Звонок на сайт: 8 (921) 137-30-60

Наша история

Г.И. Шигина: «Когда началась война, собрал папа вещевой мешок и ушёл воевать»

В прошлом году ребята театральной студии «Радуга» Шекснинского дома творчества (п. Чёбсара) вместе с руководителем Н.Ф. Скрипцовой побывали в гостях у нескольких земляков-детей войны. В этом году они решили не нарушать традицию и в преддверии праздника Великой Победы посетили Гертруду Ивановну Шигину. С огромным интересом воспитанники слушали рассказ о трудном военном детстве, о голоде и холоде, которые ей и ее семье пришлось пережить в годы лихолетья.
 
     Родилась Гертруда Ивановна в д. Анино, в то время Чёбсарского района. Когда началась война, собрал ее папа вещевой мешок и ушёл воевать. Долго бежали за ним дети – их было трое, а мама под сердцем носила четвёртого ребёнка.
     Детство было трудным. На полях собирали колоски, чтобы не умереть с голоду. В школу ходили по очереди, так как была всего одна пара обуви на всех. Но, несмотря на все тяготы и лишения, каждый помогал фронту, чем мог: стригли овец и долгими зимними вечерами шинковали шерсть, чистили, пряли нити и вязали рукавицы и носки, отправляли на фронт нашим солдатам. Электричества не было, вязали при свете лучины или керосиновой лампы.
     - Игрушек не было у нас, - вспоминает Гертруда Ивановна, - Мы играли клубками, как мячиками. Бывало, так запутаем нитки… Тогда сильно нам попадало от мамы.
     Техники никакой в войну не было, пахали на быках, сеяли вручную. С большой любовью и благодарностью вспоминает Гертруда Ивановна свою первую учительницу Зою Александровну Вахмистрову. Она была добрая.
     В Нестерово была почта.
     - Придёт почтальон и раздаёт письма. Кому радостное, а кому и похоронки... Плакали все: и женщины, и дети, – рассказывает Г.И. Шигина.
     Все новости в Анино тоже приносила почтальон. Помнит Гертруда Ивановна, что рассказывали, как в Домшино упал самолёт. Однажды почтальон рассказала, как сильно бомбили Чёбсару. «Все испугались и думали, куда же бежать всем, если нашу деревню будут бомбить? Мы тоже слышали грохот бомбёжки», - делится воспоминаниями женщина.
     День Победы Гертруда Ивановна помнит хорошо. О победе им сказала учительница и отпустила всех домой. Все люди радовались и плакали. Каждая женщина ждала своего мужа, брата с фронта.
     - Через Чёбсару проезжал эшелон, в котором находился отец. Мама поехала его встречать. Сколько радости было! – с волнением вспоминает Гертруда Ивановна.
     После войны в семье родились еще Зина и Валя. В 1946 году семья переехала жить в Чёбсару: «Все наши пожитки поместились в одну телегу. Привязали к ней корову и поехали на новое место жительство. В Чёбсаре стало жить легче».
     Сорок лет отработала Гертруда Ивановна в школе.
     - Гертруда – редкое и необычное имя. А почему Вас так назвали? – поинтересовались ребята.
     - Маме очень понравилось это имя. Она где-то прочитала, что Гертруда - это королева, а в церкви меня крестили Глафирой, - ответила женщина.
     Ребята задавали вопросы Гертруде Ивановне, а она с волнением на них отвечала. Заканчивая беседу, гостеприимная хозяйка обратилась к мальчишкам и девчонка с такими словами: «Ребятки, берегите родителей, учитесь хорошо, чтобы вы смогли защитить нашу Родину, чтобы никогда не было войны».
     В заключение встречи Эдуард Алексеев прочитал стихотворение В. Пацалюк «Письмо с фронта», которое очень понравилось Гертруде Ивановне.
     Возвращаясь в Дом творчества, ребята молчали, а потом задали только один вопрос: «А когда мы снова пойдём к «детям войны»?», на что педагог ответила: «Скоро».
Наш корр.
Фото предоставлено Н.Ф. Скрипцовой.
 

Шекснинские школьники встретились с ликвидаторами аварии на Чернобыльской АЭС

В период весенних лагерей в образовательных организациях Шекснинского района прошла тематическая неделя «Музеи и дети». Мероприятие в этом году было посвящено 30-й годовщине аварии на Чернобыльской АЭС.
 
