вдали синеет лес, и грусти исполнены опустевшие поля и луга. Казалось, сама природа, сотворив этот уголок, подивилась: добро творение!»
     Э.В. Баранова:
    - ­ Действительно, Ирма – одно из живописнейших мест Шекснинского водохранилища. С Ирдомской гряды открываются красивые ландшафтные пейзажи, и не случайно здесь построен причал для путешествующих по Волго­-Балту.
     Проживая на Молого-­шекснинской низменности, мы привыкли видеть равнинный горизонт, а здесь широкую долину реки окружают высокие холмы. На Борисоглебском холме стоит церковь (на снимке: однопрестольная каменная церковь в честь святых Бориса и Глеба построена в 1910 году по инициативе церковного старосты, земского врача дворянина С.Д. Чечулина и его родственницы Зинаиды Дмитриевны Чечулиной), рядом Красная Горка, напротив, за озером - ­ Бычья гора, а на левом берегу -­ Якунина гора.
      Еще одна гора нависает над Шексной ­ - урочище Селище, где было выявлено поселение X века. Здесь археологи нашли княжескую печать, что указывает на бывшее средневековое городище. Таких древних памятников на Шексне сохранилось немного.
     На низменном левом берегу реки Шексны, в районе деревни Андрюшино, тоже велись раскопки. В пахотном слое было найдено огромное количество разных изделий, монет, бусин. Обнаруженные остатки строений полуземляночного типа, скорее всего, были временными жилищами.
     В культурном слое археологи нашли керамику, пряслица, очажные цепи, зубы бобров, кости рыбы. Все это говорит о том, что здесь был небольшой торжок.
     На высоком холме раскинулось старинное поселение Ирма. До начала двадцатого века село Ирма имело другое название ­ Борисоглебское. Из Поповского озера вытекала речка Ирдомка, впадая правым притоком в реку Шексну. Теперь озеро и речка превратились в залив.
     Куст деревень, тяготеющих к Ирме, можно назвать ирдомские деревни, а всю местность – Ирма (или Ирдма). По аналогии с Сизьмой и Судьбицами.
    
На перекрестке дорог
 
     Э.В. Баранова:
    - ­ Местность Ирма была заселена издревле. Еще в начале двадцатого века напротив села действовала переправа через реку Шексну. От Браткова, через Чебсару к Ирмовскому перевозу подходила дорога ­ - ответвление с тракта Вологда -­ Рыбинск. Старожилы рассказывали, что паром здесь был и после войны.  От переправы дорога шла дальше на Ергу и расходилась в сторону Череповца и  Кириллова.
    На берегу у перевоза устраивались многолюдные ярмарки, славившиеся по всей округе. В селе Устье-­Угольское, начиная со 2 августа, проходила Ильинская ярмарка, а 6 августа торговля перемещалась в Борисоглебское. В этот день церковь чтит память святых князей Бориса и Глеба, и в селе отмечался престольный праздник.
     Товары на ярмарку больше доставляли по реке. С севера сплавляли дровяной и строительный лес, канаты, морскую рыбу, меха и даже… моржовый клык и бивни мамонтов. Из них вырезали различные костяные изделия. С юга на ярмарку доставляли муку, горох, соль, шелк, парчу, вина, ювелирные изделия, сухофрукты, сладости, специи. Хозяйки запасались на ярмарке гвоздикой, имбирем и другими пряностями для выпечки пряников. А крестьяне везли лен, холст, пеньку, корье, корзины, ложки, масло, сыр, воск, мед, икру, рыбу вяленую, сушеную, соленую. Торговцы из Череповца предлагали гвозди и скобы, горшки, веревки, ткани, сапоги, гармошки. Местные купцы С. Шемякин и Очеленков продавали кондитерские изделия.
     Сохранилась фотография начала ХХ века, на которой запечатлена ярмарка в Ирме. На снимке видно, что возле реки выстроено большое количество торговых палаток, ларьков, стоят добротные дома купцов. На дальнем плане, на левом берегу, белеет Ирмовская Троицкая церковь (основана в 1816 году).
     Мужчины одеты в полупальто и сюртуки, женщины в длинных платьях. На переднем плане слева стоит группа мужчин. Один из них – в светлой кепке – врач Сергей Дмитриевич Чечулин, и, возможно, что рядом в модном пиджаке и в шляпе, стоит его брат - ­ академик Николай Дмитриевич Чечулин.
 
Дворяне Чечулины
    
     Э.В. Баранова:
    - ­ Дворянская семья Чечулиных обосновалась в Ирме с 17 века. Лучше всего местные жители помнят братьев Николая Дмитриевича и Сергея Дмитриевича. Они оставили о себе добрую память. Возле Борисоглебской церкви сохранились семейные надгробья дворян: их дедушка Николай Михайлович Чечулин умер в 1870 году, а бабушка Мария Александровна Чечулина ­ - в 1865 году. У них было шестеро детей. Один из детей – Дмитрий, по всей видимости, и унаследовал Борисоглебское имение. У Дмитрия Николаевича и Марии Павловны родились четверо детей: Павел, Николай, Лидия и Сергей.
     Николай Чечулин (на снимке слева) получил хорошее образование. В 1885 году он окончил историко-­филологический факультет Петербургского университета. Остался в нем преподавать на шесть лет и вскоре стал профессором. После трудился в императорской публичной библиотеке: писал книги на исторические темы, занимался искусствоведением, собрал богатую коллекцию гравюр и редких памятников письменности. В революционном 1917 году, будучи уже в преклонном возрасте, он перебрался в родовое имение в село Борисоглебское (Ирма), где его радушно приняла семья младшего брата Сергея Дмитриевича. Николай Дмитриевич своей семьи не имел и стал жить в семье брата, хотя для него был специально построен дом.
     Сергей Дмитриевич (на снимке справа) работал земским врачом. Он лечил не только жителей Ягановской волости, к которой относилось село Борисоглебское. Как прекрасного врача его знали в Чуровской, Ковжской, Устье-­Угольской волостях  и даже в Череповце. Сергей Дмитриевич владел и успешно управлял немалым хозяйством. На его рабочей ферме стояло порядка сорока коров, до семи лошадей. Его пашни и покосы тянулись по берегу Шексны на многие километры.
     С.Д. Чечулин был приходским старостой и в 1907 году стал инициатором строительства каменной церкви в селе.
     Жили Чечулины в большом родовом дворянском доме возле церкви. В 1917 году дом был экспроприирован. Основная земля и усадьба стала госхозом, и первым директором его стал бывший управляющий поместьем. Когда комитет бедноты принимал ферму и имущество С.Д. Чечулина, то в знак уважения к нему, как к хорошему врачу, его семье, в которой были жена Мария Ивановна, сын Александр и дочь Лидия, а также брат ­ - больной академик ­ - была выделена одна корова и участок сенокоса. Также за ними оставили второй дом, принадлежавший Николаю Дмитриевичу.     
     В 1918 году Сергей Дмитриевич уехал в Череповец, получив место в железнодорожной больнице. Вскоре дети Чечулина уехали на учёбу, а жена Мария Ивановна ­ к мужу в Череповец.
     В Борисоглебском остался один Николай Дмитриевич. Будучи ученым человеком, он погрузился в размышления, занимался редактированием и дополнением своих еще не изданных работ.
    Н.Д. Чечулин умер в 1927 году. Он похоронен на родовом кладбище около Борисоглебской церкви где­то рядом с предками.  Но за его могилой не ухаживали, и она не сохранилась.
     Печальна судьба и самой дворянской усадьбы (рисунок дома земского врача С.Д. Чечулина). В большом доме Сергея Дмитриевича разместилась совхозная контора, и в 1932 году все сгорело. А дом, где провел последние годы жизни академик Н.Д. Чечулин, в пятидесятые годы был разобран и перевезен в село Никольское (нынче поселок Шексна). Где он стоит, сохранился или нет – мне неизвестно.
    Николаю Дмитриевичу Чечулину 12 ноября 1980 года в Ирме торжественно открыли памятный знак.
       
Веретьевские красоты
 
     В Ирме сохранились три живописных места – бывшие барские усадьбы. Сами дома, конечно, утратили свою красоту. Без хозяина заброшенные дома обычно быстро разрушаются. А вот парки с вековыми деревьями еще живы.
     Одна из таких усадьб находится на Бычьей горе в деревне Погорелка (на снимке). Там до сих пор стоит крепкий барский дом, принадлежавший в 1920­-х годах помещику Сычеву. Вокруг дома густой стеной возвышается липовый парк.
      При изучении с детьми этого парка, мы вели опрос местных жителей.  Одна женщина поведала, что ее бабушка Анна была в услужении у Сычевых, которая рассказывала, что когда начались революционные события и отбирали имения, то хозяина Погорельской усадьбы убили прямо в Белом  дворе дома.
     Долгое время усадьбу занимала Бычегорская начальная школа, затем библиотека, спортивный лагерь.
     Место расположения усадьбы уникальное: на все стороны открываются красивые панорамы местности. 
     Недалеко от Ирмы, в деревне Александрино (Горка), находится бывшая усадьба лесопромышленника Харзеева. Вся прилегающая округа называется – Веретье. Хозяин поместья – из архангельской путейской интеллигенции, землями и крестьянами не владел. В свое имение приезжал отдыхать с семьей летом. При барине в парке стояли беседки, карусели, «гигантские шаги» и качели.  В 1917 году Харзеев уехал за границу и передал управление имением своей сестре Сухаревой. Позднее усадьба была подарена в наследство дочери Александре, по имени которой и закрепилось новое название усадьбы – Александрино (с ударением на второе «а»).
     В памяти местных жителей остались воспоминания, что «барынька была добрая. Наберут ребятишки ягод, принесут, она денежку даст. В одной из комнат барыня занималась с крестьянскими детьми, учила их».
     К северу от усадьбы за лесочком находится Ларин пруд, куда по тропинке хозяева прогуливались к беседке. По всему парку были цветники. После того, как отобрали у господ их поместье, в барском доме жили «комуньские девки». После коммуны в 1920 году здесь была обустроена горская школа.  А не столь давно дом был перевезен в Ершово, и по сей день он стоит там, с пустыми окнами, никому не нужный.
     Место на горке опустело, но красивый липовый парк сохранился (на снимке: Усадебный парк в деревне Александрино. Этому дубу более двухсот лет. На фото - участники краеведческой экспедиции 2009 года). В настоящее время территория парка передана в аренду семье, построившей на  месте школы частный дом. Коновалова Ольга Ивановна (в девичестве Сычева) вернулась жить на свою родину. Ее мама Вера Ивановна Сычева работала учителем в Горской школе и хорошо помнила внутреннее убранство дома и рассказывала о жизни в усадьбе. Раньше дом был украшен деревянной резьбой, отапливался кафельными печами. На первом этаже с двух сторон были террасы, а на втором этаже -­ балкон. В доме было несколько комнат: музыкальная комната с роялем, фортепьяно и арфой, на которой играла одна из дочерей. Имелась диванная для отдыха гостей и перекура. У барина был кабинет. Одна из комнат обогревалась камином, наложенным великолепными изразцами.
    Рядом с усадьбой стояла Веретьевская Благовещенская церковь, основанная в 1792 году и разрушенная в годы советской власти. Сейчас здесь установлен поклонный крест, а рядом старинное кладбище. Как рассказывают местные жители, церковь была очень красивая, рядом с ней бил мощный родник. Он вытекал в виде ручья, на котором была сделана запруда, и образовано озерко. На берегу озера стояли дома и хозяйственные постройки. К сожалению, все меняется: ручей пересох, запруду спустили, на месте озера ­ - заросли ивняка.
 
