Звонок на сайт: 8 (921) 137-30-60

Наша история

УНИКАЛЬНЫЙ СНИМОК НАШЕГО ХРАМА прислала в редакцию наша читательница…

      Мы не боимся ошибиться в определении этого снимка: он на самом деле уникален. Нам его предоставила Ольга Михайловна Сакса, которая, кстати, и живет рядом с Храмом.  На фото, как видим, снят Дом культуры, который разместили в церкви после ее закрытия. Предположительная дата съемки: 40-ые годы прошлого века. Впервые удается увидеть, как выглядела церковная ограда и входная арка. Примечательный, а для искренне верующих людей и промыслительный, факт: на Первом градостроительном совете, который проходил в Шексне в январе этого года, тема церковной ограды обсуждалась очень активно. И мысль витала в воздухе: вот если бы знать, как она выглядела! Теперь знаем!
 
Сергей Маров.

«Время. События. Люди». Итоги областного конкурса исследовательских работ

В Региональном центре дополнительного образования детей завершился областной заочный школьно-музейный конкурс краеведческих исследовательских работ школьников «Время. События. Люди» (памятные даты 2017 года). В числе призеров и шекснинские юные краеведы.
 
     Конкурс был объявлен с октября 2016 года по январь 2017 года и выявил огромный интерес школьников и педагогов-краеведов к изучению памятных дат истории – событий прошлого, судеб обычных людей, их повседневной жизни, составляющих историю России и родного края. Всего было прислано 93 конкурсные работы (индивидуальные и коллективные), а участниками конкурса стали 130 обучающихся школ и учреждений профтехобразования Вологодской области.
     Тематика краеведческих работ школьников очень интересна и разнообразна. Это – история пионерских дружин, школ, колхозов, районных больниц, музеев, храмов. Много работ, написанных с особой теплотой, посвящено истории семьи, участию родственников и земляков в исторических событиях прошлого века. Особый краеведческий интерес проявили юные краеведы к истории пионерской организации, 95-летний юбилей которой приходится на 2017 год.
     В номинации «Красный день календаря – памятные даты истории России в судьбе Вологодского края и Русского Севера» дипломом 1 степени награждена ученица 8Л класса Устье-Угольской школы Елена Потапова, которая представила на конкурс работу, посвященную истории мелиорации в Шекснинском районе (руководитель Тамара Михайловна Громцева).
     В номинации «Это было недавно, это было давно» (памятные даты в истории Вологодского края) сразу победителя из Шекснинского района. Шестиклассник из Устье-Угольской школы Михаил Нестеров с работой «Читаем фотографии Шаргиных» (руководитель Т.М. Громцева) завоевал диплом 1 степени. Михаил рассказал о 56 членах семьи Шаргиных. Оказалось, что 10 представителей этой династии работали в образовании: профессии педагогов были самые разные - от учителей военной подготовки до кандидатов наук. Также дипломом 1 степени в этой номинации отмечена исследовательская работа ученицы 8 класса Чебсарской школы Ирины Антоновой об истории Дома пионеров п. Чебсара (руководитель Светлана Фёдоровна Смирнова). Одноклассник Ирины - Кирилл Лебедев под руководством С.Ф. Смирновой подготовил работу, посвященную истории эвакогоспиталя № 3735, который находился в годы Великой Отечественной войны в его родном поселке Чебсара. Кирилл стал дипломантом 3 степени. Еще одна представительница Устье-Угольской школы Александра Ефимовская с работой, посвященной коровьему колокольчику в частности и пастушьему делу в целом, была отмечена дипломом участника (руководитель Т.М. Громцева).
Надежда СМИРНОВА.
На фото Елена Потапова, Ирина Антонова и Михаил Нестеров представляют свои исследовательские работы на районной конференции "Первые шаги в науку".

Сиземские университеты: как учились наши деды

В нашей рубрике «Шексна: дело прошлое…» мы опубликовали интересный документ, которому уже 110 лет.
     Бумага гласит «Свидетельство. Вологодский уездный училищный совет удостоверяет, что сын крестьянина Вологодского уезда Сиземской волости деревни Шелудина (так в документе – прим. ред. Возможно описка, нужно – Шелухино) Иван Григорьев Беляков православного вероисповедания родившийся 26 октября 1895 года успешно окончил курс учения в Плосковском сельском начальном народном училище, Вологодского уезда, в 1909 году. Выдано 25 дня ноября месяца 1909 г.
 Председатель Совета. Уездный предводитель дворянства.
Инспектор народных училищ.
Члены совета.» (В цитате сохранена орфография оригинала – прим. ред.)
       На публикацию откликнулась С.Шубина, которая поведала, что в их семье храниться аналогичный документ, но выдан он Кириллу Степановичу Шубину из деревни Еремино, Сиземской волости. Так вот в документе К.С. Шубина написано, кроме всего прочего, что он: «… при отличном поведении (5) окончил в названном училище полный курс учения в лето 1906 года оказав нижеследуюшие успехи:
По Закону Божию отлично (5)
По русскому языку и чистописанию отлично (5)
По арифметике отлично (5)
По геометрии и черчению отлично (5)
По истории отлично (5)
По географии и естествознаию отлично (5)
По пению отлично (5)»
      Как видим дедушка С. Шубиной был отличником! А один факт из его жизни так просто поразил всю нашу редакцию. Как пишет Светлана: «Не дожил он до моего рождения всего 1 год.. Да и не мудрено, моего отца, четвертого ребенка в семье, дед завел в 57 лет…»
Что тут скажешь? Остается только поаплодировать сиземским отличникам!
 
Сергей Маров,
ведущий рубрики «Шексна: дело прошлое…» 

1963 год: Трагедия на улице ДОЗ

Бабушка погибла от удара током, спасая свою внучку.
 