     Чернобыль… Во всём мире название этого небольшого украинского города, расположенного в семи километрах от южной границы Беларуси, вот уже три десятилетия ассоциируется с крупнейшей за всю историю человечества техногенной катастрофой. 26 апреля 1986 года взрыв реактора на Чернобыльской АЭС, по выбросу радионуклидов равноценный 50 сброшенным на Хиросиму атомным бомбам, нанёс жестокий удар по судьбам миллионов людей. Эхо Чернобыльской катастрофы будет звучать ещё не одно десятилетие - люди должны об этом знать и помнить о тех трагических событиях.
     Обучающиеся образовательных организаций смогли пообщаться с героями-ликвидаторами страшной аварии, познакомиться с подробностями катастрофы, просмотреть фотоматериалы и архивные данные. Гостями школьных лагерей Школы № 1 им. адмирала А.М. Калинина, Устье-Угольской, Нифантовской и Чуровской школ стали представители шекснинской районной общественной организации инвалидов «Союз-Чернобыль», которые поделились своими воспоминаниями тех страшных и тревожных дней. Интересно и поучительно было организовано мероприятие для обучающихся Нифантовской школы. Младшие ребята даже не слышали об аварии на Чернобыльской АЭС. С удивлением они узнали о том, что атомная энергия, которая должна помогать людям, освещая и обогревая их дома, может быть опасна. Поразило ребят и то, что прошло столько лет, а в городе Припять и в ближних районах до сих пор нельзя жить. Люди покинули свои дома. Там всё вокруг отравлено ядовитыми веществами. И виноват в этом грозный атом. А мы хотим, чтоб он стал мирным. Чтоб не было больше на Земле таких страшных аварий, чтобы детство у ребят было спокойным и счастливым.
     Дети взяли в руки свои любимые игрушки и изобразили букву «А», что означает АТОМ, но он мирный помощник людям.
Информация и фото предоставлены Управлением образования Шекснинского района.
 

Чернобыль: не гаснет памяти свеча. О трагедии 30-летней давности рассказывает Александр Громцев, председатель шекснинской районной общественной организации инвалидов «Союз Чернобыля»

А.Г. Громцев: «В Шексне будет открыт памятник участникам ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС»

На прошлой неделе гостем нашей радиостудии «Шекснинская волна» стал Александр Геннадьевич Громцев, председатель Шекснинской районной общественной организации инвалидов «Союз Чернобыля».

     - В этом году исполняется ровно 30 лет со дня страшной катастрофы на Чернобыльской АЭС. В современном мире эта авария является крупнейшей в истории атомной энергетики, она стала самой масштабной как по количеству задействованных в ней ликвидаторов, так и по количеству жертв.
     Взрыв на АЭС в Чернобыле произошел  26 апреля 1986 года, в 01.23. Эта авария затронула весь мир ввиду своей масштабности. В первые дни после взрывов в четвертом энергоблоке люди в радиусе 30 км от АЭС были вынуждены покинуть свои дома — эвакуации подлежали свыше 115 тысяч человек. Огромное количество людей и спецтехники было задействовано в ликвидации последствий взрыва — силы более 600 тысяч человек понадобились, чтобы минимизировать последствия произошедшего.  Не обошла стороной эта трагедия и шекснинцев, которые приняли участие в ликвидации аварии.
     - Александр Геннадьевич, расскажите, сколько участников ликвидации этой катастрофы проживает на территории района?
     - На данный момент у нас в районе проживает 30 человек -­ ликвидаторов этой аварии.  Большая часть – жители поселка, по одному человеку живут в Камешнике,  Чуровском, Паче и Чебсаре. Я тоже был в Чернобыле, туда меня отправили почти через год после взрыва. Попал в железнодорожный батальон (по специальности я -­ путеец), в котором в основном были жители Череповца, из Шексны со мной поехал еще Сергей Иванович Гусев из Чуровского -­ так совпало, что оказались вместе. Мы призывались через военкомат из резерва. В Чернобыль отправляли в основном мужчин за 30 лет, у которых уже есть семья и дети. Я уехал туда, когда мне было 35.  