Алексей ДОЛГОВ.
Фото предоставила Э.В. Баранова.

Опубликовано в газете "Звезда". № 84 от 29 октября 2016 года.
 

Где живет Чарондак и как сохранить Судьбицы?

Сегодня – очередная статья из цикла бесед с краеведом Э.В. Барановой. В предыдущей статье (газета «Звезда» № 73 от 17 сентября) мы начали виртуальную экскурсию по реке Шексне и остановились возле деревни Анисимово. Продолжим наше путешествие.
 
Анисимово – край благодатный
 
     Э.В. Баранова:
    - ­ Деревня Анисимово расположена в спокойном, красивом месте на правом берегу реки. Здесь восстановлена старинная часовня св. Антония Черноезерского. Эта деревня притягивает еще и потому, что рядом находится Черноозерье ­ - святое, почитаемое место. Чтобы попасть на озеро, нужно от деревни пройти через поле и небольшой лес километра полтора. Здесь, на Черном озере, в XVI веке подвизался монах Антоний. Православные называют его покровителем шекснинского края, святым Антонием Черноезерским. За четыре столетия мужской монастырь, основанный преподобным Антонием, то закрывался, то возрождался. В 1911 году за непростое дело возрождения монастыря на Черном озере взялась Таисия, игуменья Леушинского монастыря. Несмотря на преклонный возраст (старице Таисии было семьдесят лет) и слабое здоровье, монахиня рьяно взялась за дело. О том, как игуменья Таисия за короткий срок смогла возродить монастырь, интересно и подробно рассказывает череповецкий историк М.Г. Мальцев в своей книге «Антониева Черноезерская пустынь». (На снимке: Начало ХХ века. Церковь Рождества Пресвятой Богородицы в Черноезерском монастыре).
     Черное озеро примечательно не только тем, что на его берегу когда-­то жили монахи. Оно интересно и как водоем. Местные жители называют его и Пустынским, и Круглым, и Черным… В одной из экспедиций вместе с ребятами мы изучали эту местность. Оказалось, что Черное озеро очень глубокое. Мы намеряли 26 метров, оно  действительно по форме круглое, в диаметре около 350 метров. Мы слышали, что некогда южнее Черного озера было еще одно озеро, которое сейчас затоплено водохранилищем. Делая промеры глубин, мы его нашли. Это озеро оказалось мелководным, не более пяти метров, с чистым каменистым дном. Название озера стерлось из людской памяти, и мы назвали его Демсинским, так как рядом находится урочище Демсино, и такая деревня раньше была. А сейчас в интернете стала доступна карта генерального межевания Череповецкой губернии (на снимке), и теперь мы знаем правильные названия Черных озерков: Черное и Белое. Все логично, идет противопоставление. На  юге – мелководное озеро Белое, а к северу, в темной стороне – глубокое, бездонное Черное.  И еще из этой карты 1788 года видно, что раньше рядом с деревней Анисимово протекала речка Медведица.
     Когда мы проводили опрос жителей в Анисимове, то узнали от старожилов, что раньше у деревни было какое­-то другое название. Может быть, название­-то было по речке – Медведица или Медвежье? Та деревня вся сгорела, и один купец дал денег на ее восстановление. Но у него было условие – чтобы рядом с каждым домом были посажены деревья. Может быть, купца того и звали Анисим, или Анисимов. Правда это или нет, неизвестно, но деревня Анисимово действительно очень привлекательная, погружена в зелень, и люди в ней очень гостеприимны. (На снимке: Вид на д. Анисимово с водохранилища).
 
«Шексна – река времён»
 
     Э.В. Баранова:
     - Наша экскурсия по Шексне­-реке похожа на путешествие по реке времени. Именно возле поселка Шексна сильно наслоение старого и нового. Например, там, где сейчас плотины шлюзов, раньше был монастырский рыбный ез. Он принадлежал Кирилло­-Белозерскому монастырю. Здесь порожистое место и было удобно ловить рыбу.
     В октябре 1962 года река Шексна была перекрыта плотиной, и началось заполнение Шекснинского водохранилища. Мариинская водная система прекратила свое существование, и появился Волго-­Балт, который официально открыли в 1963 году. Затоплению подверглась большая территория, и населявшие ее люди были вынуждены переселяться на новые места. Они разбирали свои дома, сплавляли их по реке и заново строились. Так возник поселок Шексна: Барбач соединил бывшие деревни Овинцы, Починок с селом Никольское.
     На левобережье мы видим одиноко стоящую почти разрушенную Запогостскую Христорождественскую церковь. Это та самая «колокольня счастья», к которой стремились герои фильма режиссера Алексея Балабанова «Я тоже хочу».
     Если посмотреть от причала в сторону Речной Сосновки, то увидим плоскую заболоченную низменность. А еще не так давно, пятьдесят лет назад, эта местность была густо заставлена деревнями: Верещагино, Дураково, Черепаново, Запогостье, Фертисово, Лысаково, Булыкино, Кистенево, Гневашево, Межуево, Васильево. Кто помнит эти деревни? Разве что старожилы.
    На правобережье Шексны тоже было множество деревень: Повалиха, Рыбая, Еремичи, Дюничи, Заречье, Туричата, Кунжая. На речке Божай стояли деревни Малая Божая и Большая Божая, в которой было более ста домов. Речка Божай берет начало в Игнатовском озере. На одном берегу озера деревня Игнатовская, а на другом ­ - Заозерье, и ее жители называют озеро Заозерским. Понятно, что у озера было иное название, а какое - ­никто уже не помнит. Многие дачники этих деревень даже названия речки не знают. Да и обмелела она совсем, вода бежит только в весеннее половодье.
     На правом берегу Шексны в урочища превратились деревни Большое и Малое Зайцево, а где стояли Трестино, Тимонино и Сопятка уже трудно определить.
 
«Где Угла быстрая…»
 

    Э.В. Баранова:
    - ­ Слева в реку Шексну впадает река Угла. «Пространство новое пред нами разверзалось, где Угла быстрая приносит дар реке» -­ так в XVIII веке величественно обозначил это место поэт  Михаил Никитич Муравьев в своем стихотворении «Путешествие». В 1772 году он направлялся из Вологды в Санкт-­Петербург. Сначала на тройке он доехал до села Братково, где встретился с друзьями. Потом добрался до села Никольское  и дальше уже путешествовал по реке Шексне. Для нас его воспевание устья Углы – это ценное свидетельство о том, какой была река Угла двести лет назад – порожистая, шумная, быстрая. Сейчас Угла, подпертая водами Рыбинской плотины, в нижнем течении почти остановилась и заболотилась. 
     Несколько лет назад в устье Углы предприниматели пытались реализовать туристический проект «Рыбацкая слобода»: построили огромную ладью и два здания под музеи. В планах было сделать этот берег комфортным местом для отдыха и туризма. Представляя проект, вологодский журналист Анатолий Ехалов  рассказывал бытующую в нашем крае интересную легенду о водном духе Чарондаке.
 
Чарондак – пастух белужий
Легенда, записанная журналистом А. Ехаловым
     Кто из вас слышал что-­нибудь про водного духа Чарондака? Про того, который жил сначала в глухом озере Чарондском, на берегу которого стоял город Чаронда, самый загадочный город в мире.
     Скажу только, что по городу этому никогда ни одно колесо не проезжало. Жили в нем рыбаки, плавали во все концы на лодках, а зимой на санях ездили… А Чарондак в озере за пастуха был: русалок пас.
     Но вот наступило время, и огромное озеро обмелело, стало тиной да травой зарастать, люди из города разбрелись, русалки в леса подались, и Чарондак ушёл, в озеро Белое перебрался.
     Подрядился он в пастухи, белых коров в озере пасти. Ему без свежей проточной воды, как и без дела – не жизнь…
     Жил Чарондак в последние годы в водном бучиле у плотины старой Мариинки. Бывало, поднимется со дна, распустит свою зелёную бороду по течению и нежится на солнце.
     Редко, кто его видел по земле шагающим. Только иногда зимой придут бабы на прорубь, а вокруг неё следы огромные лапчатые… Ясно: Чарондак выходил, весну выглядывал.
     В озере белуги зимовали да в малых реках весной нерестились, а потом уходили они в Волгу, а уж из неё в Каспий. Там рыбьи стаи несметные, а белуге много надо пропитания… И то верно, размерами иная белуга с большую лодку, а то и с пароход…
     Где-­то в апреле вылезет Чарондак из своего бучила, стукнет посохом по ледяному панцирю и побежит по льду трещина от Белозерска до Липиного Бора. Шагает Чарондак по озеру и белых коров считает.
     …Но вот задумали люди вместо Мариинки построить большой водный путь, настроили по рекам плотин, остановили течение, запрудили озёра… Много стало воды. Радуйся, Чароднак, водный дух!
     Только стали замечать люди, что всё реже и реже попадались следы его на льду Белого озера. Некого стало считать в Белом озере. Перегородили люди бетонными плотинами дорогу белугам из Каспия в озеро. А потом и в старом бучиле перестали замечать зелёную бороду Чарондака. Пропал Чарондак.
     А я­-то знаю, где прячется сейчас водный дух. Он ушёл в город Чаронду, от которого осталось всего пяток домов да две старухи­-вековухи. Живёт он в ключевом колодце на самом его дне. Выходит иной раз на волю воды бабкам наносить да дров притащить из лесу. Привезти не на чем. Ни колеса, ни телеги…

Судьбицы – под защиту!
 