     Интересный снимок прислала в группу социальной сети «Вконтакте» «Шексна: дело прошлое…» Галина Васильевна Косыгина. Фото сделано в Шексне на улице ДОЗ в начале шестидесятых годов. На снимке маленькая девочка – младшая сестра Галины Косыгиной, и ее бабушка Анастасия Гавриловна Смирнова.  В 1963 году Анастасия Гавриловна погибла, спасая свою внучку Галю. Сейчас Галина Васильевна живет в Украине. По нашей просьбе она прокомментировала фотографию и рассказала подробности той трагической истории, когда бабушка спасла ее ценой своей жизни.  
    Анастасия Гавриловна Смирнова родилась примерно в 1904-­1906 годах и жила в деревне Мальгино Пришекснинского района. Ее муж пропал без вести в 1941 году под Ленинградом. Анастасия Гавриловна воспитала двоих детей – сына Василия и дочь. Василий в годы Великой Отечественной войны защищал Тулу, и после войны завел там семью. Каждую зиму Анастасия Гавриловна ездила к сыну в Тулу и нянчила маленькую внучку. 
     Дочь подросла, вышла замуж, родила сына, потом еще двух дочерей, и попросила Анастасию Гавриловну перебраться из Мальгино в село Никольское (теперь п. Шексна). Семья жила на улице ДОЗ, и бабушка Настя нянчили троих внуков. 
     В начале лета 1963 года Анастасия Гавриловна спасла электрика, попавшего под напряжение, когда он работал на электролинии, проходящей за их огородом. Как такое произошло, сейчас трудно выяснить. Может быть, электрик в нарушение инструкции работал под напряжением, а может быть, на линию подали ток, не дождавшись его разрешения. Когда электрика ударило током, Анастасия Гавриловна не растерялась, побежала в ДОЗ и позвала на помощь. Электрик выжил.  Позже он приходил и благодарил Анастасию Гавриловну.
     А 23 июля того же 1963 года снова произошла история с электричеством, но на этот раз трагическая.
    - ­ Я как раз готовилась стать первоклассницей. Тем летом у нас гостил папин брат – шахтер из Макеевки ­ - со своими детьми. 23 июля, где-­то после обеда, с двоюродным братом Сашей, которому было шесть лет, мы побежали на луга возле Барбача, -­ рассказывает Галина Васильевна Косыгина.
     Вдоволь напрыгавшись, ребятишки нарвали букет цветов и побежали домой. Возвращаться решили  другой дорогой, и во двор забежали с тыла -­ через огород. На их пути валялась проволока. Невдомек было ребятишкам, что это не просто проволока, а оборванный электрический провод под напряжением. Дети схватились за провод почти одновременно. Мальчика от удара откинуло в сторону, а девчонка повисла на проводе и потеряла сознание.
     Саша забежал домой и стал звать на помощь. В это время Анастасия Гавриловна отдыхала дома. Услышав крики, она босая выскочила на улицу и, забыв об осторожности, кинулась спасать внучку. Сосед кричал ей вслед: «Настя, подожди, я сейчас палку возьму», но было поздно ­ - бабушка уже схватилась за девочку…
     …Анастасия Гавриловна не могла поступить иначе. Несчастья преследовали ее семью. За несколько лет до этой трагедии она уже потеряла трех внуков – сыновей своего сына. Один умер от болезни, второй утонул в реке, третий попал под машину.
     Галина Васильевна вспоминает:
    - ­ Когда я повисла на проводах, меня дергало током. Я потеряла сознание, потом очнулась, стала звать маму, и видела, как бабушка подбежала ко мне и схватилась за меня. Она упала на спину, а меня трусить перестало. Я пошла в дом, и даже не поняла, что любимой бабушки уже нет в живых. Вызвали «скорую помощь». Меня отпаивали водой, а бабушке делали искусственное дыхание, но спасти ее не удалось.     
     Как пишет нам Г.В. Косыгина, многое из этой истории она знает со слов мамы. Для всей семьи эта трагедия стала огромным шоком. Несколько дней девочка Галя не могла даже говорить (на снимке: Галя Косыгина после трагедии. Девочка держит обожженные руки за спиной. Видно, что левая рука забинтована после удара током). Было в той истории и еще одно мистическое совпадение.
     Г.В. Косыгина:
     ­ - Накануне трагедии мой отец со своим братом ночевали у своей матери. Отцу приснился страшный сон, и он вскочил со словами «Убили! Убили!» Утром они вернулись домой, в село Никольское. Дома ничего страшного не произошло, все было нормально, и у братьев отлегло от сердца, а после обеда этого же дня случилось несчастье с нашей бабушкой. Плохой сон отца оказался пророческим. 
 
Алексей ДОЛГОВ.
Фото из архива Г. Косыгиной.

Опубликовано в газете "Звезда". № 4 от 17 января 2017 года.

Я выпускница двух школ – Чуровской и школы № 1

Татьяна Николаевна Сухопарова (в девичестве Реусова) принесла в редакцию две классные фотографии: на одной запечатлены ученики Чуровской школы, на другой – школы № 1. Среди школьников и сама Татьяна Николаевна.
 
     Родом Татьяна Николаевна из д. Игумново – чуровский край. Впервые села за парту в Чуровской школе. На одной из фотографий – их третий класс с учительницей Антониной Константиновной Егоровой.
     - В третьем классе нас было 19 человек. В четвертом классе к нам перевели учеников из закрывшейся Починковской школы. В пятом добавились еще ребята из Речной Сосновки, Келбуя, Бугров… Большой наш 5 А получился – 32 человека. И в параллельном классе – 5 Б - учеников тридцать было. Вместе и учились до 8 класса, - поделилась воспоминаниями о своих школьных годах моя собеседница.
     Продолжила свое обучение Татьяна Николаевна уже в Шексне – в школе № 1.
     - Школьники из Шексны и близлежащих деревень ходили в А и Б классы. В нашем 9 В учились выпускники Ершовской, Камешниковской, Слизовской школ, но их не много было. Больше половины класса - чуровские ребята, и я в их числе. Жили мы в интернате – он находился там, где сейчас Управление образования. Класс у нас был большой, дружный – 31 человек. Классный руководитель -  Римма Павловна Чеглакова. Она была молоденькая – только что окончила педагогический институт – маленькая, хрупкая. Но дисциплина на ее уроках была идеальная: Римма Павловна очень интересно преподавала свои предметы – русский язык и литературу. Мы ее любили и уважали. Потом нашу классную назначили завучем, а после нашего выпускного она уехала в Вологду – по партийной линии ее как активистку направили.
Надежда СМИРНОВА.

Дело № 556. Продолжение

19 января 1938 года, в один из главных церковных праздников -­ Крещения Господня, оборвалась жизнь священника М.Е. Куделина. Семидесятилетнего Михаила Евдокимовича расстреляли по решению Тройки при управлении НКВД по Вологодской области. Этим же решением еще семь жителей деревень Раменье, Большой Двор и Горка Коленецкого сельского совета Пришекснинского района получили сроки в 10 лет лагерей. Священник и прихожане храма обвинялись советской властью в создании контрреволюционной группировки и в контрреволюционной деятельности.
 