В военкомате с нами работали кадровые офицеры, которые были в Припяти, они агитировали нас  поехать туда. Никто не отказывался, зная, какой опасности подвергнутся. Многие в то время знали, что такое радиация и ее последствия. На это были разные причины – в первую очередь высокий тогда патриотизм, а многими двигало обычное любопытство. Добирались до места литерным поездом ровно неделю – садились в Вологде, ехали только по ночам, днем состав стоял. Когда мы приехали в указанное место, нам сразу вручили машины КамАЗ (вся техника в основном новая была). На них мы и отправились в деревню, которая находилась в нескольких десятках километров от Припяти. Там мы расположились в здании школы. Ездили каждый день за 30 км на работу. К нашему приезду была подготовлена свежая насыпь, весь верхний слой грунта, зараженный радиацией, был снят и вывезен.  Наша группа занималась укладкой рельс и стрелочных переводов. Я менял стрелочный перевод в 100 метрах от энергоблока. Мы находились  в Чернобыле 45 дней. И на работе, и в деревне шаг в сторону не делали, потому что была очаговая  радиация, в одном месте все в норме, а  рядом, в 10 метрах, большой уровень излучения.
­     - Естественно, что те 45 дней не прошли бесследно для ликвидаторов. Александр Геннадьевич, а какие мероприятия проводятся для поддержки участников ликвидации?
     - Мы все состоим на учете в областной поликлинике, ежегодно проходим медицинские обследования, где врачи своевременно выявляют проблемы со здоровьем. По показаниям докторов некоторые проходят лечение в госпитале. Всем ликвидаторам положено санаторно­-курортное лечение.
­     - К 30­-летию со дня аварии по всей России, в том числе и в нашем районе, проводятся различные мероприятия. Знаю, что у нас запланировано открытие памятного знака. Расскажите, где, когда он будет установлен и кто стал инициатором?
     - Инициатором установки памятника стал  Владимир Иванович Богданович, председатель Вологодской региональной общественной организации граждан, подвергшихся радиационному воздействию «Союз­Чернобыль». Он еще с 2013 года настаивал на том, что у нас в Шексне должен стоять памятник. И вот в этом году это произойдет. Открытие его приурочено к 30­-летию со дня Чернобыльской катастрофы.  Мы долго искали место, рассматривали разные варианты. Но в итоге остановились на том, что памятник высотой 1 м 20 см будет установлен в сквере памяти погибшим морякам в Шексне северной. Деньги на памятный знак собирали сами, кто сколько даст.  Ответственность за сбор средств была возложена на Михаила Васильевича Крылова. Памятник обошелся  нам в 30000 рублей.
­     - Какие мероприятия проводятся  накануне этой даты?
    - ­ Сейчас наша организация активно сотрудничает с образовательными учреждениями. Мы проводим уроки мужества в школах района, рассказываем ребятам о том, что видели сами. Уже побывали в четырех школах – Устье­-Угольской, Чуровской, Нифантовской и № 1 имени адмирала А.М. Калинина.
­     - 26 апреля повсеместно пройдут торжественные мероприятия, посвященные 30-­летию со дня аварии.  Что состоится в Шексне?
      ­ Как Вы правильно заметили,  26 апреля эту катастрофу будут вспоминать повсеместно. Торжественные мероприятия запланированы и в областной столице. Там состоится награждение медалями МЧС (на область выделено 25 медалей, из них три медали будут вручены шекснинцам). По этой причине мероприятие в Шексне, посвященное этой дате, мы перенесли на 27 апреля. В этот день  пройдут торжественное открытие памятника, митинг, а затем концертная программа в молодежном культурном центре «Энергия», где будут вручены областные юбилейные медали.
     - Времени до этой даты остается немного, что необходимо успеть сделать?
     - ­ Основная задача на ближайшее время ­ - установить памятный знак. Однако, это, прежде всего, зависит не от нас, а от погодных условий. Если на улице установится плюсовая температура,  грунт оттает, мы без проблем поставим знак. Поэтому надеемся на лучшее.