Э.В. Баранова:
     - Напротив потеряевского пляжа – интереснейшее место с красивым названием Судьбицы. Здесь в годы мелководья хорошо виден каменный судьбицкий шлюз старой Мариинской водной системы, построенный в 1915 году.
     Летом 2015 и 2016 годов мы вместе с детьми изучали эту местность: реку, растительность. Побывали на островах и возле разрушенной церкви. Проводили опрос жителей деревень и посмотрели старое гидротехническое сооружение. Целью нашей экспедиции было не просто собрать материал о Судьбицах, а показать, что эта территория уникальна в природном отношении, в истории гидротехники, монастырской жизни и в топонимике. Было бы правильно присвоить ей статус особо охраняемой природной территории (ООПТ). В состав ООПТ можно добавить и урочище Харламовское, где произрастает рукотворный сосновый бор, которому больше пятидесяти лет.
 
Алексей ДОЛГОВ.
Фото для статьи предоставила Э.В. Баранова.

Опубликовано в газете "Звезда". № 76 от 27 сентября 2016 года.

На снимках:
Затопленные надгробия на Судьбицком погосте. 2016 год.
Крест, найденный на Судьбицком погосте. 2015 год.
Э.В. Баранова у старого шлюза в Судьбицах.

Увлекательная экскурсия по реке Шексне от Ковжи до Судьбиц

Очередная беседа с шекснинским краеведом Э.В. Барановой (начало цикла читайте в номерах газеты от 9, 23 и 30 августа) посвящена реке Шексне и самым интересным местам вдоль ее берегов. Эмма Валентиновна проведет виртуальную водную экскурсию. Представим, что на границе Шекснинского района (в устье реки Ковжи) мы сели на катер и начали путешествие вниз по реке.
 
А река была иной…
 
Э.В. Баранова:
     - ­ Путешествуя по реке Шексне, в первую очередь нужно поговорить о том, как за короткий срок человек до неузнаваемости изменил реку. По определению, река – это движущийся поток воды в выработанном русле. А у нас река не движется, пока шлюзы не откроют. Можно сказать, что сейчас река Шексна утратила свое понимание именно как река. Она представляет собой широкий, глубокий, спокойный водоем. Изредка по реке идет пассажирский теплоход или грузовой танкер. По берегам стоят немногочисленные деревни. Совсем по­-иному выглядела река каких-­то сто лет назад, когда еще не было мощных гидросооружений, скрывших под водой огромные территории.
    Давайте вспомним ту реку. Есть множество упоминаний о Шексне как порожистой, бурной, коварной своими мелями и порогами реке. В книге «Шексна – река Велеса» тотемский краевед А.В. Кузнецов схематично обозначил эти пороги и обосновал их названия. Примечательный факт: основная порожистая часть реки проходила в границах современного Шекснинского района. Для купцов и путешественников преодолеть ее было нелегко. Каждый порог имел свое название. Они очень интересные: Медведь, Кузнец, Собачьи пролазы, Свинья, Оленьи Рога, Мышьи тропки… В районе поселка Шексна на повороте реки были сразу три порога: Заяц, Баран и Филин. Два из этих топонимов сохранились как Филин ручей и урочище Зайцево.
     Поскольку река Шексна была востребована в перевозке товаров, а многочисленные пороги и мели этому мешали, люди стали строить шлюзы.
     Та, прежняя река была богата рыбой. В ней водились и воспетая поэтом XVIII века Гаврилой Державиным «шекснинская стерлядь золотая», и белуга, и белорыбица. Рыба приходила на нерест в наши маленькие реки, в Белое озеро, а потом спускалась обратно в Каспийское море. Крестьяне устраивали на реке многочисленные заколы для ловли рыбы, и круглогодично доставляли ее к царскому столу.
     Природа очень чувствительна к антропогенному воздействию. Когда я работала учителем, то объясняла детям, что мы живем в природной зоне тайги. Смотрим в окно – и где тайга? Вырублена. Так и реку человек изменил до неузнаваемости, построив плотины и шлюзы. И той замечательной рыбы в ней уже не водится.
     В 1945 году на территориях Череповецкого района и Брейтовского района Ярославской области был создан Дарвинский заповедник. Одна из целей образования заповедника – изучение воздействия рукотворного моря – Рыбинского водохранилища -­ на окружающий природный комплекс. Как-­то раз мне довелось послушать ученых, которые длительное время изучают этот вопрос. Некоторые из них считают, что минусов от создания рукотворного моря больше, чем плюсов. Затопив территории, мы получили временный экономический эффект, но лишились хорошей проточной воды, рыбы, заливных лугов, а люди ­ своей малой родины. 
 
Ковженская церковь
 
     С настоящим и прошлым реки Шексны немного познакомились. Теперь настало время рассказывать увлекательные истории.
     Начнем с одной интересной цветной фотографии начала ХХ века. На ней ­ - чистая река, деревянные дома и каменная красавица­-церковь. Сделан снимок в 1908 году пионером цветной фотографии России Сергеем Михайловичем Прокудиным­-Горским. В 1908 году он задумал грандиозный проект: запечатлеть в цветных фотографиях современную ему Россию, её культуру, историю и модернизацию. Императору Николаю II понравился замысел фотографа, и он распорядился выделить ему специально оборудованный железнодорожный вагон, а для работы на водных путях -­ небольшой пароход. Царской канцелярией были выданы документы, дававшие С.М. Прокудину-­Горскому доступ во все места империи, а чиновникам было предписано помогать ему в путешествиях. В 1909 году фотограф прошел по Мариинской водной системе, то есть и по реке Шексне, мимо нашей Шексны (в то время село Никольское). В этом путешествии он сделал много цветных фотографий. Снимок с храмом на дальнем плане подписан «Село Ковжа. Береговые укрепления. Река Шексна», а из «Церковно-­исторического атласа Вологодской области» Н.М. Македонской мы узнаем, что в селе Ковжа когда-­то стояла Преображенская Ковженская церковь. Эту ли церковь сфотографировал С.М. Прокудин-­Горский? 
     Э.В. Баранова:
     - ­ В Вологодской области ­ - пять рек с названием Ковжа. А по маршруту Прокудина­-Горского было два села с одинаковым названием Ковжа. Одно село находилось в нашем районе – при впадении реки Ковжи в реку Шексну. Здесь стояла приходская Преображенская Ковженская церковь. В 1964 году село Ковжа было затоплено Шекснинским водохранилищем. Еще одно село Ковжа находилось в Белозерском уезде, там, где другая река Ковжа впадает в Белое озеро. В том селе стояла Сретенская Ковжинская церковь. Сейчас она наполовину разрушена. При сопоставлении снимка С.М. Прокудина-­Горского с фотографией Сретенской Ковжинской церкви на островке в Белом озере с первого взгляда понятно, что церкви разные.
     И еще, если внимательно присмотреться к снимку, сделанному царским фотографом, то на изгибе реки справа мы увидим закустаренный островок. Такой же островок в этом месте реки имеется на картах реки Шексны до затопления. Из этих наблюдений мы можем с уверенностью сказать, что на цветной фотографии 1909 года запечатлена наша Преображенская Ковженская церковь. Хотя сейчас эта церковь полностью разрушена и ушла на дно реки Шексны. (На фото: фрагмент карты 1958 года. Село Ковжа было затоплено в 1964 годуШекснинским водохранилищем)
     ­ - Судя по снимку, в этом месте жизнь била ключом?
     - ­ Да, сейчас берега вдоль реки Ковжи практически безлюдны. А еще сто лет назад это был процветающий и густозаселенный край. По данным за 1921 год только в селе Ковжа проживало более двух с половиной тысяч человек. Для сравнения: по данным за 2010 год в семи деревнях вдоль реки Ковжи (Березник, Дерягино, Задняя, Каликино, Камешник, Киргоды, Устьяново) проживало 228 человек. 
   Интересны названия исчезнувших деревень в том краю. Например, одна деревня названа Кривуша, потому что стояла на кривой луке реки Ковжи. Деревня Пятная рядом с «пятой», то есть местом примыкания плотины или еза к левому берегу. А Городищами называли старинное место поселения, где когда-­то был укрепленный городок.
     Занимательна не только история местности. В 1995 году мы с ребятами изучали устье реки Ковжи. Тогда местные жители предупреждали нас, чтобы мы осторожно плавали на своих маленьких лодках, потому что в реке водится большая рыба, которая ударом хвоста может лодку перевернуть.
     Два года назад мы повторно ездили на Ковжу и снова слышали удивительные истории о большой рыбе. Один местный житель рассказал, что в районе парома была поставлена сеть, а когда ее достали, в ней была дыра,  размером с УАЗик. Что за торпеда проделала дыру и изорвала сеть? Может быть, бобры. Но местные жители почему­-то уверены, что в реке обитает белуга огромных размеров.
 
Черная Гряда
 
Э.В. Баранова:
     - ­ А теперь еще немного спустимся по реке и остановимся напротив деревень Малая Степановская и Анкимарово. До затопления этих мест водами Волго-­Балта здесь находились деревня Черная Гряда и каменный Черногрядский шлюз Мариинской водной системы. В своем путешествии фотограф С.М. Прокудин­-Горский запечатлел этот шлюз. На его снимке мы видим грандиозное гидротехническое сооружение. Этот шлюз интересен тем, что его конструкция щадила природу реки. Она имела два русла, в одном делалась шлюзовая камера, а другое перегораживалось металлическими фермами только на время судоходства. И поэтому вода в реке оставалась проточной. В 1909 году, когда по Мариинской водной системе путешествовал С.М. Прокудин­-Горский, на реке Шексне было четыре каменных шлюза с разборными плотинами. Черногрядский шлюз был первым, следуя с Волги, и имел наименование «шлюз Императора Николая II». На то время он был один из самых длинных в Европе – 362 метра. Сейчас он скрыт 16­-метровой толщей воды.
 
А что дальше…
 
     Следующий интересный пункт – село Ирма. Это место настолько любопытно, что ему будет посвящен отдельный разговор, поэтому пока мы его пропустим, а в очередном номере газеты продолжим путешествие по реке Шексне от деревни  Анисимово.
 
Алексей ДОЛГОВ.

Опубликовано в газете "Звезда". № 73 от 17 сентября 2016 года.
 