Показания свидетелей
 
     Теперь, после обширной исторической справки, становится понятно, что у М.Е. Куделина были все основания власть не любить. Большевики лишили его имущества, а в 1936 году еще и церковь закрыли. А Михаил Куделин, как мы увидим ниже, для сотрудников НКВД был «бывшим кулаком», активным церковником, членом враждебной партии, в общем, «антисоветским элементом», от которых приказ № 00447 требовал «защитить трудящийся советский народ».
     К тому же, по характеру Михаил Евдокимович был резок, а в гневе за словом в карман не лез. Односельчане, выступившие свидетелями, припомнили все.
     Ниже представлены показания трех свидетелей в хронологическом порядке. Правдивые они или приукрашенные в угоду следователям -­ неизвестно. Скажу лишь, что при допросе  Михаила Евдокимовича он со всеми приведенными фактами согласился. Хотя, кто знает, в каких условиях он подписал признание вины.
     Показания свидетелей немного отредактированы согласно современным языковым нормам.
     «в январе 1931 года, в момент коллективизации Коленецкого сельсовета, встретив меня на улице, Куделин сказал мне «Не надо, Андрей Егорович (имя отчество изменено – прим. авт.) записываться в колхоз. Прими ты сам во внимание, если сын у отца женится, то они уже не могут вместе жить, а тут сгонят вас всю деревню в одно место, выстроят для всех один дом, и будете вы, умные старые крестьяне, слушать какого­-нибудь молокососа - ­ вашего начальника, и он над вами будет издеваться, таскать вас за бороды и прочее. Так что послушай моего совета и не ходи в колхоз, не будет никакого толку. Разоритесь вы совсем в этих колхозах, а после смерти попадете в ад кромешный».
     «В июне 1931 года за неуплату Куделиным госплатежей Коленецким сельсоветом нашему колхозу «Раменье» была передана его корова, и когда я эту корову у него брал, то Куделин говорил: «Обождите вы, смутьяны-­богоотступники, проклинаю я вас и ваших коммунистов. Не будет вам пользы от коровы, насильно взятой у духовного пастыря. Обождите, недолго еще вам придется так бесчинствовать и насмехаться над духовными людьми. Скоро погибнете все вы в большой войне, где хозяевами положения будут не большевики, а наша братия и капиталисты».
     «В 1932 году, после его раскулачивания, я и несколько других колхозников начали ломать колхозный амбар, ранее ему принадлежащий. Тогда Куделин выбежал из дома и закричал «Вы, кровопийцы-­паразиты, скоро ответите за ваши бандитские дела. Услышит Господь Бог наши жалобы и ваши гнусные дела, да и покарает Он вас ужасными бедствиями. Скоро конец вашей дьявольской власти и руководителям-большевикам».
    «В 1933 году наш колхоз с торгов у сельсовета купил ранее принадлежавшее Куделину имущество, и когда я по наряду правления колхоза пришел за имуществом, то Куделин закричал на меня: «Обожди, богоотступник, скоро придет конец вашей хваленой большевистской власти, и я тебе покажу, как ходить к духовному отцу отбирать имущество. Видно мало вы у меня поработали, дак еще надо. Свергнем мы коммунистов и возьмем опять крестьянство себе в услужение, и запоешь ты у меня по-­иному. Смерть вам будет скорая».
     «В мае 1935 года в группе колхозников у церкви, где присутствовал и я, фамилии остальных теперь я не припомню, Куделин говорил «Неверно поступили большевики, объединили вас как стадо глупых овец в колхозы. Толку от этих колхозов нет никакого. Колхозы не сегодня-завтра все равно развалятся, и вы останетесь нищими. Пока не поздно бегите из колхозов и требуйте все как одни опять самостоятельной спокойной жизни».
     «В октябре 1936 года в квартире гр-­на Таничева, где присутствовал Таничев и другие колхозники, фамилий которых я теперь не помню, я спросил Куделина о его мнении насчет новой сталинской конституции. Он ответил: «Видишь ли, эта сталинская конституция является ловушкой для крестьян. Разницы между старой и новой конституцией по отношению к крестьянству нет. Как раньше, так и теперь крестьянство правительством угнетается. Возьми, к примеру, ваши смехотворные колхозы, которые в конец разоряют устои нашего славного крестьянства. Работают они год от года все хуже и хуже, и уже опять правительство решает вопрос о роспуске колхозов и образовании отрубных и хуторских крестьянских участков».
    «В июне 1937 года Куделин, придя в кузницу колхоза «Землероб» и увидев там активистов-­колхозников, сказал: «Напрасно вы закрыли церковь, напрасно от нее отказались. За это не мы так наши дети отомстят вам, соплякам. Вот уже началось. Наверно знаете, как в Испании генерал Франко теснит республиканцев, такая же участь придет скоро и вам. Напрасно большевики помогают республиканцам испанским, т.к. очень скоро самим будет хуже их».
     «В июле 1937 года я был на квартире у Куделина, где сидели за столом и распивали чай с красным вином Куделин и Богданов Михаил Арсентьевич из дер. Черная гряда – теперь арестованный органами НКВД за контрреволюционную деятельность. При моем приходе между ними шел оживленный разговор о новой сталинской конституции. Куделин говорил: «Вот видишь, Михаил Арсентьевич (обращаясь к Богданову), большевики очень хитрые люди. Все время кричат, что эта конституция одна из лучших в мире, но это неверно. Под ее пышными фразами кроется большой обман для крестьянства, у власти опять станут рабочие, а вам крестьянам-­дуракам придется во всем им подчиняться. Нам теперь надо подумать о своих людях и их готовить на руководство государством».
     Справка: Богданов Михаил Арсентьевич, 1882 г.р., колхозник колхоза «Землероб», осужден 25.09.1937 г. Тройкой УНКВД Ленинградской области к высшей мере наказания.
     «25 июля 1937 года после того, как при производстве ремонта в клубе (бывшей церкви) гр-­н Таничев Василий упал с лестницы и зашиб руку, Куделин вышел на улицу к колхозникам, фамилий которых я теперь не припоминаю, где присутствовал и я, и сказал: «Вот видите, врага Божья Бог и наказал. Не радуйтесь, смутьяны, скоро конец вашему царствованию, и опять восторжествует православная вера и власть Господня. Скоро будет великая  война, кровь ваша потечет ручьями по земле грешной, и конец будет всем большевикам. Вот видите, выпущен новый заем, заем обороны, подписываться на него я не советую, т.к. оборонять нам некого, коммунисты наши враги, и мы сами должны добиваться их гибели».
     «20 октября 1937 года я, как член сельсовета по дер. Горка, пришел к Куделину для вручения обязательства на самообложение. Куделин, бросив обязательство на пол, закричал: «Враги наши коммунисты хотят нашей гибели, но это им не удастся. Мы, обиженные, скоро восторжествуем над ними. И ты, блудный сын, лично мною будешь повешен на церковных воротах».
 