 
Печатную версию радиоэфира подготовила Юлия ДАВЫДОВА.
Аудио программа: 

Ученик с «Классного фото» откликнулся! И какой! Настоящий полковник!

   Наша рубрика «Классные фото» с рассказами о своих школьных годах получила немало откликов. Кто-то узнал себя на снимке и с волнением вспомнил школьные годы, а житель города Вологда Александр Жгутов узнал свой класс на снимке, присланном Владимиром Бландовым в публикации «Кто-то стал учителем, кто-то водителем, кто-то писателем». Как раз писателем и стал Александр Жгутов, в прошлом – ученик Чаромской школы, в настоящем – полковник в отставке, советник юстиции.
 
«Здравствуйте уважаемая  редакция! 
      В газете «Звезда» увидел публикацию «Кто-то стал учителем, кто-то водителем, а кто-то писателем!» и фотографию учителей с  учениками Чаромской средней школы выпуска 1962 года.
     У этих учителей я, Жгутов Александр,  с этими учениками учился вместе до девятого класса, а не до восьмого, как сказал Володя Бландов.
     Спасибо Вам за такую  публикацию и предложение рассказать через газету «Звезда» об учителях и учениках-одноклассниках. В беседе с Вами Бландов вспомнил и меня как «писателя».
    За свою долгую жизнь мне пришлось до армии поработать токарем, слесарем- подручным кузнеца, начать военную службу рядовым в 1963 году на Севере, затем продолжить её офицером на Памире, на китайско-афганской границе,  с некоторыми задержками  в госпиталях и так далее со всеми остановками на своём жизненном пути.
      А моё «писательство» - это всего лишь  увлечение  последних лет как подведение жизненного итога с целью  оставить родным, друзьям и землякам свои воспоминания о жизни нашей послевоенной и в эпоху бурных перемен.  Сборники своих рассказав я размещаю на  сайтах «Проза.Ру» и  «Изба-читальня». Они вполне востребованы читателями. Родной  шекснинской земле и нашим землякам  я посвятил сборники «Была ли жизнь дорогой к храму?» и  «В босоногое детство оставь открытой дверь».
       Очень хочется,  чтобы  люди  знали, что хотя  наше военное и послевоенное поколение  переживало трудные и полуголодные времена, но  не столь уж беспросветно- сумрачной наша юность вспоминается через призму ушедших лет.
     Невозможно без волнения смотреть на эту полуразмытую временем  фотографию, вглядываясь  в лица товарищей – одноклассников, с которыми сидел на одной партой. Жаль, что не удается всем, остающимися в живых, собраться за одним столом и ВСПОМНИТЬ... какими мы были тогда молодыми. 
«…Этот школьный звонок из прошлого
Душу тронул мою до слез
Время было у нас хорошее
И не верится что всерьез…»
 Слова из песни «Одноклассники точка ру» 
На страницах газеты я хотел бы рассказать чаромским  землякам - шекснинцам маленький эпизод из жизни Чаромского и учеников  нашего класса,  взятый мною из сборника «Была ли жизнь дорогой к Храму?».
     Уважаемая редакция!  Вы вправе распорядиться моими отрывками из моего сборника в любой их части. Если вдруг газета будет заинтересована  что-то опубликовать из моих указанных  сборников о Чаромской и Сиземской округе и её жителях,  я только  буду рад! Читатели газеты «Звезда»  и мои  земляки из Чаромского и Сизьмы  смогут  почитать  о себе и вспомнить  те времена и события, которые происходили  в те годы.
С искренним уважением, Александр Жгутов. Город Вологда»
 
  Рассказы Александра мы обязательно опубликуем!
 
Напоминаем, школьные фото и рассказы о ваших классах мы ждём в редакции газеты «Звезда», можем записать ваш рассказ по телефону 2-28-65.
 
Ольга Соколова.
 

Названия местных рек, сёл и деревень расшифруют участники клуба «Вологодская деревня»

Встреча клуба «Вологодская деревня» состоится 4 апреля в областной научной библиотеке. Заседание проведет создатель объединения – писатель, режиссер и тележурналист Анатолий Ехалов.
«Предстоящее заседание будет посвящено расшифровке названий наших рек, сел, деревень. Дискуссию откроет своим докладом Алексей Задумкин, – рассказывает Анатолий Ехалов. – Для клуба главное – объединить тех, кто любит деревню, ее культуру, литературу, мечтает жить в деревне, но не знает, как это сделать».
Первое заседание «Вологодской деревни» состоялось еще в январе 2014 года. Согласно уставу, целью клуба является «создание принципов устройства и жизни современной деревни Вологодской области на основе гениального предвидения поэта Николая Рубцова: «…Но хочется как-то сразу жить в городе и в селе...».
Всех неравнодушных к теме ждут в 17.30 в библиотеке по адресу: ул. М. Ульяновой, д. 1, зал № 12. Вход свободный.
По информации сайта 
http://cultinfo.ru/ 

Деревня Панькино и секретная операция «Строительство 100-а»

В годы Великой Отечественной войны на территории Вологодской области для нужд Военно-­воздушных сил Красной армии было построено 29 аэродромов. Эта задача была выполнена неимоверными усилиями тысяч людей в тяжелейших условиях военного времени. Обустройство аэродромов на Вологодчине велось под кодовым названием «Строительство 100-­а». Два полевых аэродрома располагались на территории современного Шекснинского района. Представляем вашему вниманию исторические факты, цифры и воспоминания очевидцев. 
 
Вологодчина прифронтовая
     Полевой аэродром в годы войны – это не только взлетно­-посадочные полосы, но и серьезный комплекс сооружений, включающий в себя бензохранилища, бомбоубежища, вышки наблюдения, систему охраны, вспомогательные сооружения для жизнедеятельности обслуживающего персонала и т.д. Один из таких аэродромов в 1942 году был обустроен возле деревни Панькино ­ - в восьми километрах от Чебсары. Время изменило местность до неузнаваемости, и там, где когда­-то кипела жизнь, нет ни деревни, ни аэродрома. Все поросло травой и кустарником, а местные жители ходят в те края собирать грибы. 
     Непосредственным свидетелем строительства аэродрома возле деревни Панькино был С.Н. Цветков (на снимке), ныне кандидат исторических наук и главный архивист Вологодского областного архива новейшей политической истории, а тогда пятилетний мальчуган, житель той самой деревни Панькино. Во время работы над фильмом «Шекснинский рубеж» Сергей Николаевич представил нам обширную справку по строительству аэродромов в Вологодской области и поделился личными воспоминаниями о военных событиях в его родной деревне.
     Планы по строительству в Вологодской области оперативных аэродромов и взлетно­-посадочных полос для Военно-­воздушных сил Красной армии утверждались Постановлениями Государственного Комитета обороны от 15 июля 1941 года и 8 марта 1942 года. Строительство аэродромов намечалось в Бабаевском, Вологодском, Вашкинском, Ковжинском, Сокольском, Харовском, Череповецком, Устюженском, Шольском и Чебсарском районах.     
     Строительство аэродромов в прифронтовом регионе имело огромное значение еще и потому, что до войны в Вологодской области было мало даже простых площадок, где могли садиться и взлетать самолеты. В Чебсарском районе аэродромы решили разместить возле деревень Катаево (Домшинский сельсовет), Панькино (Чебсарский сельсовет) и возле разъезда Кущуба (в настоящее время железнодорожная станция Кущуба территориально относится к Вологодскому району).