Тайны земли Шекснинской. Что делали наши предки на Лисьих и Бычьих горах?

В газете «Звезда» от 9 и 23 августа начат цикл бесед с шекснинским краеведом Э.В. Барановой. В прошлой беседе речь шла о топонимике района, а в этот раз с Эммой Валентиновной мы поговорим о мировоззрении наших предков-­язычников, живших на территории современного Шекснинского района в дохристианскую эпоху, а также  о святых местах и мегалитах.
 
Батюшки­-светы
­     - Эмма Валентиновна, сейчас святым считается все, что относится к христианству: храмы, источники возле храмов, места, где раньше жили монахи, и т.д.  А что было святым для наших предков до прихода христианства в северные земли Руси?
     - ­ В дохристианскую эпоху у людей было совершенно иное мировоззрение. Мы называем его язычеством. Слово «языцы» в древнерусском языке означало «народ», языческий – значит, народный. Языческая вера ­ - народная, природная, изначальная. И поэтому святые места наших предков­-язычников нужно искать в природе, это «места любования».
     Чтобы понять язычников, нужно углубиться в их миропонимание. Это требует усилий, потому что сегодня мы совершенно иначе смотрим на мир. Наше сознание перегружено научными и христианскими мировоззренческими идеями. И все же давайте попробуем понять, что для наших предков было святым, сакральным.
     Вспомним народные святочные гулянья, так называемые «святки». Древнее слово «святье» обозначает святых предков, и во время святок люди отдавали дань памяти своим предкам. Действие проходило в игровой, обрядовой форме: как будто предки приходили на землю и учили потомков, что нужно делать, а что делать не следует. Святьем были молчаливые деды, одетые шиворот­-навыворот, потому что они представляли иной мир. И поэтому делали святье все наоборот, не так, как надо. После игрищ люди, которые играли роль святья, омывались крещенской водой. Вот такая смесь язычества и христианства.
     Святыня – это то, что свято, сакрально, духовно, во что люди веруют. Для наших предков-­язычников святыми были предки - ­ деды. Они были помощниками для людей, их почитали и им поклонялись на святых местах.
     Следы веры наших предков остались в топонимике, в росписях прялок, сундуков, в прорезных орнаментах и орнаментах, вышитых на одежде, и даже в нашем современном языке. Мы просто не обращаем на это внимание. Что­-то случилось, мы руки в боки: «Ой, батюшки-светы»? Светы – это светлые предки, отцы, деды.
 
Закон власти
     Язычество, многобожие. Многие современные историки между этими понятиями ставят знак равенства. Считается, что наши предки-язычники поклонялись многим богам. Э.В. Баранова предлагает поразмыслить над этим в несколько ином ключе:
    - ­ У человека много качеств характера, а если мы созданы по образу и подобию Божию, то и у Него много разных качеств. Каждому качеству можно присвоить имя. Например, мужчина – глава семьи, отец. И Бога мы называем – Отче наш. Если мы просим у Бога силы, то и Его называем Всесильный, Всемогущий. Если просим мудрости, то Бог для нас ­ Всезнающий, Премудрый и т.д. Так и язычники называли Бога разными именами, в зависимости от того, что просили. Я считаю, что многобожниками они не были. Бог один для всех.
     А что касается святых мест язычников, то очень часто именно там стоят  златоглавые церкви. Туда мы и сейчас приходим, чтобы побыть наедине с собой, почувствовать умиротворение, чтобы поклониться Богу. Это действительно святые места.
­     - Эмма Валентиновна, а почему так получилось, что церкви стоят именно на  святых местах язычников?
    - ­ Христианская вера на Руси распространялась, противодействуя народной, языческой вере. И чтобы заглушить языческую веру, православные храмы и часовни ставились на святых для народа местах, а христианские торжества приспосабливались к языческим празднованиям. Это обычный исторический процесс. Любая религия старается уничтожить память о предыдущей религии, всячески опорочить прежнюю веру. Об этом читаем и в Библии, в 12­-ой главе книги «Второзаконие»: «Истребите все места, где народы, которыми вы овладеете, служили богам своим, на высоких горах и на холмах, и под всяким ветвистым деревом; и разрушьте жертвенники их, и сокрушите столбы их, и сожгите огнем рощи их, и разбейте истуканы богов их, и истребите имя их от места того». Это своеобразный закон новой власти. В советский период в нашей стране эта же ситуация повторилась в отношении христианства. Безбожная советская власть разорила православные храмы, устроила в них клубы, склады и т.д. У советских политических лидеров было атеистическое мировоззрение, с революционной песней по жизни. Так они и шли, разрушая прежнюю религию и строя свой новый мир.
 
Лисьи и Бычьи горы
­     - Эмма Валентиновна, в начале беседы Вы упомянули, что следы веры наших предков остались в топонимике. То есть, по названию местности мы можем установить сакральные места наших предков?
    - ­ Наш мир стремительно меняется, и чтобы узнать, где же наши предки получали духовную силу, нужно обратиться к старым картам и расспросить старожилов.
     Лисья гора ­ - один из топонимов, указывающих на сакральность места. В нашем районе я нашла восемь мест с таким названием. Это Чуровская Лисья гора, на которой расположено кладбище. Также кладбищем занята Лисья гора возле деревни Тирково Ершовского поселения. Как мне рассказал один местный житель, его бабушка в преклонном возрасте говорила: «Пора мне на Лисью гору собираться». Так называемые Лисьи норы есть возле Большой Сизьмы. На карте лесхоза я нашла Лисью гору у деревни Шипитцино. Недалеко от Браткова тоже есть Лисья гора. Там был песчаный карьер. Возле деревни Прогресс, там, где сейчас проходят лыжные соревнования, – еще одна Лисья гора. А вообще этих Лисьих­-Лысых гор много на всей Евразии. Они известны и почитаемы.
­     - А почему эти места называются Лисьи горы?
     - Оказывается, все просто. Ответ кроется в архаике нашего языка. В «Словаре уездного череповецкого говора» М.К. Герасимова, переизданном в начале ХХ века, написано, что «лисый» значит светлый, полупрозрачный. Производное от этого слова знают художники. Нанесение полупрозрачных, сияющих, мерцающих слоев называется «лессировка». А еще известно древнее обращение к Богу: «Батюшка – лысое небо». Таким образом, Лысая гора или по созвучию, Лисья гора – это место просветления, место сияния. Именно на эти горы приходили люди, чтобы получить ясность, просветление, зарядиться энергией. Как правило, Лисьи горы -­ красивые, сухие, возвышенные места, не занятые лесом. Кстати, поскольку многие Лисьи горы песчаные, то превращены в карьеры и чаще уже рассыпаны по нашим дорогам. Вот такая участь бывших святых мест.
     Я считаю, что святые горы есть в каждом кусту деревень. Просто они могут иметь еще и другие названия. Например, Бычья гора (в Шекснинском районе мне известны четыре таких горы), Поклонная гора, Молебная гора, Волшебка (Больше­-Ивановское), Красные горки, Конь-­гора, Соколиная гора... Названий много, и все они ­ - языческое обозначение святого места.   
 
Шекснинские мегалиты
       Э.В. Баранова:
     - ­ На сакральность места указывают и мегалиты – большие камни. Некоторые шекснинские мегалиты имеют интересную историю. Например, у деревни Самсониха на краю болота лежат два почитаемых камня. Записанная со слов местного жителя В.И. Григорьева легенда как раз говорит о противоборстве новой и старой веры: «Были два богатыря ­ - Самсон и Старосел. Один был новой веры, а другой ­ - старой. И решили они померяться силами – кто дальше закинет камень. Самсон, приверженец новой веры, кинул камень, и там, где он упал, теперь находится деревня Самсониха. Старосел тоже кинул камень, да не так далеко, тот упал на край болота. Он проиграл. Старая вера ушла, победила новая».
     Еще один чудо-­мегалит находится в деревне Тирково Ершовского поселения (на снимке 21 августа 2008 года). Как уже было сказано, возле неё есть Лисья гора. Этот огромный камень сейчас за деревней стоит, но раньше он лежал в земле и никто о нем не знал. Как известно, вода вымораживает камни, и постепенно этот камень стал выходить из земли и мешал механизаторам обрабатывать поле. Много недобрых слов было сказано, когда трактористы ломали о камень лемеха. Один тракторист ­ - Николай Михайлович Моряков, житель деревни Тирково, решил его выкопать. Он не представлял, что его ждет. Чтобы вырыть камень из земли, понадобилось несколько дней усилий нескольких тракторов. С большим трудом камень оттащили на край поля, за деревню. Мегалит оказался внушительной по размерам четырехгранной пирамидой из гранита с розоватым оттенком. Высота камня – три метра, а в окружности он около десяти метров. Но самое интересное, это даже не размеры камня, а большое высеченное на нем изображение – петроглиф. На грани пирамиды четко просматривается рисунок лосихи (на снимке). Как-­то раз у нас в гостях был знакомый кореец, обладающий ясновидением. Ради эксперимента я дала ему несколько фотографий различных камней, и среди них – этот. Он обратил внимание на тирковский камень и сказал, что у камня мощная энергетика, он лечит, но долго возле него находиться нельзя. А еще он сказал, что у камня есть имя. Кореец долго собирался с мыслями и произнес: «очень, очень старая бабушка». То есть – Баба – Великая мать, подательница жизни. Он еще сказал, что камень сдвинут со своего места.
      Кстати, именно туда, где раньше лежал камень, местная молодежь любила приходить на гулянки и жечь костры. Наверно, их неслучайно тянуло в то место.
     Особой достопримечательностью села Чаромское является камень необычной формы — он похож на огромную кровать длиной четыре метра. В народе его так и называют — чаромские полати (на снимках: в семидесятые годы ХХ века и 2007 год). Во время мелиорации трактористы тоже оттащили камень на окраину поля. С ним связано много легенд. Говорили, что смотреть в сторону полатей нельзя — нечистая сила уведет. По другому поверью, под камнем был зарыт клад, и к нему от церкви вел подземный ход. 
     Раньше в каждом кусту деревень были и святой камень, и святое дерево, и святой источник. На святых местах, на этих открытых пространствах люди собирались всем миром в праздники, гуляли в красивых одеждах, водили хороводы, играли, устраивали совместную трапезу.
     Более подробно о жизни предков можно узнать в работах академика Бориса Александровича Рыбакова  «Язычество древней Руси» и «Язычество древних славян».
 
Алексей ДОЛГОВ.