Социалисты­-революционеры
 
     Как говорилось выше, при обыске в доме Михаила Евдокимовича была найдена программа партии эсеров. О приверженности М.Е. Куделина этой партии рассказал также один из свидетелей: «в марте 1927 года после церковной службы, у церкви в группе крестьян около пяти человек, фамилий которых теперь я не припомню, где находился и я, Куделин говорил: «Партия социалистов-­революционеров - ­ это наша крестьянская партия, борющаяся за благополучие крестьянства. Я бы советовал некоторым из вас прийти ко мне и поближе познакомиться с ее программой. Я сам состою в этой крестьянской партии. Как видите, живу, слава Богу, неплохо. Нужно, миряне, подумать о дальнейшем  своем благополучии и уяснить себе, что большевистской власти скоро придет конец».
     На личном допросе М.Е. Куделин подтвердил свою приверженность программе партии эсеров.
     Надо сказать, что в политической обстановке М.Е. Куделин разбирался плохо. Да и как ему было знать все перипетии партийной борьбы, находясь в отдаленной деревне. Действительно, в 1917 году партия социалисто-в­революционеров была крупнейшей политической силой в России. По своей численности она достигла миллионного рубежа, но в борьбе за власть «большевики» ее обошли. В целом, партия декларировала те же ценности и устремления, что большевики, меньшевики и другие политические силы. Только большевики своим ближайшим союзником и «локомотивом революции» считали пролетариат, а, по мнению эсеров, истинное народовластие должно было прийти не из города в деревню, а наоборот.
     Программа партии предусматривала «социализацию» земли. Ее купля-­продажа запрещалась. По мнению эсеров, земля должна была передаваться местным органам самоуправления и ими распределяться согласно потребительским нормам.
     Захватившие власть большевики расправились с эсерами. В 1922 году членов партии социалистов­-революционеров «разоблачили» как врагов революции, и началось их полное искоренение на всей территории Советской России. К середине двадцатых годов эта партия представляла собой «политический труп», совершенно безвредный для большевиков.
 
Контрреволюционная группировка
 
     Самое серьезное обвинение М.Е. Куделину состояло в создании контрреволюционной группировки. Звучит солидно, но на самом деле можно ли назвать «группировкой» или «сборищем» несколько деревенских жителей, которые любили послушать Михаила Евдокимовича и за чашкой чая поругать власть. Приведу фрагмент допроса М.Е. Куделина, где он рассказывает о деятельности своей группировки. Очевидно, что следователь, составляя чеканные фразы о контрреволюционной деятельности, понимал, что подписывает Михаилу Евдокимовичу смертный приговор.
     «Вопрос: Когда вы организовали эту контрреволюционную группировку?
     Ответ: Контрреволюционную группировку я организовал в феврале 1936 года, с какого времени она и существует.
     Вопрос: Какие задачи ставила перед собой ваша контрреволюционная группировка?
     Ответ: Основной своей задачей наша контрреволюционная группировка ставила борьбу за сохранение церквей.  Мы знали и видели, что советское государство с каждым годом ущемляет религию, закрывает церкви, репрессирует духовенство. В эту задачу ставили и борьбу с соввластью.
     Вопрос: Какими методами вы боролись с советской властью?
     Ответ: Основным методом нашей контрреволюционной работы была антисоветская пропаганда, направленная к срыву мероприятий соввласти в деревне, причем методы борьбы у нас существовали самые разнообразные. Прежде всего, все намеченные мероприятия по борьбе с соввластью мы обсуждали на конспиративных сборищах, которые в большинстве устраивались у меня на квартире. После этих сборищ каждый из участников группировки по месту своего жительства вел антисоветскую пропаганду, распускал разного рода провокационные идеи, высказывал повстанческие намерения и вел разлагательную работу в колхозе. На данном отрезке времени перед нами стояла задача сорвать предстоящие выборы в Верховный Совет СССР, а также при выборах в местные советы не допустить коммунистов, а провести свои враждебно настроенные к соввласти кандидатуры.
     Вопрос: Каких практических результатов достигла ваша контрреволюционная группировка?
     Ответ: По выборам в Верховный Совет СССР наша контрреволюционная группа еще не ощутила результатов, так как выборы не были, но, тем не менее, нами проведена соответствующая работа о провале кандидатур Корчакиной и Мусинского (фамилии написаны неразборчиво – прим. авт.) при проведении тайного голосования.
     Кроме этого, через участника группировки, председателя колхоза «Раменье» Обаева Ивана Петровича, мною было проведено такое мероприятие. В 1936 году я дал ему задание выявить всех хорошо относящихся и работающих в колхозе людей и исключить их из него, преследуя этим цель развалить колхоз. Он это задание выполнил и исключил 12 хозяйств. Но что толку, это им было сделано крайне неосторожно и необдуманно. Его разоблачили общественность и сельсовет. Номер не прошел, и его сняли с должности председателя колхоза.
     Вопрос: Какие вопросы вы обсуждали на конспиративных сборищах, и в какое время таковые были?
     Ответ: Первое конспиративное сборище было в сентябре 1936 года у меня на квартире…  На повестке дня стоял вопрос о закрытии Коленецкой церкви. Обсуждая это, мы высказывали клеветнические измышления в отношении конституции и ее автора, обвиняя соввласть и ВКП(б) в ведении неправильной политики. Считая, что могильщиками религии являются колхозы, мы пришли к определенному решению объявить беспощадную борьбу с соввластью по линии развала этих колхозов и срыву всех мероприятий соввласти.
   Второе конспиративное сборище было у меня на квартире в Пасху 1937 года… В порядке обсуждения стоял вопрос о недопущении председателем Коленецкого сельсовета исправления религиозных обрядов среди населения, т.е. хождение с крестным ходом...»
 