 
Семейная история
     Место для строительства аэродрома возле деревни Панькино было выбрано неслучайно. Деревня располагалась на высоком берегу речки Роицы, на самой границе бывшего Пришекснинского района. На краю деревни простиралось ровное, как стол, поле: 2 км в длину и 1 км в ширину. Идеальное место для аэродрома. Строительству аэродрома мешали лишь несколько хозяйственных сооружений (амбары, скотные дворы, конюшни), которые были снесены. Угроза сноса нависла и над домом семьи Цветковых. 
    - ­ Деревня компактно стояла на берегу реки, а дом моих родителей выдавался далеко в поле, -­ рассказывает С.Н. Цветков.  ­-  Начальник строительства предупредил мою маму, что дом мешает реализации проекта и будет снесен. Мать, конечно, плакала, ужасаясь тому, что семья лишиться крова над головой. Но прошла пара недель, и нас успокоили. Строители еще раз все измерили и решили, что дом все же можно оставить. Главный инженер попросил разрешения пожить ему с женой в нашем доме. Они заняли самую лучшую комнату с отдельной печкой­-голландкой. Пока шло строительство, они жили у нас. Ему было очень удобно, прямо из окна дома можно было наблюдать, как идет строительство.
 
На пределе сил и возможностей
      Строительство всех аэродромов на Вологодчине шло под кодовым названием «Строительство 100-а». Руководство области запросило у Правительства СССР выделить для выполнения задачи 10 тысяч пар обуви и 10 тысяч комплектов обмундирования вторых-­третьих сроков носки. Торговым организациям области предписывалось поставить для строителей аэродромов 3 тонны мыла, 20 ящиков табаку, 100 тонн овощей, 6 тонн клюквенного соку.
     Обустраивались  аэродромы силами местного населения и осужденных.  Сельсоветам было дано задание по мобилизации населения и предоставления лошадей. Так, для строительства аэродрома возле деревни Панькино требовалось 500 человек и 150 лошадей (100 лошадей из Пришекснинского района и 50 лошадей из Чебсарского района). Такое же количество людей и лошадей Пришекснинский и Чебсарский районы должны были выделить для обустройства аэродрома возле деревни Катаево. И еще Чебсарскому району предписывалось направить 100 лошадей для строительства аэродрома в Кущубе.
     В это время большое количество тружеников тыла уже были мобилизованы на оборонные работы, заготовку и сплав леса, торфоразработки. Из обоих районов тысячи лучших лошадей отдали для нужд фронта и в колхозах пахали на коровах и быках. По этим причинам выполнить поставленные планы сельсоветам было очень непросто.     Справились с разнарядкой по направлению людей и лошадей для строительства аэродромов Воронцовский, Леоновский, Озерковский, Чебсарский и Чернеевский сельсоветы Чебсарского района. В Пришекснинском районе резервы изыскали Квасюнинский, Келбуйский и Чаромский сельсоветы.
     Строительство аэродрома в Панькине шло очень оперативно. Поле укатывалось мощными катками. По его краям были оборудованы землянки, бомбоубежища. Люди работали, несмотря на лютую зиму и голод.
     С.Н. Цветков вспоминает:
    - ­ Строители обеспечивались продовольствием скудно. Возле нашего дома был яблоневый сад, и росла уникальная серебристая ель. Чтобы согреться, строители спилили и сожгли на кострах все яблони и эту ель, а из нашего погреба вытащили и съели всю картошку.
 
