Звонок на сайт: 8 (921) 137-30-60

Реклама

Реклама

КАК В ЧЕБСАРЕ «ВЫКОРЧЕВЫВАЛИ» ВРАГОВ НАРОДА

10307
Нет и не будет места этим гадинам на нашей социалистической земле!», - заявляли колхозники.
     С 7 по 11 декабря 1937 года специальная коллегия Вологодского областного суда в открытом судебном заседании рассматривала дело по обвинению группы бывших работников Чебсарского районного земельного отдела в контрреволюционной вредительской работе.
     8 человек были приговорены к высшей мере наказания - расстрелу.
 
Перед советским судом
 
     Подробности этого дела освещены в двух номерах «Красного Севера». 8 декабря в областной газете была опубликована статья «Враги колхозного строя перед советским судом». Публикуем статью без купюр, чтобы прочувствовать дух той эпохи.
     «Чебсара, 8 (наш спец. корр.). Вчера Спецколлегия Вологодского облсуда после оглашения обвинительного заключения по делу контрреволюционной вредительской группы приступила к допросу обвиняемых.     
     Контрреволюционная группа, возглавляемая сыном попа, офицером белой армии Иеропольским и сыном торговца Никитинским вредила в сельском хозяйстве Чебсарского района. Классово-чуждые, озлобленные против нашей партии и советского правительства, Иеропольский и Никитинский завербовали в свою шайку себе подобных - белобандитов, контрреволюционеров, кулаков, уголовников и морально разложившихся мерзавцев - Якимаха, Ширикова, Распутина, Вахрамеева, Тихова, Забияко и Хрусталева. Все они обвиняются по статьям 58-7 и 58-11 УК.
     Вредители нанесли огромный ущерб колхозам. Они уничтожали скот, организовывали падеж молодняка, распространяли заразные болезни - бруцеллез, анемию, срывали случную кампанию, снижали урожайность, вредительски строили скотные дворы и т.д.
     Суд допрашивает главаря шайки вредителей - Иеропольского, бывшего старшего ветврача Чебсарского райзо. Когда председательствующий, члены суда и государственный обвинитель задают вопросы и приводят конкретные факты вредительской деятельности Иеропольского, он, как гадина, извивается, пытается увильнуть, замести следы своих злодеяний.    
     Председательствующий зачитывает показания Иеропольского, данные им на следствии. На 30 листах, скрепленных тридцатью подписями Иеропольского, подробно рассказывается о фактах вредительства, где и как вредили, кого завербовал Иеропольский в свою контрреволюционную группу и т.д. Несмотря на увертки подсудимого, суд неопровержимыми фактами устанавливает контрреволюционную деятельность Иеропольского, как руководителя контрреволюционной группы. Перед присутствующими на процессе обнажается лицо заклятого врага народа. Он - поповский сын, белогвардейский офицер, бежавший за границу с разгромленными остатками армии Юденича - ненавидит все советское и пробрался на нашу землю из-за границы, чтобы вредить и пакостить социалистическому строительству.
     В 1928 году Иеропольского судят за контрреволюционные дела. Он отбывает наказание. Сейчас вновь и окончательно разоблачен, как вредитель-контрреволюционер, и не уйти ему от сурового приговора!
     Иеропольского изобличает обвиняемый Якимаха, бывший ветфельдшер Леоновского участка Чебсарского района. Он - сын кулака, высланный за контрреволюцию, вредил по указанию Иеропольского. Якимаха признает себя виновным в предъявленных обвинениях. На поставленные судом вопросы рассказывает, как они, вредители, распространяли бруцеллез, умышленно соединяя больной скот со здоровым. В одном только гороховском колхозе было заражено бруцеллезом 143 головы рогатого скота. Вредители организовали падеж молодняка: сливали молоко бруцеллезных коров со здоровым и поили телят, кормили хлопковым жмыхом, вредительски строили скотные дворы и т.д. Все это Якимаха делал по прямым указаниям Иеропольского.