Обвинение
 
     Всего 12 дней понадобилось сотрудникам НКВД на расследование этого дела. Начали 20 ноября 1937 года, а обвинительное заключение в отношении восьми человек Пришекснинским РО НКВД было составлено 2 декабря 1937 года. Следствие установило, что «…на территории Коленецкого сельсовета Пришекснинского района Вологодской области существовала контрреволюционная группировка, враждебно настроенная к  советской власти, возглавляемая бывшим священником Куделиным М.Е.
     В состав этой контрреволюционной группировки входили: Куделин Михаил Евдокимович -­ бывший священник, Борисова Ульяна Евдокимовна -­ бывшая кулачка­торговка, Кочегарова Агриппина Яковлевна -­ бывшая монашка, Обаев Иван Петрович ­ - бывший кулак, Меркурьев Михаил Меркурьевич ­ - бывший кулак, Онуфриев Иван Онуфриевич ­ - бывший кулак, Тарасова Ефросинья Федоровна ­ - бывшая кулачка, Сидорова Анисья Авдеевна ­ - бывшая монашка.
     Вышеуказанные, будучи между собою организационно-­политически связанными, собирались на конспиративные сборища на квартире Куделина и обсуждали методы борьбы с советской властью, после каковых распространяли антисоветскую агитацию и пропаганду среди окружающих и своими действиями тормозили мероприятия ВКП(б) и Советского государства в деревне. 
     Их контрреволюционная деятельность была направлена на:
     а) подготовку обстановки для свержения существующего строя в случае возникновения войны;
     б) развал существующих колхозов;
     в) срыв выборной кампании в Верховный Совет СССР;
     г) срыв проводимых мероприятий ВКП(б) и Советского государства в деревне.
     На основании вышеизложенного обвиняются:
     Куделин М.Е., 1867 г.р., в том, что он являлся организатором и идейным руководителем контрреволюционной группировки, устраивал у себя на квартире конспиративные сборища, на которых обрабатывал присутствующих в антисоветском духе, производил вербовку и давал направления в борьбе с Советской властью. Кроме того, сам лично занимался антисоветской агитацией и пропагандой среди окружающих, высказывал повстанческие взгляды, распространял клеветнические измышления в отношении руководителей ВКП(б) и Советского правительства.
     Виновным себя признал полностью».
     Обосновав виновность восьми человек, начальник Пришекснинского РО НКВД постановил следственное дело направить на рассмотрение Тройкой УНКВД Вологодской области.
 
Без права на защиту
 
     И опять немного истории. Вспомним тот самый приказ № 00447 «Об операции по репрессированию бывших кулаков, уголовников и других антисоветских элементов». Им утверждался личный состав «оперативных троек» по ускоренному рассмотрению дел в отношении «антисоветских элементов». «Тройки» НКВД создавались на уровне республики, края или области. Областная тройка состояла из начальника областного управления НКВД, секретаря обкома и прокурора области. Процедура рассмотрения дел была свободной, протоколов не велось. Следствие проводилось «ускоренно и в упрощённом порядке», без соблюдения элементарных прав. Заседания происходили в отсутствие обвиняемого, не оставляя ему никакой возможности защиты. Решение «тройки» обжалованию не подлежало.
     Как уже было сказано выше, приказом лимитировалось количество человек, которых нужно было расстрелять и посадить. А сроки проведения операции были минимальны. Согласно приказу «кулацкая» операция должна была завершиться в начале декабря 1937 года. Поэтому дела рассматривались как на конвейере, и приговоры выполнялись быстро.
     8 декабря 1937 года состоялось заседание Тройки при управлении НКВД по Вологодской области. М.Е. Куделина приговорили к расстрелу. К 10 годам исправительно-­трудовых лагерей приговорили жителей деревни Раменье Ульяну Константиновну Борисову, 1884 г.р., Агриппину Яковлевну Кочегарову, 1878 г.р.,  Михаила Меркурьевича Меркурьева, 1892 г.р., Анисью Авдеевну Сидорову, 1873 г.р., Ефросинью Федоровну Тарасову, 1886 г.р., из деревни Большой двор, Ивана Онуфриевича Онуфриева, 1870 г.р.
     Имена всех есть в «Книге памяти жертв политических репрессий жителей Шекснинского района».
     Судьба Ивана Петровича Обаева неизвестна. В нашей Книге памяти его нет, а решение «тройки» в отношении его неизвестно.
 
Маховик репрессий        
 
     Кулацкую операцию 1937-­1938 годов можно охарактеризовать как настоящий государственный терроризм в отношении своих граждан.
     С августа 1937 по октябрь 1938 года по приказу НКВД № 00447 тройками были осуждены 767 397 человек, из них 386 798 человек были приговорены к расстрелу. Жуткие цифры.
     За что, по сути дела, получили жестокое наказание восемь деревенских  жителей Пришекснинского района? Просто за инакомыслие. Они были недовольны жизнью при советской власти и в открытую выражали свое мнение.
     Все они реабилитированы как жертвы политических репрессий, т.е. уголовного преступления они не совершили. Кстати, в постановлении от 14 апреля 1989 года о реабилитации М.Е. Куделина сказано, что «Статья УК РСФСР в решении «тройки» не указана».
    Сотрудники НКВД, выполнявшие приказы и проводившие террор в отношении граждан, сами попали под маховик репрессий.   
     Решением Политбюро ЦК ВКП(б) от 17 ноября 1938 года судебные тройки были ликвидированы.
     Назначенный вместо Ежова Лаврентий Берия провёл «чистку» в НКВД и заставил более 7 тысяч сотрудников (около 22 % от общего числа) оставить службу в органах. С конца 1938 года и до конца 1939-­го по его приказу арестованы 1 364 сотрудника НКВД, кроме того, почти всё руководство республиканского и районного уровней заменено.
     Были репрессированы многие члены троек: 47 представителей НКВД, 67 членов партии, и два представителя прокуратуры приговорены к смертной казни.
     Так революция «пожирала своих детей».
 
Алексей ДОЛГОВ.
Редакция газеты благодарит за содействие при написании материала Управление ФСБ России по Вологодской области.

Опубликовано в газете "Звезда". № 98 от 20 декабря и № 99 от 24 декабря 2016 года.

Дело № 556

Реальная история, как ершовских крестьян язык до ГУЛАГа довел.
     19 января 1938 года, в один из главных церковных праздников ­ - Крещения Господня, оборвалась жизнь священника М.Е. Куделина. Семидесятилетнего Михаила Евдокимовича расстреляли по решению Тройки при управлении НКВД по Вологодской области. Этим же решением еще семь жителей деревень Раменье, Большой Двор и Горка Коленецкого сельского совета Пришекснинского района получили сроки в 10 лет лагерей. Священник и прихожане храма обвинялись советской властью в создании контрреволюционной группировки и в контрреволюционной деятельности.
    Сейчас это многостраничное уголовное дело хранится в архиве Управления ФСБ по Вологодской области. Его номер 556. Давайте перелистаем пожелтевшие страницы, исписанные в далеком 1937 году, и попытаемся понять, что тогда происходило в стране, в чем оказались виновны деревенские жители, и почему наказание было таким жестоким.
 