Итоги «Строительства 100­-а»
     Недостаток рабочей силы, территориальная разбросанность строительства, бездорожье, отсутствие регулярной связи, плохое снабжение спецодеждой, инструментом, запасными частями и продовольствием стали причинами, по которым установленные сроки строительства многих аэродромов не выполнялись. Затягивалась сдача в эксплуатацию аэродрома и в Панькине.
     22 сентября 1942 года бюро обкома ВКП (б) и облисполкома приняли совместное постановление «Об окончании строительства аэродрома «Панькино». Для этого выделялось дополнительно 120 лошадей с возчиками. Сдача объекта намечалась на 1 ноября.
     15 декабря 1942 года Вологодский обком  ВКП (б) докладывал авиационному отделу НКВНИ (б) и НКВД СССР что задание ГКО о строительстве на территории области аэродромов выполнено.
    - ­ Зимой поле от снега не очищалось, а летом самолеты прилетали и подруливали прямо к нашему дому, ­ - рассказывает Сергей Николаевич. -­ Мы, пацаны, бежали к самолетам, карабкались на крылья и кричали: «Да здравствуют советские летчики!» Мы не понимали, зачем самолеты садились в нашей деревне и какое задание они выполняли.
     Всего на Вологодчине было построено 29 аэродромов, из них 16 в 1942 году. В числе построенных – 5 аэродромов были с жесткими взлетно­-посадочными площадками.
     9 аэродромов, в том числе и 5 базовых, приемочная комиссия приняла с оценкой «отлично», 14 – с оценкой «хорошо», в т.ч. «Панькино», 6 – с оценкой «удовлетворительно». На строительстве работали свыше 25 тысяч колхозников и рабочих. Наиболее отличившиеся были представлены к правительственным наградам.

Алексей ДОЛГОВ.

В соответствии с заданиями СНК СССР и ЦК ВКП(б) на территории Вологодской области было построено 752 тысячи квадратных метров искусственных покрытий на взлетно-посадочных полосах, рулежных дорожках и местах стоянок, 1587 га летных полей, 88 километров подъездных путей и внутриаэродромных дорог, 317 мест укрытий и стоянок самолетов, 18 командных пунктов, бензохранилищ на 800 тонн, бомбохранилищ на 1520 тонн, 354 землянки, столовые и другие вспомогательные сооружения. В выполнении правительственного задания по строительству аэродромов приняли участие свыше 25 тысяч колхозников и рабочих Вологодской области.

Опубликовано в газете "Звезда". № 11 от 13 февраля 2016 года.

Как наш земляк – колхозник Игнатий Варников из Чуровского – оказался на одном фото с Иосифом Сталиным?

К нам обратилась  Л. Селезнева с весьма и весьма интересным материалом  о своем отце Игнатии Исаковиче Варникове. Вот что она пишет...
 
     «В феврале далекого 1935 года начал работу 2 съезд колхозников­-передовиков в Москве. В стране создавались сельхозартели, первые колхозы. В деревне появились первые тракторы и другая малая механизация. Все дети и взрослые сбегались смотреть на чудо-­технику.  На полях и на ферме стало легче работать. В стране проходил Всенародный съезд колхозников­-ударников.
   Районная газета «Колхозник­-животновод» в то время писала: «В работе съезда, который проходил в феврале 1935 года, приняли участие 1400 делегатов - ­ передовых тружеников и ударников деревни.  Среди делегатов от Ленинградской области (в то время наш район входил в состав Ленинградской области -­ прим. редакции) на съезде был и единственный представитель нашего района -­ ударник колхоза  «Новь» бывшего Келбуйского (ныне Чуровского) сельсовета Игнатий Исакович Варников».
     Л. Селезнева продолжает:  «Районная организация не смогла в то время найти лучшего представителя колхозной деревни Пришексны, чем товарищ Варников.  Это был самый яркий представитель колхозной деревни. О нем многое можно рассказать. Он всю сознательную жизнь посвятил служению делу партии, Советской власти, своему народу. Этот первый ударник колхозного производства, как наиболее грамотный, преданный делу и честный исполнитель своего долга, был выдвинут на руководящую работу. В 1939-40 годы он возглавляет Келбуйский сельсовет, а в самое трудное военное время был направлен в Коленецкий, наиболее отстающий сельсовет.
     В послевоенные 1947-­50 годы он возглавляет колхоз «Подлесный край» родного сельсовета, одновременно являясь депутатом сельсовета.
     Игнатий Исакович пользовался непререкаемым авторитетом среди односельчан, примерный семьянин, неравнодушный и любящий свой край, свою деревню, свою землю.
     Из Москвы он привез фотографии. Какое­-то время они хранились, а потом вдруг исчезли: для отца это было большой трагедией. Через десятки лет, в год 80-­летия стали доступны снимки депутатов-­участников съезда.  Для моей семьи, детей и внуков была огромная радость и даже гордость за своего отца и деда, вновь обрести эти фотографии. В этом году будет выставлена отреставрированная картина художника Герасимова с изображением делегатов этого съезда в центральном выставочном зале ВДНХ. Земляки, мои дорогие, мне кажется, не лишним будет вспомнить страницы нашей истории, нашего родного края. Лариса Селезнева-Варникова».
      От редакции. Надо отметить, что фотографии крайне интересны. Давайте рассмотрим их повнимательнее: вот делегаты 2 съезда колхозников­ ударников, Варников И.И. во втором ряду, крайний слева. На первом ряду ни кто иной, как Всесоюзный староста М.И. Калинин. Снимок интригует тем, что почти из полутора тысяч делегатов Игнатий Варников оказался на фото рядом с таким легендарным персонажем советской истории.
     В этом плане второй снимок (слева) и вовсе уникален! Среди делегатов Игнатий Варников (он справа выше женщины в платке) ­ - единственный представитель от Пришексны ­ рядом с Иосифом Сталиным! Варникову в то время было всего 30 лет...
  В завершение наша справка о всесоюзных съездах колхозников­ ударников.
     Первый  съезд состоялся в Москве 15­-19 февраля 1934 года. На съезде присутствовало 1513 делегатов, представителей от 1,5 тыс. (из 200 тыс.) колхозов. Повестка дня: укрепление колхозов и задачи весеннего сева. Съезд подвел итоги достижений колхозного  движения, обсудил вопросы улучшения работы колхозов. Единодушно было принято «Обращение Первого съезда колхозников-­ударников ко всем крестьянам­-колхозникам Союза ССР». Второй съезд состоялся в Москве 11-­17 февраля 1935. На этом съезде присутствовало 1433 делегата, представлявшие, в отличие от 1­-го съезда, колхозы всех краев, областей и национальных  республик. Съезд обсудил Примерный устав с.­-х. артели и единогласно принял его. Съезд постановил просить ЦК ВКП(б) и СНК СССР организовать в 1937 году в Москве Всесоюзную с.-­х. выставку ­ - ВДНХ.