   Уважаемые читатели, если вы знаете местонахождение интересных мегалитов и связанные с ними истории, поделитесь с нами. Телефон редакции: 2­-16­-85.

Опубликовано в газете "Звезда". № 70 от 6 сентября 2016 года.
 

Тайны земли Шекснинской. Кто наследил в Шекснинском районе?

В газете «Звезда» от 9 августа мы начали цикл краеведческих статей, написанных  на основе бесед с краеведом Э.В. Барановой. Сегодня вместе с Эммой Валентиновной  мы попытаемся понять шекснинскую топонимику.
На этой земле мы не пришлые, а изначальные насельники
     Топонимика – наука непростая. Изучает она географические названия – топонимы, пытается разгадать историю их происхождения, смысловое  значение и т.д. А поскольку названия наших деревень, речек, гор уходят в глубь веков, истину найти совсем непросто. Каждый исследователь топонимов имеет свое мнение, и как может, его обосновывает. Эмма Валентиновна – не исключение. Она даже само слово «топонимика» по-­своему объясняет.
     Э.В. Баранова: 
    - ­ Давайте разложим это слово на части: топо­-ними-­ка. Слово «топать» знают все. Топ­-топ. Потопали -­ оставили след. Теперь проследим ряд синонимов к «ним»: name (англ.) – имя, нам – имя (хинди), номер, то есть - ­ обозначение -­ знак. Соединяем, и получается – знаковый след. Топонимику еще называют «язык земли».
     В прежние времена земля для человека имела большую ценность, чем сейчас, и каждый участок земли имел свое наименование.
     В каждой краеведческой экспедиции мы с ребятами обязательно записывали так называемые микротопонимы. Старожилы помнят названия покосов, ляжин, мысов, опушек, обрывов... Их названия дают пищу для размышлений: кто же «оставил следы» на шекснинской земле и дал названия деревушкам, опушкам и т.д. Есть разные мнения на этот счет, и каждый исследователь отстаивает свою точку зрения.
     На картах в учебниках истории показано, что в первые века нашей эры территория современного Шекснинского района и прилегающая местность были заселены финским племенем «весь». Считается, что весь – это финно­-угорское племя, и вепсы их потомки, и поэтому расшифровку наших топонимов нужно искать в финно-­угорском языке. По мнению историков, к IX веку на северо-­запад современной России пришли славяне. Но с историками можно и поспорить.
     Э.В. Баранова:
    - ­ Я полагаю, что мы здесь не пришельцы, а изначальные насельники. Эту точку зрения высказывала Светлана Васильевна Жарникова ­ - вологодский искусствовед, ученый-­этнолог, профессор, доктор исторических наук.  Она ушла из жизни недавно и похоронена в Шексне. Всю свою жизнь Светлана Васильевна доказывала, что именно мы здесь изначальные насельники, в противовес теории, согласно которой в постледниковье территории Европейского Севера были заселены пришедшими из-­за Урала финно-­угорскими племенами.
     В своей книге «Архаические корни традиционной культуры русского севера» С.В. Жарникова пишет: «Новая парадигма представляется следующей. Согласно современным данным палеоклиматологии, антропологии, лингвистики, этнографии и других сопредельных наук, на территории Европейского Севера России к моменту прихода славян проживали в основном потомки древнеевропейского (древнего индоевропейского) населения, сохранившего общеиндоевропейские культурные традиции, архаичный тип лексики и архаичный приледниковый антропологический европеоидный тип».
    Съездим в Сизьму, послушаем архаичный говор, посмотрим друг на друга – мы же европейской наружности, а не вепсы с монголоидными чертами. Вепсы и сейчас живут у нас на Вепсовской возвышенности, и их совсем немного.
     Что касается слова «весь», то все понимается на русском языке. Мы знаем выражение «города и веси». Города – это огороженные места, а веси – небольшие деревеньки, поселения. И слово «весь», по­-моему, означает «поселяне», то есть, деревенские жители.
 
Славянские загадки
      Во многих книгах, например, в «Словаре географических названий Вологодской области» Ю.И. Чайкиной нередко подача материала идет с точки зрения финно-­угорской теории заселения. А по мнению Эммы Валентиновны, объяснение наших топонимов нужно искать в своем русском языке. Топонимы можно классифицировать по группам.
     Э.В. Баранова:
    - ­ Подавляющее количество топонимов – поименные, владельческие. Имя в названии может быть сразу и не распознаешь, потому что раньше его могли произносить по-­разному. Например, рядом с п. Шексна есть деревня Большое Митенино. Кто такой Митеня? Я думаю, Митя, Дмитрий. Или деревня Сямичи. Мне представляется такая цепочка: Сяма – Сёма ­ - Семен. Различные варианты одного и того же имени можно узнать из русских и славянских именословов. У некоторых имен вариантов произношения может быть до двадцати-­тридцати! Нынче деревня Улошково слилась с Чуровским. А кто такой Улошка? Из словаря я узнаю -­ оказывается, это имя Ульян. В прошлый год мы с ребятами изучали Саунинские озера, а рядом – деревня Саунино. Вероятнее всего, буква «в» не звучит, а Савуня – это Савва, Савватий или Савелий.
     Еще труднее различить топоним, произошедший от имени-­прозвища. Во­-первых, их много. Во­-вторых, сейчас у нас уже не принято давать людям уличные прозвища, они забыты. В Шекснинском районе таких географических названий, наверно, половина. Например, первого обитателя деревни Зыцово звали «Зык», Зубово произошло от прозвища «Зуб», Капустино – от прозвища «Капуста» и т.д. Чтобы разгадать прозвище, нужно снова обращаться к именословам. Читая эти книги, можно узнать много интересного. Возьмем деревню Шипицыно. Оказывается, Шипица – это старое название шиповника.
     Большая группа природных топонимов. Деревня Лукинки стоит на повороте реки Углы, на излучине. Слово «лука» обозначает что­-то изогнутое.  На пути в Чебсару мы проезжаем деревню Молодки. Сразу возникает аналогия со словом «молодые», а если заглянуть в словарь, то мы узнаем, что молоди – это молодой лес на пашне. Как в древности появлялась деревня? Люди раздирали место сожженного леса под пашню – такой участок назывался «дёр». Земля засевалась, а рядом ставилось жилище. То есть поселение на дёре – это деревня рядом с пашней, с подсекой. Когда земля становилась неплодоносной, люди перемещались на другое место, а пашня зарастала молодым лесом – молодью. Получается, что Молодки – деревня возле молодого леса. Названий с подобной историей много: Рамешка, Поляна, Пашнец, Дор, Дорки, Гари – все они обозначают место посреди леса, разработанное для поселения.
     Много у нас и церковных топонимов. Самый яркий пример – село Никольское, в котором стояла деревянная церковь св. Николая Угодника. Река Шексна – торговая река, а Святой Николай – покровитель путешественников и торговли – был на всем Русском Севере самым почитаемым святым. 
      Еще группа названий ­ - по профессии. В деревне, где я выросла, каждый мужчина умел все делать по хозяйству, и в то же время каким-­то ремеслом владел лучше других, чем и зарабатывал. Один бочки делал, другой – горшки, третий – в кузнице работал, четвертый – сапоги шил… И деревни могли называться по профессии первопоселенца. Возьмем для наглядности деревню Бронниково. Бронник – это человек, изготовлявший броню, ковал воинские доспехи.
     Можно выделить еще группы по месту положения, сакральные и другие.
 
От Устья до Шексны
     Э.В. Баранова:
    - Самые древние селения названы по рекам, на которых стоят. Что касается Шексны, то изначальное название поселения – Устье. Кстати, самое старое место поселения сейчас заброшено, забыто, и мало кто о нем знает. Оно находится недалеко от впадения реки Углы в Шексну. Лет двадцать тому назад череповецкие археологи вели там раскопки и обнаружили так называемые «длинные дома» ­ - легкие постройки. Они располагались перпендикулярно реке Угла, имели длину до восьми­десяти метров. Внутри домов были устроены длинные очажные ямы для огня. Вероятно, дома строились для большого скопления людей на непродолжительное время. Можно предположить, что люди из окрестных деревень собирались здесь для празднований и общих трапез. Такие археологические находки длинных домов прослеживаются по всей Европе, и все они находятся в сакральных местах. В своих исторических трудах академик Б.А. Рыбаков писал, что в годовые поворотные дни солнцестояния и равноденствия славяне собирались в таких местах и устраивали праздники. Они могли целую неделю праздновать: гулять, кушать, хороводы водить, песни петь.
     А теперь поговорим о названии «Шексна». Конечно, можно открыть словарь Ю.И. Чайкиной или почитать о топониме в книге А.В. Кузнецова «Шексна – река Велеса». А можно и самим немного подумать. Когда мы говорим кому-­то о Шексне, и нам нужно пояснить, что речь идет о реке, мы добавляем: Шексна-река или, например, Москва­-река. В нашем случае «сна», «шна» - это речной суффикс, как пояснение, обозначающее «река». Таких примеров рек с этим суффиксом много: Тосна, Пресна, Десна, Сосна, Сона, Сана. Носители этого суффикса «сна», скорее всего, славяне с Дуная. Они пришли сюда, осели и пояснили непонятное им название Шек ­- сна. Если посмотреть старые карты, то увидим, что в Волжском бассейне есть реки Сук, Сок. Вполне вероятно, что наше «шек» и означает «ответвление», «приток». Таким образом, Шексна – река, главный приток Волги. Все названия крупных водотоков должны означать просто воду, но на языке людей, которые здесь жили.

Сизьма комариная?
    - ­ Эмма Валентиновна, на многих сайтах название села Сизьма, которое также произошло от названия реки, объясняют именно из финно-угорской парадигмы. Первая версия такая: «сясьма» - финно­-угорское название комаров. Из­-за обилия этих кровососущих насекомых реку так и назвали.
    Вторая версия названия гидронима восходит слову siiz//ui  вепсского диалекта и означает «стоячий, стоящий». В этом случае Сизьма переводится как «река с медленно текущей, стоячей водой».
(На снимке: Источник св. Пантелеймона Целителя на реке Сизьме)
     Э.В. Баранова:
    - ­ Совершенно нелогично. Комары есть везде, не только в Сизьме. А насчет второй версии скажу: я, считай, родилась там и уверяю, весной этим «стоячим водоемом» Сизьмой за секунду смоет. Притом, что если сейчас Сизьма – практически ручей, а раньше она была действительно полноводной рекой, по которой купцы везли свои товары из реки Шексны в Сизьму и дальше. Давайте лучше посмотрим на карты и увидим систему подобных названий рек: в Череповецком районе есть реки Кизьма, Визьма, Конома, у нас - ­ Едома, Ирма (эта река сейчас поглощена водами Шекснинского водохранилища). Везде выделяется окончание «ма». Вернемся к той мысли, что изначальные насельники здесь мы – русские, живые носители санскрита. «Ма» означает «мать­-река». Индоевропейская мифология гласит, что река – это мать, кормилица, подательница жизни, блага. И основу «сиз» будем смотреть в своем языке. Сизый – значит, светлый. А светлый, значит, чистый. Сизьма – светлая, чистая река. И люди назвали водосток, обозначая характер ее воды в противоположность ее притоку. Из Черновского болота в Сизьму втекает речка Чернуха, потому что вода в ней отличается по цвету ­ - черная.
 