Арест
 
     Сразу скажем, приступая к историческому исследованию, нас интересовала судьба священника М.Е. Куделина, прослужившего 45 лет в Вознесенской Коленецкой церкви Череповецкого уезда (на снимке). В 1936 году Коленецкая церковь была закрыта, и сейчас оставшийся от нее четверик стоит на правом берегу реки Шексны, в километре от деревни Горка Ершовского сельского поселения.
     От редакции газеты был направлен запрос в Управление ФСБ России по Вологодской области с просьбой разрешить ознакомиться с архивным уголовным делом в отношении М.Е. Куделина. Уже работая в архиве, стало понятно, что уголовное дело – групповое, и вместе со священником в один день были осуждены еще семь человек. Но разрешение было получено на ознакомление с уголовным делом только М.Е. Куделина, и поэтому все подробности истории будут показаны по документам одного уголовного дела.
     Итак. Михаила Евдокимовича Куделина арестовали 20 ноября 1937 года. При обыске в его доме были изъяты наперсный священнический крест и программа партии эсеров.  
      24 ноября в деревню приехал сотрудник НКВД и в качестве свидетелей по делу допросил трех односельчан священника. Из анкеты самого арестованного, справки из Коленецкого сельсовета и показаний односельчан вырисовывается биография М.Е. Куделина.
     Михаил Евдокимович родился 6 сентября 1867 года в селе Матово Белозерского района. Окончил духовную семинарию. С 1892 года он проживал в деревне Горка Коленецкого сельсовета и служил в Коленецкой церкви вплоть до ее закрытия в 1936 году.
     До октябрьского переворота 1917 года Михаил Евдокимович имел большое хозяйство. Он владел 96-­ю гектарами земли, в его собственности были большой дом, двор, каретник (постройка для карет, лошадей), дровяник, свинарник, крытое гумно, хлебный амбар, два сеновала, пасека из 45 ульев. Держал скот и птицу, а именно: две лошади, десять коров, телят, свиней, овец, кур и гусей.
     Что из всего имущества осталось у него на момент ареста, по документам не прослеживается.
    В анкете арестованного М.Е. Куделин указал, что он вдовец, а трое его сыновей – Василий, Гавриил и Николай - ­ живут в других районах и областях, где конкретно – он не знает. Интересный факт: из «Ведомости о семейном и материальном положении священника Вознесенской Коленецкой церкви Череповецкого уезда Михаила Куделина» за 1913 год следует, что кроме трех названых сыновей, у него еще были сын Серафим, дочери Александра и Екатерина. Но в анкете арестованного он их не упомянул.
     Михаил Евдокимович был арестован как бывший кулак, и в протоколах допроса свидетелей жирным красным карандашом подчеркнуты показания, что М.Е. Куделин использовал наемный труд.
     Сейчас наем работников – обычное дело, а предприниматели, создающие рабочие места, вызывают почет и уважение. Но тогда было иное время, и использование чужого труда называли словом «эксплоатация» -­ именно в такой устаревшей орфографии это слово постоянно фигурирует в документах.
     Читая документы 1937 года, ощущается атмосфера недоброжелательности, подозрительности, ненависти, ожесточения. Судите сами. Например, в справке, данной на М.Е. Куделина в сельсовете, сказано: «…Как служитель культа Куделин был лишен избирательных прав со всей семьей до принятия в 1931 году новой Конституции. Настроен враждебно против советской власти. Общественно­-полезным трудом не занимается, да и вообще всякий труд презирал, будучи тунеядцем, паразитом на теле народа. Его семья также не занималась личным трудом». 
    А вот что показывали свидетели:
     «…Постоянно занимался эксплоатацией чужого труда, имел в постоянном пользовании 2­-3 наемных рабочих, а также нанимал и сезонных рабочих. Я сам лично ежегодно в период уборки урожая работал по найму у Куделина. Сам Куделин и его семья полезным трудом не занимались, и теперь не занимается».
     «…Все время занимался торговлей сельскохозяйственных и молочных продуктов. Через посредство сдачи мелких кусков земли в аренду эксплоатировал все крестьянство окружных деревень Коленецкого и Филяковского сельсоветов. Общественно-­полезным трудом не занимался. Был раскулачен, за что враждебно настроен по отношению к партии и советской власти, систематически ведет контрреволюционную пропаганду и агитацию среди населения».
     «…Постоянно вплоть до 1937 года включительно занимался эксплоатацией чужого труда, постоянных рабочих держал 2­-3 человека и сезонных по 5­-10 человек. Я сам лично еще в 1913 году 13-­ти летним мальчиком за неуплату попу за похороны сестры был направлен отцом к Куделину на 7 дней пасти скот, а также и после революции я часто работал у Куделина за гроши. Куделин, являясь крупным помещиком, сам и семья его полезным трудом не занимались, а эксплоатировал всех крестьян окружающих деревень, сдавая малоземельным небольшие клочки земли на обработку. Враждебно настроен к партии и советской власти, систематически ведет контрреволюционную пропаганду и агитацию среди населения».
     Итак, по классификации деревенских жителей М.Е. Куделин ­ - из бывших кулаков. Чтобы понять, почему следователя так интересовал факт принадлежности М.Е. Куделина к кулачеству, и какие показания свидетелей стали основой для смертного приговора, разберемся в истории кулачества и политической ситуации того времени. 
 
Нелегка жизнь кулака
 
     Понятие кулака в русской деревне появилось еще в царской России. Тогда «кулаками» (или «мироедами») назывались зажиточные крестьяне, использующие наемный труд, а также живущие перепродажей готового сельхозтовара, ростовщичеством. Кулаков в деревнях не любили. Сознание крестьян основывалось на идее, что единственным честным источником достатка является тяжелый физический труд. Происхождение богатства ростовщиков и торговцев связывалось, прежде всего, с их непорядочностью, как в поговорке «не обманешь – не продашь». Достаток кулака происходил на «закабалении» своих односельчан. Весь «мир» (сельскую общину) он держал «в кулаке» (в зависимости от себя). Кстати, земля крестьянская тогда не находилась в частной собственности. Земля была общины (мира), отсюда и второе название кулаков – «мироеды», то есть жившие за счет мира.
     К моменту октябрьского переворота, крестьянское население разделялось на три категории: кулаки, деревенская беднота (они чаще всего и были наемными работниками, батраками) и середняки – крестьяне, занимавшие среднее экономическое положение между бедняками и кулачеством.
     Когда власть в стране захватили большевики, использование кулаками наёмного труда позволяло рассматривать их как эксплуататорский класс, потенциально враждебный коммунистам. Деревенская беднота стала союзником советской власти. Декретом от 11 июня 1918 года были созданы комитеты бедноты, которые сыграли большую роль в борьбе с кулачеством. 8 ноября 1918 года на совещании делегатов комитетов бедноты председатель Совета народных комиссаров (правительства) РСФСР В.И. Ленин заявил о решительной линии по ликвидации кулачества: «…если кулак останется нетронутым, если мироедов мы не победим, то неминуемо будет опять царь и капиталист». Так начался первый «крестовый поход» власти против кулаков.
     Позднее, с введением НЭПа (новая экономическая политика), государство пересмотрело некоторые положения аграрной политики. В 1922 году был принят закон о трудовом землепользовании и новый Земельный кодекс РСФСР. Отдельные крестьяне снова получили право выделиться из коллективного хозяйства (общины, коммуны), а для обработки своего участка земли при определенных условиях могли нанимать работников­-батраков.
     Эти отделившиеся от общины крестьянские семейства, вскоре превратившиеся в зажиточных, снова получили прозвище кулаков. Но в отличие от прежних дореволюционных кулаков, эти кулаки не были владельцами земельных участков, на которых жили и которые обрабатывали. Они были «землепользователями», которым бессрочно и бесплатно государство предоставило право вести сельское хозяйство на государственной земле.
     В 1928­-1932 годах в СССР проводилась насильственная коллективизация сельского хозяйства. И конечно, основными противниками колхозов стали зажиточные кулаки. Вступая в колхоз, они теряли все. Их борьба за свои права часто принимала крайние формы: кулаки создавали вооруженные отряды, убивали милиционеров, председателей колхозов часто вместе с семьями. Власть, как всегда, ответила жесткими репрессиями.
     1 февраля 1930 года Совет народных комиссаров СССР издает постановление «О мероприятиях по укреплению социалистического переустройства сельского хозяйства в районах сплошной коллективизации и по борьбе с кулачеством», которое отменяло право на аренду земли и право на применение наемного труда в единоличных крестьянских хозяйствах. Зажиточных крестьян лишали земли, имущества и насильно выселяли в отдаленные районы. Так государство уничтожало сельское население, способное организовать сопротивление коллективизации.
     Всего, по данным ОГПУ, раскулачиванию подверглось 1 млн. 800 тысяч человек (с семьями). Самих мужиков — 450-­500 тысяч. Для сравнения, в то время населенных пунктов в Советском Союзе было около 500 тысяч, то есть получается, что в среднем на одну деревню приходилась одна кулацкая семья. Крестьян на тот момент числилось 120 миллионов. 
 