Сергей Маров.
Опубликовано в газете "Звезда". № 10 от 9 февраля 2016 года.

 

ВИДЕО: История ИК-17

Видеоролик по истории ИК-17 был снят в 2015 для конкурса УФСИН. В нем кратко отображены самые интересные моменты из истории колонии. В качестве корреспондента выступила сотрудница колонии Жанна Морозова.

Раздел видео

«Нас согревала работа!» Подробности масштабной операции в Шексне по перезахоронению советских воинов. Репортаж спустя полвека

Это было ровно пятьдесят лет тому назад. День в день. 19 марта 1966 года тоже был субботний день, как и в нынешнем 2016 году. Тогда в Шексне произошло грандиозное по своей значимости и масштабу событие – перезахоронение в Парк Победы 157 военнослужащих, умерших в эвакогоспитале №1327. К сожалению, в газете «Звезда» от 22 марта 1966 года о нем была дана лишь небольшая заметка под названием «Памяти героев».

 
Восстановим историческую справедливость, и спустя полвека расскажем, как это было. В свежем номере газеты «Звезда» от 19 марта читайте историческое расследование. Мы попытались восстановить полную картину происходившего в те годы, опираясь на документы, воспоминания очевидцев и фотографии.




 

Ночной марш-бросок из Шексны в Череповец

Реальная история побега осужденного инвалида из исправительной колонии № 17.
 