Что почитать   
     Э.В. Баранова:
    - ­ Если есть желание разобраться в вопросах топонимики получше, то можно почитать книгу Ю.И. Чайкиной «Словарь географических названий Вологодской области». В ней много упоминаний летописей и расшифровок прозвищ. Интересны книги тотемского краеведа А.В. Кузнецова «Названия Вологодских озер», «Были и легенды реки Шексны», «Болванцы на Лысой горе» и другие. В книге «Шексна – река Велеса» А.В. Кузнецов дал свою расшифровку названий деревень и порогов вдоль реки Шексны. Александр Васильевич скрупулезно собирает легенды, работает с летописями и топонимику подает на основе вепсской, финно-­угорской лексики. У Юрия Тузова есть замечательная книжка «По берегам Шексны». Полезно читать различные именословы. С.В. Жарникова написала хорошую книгу «Золотая нить». В ней она раскрывает архаику обрядов жителей Вологодчины, вышивки, изображения на прялках, и ее комплексный подход помогает логично подойти к расшифровке топонимов. В чтении не стоит ограничивать себя вологодскими авторами. Полезны книги соседей. Например, исследование А.В. Новикова «Топонимы Архангельского севера». Кроме этого, изучайте старые карты, судные грамоты. Расспрашивайте старожилов и обязательно записывайте их рассказы, даже если они покажутся фантастическими. Хорошим подспорьем станет чтение «Словаря живого великорусского языка» В.И. Даля, ну, и Интернет в помощь.

Опубликовано в газете "Звезда". № 66 от 23 августа 2016 года.

Тайны земли Шекснинской

Начиная с этого номера, мы предлагаем вам цикл материалов по родному краю, созданный на основе бесед с краеведом Э.В. Барановой. Мы познакомим читателей газеты с интересным (а порой и не общепринятым) взглядом на историю нашего края. Мы поговорим о шекснинской топонимике. Эмма Валентиновна представит свое понимание смысла названий наших деревень, рек, озер. Вы узнаете, где располагались сакральные места наших предков  в дохристианские времена, как по территории нашего района проходили дорожные тракты и речные волоки... Отдельные беседы будут посвящены истории Сизьмы, Ирмы, Браткова,  а также  природе шекснинской земли и ремеслам, получившим распространение на территории края. Все это – в ближайших номерах газеты, а сегодня мы познакомимся с автором цикла, краеведом Э.В. Барановой.
 
    - ­ Эмма Валентиновна, расскажите, откуда Вы родом и когда у Вас появился интерес к изучению Шекснинского района?
    - ­ Моя мама родом из Сизьмы, а отец из Берегов – это Северная Ферма Вологодского района, от Сизьмы по прямой 20 километров. С раннего детства мне нравилось быть на природе: в лесу, на речке, на лугу. И так до сих пор. Очень нравится любоваться красивыми природными ландшафтами. Когда училась в восьмом классе, по лотерейному билету я выиграла фотоаппарат «Смена». С той поры и до сегодняшнего дня я фотографирую природу. После окончания школы поступила на естественно­географический факультет Вологодского педагогического университета. За время студенчества объехала всю центральную Россию, Прибалтику, Крым, восточный Кавказ, в Сибири удалось побывать. И теперь я не мыслю себя без путешествий.
   Свою педагогическую деятельность я начинала в Кирилловском районе. Затем продолжила ее в Нифантовской школе учителем географии. И оказалось, что я не могла ответить на вопросы детей о местных речках, озерах, деревнях. Мы с ребятами образовали краеведческий кружок и вместе стали изучать Шекснинский район. Начали с топонимики. А однажды библиотекарь Вера Александровна Бойцева принесла в школу прялку. Она была испещрена загадочными геометрическими узорами. Мне стало интересно, что они означают. Так постепенно зародился интерес к этнографии, а в школе образовался небольшой музей, в который мы стали собирать этнографический материал. 
    - ­ Чему была посвящена Ваша первая с детьми краеведческая экспедиция?
    - ­ История детских краеведческих экспедиций началась в 1994 году с изучения родников сиземской земли. В той экспедиции я не была, а в следующем, 1995 году, Татьяна Владимировна Судакова пригласила учителей географии для участия в широкомасштабной экспедиции по изучению озер Шекснинского района. Каждая школа выбрала себе озеро. Нашей Нифантовской школе досталось изучение Пашнецкого озера, расположенного возле деревни Пашнец Железнодорожного сельского поселения.
    - ­ А что значит изучить озеро?
    - ­ Мы измеряли глубину, ширину озера. Смотрели состав грунта. Брали воду на химический анализ и делали выводы о загрязнении воды. Описывали приводные растения, птиц и рыб, проводили опросы местных жителей, рыбаков, изучали карты озера прошлых лет. После такого комплексного подхода можно сделать некие выводы.
     Например, Пашнецкое озеро оказалось очень мелким. Дно покрыто толстым слоем ила. А местные жители рассказывали, что ныряли в воду с берега. Почему озеро за такой короткий период заилилось и заросло, ведь обычно это происходит не так быстро? Мы поняли, что с поднятием уровня водохранилища при строительстве Волго­-Балта, скорость течения речек, вытекающих из наших озер, уменьшилась, они заболотились. Именно это стало причиной быстрого зарастания озер и изменения качества воды.
    - ­ Насколько детям интересно участвовать в таких серьезных исследованиях?
    - ­ Дети - ­ благодарный материал для работы. Они осознают ответственность за порученное дело. А потом, разве это не праздник – после школы, тяжелого кабинетного труда, вырваться на просторы. Дети счастливы, они учатся жить в коллективе, и если что-­то одному не интересно, то вместе они эту работу выполняют легко. Сейчас все, кто участвовал в первых экспедициях, сами стали взрослыми. И они благодарны тому времени, которое посвятили изучению родного края. Они научились анализировать информацию, отстаивать свое мнение, и просто хорошо провели время. (На снимке: 2008 год. Во время комплексной экспедиции отряд из Шаймы вместе со своим педагогом Ириной Вячеславовной Иванишиной направляются в деревню Красное)
     ­ - А что лично Вам дало изучение родного края?
    - ­ Изучение родного края и, в частности, этнографии заставляет серьезно задуматься о мировом устройстве. Наука говорит о векторном развитии истории: жизнь произошла из коллоидного раствора, потом человек был дикий и теперь беспрерывно идет вверх по ступенькам цивилизации. Но в народе есть простая пословица «Все возвращается на круги своя». Традиционные народные обрядовые действия направлены на воспоминание, воссоздание того, что было изначально. И даже в природе мы постоянно наблюдаем циклы: сутки делятся на день и ночь, четыре времени года последовательно сменяют друг друга, атом вращается вокруг ядра…
     Когда я была учителем, то преподавала детям научный взгляд на мир, а сейчас я все чаще встаю на сторону народной мудрости.
     Еще, занимаясь краеведением, можно сделать свои выводы о времени тех или иных исторических событий. И в этом случае тоже можно поспорить с учеными.
     Простой пример. Почти неделю мы с ребятами изучали речку Судьбицу. Она небольшая, почти ручеек. Птичек послушали, деревья, поеденные бобрами, посмотрели. Вроде бы ничего интересного. Но когда мы стали обобщать материал и вычертили склоны коренных берегов на миллиметровке, то отчетливо увидели выемки на склонах долины, похожие на волно­-прибойные ниши. А на дне русла, по которому текла речка в районе деревни Юрочкино, вскрываются синие глины. О чем это говорит? О том, что когда­-то здесь был водоем, который плескался у холма и образовывал эти ниши.
     Наука говорит, что большая вода здесь была сотни тысяч лет назад, но в этом случае ниши не должны были сохраниться. Они выполаживаются очень быстро. На многочисленных примерах мы видим, что даже на протяжении одной человеческой жизни в природе идут очень большие изменения.                              
      В Сизьме через село течет Вороний ручей. Моя мама помнит из детства, что по этой речушке на лодках катались. Как такое возможно?! Ведь в ней почти нет воды. Природа меняется очень быстро. Было озеро – а лет через пятьдесят на этом месте уже болото… Если посмотреть старые карты, то таких исчезнувших озер можно немало определить.
    - ­ Кто в нашем районе организует для детей краеведческие экспедиции?
    - ­ Каждая экспедиция ­ это всегда результат работы единомышленников. В нашем районе такая группа энтузиастов есть. Это все достойные, интересные, всесторонне развитые люди с активной жизненной позицией: Елена Ивановна Иванова, Ирина Вячеславовна Иванишина, Ирина Владимировна Баскова, Наталья Кронидовна Рюмина, Наталья Валентиновна и Андрей Владимирович Андреевы и многие другие. (На снимке: 2007 год. Организаторы районной детской экологической экспедиции по изучению соснового бора урочища Харламово)
      Результаты наблюдений мы всегда оформляем в виде исследовательских работ, стараемся делать музейные экспозиции, выпустили три альманаха «Берегиня» и небольшую книжечку детских исследовательских работ «Мир через культуру». Отдельный журнал называется «Природа Шекснинского края». В этом красивом цветном издании обобщен краеведческий труд  детей и взрослых.
    - ­ А что изучение родного края может дать для взрослых?
    - ­ Это и новые знания, и хорошее времяпровождение. Как правило, все экспедиции мы начинаем с того, что убираем оставленный туристами мусор, а потом отдыхаем, любуемся природой и узнаем историю этого места.          
     Как-­то раз Т.Б. Мульганова организовала для учителей ОБЖ выездной туристический семинар. Несколько дней педагоги жили на берегу Углы и, кроме прочего, изучали лесные растения с точки зрения выживания. Разве не интересно узнать, у каких растений съедобны вершки, корешки, плоды, а какие растения, наоборот, опасны? Краеведение может быть интересно как для детей, так и для взрослых.
    - ­ Какие места в Шекснинском районе исхожены досконально, и где не ступала нога исследователя-­краеведа?
    - ­ Нами были обследованы все озера: два Щучьих, два Окуневых, Соколье, Пашнецкое, Игнатовское, два Прядинских (Саунинские), Черное (Пустынское), Копское (Задниковское), Островское и Пустое, Косковские озерки, Гнилое. За эти годы школьниками были исследованы реки: Угла, Судебка, Божай, Улома, Чурова, Чуровка, Пишковка, Имая, Чебсара. Частично нами были изучены: река Ковжа, Сизьма, Сизьменский разлив, часть Шекснинского водохранилища. (На снимке: 2012 год. Группа ребят сплавляется по реке Ковжа. Исследовали реку и ее обитателей, прибрежные леса и озеро Щучье)
     Река Шексна – главный приток Волги. Изучая озера и речки, мы исследовали причины загрязнения бассейна реки Волги. Поэтому все, что ближе к реке, изучено хорошо. Несколько экспедиций были посвящены изучению Сизьмы, природных парков, родников. Менее изученным является Едомский край, долина реки Кономы. Лично мне особенно интересно изучать святые места Шекснинского района, христианские и дохристианские сакральные сооружения. В общем, работы для краеведов еще много, на всех хватит.