Демократия «по­-сталински»
 
     По данным органов внутренних дел, примерно треть депортированных кулаков (от 600 тыс. до 700 тыс.) сбежали из поселений. Бегство и миграция бывших кулаков ставила под угрозу успех кампании по раскулачиванию, и поэтому привлекла внимание Сталина. По мнению Николая Ежова (руководитель НКВД с весны 1936 года), объединявшиеся группы кулаков саботажами и подрывной деятельностью представляли серьёзную угрозу для Советского Союза.
     Назначение Сталиным на декабрь 1937 года всеобщих равных выборов в Верховный Совет СССР с тайным голосованием обеспокоило ведущих партийных функционеров. Им казалось, что преследуемые церковники и кулаки объединятся с другими врагами советской власти и повлияют на итог выборов. Опасения были обусловлены ещё и тем, что «Сталинская конституция» 1936 года предоставила сотням тысяч преследуемых все права. Партийная элита на местах опасалась, что баланс власти может склониться против большевиков.
     К внутренним общественно­-политическим факторам добавились также и внешние. Советская власть опасалась агрессивно настроенных стран, в первую очередь Германии, Польши, Японии. Власть повсюду видела врагов, шпионов, заговорщиков, диверсантов, вредителей. Руководители страны были обеспокоены, что в случае внешней агрессии сотни тысяч раскулаченных, депортированных, верующих, уголовных преступников могут начать восстание.
     Началась работа на упреждение. Решением Политбюро от 2 июля 1937 года «Об антисоветских элементах» объявлялось начало общегосударственной кампании преследования раскулаченных лиц и «преступников». Кроме бывших кулаков, к преступникам относились члены антисоветских партий, активные «церковники» и другие категории притесняемых.
     30 июля 1937 года вышел оперативный приказ НКВД  № 00447 «Об операции по репрессированию бывших кулаков, уголовников и других антисоветских элементов».
     Во вступительной части приказа Ежов отметил, что все, кто считался врагом советской власти, должны быть непременно наказаны. «Перед органами государственной безопасности стоит задача — самым беспощадным образом разгромить всю эту банду антисоветских элементов, защитить трудящийся советский народ от их контрреволюционных происков и, наконец, раз и навсегда покончить с их подлой подрывной работой против основ советского государства».
     «Антисоветские элементы» были разделены на две категории. В первую входили «наиболее враждебные кулаки и преступники». Для них предусматривалась высшая мера наказания ­ - расстрел. Вторую категорию составляли «менее активные, но враждебные», для которых предполагалось наказание в виде лишения свободы на сроки от восьми до десяти лет.
     Кроме этого, приказом устанавливались так называемые лимиты по наказаниям: 59,2 тысячи – расстрелять, 174,5 тысяч – отправить в лагеря. В ходе кампании эти цифры были многократно увеличены, и операция по репрессированию бывших кулаков стала крупнейшей массовой операцией Большого террора.
 
Алексей ДОЛГОВ.
Фото из сети Интернет.
 
Опубликовано в газете "Звезда". № 97 от 17 декабря 2016 года. Продолжение следует...

Неизвестная страница в истории Шексны военной

Жительница Шексны Татьяна Шастун просит откликнуться родственников шекснинских железнодорожников, работавших в годы Великой Отечественной войны на станции Шексна.
 
     5919 уроженцев Пришекснинского и Чебсарского районов награждены медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.»   Их имена увековечены в книге «Вологжане - труженики тыла. Вологодская область. Шекснинский район». Немалый вклад в дело победы внесли и шекснинские железнодорожники. В трудных военных условиях они содержали путевое хозяйство на участке, протяженностью более восьмидесяти километров. Их главной задачей было обеспечение непрерывного продвижения эшелонов в двух направлениях. В сторону Ленинграда – с войсками и военной техникой, и в обратном направлении – с эвакуированными и ранеными. В условиях одноколейной дороги особая роль отводилась работникам железнодорожных станций.   
     В прошлом году жительница Шексны, сотрудница Северной железной дороги Татьяна Шастун приняла участие в конкурсе «Школа молодого профсоюзного лидера», представив на суд жюри видеоролик на тему подвига железнодорожников в годы войны.
     В следующем году Татьяна хочет снова принять участие в конкурсе и продолжить тему войны:
     - Мне интересно узнать о наших земляках, тех, кто в годы войны трудился на станции Шексна. Я хочу сделать стенд и к Дню Победы разместить его на железнодорожном вокзале Шексны, чтобы о них узнали все шекснинцы.
     Из книги «Вологжане - труженики тыла. Вологодская область. Шекснинский район» Татьяна сделала выборку работников станции Шексна и просит откликнуться их родственников. Интересна любая биографическая информация, фотографии, их рассказы о военном времени. В этой таблице имена тех, кто работал в годы войны на станции Шексна.
 