     Побег из исправительной колонии относится к разряду чрезвычайных происшествий. Еще бы, ведь по всему периметру колонии построены высокие заборы и заграждения из колючей проволоки, используются радиотехническая сигнализация и противоподкопные системы охраны, сотрудниками колонии проводится режимная и оперативная работа, и, наконец, на вышках стоят часовые с правом стрелять  на поражение. Но в начале восьмидесятых все эти рубежи охраны смог преодолеть инвалид. Как это было, читайте ниже.
    Эта история произошла в апреле 1981 года. В то время я был учеником начальных классов. В каждой квартире имелась радиоточка, и радио работало с шести утра до двенадцати ночи. Запомнилось, как однажды радиопередачи несколько раз прерывались, и металлический голос читал приблизительно такой текст: «Внимание! Срочное сообщение! Из исправительной колонии №17 совершил побег опасный преступник. Особая примета – вместо одной ноги – протез!» Тогда это сообщение казалось очень серьезным, и даже пугало. О своих детских впечатлениях я рассказал А.А. Спиридонову, в ту пору работавшим начальником режимной части ИТК №17, на что Алексей Александрович рассмеялся: «Да какой он опасный преступник?! Это был Женька Рукавицын (здесь и далее фамилия изменена, прим. авт.) – обычный хулиган из Череповца, да к тому же еще инвалид с детства. Он ходил на протезе».
     Нередко бывает, что в жизни соседствует трагическое и комическое. История побега Женьки Рукавицына – из этой серии. Начнем с того, что побег он не планировал и не готовил. В ночь, когда он «пошел на рывок», жизнь в колонии шла по обычному расписанию. В три часа сотрудники колонии разошлись по отрядам и провели ночную проверку осужденных – отсутствующих на спальных местах не выявили, или, как говорят в колонии – «проверка сошлась». Обход контрольно­-следовой полосы тоже не выявил нарушений охраняемого периметра. Обычное дело. То же самое было вчера, позавчера, год назад… Однако после ночной проверки размеренный и неторопливый ритм ночной жизни мужской колонии был нарушен, и виновата в этом, как ни странно – женщина.  
     Около четырех утра одному из полутора тысяч осужденных взгрустнулось. Выглянул он из  окна отряда, и почудилось ему, что на заборе основного ограждения сидит его возлюбленная Валентина. Та поманила его к себе, вот он и пошел…
      Надо сказать, что звезды в ту ночь сложились для осужденного как никогда удачно. Во-­первых, шло активное таяние снега, он проседал, и на «запретке» постоянно срабатывала сигнализация. Раз от разу караул бегал по тревоге, и, в конце концов, начальник караула отключил сигнализацию, а часовой солдат­-срочник на вышке мирно спал. Получилось, что на какое­-то время осужденных от воли отделяли только высокие заборы. Тюремная аксиома о том, что «охраняют не заборы, охраняют люди» в очередной раз подтвердилась.
     Осужденный подошел к проволочному ограждению, кинул на «запретку» валик от швейной машинки. Сигнализация взвизгнула и замолчала. Он был инвалидом с детства, и, как часто бывает, покалеченная нога компенсировалась отлично развитыми руками. Подтянулся, перепрыгнул через заборы. В сотне метров от колонии проходила железнодорожная линия. По ней он пошел в сторону Череповца и уперся в мост через реку. Мост охранялся. Женька спустился с  насыпи и направился вдоль реки.  
     Через некоторое время следы побега были обнаружены. Дальше события стали развиваться по много раз отработанной схеме: дежурный помощник начальника колонии объявляет тревогу и проводится сбор всего личного состава. В те времена, когда мобильной связи не было, а стационарные телефоны стояли лишь у некоторых сотрудников, оповещение о чрезвычайном происшествии проходило по цепочке посыльных. Вот как об этом вспоминает А.А. Спиридонов:
    - ­ Приходит под утро ко мне посыльный и сообщает: тревога, побег. «Кто сбежал?» -­ спрашиваю. Женька Рукавицын. Признаюсь, я даже не поверил. Начальник колонии Сергей Николаевич Киров любил устраивать такие проверки. Бывало, спрячет осужденного на территории колонии, или «бесконвойника» в поселке, и смотрит, как быстро мы определим, кого в колонии нет, и найдем его. Но когда я пришел в колонию, то понял, что в этот раз все очень серьезно. Тут же был разработан план действий для розыскных групп.
     По следу сбежавшего пустили собаку, но она довела лишь до железной дороги и след потеряла: запах мазута перебил все остальные запахи. Опрос жителей деревни Деменское результата не дал.
     Раньше железнодорожный мост через реку Шексну был одноколейный, и поезда проходили по нему по очереди. Поезда, направлявшиеся в сторону Череповца, стояли как раз в районе Шексны­-1. Один из свидетелей рассказал, что в эту ночь был такой ожидающий железнодорожный состав.    
     Вполне логично было предположить, что беглец заскочил на поезд и поехал в свой родной Череповец. А.А. Спиридонов возглавил группу и направился отрабатывать адреса в Череповце. Эта работа тоже оказалась безрезультатной. Тем временем шел опрос местных жителей, и вскоре стало известно, что ночью по путям шел человек, который в районе моста спустился с насыпи и пошел вдоль реки. В точках возможного появления осужденного были выставлены посты.
     …Пока сотрудники колонии решали задачу со многими неизвестными, осужденный вдоль реки доковылял до деревни Потеряево. Там он вскрыл дачу, перекусил, переоделся, вооружился топором и снова пошел к реке.     
     К этому времени уже рассвело. Он нашел лодочку, переправился на другой берег реки, и по так называемому «добрецкому зимнику» пошел в сторону деревень Пача и Добрец. От длительного хождения нога в протезе стала кровоточить, он устал. Уже где­-то на границе с Череповецким районом Женька увидел двух солдат, которые прозорливостью и подозрительностью не отличались. Судите сами, подходит к ним хромающий человек, топорик в руках, а они просто попросили у него закурить. Пришлось Женьке самому начать процесс сдачи. «Вы не меня ищете?» ­ спросил он. Солдатики попросили снять его шапку, сверили с ориентировкой и подтвердили: «Ну конечно тебя, пошли».
     «Разбор полета» был жесткий. Колония прогремела на всю страну. Осудили начальника караула и солдата, заснувшего на вышке, многие сотрудники получили дисциплинарные взыскания.  Беглецу добавили срок за побег и за кражу, вернули в «семнадцатую», и поставили на профилактический учет как склонного к побегу. Через каждые два часа он должен был прийти из отряда на вахту, чтобы засвидетельствовать себя.
     Но время лечит, и через некоторое время отметку с осужденного сняли. Поговаривают, что сейчас Женька Рукавицын тихо и мирно живет в Череповце, а все сотрудники колонии, причастные к тем событиям, давно уже на пенсии.

Алексей ДОЛГОВ. 

Опубликовано в газете "Звезда". № 90 от 21 ноября 2015 года.
 

Страницы

Подписка на RSS - Наша история