Алексей ДОЛГОВ.
Фотографии предоставила Э.М. Баранова.

Опубликовано в газете "Звезда". № 62 от 9 августа 2016 года.
 

Краеведы района желают «во всем видеть хорошее…»

При Шекснинской районной библиотеке создан краеведческий клуб «Наследие».  28 июня прошло первое заседание клуба, на котором были определены цели, задачи объединения, решены первые организационные вопросы.
 
      В сентябре 2012 года президент России В.В. Путин на встрече с представителями общественности Краснодара по вопросам духовного состояния молодёжи и ключевым аспектам нравственного и патриотического воспитания отметил: «Искажение национального, исторического, нравственного сознания приводило к катастрофе целых государств, к их ослаблению, распаду, лишению суверенитета и к братоубийственным войнам. Нельзя создать здоровое общество, благополучную страну, руководствуясь принципом «каждый – за себя», следуя примитивным инстинктам нетерпимости, эгоизма и иждивенчества. Мы должны строить своё будущее на прочном фундаменте. И такой фундамент – патриотизм. Это уважение к своей истории и традициям, духовным ценностям наших народов, нашей тысячелетней культуре и уникальному опыту сосуществования сотен народов и языков на территории России. Это ответственность за свою страну и её будущее. Чувство патриотизма, система ценностей, нравственных ориентиров воспитываются в человеке в детстве и юности. Здесь огромная роль принадлежит не только семье,  обществу,  но и образовательной, культурной политике самого государства. Нам необходимо использовать лучший опыт воспитания и просвещения, который был и в Российской империи, и в Советском Союзе. Нужны живые формы работы по воспитанию патриотизма и гражданственности, опирающиеся на общественную инициативу, служение русским традициям, деятельность молодёжных и военно­-патриотических организаций, исторических и краеведческих клубов, других подобных структур. Необходимо эффективно выстроенное общественно­-государственное партнёрство…»
     Краеведы  Шекснинского района (исследователи, архивисты, работники музеев, библиотек, члены молодежных организаций)  решили объединиться для активизации патриотического воспитания молодежи.
     30 апреля 2016 года  было принято решение о создании краеведческого клуба «Наследие».  Это творческое объединение людей, желающих сохранить историю родного края, способствовать повышению престижа Шекснинского района на региональном и межрегиональном уровне, участвовать в воспитании подрастающего поколения в духе патриотизма и любви к большой и малой Родине.
      28 июня прошло первое заседание, на котором присутствующие определили цели и задачи, решили организационные вопросы, наметили первые шаги в работе.
     Цель клуба: изучение и популяризация знаний по истории, этнографии, экологии и другим направлениям краеведческой деятельности Шекснинского муниципального района.
     Задачи поставлены следующие:
     - ­ научное исследование прошлого и настоящего шекснинского края; восстановление исторической правды и восполнение забытых страниц и белых пятен в истории;
     - ­ предоставление исследователям края возможности общаться, тесно сотрудничать, обмениваться опытом исследовательской деятельности;
     - ­ создание единой электронной базы историко-­краеведческих данных;
     -  ­ помощь в организации поисковой работы школьникам и молодёжи;
     -  ­ популяризация результатов исследований через местную печать, отдельные издания (альманах);
     - ­ содействие увековечиванию памяти значимых событий и выдающихся земляков;
     - участие в организации и проведении краеведческих мероприятий и Шекснинских просветительских чтений;
     - привлечение к краеведческой работе новых участников.
     На первом заседании определены основные направления деятельности клуба: архивное, топонимика, обряды и традиции, этнография, история рода, история предприятий, войны в истории края, природа и люди, роль личности в истории края и другие.
     Для эффективности работы клуба решено создать пять секций. Секцию «Летопись родного края» возглавят Т.Д. Трапезникова и Н.Н. Смирнова. «Литературно­-этнографическое краеведение» будет курировать Е.Н. Якуничева, секцию «Природное наследие» ­ - Е.И. Иванова, руководителем секции «Изыскатели» стала О.Н. Червякова, а «Информационно­-методической секции» ­ - Н.Ю. Сапожникова.
     Для руководства краеведческим клубом «Наследие» избран совет в составе: Э.В. Баранова, Г.С. Марова, И.В. Кручинина, Н.Ю. Сапожникова, Е.В. Третьякова, А.В. Долгов, В.Н. Протопопов, Н.А. Лоншакова, Е.Н. Якуничева, А.Н. Рябинин, Т.Д. Трапезникова, О.Н. Червякова, Е.И. Иванова, Н.Н. Смирнова, Т.М. Громцева.
     Руководителем совета избрали Э.В. Баранову, заместителем руководителя – Т.М. Громцеву, модератором – Е.В. Третьякову.  
     Участие в клубе – добровольное. Девизом клуба «Наследие» выбраны слова «Во всём видеть хорошее…». Работа только начинается. В ближайшее время будет создана страничка клуба «Наследие» в социальной сети «Вконтакте». Начнется работа по формированию краеведческой электронной базы. О самых интересных моментах в жизни клуба мы планируем рассказывать на страницах нашей газеты «Звезда» и на сайте   www.zwezda.net.

Алексей ДОЛГОВ.
Фото Н.Н. Смирновой.

Опубликовано в газете "Звезда". № 53 от 9 июля 2016 года.

Подарок для шекснинских краеведов

Именно подарком для наших земляков-краеведов стал выпуск книги «Мир через культуру. Шексна», презентация которой прошла 14 декабря в актовом зале Устье-Угольской школы.
     Эмма Валентиновна Баранова, выступившая в роли организатора издания этой книги, рассказала всем собравшимся об истории исследовательской работы в Шекснинском районе. А началась она 16 лет назад, в 1994 году, с пешей экспедиции по маршруту Шексна – Сизьма. Организаторами этого похода, целью которого было описание родников, стали Татьяна Владимировна Судакова и Елена Ивановна Иванова. В последующие годы ряды исследователей пополнились. Начали с описания родников, а потом уже исследовали  речки Шекснинского района в рамках Всесоюзной программы «Истоки Волги».
     -  Этим просто надо заболеть, тогда за тобой пойдут другие. Провести недельку в лесу – это же романтика! – поделилась своими впечатлениями руководитель работ по экологическому направлению Ирина Вячеславовна Иванишина. –  Когда появляется новое направление, новая неизученная тема, мы идем к тем, кто может помочь – преподавателям Вологодского государственного университета, специалистам Областного центра юношеского спорта и туризма. Хочется, чтобы все это имело практический выход: почистили родник, огородили муравейник, научились разводить костер или устраивать походную баню – все это обязательно пригодится и поможет  в жизни. 
     Со временем летние экологические экспедиции стали эколого-краеведческими. Кроме географического направления, школьники пишут работы по истории и этнографии. В районе давно ведется работа и по направлению литературного краеведения.
      -  Те, чьи работы попали в эту книгу, должны  гордиться – теперь они сами часть истории, - считает специалист Областного центра юношеского спорта и туризма А.Ю. Романовский. - Мы отобрали только те работы, которые были более содержательными и достоверными. Теперь на этот материал можно опираться с уверенностью.
     В этот сборник вошли пять исторических работ: коллективизация в деревнях Сиземского поселения и социально-экономическое развитие района в эти годы; история Устье-Угольской школы; материалы о старообрядцах и Едомской Благовещенской церкви. Пять исследований посвящены природе родного края: моренные гряды и редкие виды растений района, характеристики реки Чуровка, Гороховского болота и урочища Харламовское. Семь работ рассказывают о жизни наших известных земляков: епископа Мисаила, Героя Советского Союза И.Ф. Квашнина, адмирала Флота России А.М. Калинина и других. Две работы  о Шекснинском водохранилище: строительство Волго-Балтийского водного пути, прошлое и настоящее реки Шексны. Два этнографических исследования о хитростях русской печки и  престольных и обещанных праздниках Чаромского и Сиземского сельсоветов.
     -  Очень хороший сборник получился. Он пригодится педагогам  для проведения занятий по знакомству с родным краем, а также послужит хорошим подспорьем в написании исследовательских работ, - поделилась своими впечатлениями о сборнике Е.И. Иванова.
     Сборник «Мир через культуру. Шексна» будет передан во все школьные музеи и библиотеки школ нашего района, а также его получит каждый автор и руководитель опубликованных  работ. Кстати, этот сборник уже второй. В прошлом году увидела свет книгу «Природа Шекснинского края».
Надежда МИШЕНЕВА.
Ключевые слова: 
Авторы: 

Шекснинские просветительские чтения

12 октября в клубе «Энергия» прошли краеведческие чтения «Из духовной истории земли Шекснинской».

Духовность. Считать ли это понятие «затёртым»?