Белков Александр Афанасьевич путевой обходчик
Гостев Иван Гаврилович товарный кассир
Игнатьев Александр Васильевич мостовой сторож
Малов Михаил Яковлевич машинист водокачки
Медведев Николай Иванович путевой обходчик
Морошкин Василий Михайлович дежурный по станции
Мочалова Александра Афанасьевна уборщица
Назарова Иринья Кирилловна переездной сторож
Перцев Яков Дмитриевич мостовой плотник
Попова Ольга Степановна переездной сторож
Сабуров Павел Александрович начальник ст. Шексна
Смирнов Александр Петрович дежурный по станции
Смирнова Мария Егоровна младший стрелочник
Сосипатров Анатолий Сергеевич старший стрелочник
Суворов Николай Сергеевич машинист водокачки
Тиханова Анна Александровна переездной сторож
Трачум Петр Викторович постовой сторож
Фокусов Иван Александрович стрелочник
Чистяков Василий Александрович старший стрелочник
Шаргин Василий Дмитриевич рабочий ст. Шексна
 
     Если кто-то узнал в этом списке своих родственников, и может поделиться информацией, обращайтесь в редакцию газеты «Звезда» (тел. 2-16-85).
Алексей ДОЛГОВ.
 
Фото из сети Интернет.
 

Царский червонец

Тридцать лет назад в деревне Костинское был найден клад. 25 мая 1986 года жительница деревни Костинское  Никольского сельсовета Антонина Павловна Соловьева на месте разобранного дома нашла 1227  царских серебряных монет различного достоинства, весом около четырех килограммов.
 
По горячим следам
 
     На снимке - Антонина Павловна Соловьева с внуками. Через несколько дней после того, как стало известно об уникальной находке, Николай Андреевич Беляев, бывший в то время редактором районной газеты, встретился с Антониной Павловной и подробно ее расспросил («Звезда» № 70 от 14 июня 1986 г.). Вот, что она рассказала:
     «25 мая, взяв коляску, пошла я на то место, где стоял старый дом. Мы небольшую дачу делаем, дай, думаю,  кирпичей там наберу. Ну, и нашла монету  серебряную, подала внуку. «Посмотри, ­ - говорю, - ­ какой год, Саша». Он посмотрел и говорит: «1913­-й». «Давай возьмем», ­ - говорю. Грязи­-то на монете было…Вот набрала я в коляску кирпичей и повезла, да споткнулась. И вторую монету нашла. Вот тут-­то и начала копать руками. А потом как пошло да пошло. Послала Сашу за лопаткой, стали копать. Там чугунок рядом был, так он распался, а тряпочка уже совсем обветшала. Ну, а потом стали попадаться рубли. Посмотрела – портрет Николая II, написано: «самодержец российский». И еще запись: «21 доля чистого серебра». Собрали мы деньги, принесли домой, вымыли, некоторые уже зеленые были. Потом после меня стали копать другие. Три дня или четыре копали. Так тоже находили, потому что с землей монеты сильно перемешались. Местечко, где был клад, небольшое, спрятан он был, видимо, в углу, у бревна. Когда в деревне узнали, сбежалось много людей, все спрашивали у меня, что да как. Просто случайно повезло».
      Очистив монеты от земли, Антонина Павловна сразу позвонила в сберкассу, где ей объяснили, что нужно обращаться в Госбанк, к управляющей. Та разъяснила, что раньше клады принимали на месте, а теперь принимают на вес и отправляют в Вологду, а оттуда -­ в Москву. Там каждую монету взвешивают и делают экспертизу.
     - Я решила, что с нашим банком дело затянется, потому что там никакого интереса к моему сообщению не проявили, ­ - рассказала Антонина Петровна. – Поэтому, думаю, лучше сразу свезти в Вологду. Монеты у нас все переписаны были в тот же вечер. А сотрудники ОБХСС, приезжавшие к нам, составили акт.
 
Кто хозяин клада?
 
     У Антонины Павловны Соловьевой такая версия: «Скорее всего, его закопал Михаил Веселов, который жил здесь. Говорят, что было их, Веселовых, три брата. Михаил имел пекарню, и там баранки пекли. Была у него в доме, который снесли, лавка. Закопал он деньги, наверное, в 1932 году, когда их раскулачивали. Золото, как говорят, увез. Рассказывают старики, что он приезжал потом в Костинское, ходил около дома, может быть, хотел взять деньги, да не смог попасть в закрытый дом».
 
Семейная легенда
 
      Антонины Павловны уже нет с нами. А ее старший сын – Юрий Константинович Соловьев - ­ живет в самом центре Шексны – на улице Гагарина (на снимке).
     - ­ Была такая история, - ­ улыбнулся он, вспоминая давние события. – Кирпичей на печку не хватало, вот мама и пошла их набрать на том месте, где когда-­то был магазин – двухэтажный, высокий. В начале семидесятых, если мне память не изменяет, он еще стоял. На лошади сюда хлеб привозили. А еще в магазин мы рыбу сдавали Гале Кудряшовой, которая здесь продавцом работала.  Наша семья жила неподалеку – на той же улице. Теперь на этом месте частный дом с садом. Когда мама нашла клад, я был на работе. Она мне позвонила и об этом сказала. Помню, целую кучу монет на столе. К ней сразу приехали двое на машине с просьбой их продать. Но я маме сказал: «Ты не вздумай! Лучше сдай государству! Тебе за клад сколько­-то причитается!..» Вроде, 300 рублей она получила.
 
Удача улыбнулась
 
       Мне захотелось увидеть то место, где был найден клад, и я отправилась в деревню Костинское. Сделала фото - примерно на этом месте стояла лавка купцов Веселовых, где был найден клад. А потом вдруг мне пришла в голову мысль постучаться в двери дома, что стоял напротив. И вот удача! Его хозяйка прекрасно помнила события тридцатилетней давности:
     - ­ Да, это был конец мая. Я была в декретном отпуске – в апреле дочка родилась. Помню, глажу пеленки, и тут прибегает старший сын Алексей, которому было 11 лет, с криком: «Павловна нашла клад!» Я видела, как она шла на то место, где когда­-то стоял старый дом, но сыну не поверила: «Выдумываешь, наверное! Какой клад может быть!» А он свое: «Там  горшок разбитый и монеты!» И снова убежал. Вернулся с несколькими мелкими монетками – сам на месте клада выкопал. Потом убежал куда-то и принес царский серебряный рубль – Павловна его подарила в обмен на его мелочь. С тех пор он у нас в семье и хранится.
     Конечно, я попросила его показать. Подержала в руках реликвию, хорошенько рассмотрела. И теперь могу сказать, что мне также удалось прикоснуться к костинскому кладу.

Екатерина Марова.
Фото автора и из архива редакции.


Опубликовано в газете "Звезда". № 96 от 13 декабря 2016 года.

Страницы

Подписка на RSS - Наша история