     Краеведческие чтения, несомненно, становятся значительным событием для нашего посёлка и района, особенная атмосфера царит здесь: каждый участник спешит поделиться с единомышленниками плодами своих кропотливых исследований, каждый находит здесь благодарную аудиторию, чувствуя неподдельный интерес к своей работе. Здесь любят и умеют слушать: для нашего времени, к сожалению, это качество души становится редкостью.
     Согласно теме чтений, понятие «духовность» не раз прозвучало из уст каждого выступающего. И, как сказал протоиерей отец Георгий, этот термин не стоит считать затёртым. Духовность – есть вечно современное понятие, необходимое качество как для православного верующего, так и для любого культурного человека и научного исследователя. И действительно, людям, собравшимся здесь для восприятия духовной истории нашего края, нельзя отказать в этом личностном качестве. Именно поэтому на краеведческих чтениях царили согласие и взаимоуважение.
     С радостью все присутствующие узнали о назначении протоиерея отца Георгия Осипова настоятелем храма Казанской Божией Матери посёлка Шексна. Во время чтений шекснинцы смогли познакомиться с ним: он произнёс приветственное слово на открытии конференции и был членом президиума. Также нашим краеведческим чтениям уделили внимание и отец Андрей Исаев, преподаватель духовного училища, настоятель храма святителя Николая во Владычной слободе (г. Вологда), протоиерей Алексей Мокиевский, священник Воскресенского Горицкого женского монастыря.
    
Чтения назвали «просветительскими»

     Председательствовали на конференции Н.А. Тихомирова, директор Вологодского областного духовно-просветительского центра «Северная Фиваида» и Т.В. Лучина, специалист Управления культуры, спорта, молодёжи и туризма Шекснинского района. Каждый из представленных ими выступающих смог увлечь и поразить обширную аудиторию своим докладом, основанном на многолетнем опыте работы, на живом интересе к исследуемому предмету.
     -  После проведения год назад чтений «Усадебная культура Шекснинского края» было множество откликов как наших земляков, так и гостей посёлка, - рассказала Т.В. Лучина, специалист районного Управления культуры, спорта, молодёжи и туризма, - поступали самые разные предложения с темами для следующей конференции. Мы почувствовали необходимость утоления интеллектуального голода, духовных потребностей наших шекснинцев, и, остановившись на теме духовной истории земли Шекснинской, не ошиблись. Велико было внимание зала, обсуждалось столько животрепещущих вопросов, к выступлениям докладчиков проявлялся огромный интерес. По итогам прошлых чтений уже вышел сборник, в который вошли выступления всех участников, фотографии, уникальный краеведческий материал. Ознакомиться с ним можно в Центральной библиотеке и Центре истории и культуры. Поскольку краеведческие чтения проводятся повсеместно, у каждых есть своё название, чаще всего по именам святых, покровителей данной местности. Наши же чтения решили назвать по предложению С.П. Белова, художника-реставратора, председателя ВОИСК, «Шекснинские просветительские чтения». Именно просвещение в духовных вопросах и является воспитанием истинной веры в сердцах людей, - таковы были слова отца Георгия».    

Что есть «Северная Фиваида»

     Священник, отец Андрей Исаев, поведал слушателям о самом названии «Северная Фиваида». Термин был введён в обиход православным писателем А.Н. Муравьёвым, опубликовавшим в 1855 году свою книгу размышлений о паломничестве по Вологодским и Белозерским святым местам под названием «Русская Фиваида на Севере». Эта часть Вологодчины сравнивается с древнеегипетской областью Фиваидой, где жили монахи-отшельники. Как пишет А.Н. Муравьёв, «на пространстве более 500 вёрст, от Лавры до Белоозера и далее, это была как бы одна сплошная область иноческая, усеянная скитами и пустынями отшельников, где уже мирские люди как бы вынуждены были, вслед за ними, селиться и составлять свои обительные грады там, где прежде особились одни лишь келлии. Преподобный Сергий стоит во главе всех, на южном краю сей чудной области и посылает внутрь её своих учеников и собеседников, а преподобный Кирилл, на другом её краю, приемлет новых пришельцев и расселяет обители окрест себя». Наши монашествующие земляки, жившие несколько столетий тому назад, ни в коей мере не считаются беглецами, - пояснил отец Андрей, - это были люди, стремящиеся к Богу, настоящие христианские подвижники.
     Кроме Кириллова и Ферапонтова, Русскую Фиваиду на севере представляли Горицкий монастырь, служивший местом заточения знатных русских женщин, Новоезерский монастырь на маленьком острове посреди озера Новое и множество других обителей и скитов. Но не только монашество отличало эти уголки дореволюционной России, они были отмечены печатью удивительного патриархального покоя. Об этом сообщали все путешественники, посещавшие северный край: жизнь монахов, их духовность влияла самым непосредственным образом на жизненный уклад   простых людей.

Краеведы Шексны и района

    Порадовали и заинтересовали присутствующих выступления наших шекснинских краеведов наряду с научными работниками вузов и музеев.
     Ю.В. Тузов, учитель истории, наш известный краевед, подчеркнул в своём выступлении, что особенную ценность для человека, занимающегося историей своего края, представляют такие группы источников, как описания приходов и летописи церквей. Все, кто занимается краеведением, знают, что есть такой сборник 1866 года с описанием приходов и церквей всего Череповского уезда. Например, в описании его родного Едомского прихода указано, что в данном приходе 30 деревень и одно село – Едома. Численность жителей – 2866, из них мужчин – 1350, а женщин - 1516.
  Сейчас Юрий Васильевич, говоря о вымирании села, не называет безработицу и пьянство причиной, а считает их лишь следствием того, что человек стал «поклоняться мамоне», - то есть думать более о материальном богатстве, чем о духовном.
     - Русская духовность – есть милосердие, альтруизм, веками хранившие Русь, - констатировал он. 
   Т.Д. Трапезникова, также шекснинский краевед, выбрала темой для своего выступления судьбицкие святыни. Тамара Даниловна много лет изучает историю Судьбицкой церкви на Шексне. Находясь вдалеке от больших городов, эта церковь, тем не менее, притягивала большое количество верующих, которые жили в окрестностях. Основываясь на исторических материалах и воспоминаниях местных жителей, Тамара Даниловна скрупулёзно воссоздавала историю этой церкви.
   О.Н. Червякова, замечательный педагог Чуровской средней школы, краевед, заинтересовавший своих учеников исследованиями по истории родного края, представила слайды и рассказ о Чуровском Богородице-Рождественском храме и роли епископа Мисаила в развитии православных традиций. С радостью она сообщила собравшимся о начале ремонтных работ в храме, над которым не было креста уже много лет. Чуровчане верят и надеются, что вскоре здание церкви будет использоваться по прямому её назначению.
    В.В. Егоров, всеми любимый и уважаемый краевед, директор Центра традиционной народной культуры села Сизьма, поведал о родном селе и истории Большесиземской Николаевской церкви. В 1870 году была построена каменная церковь, не жалели денег на её строительство сиземские купцы. Но пришли иные времена. Полетели на землю золотые кресты с куполов, были разбиты вдребезги стопудовые колокола.
     - На костёр была возведена святая Русь, история и культура русского народа, - с горечью констатировал Владимир Валентинович, - И в этом огне сгорала вера, а главное – совесть. Бог знает, куда подевались с тех пор дорогие оклады с икон, серебро и золото из парчовых облачений. Оставшимися иконами топили в школе печи… За 70 лет советской власти на нашей земле не появилось ничего прекраснее храма, и вот уставшие от безверия люди решают восстановить его. Усилиями прихожан началось восстановление храма, богослужения возобновились в 1992 году, в 2006 - закончен ремонт в верхнем (холодном) храме, в 2010 – проведён капитальный ремонт зимнего храма при материальной поддержке ООО «АтАг» и его генерального директора А.А. Атомяна. Снова храм стал главным украшением села.
  Э.В. Баранова, методист ДДТ «Пионер», учитель географии, представила слайды из экспедиций и рассказала о дохристианских святынях Шекснинского края, о наших далёких предках.  Иван Барышев, студент ВоГТУ сообщил множество интересных фактов из истории Устье-Угольского прихода Шекснинского уезда.

Гости чтений – талантливые и духовные

      Иконы Воскресенского Горицкого монастыря находятся в собрании Череповецкого музейного объединения, поступили они в музей в 1920 году. Об этом поведала С.В. Пономарёва, старший научный сотрудник музея.
      - Акт передачи икон 11 мая вышеуказанного года от бывшего монастыря подписала игуменья Зосима Рыбакова, мы с душевным трепетом читаем эту подпись, - рассказала Светлана Владимировна.
  Всего икон было десять, датируются они XVI веком. Это до сих пор самая значимая часть экспонатов Череповецкого музейного объединения.

     Н.Н. Фарутина, заведующая отделом редких книг ВОУНБ, привезла экспозицию изданий XIX- начала XX века, по которым можно проследить интереснейшие события и факты истории шекснинского края. Сама Наталья Николаевна сообщила о редкой и ценной породе крупного рогатого скота, выведенной в нашем районе, в деревне Домшино. Местное название породы – «домшарка». Об этом свидетельствует книга «Домшинский племенной рассадник Вологодского Губернского Земства», автор – М.А. Кушныренко-Кушнырев (1908). Эта и другие редкие книги сейчас находятся в нашей Центральной библиотеке, можно познакомиться с ними всем желающим.
   Также в библиотеке появилась цифровая запись документального фильма о Дмитрии Кузовлеве, подаренная Н.М. Тихомировой, директором областного духовно-просветительского центра «Северная Фиваида». Своё выступление она посвятила незаурядной личности этого руководителя и человека.
   Увлекли аудиторию и другие выступающие: протоиерей Алексей Мокиевский, священник Воскресенского Горицкого женского монастыря, рассказав о реке Шексне в истории монастыря; С.П. Белов, художник-реставратор, председатель ВОИСК, представил слайды поэтапной реставрации уникальной иконы Сергия Шухтовского и поведал о жизни этого святого; В.В. Липовецкий, преподаватель ВоГТУ рассказал об архиепископе Никоне Рождественском и его роли в книгоиздании Вологодской епархии; Г.М. Бобкова, почётный академик Международной академии управления выбрала темой для выступления «Задачи современного общества по сохранению памятников исторического наследия». Регламент выступлений – 10 минут, и за это короткое время каждый сумел заинтересовать присутствующих своей работой, раскрыть для них новые краеведческие горизонты, снабдив пищей для ума и души. По материалам Шекснинских просветительских чтений планируется выпустить сборник, чтобы все желающие смогли проникнуться историей родного края по результатам исследований увлечённых и духовно одарённых земляков.
Ольга ШИРОКОВА.

Авторы: 

Страницы

Подписка на RSS - краеведение