     - Кто давал указания об отправке больного бруцеллезом скота под видом племенного за пределы района? - спрашивает обвиняемого председатель суда.
     - Указания я получил от Иеропольского, - отвечает Якимаха. - Он сказал мне: отобрать для Украины и Узбекистана все «барахло» - больных бруцеллезом телок. И я это сделал.
     Из 1860 голов скота Якимаха, Шириков и другие обвиняемые отобрали и направили за пределы района 428 больных бруцеллезом телок.
Сегодня на утреннем заседании продолжался допрос обвиняемых. Суду дает показания бывший ветфельдшер Шириков. Он признает себя виновным в том, что вредил в животноводстве по указаниям Иеропольского: соединял больной скот со здоровым, проводил клеймение здорового скота под видом больного и т.д. Он признает также, что в период летних работ накладывал карантин на здоровых лошадей под видом анемийных, чтобы сорвать полевые работы.
     Обвиняемый Распутин (бывший ветфельдшер) на вопросы суда дает путанные ответы. Неоднократно суд уличает его во лжи. Распутин ранее был осужден за контрреволюционную деятельность на 10 лет и отбывал наказание на строительстве канала Москва - Волга. Отбытие наказания он выдает за «работу в органах НКВД!». Суд уличил контрреволюционера. Распутин признается во лжи. Не прочь даже присвоить себе кой-какие «революционные» заслуги. Он заявил, что его братья якобы служили во время гражданской войны в Красной армии и один из них, красный комиссар, расстрелян белогвардейцами, а он, Распутин, за революционные взгляды получил от колчаковцев 25 розог. Суд дает фактическую документальную справку:
     - Братья Распутины служили добровольцами у Колчака. Один из них расстрелян красными, а сам подсудимый Распутин был наказан не белогвардейцами, а чапаевцами.
     Затем допрашивается обвиняемый Хрусталев. Судебное следствие шаг за шагом распутывает клубок мерзких преступлений контрреволюционной группы. Вскрывается планомерная, тщательно продуманная вредительская работа. Работа суда проходит при переполненном зале. За 10 километров из деревень приходят колхозники. Они уверены, что советский суд выполнит требование трудящихся района и беспощадно расправится с кучкой гнусных вредителей.
     Следом опубликована заметка «Стереть с лица земли фашистских агентов». Ее содержание отражает политические события тех лет: страна в ожидании войны, органы НКВД ведут поиск врагов, и народные массы, исполненные любви к социалистической родине, едины в осуждении преступников.
     «Колхозники колхоза «Нива» Пудегского сельсовета, Чебсарского района внимательно следят за процессом группы контрреволюционных вредителей, долгое время орудовавших в сельском хозяйстве. На колхозном собрании приводились факты гнусной работы вредителей Забияко и Иеропольского в их колхозе. Например, по указанию врага народа Иеропольского, колхоз купил двух быков, которые оказались зараженными бруцеллезом.
 
Приговор суда одобряем
 
     Чем закончилась эта история, мы узнаем из «Красного Севера» от 15 декабря 1937 года. Заголовок «Врагам нет пощады. Трудящиеся Чебсарского района одобряют приговор суда» красноречив и самодостаточен.
     «7-11 декабря 1937 года специальная коллегия Вологодского областного суда в открытом судебном заседании рассмотрела дело по обвинению группы бывших работников Чебсарского райзо в контрреволюционной вредительской работе. Предварительное и судебное следствие установило, что члены подпольной вредительской группы, организованной бывшим капитаном армии Юденича Иеропольским, пробравшись в земельные органы Чебсарского района, в течение нескольких лет проводили планомерную контрреволюционную подрывную работу в области животноводства и полеводства. Вредители ставили своей целью развалить колхозы и вызвать массовое недовольство трудящихся политикой советской власти в деревне. Колхозам Чебсарского района враги народа причинили громадный ущерб.
     Специальная коллегия областного суда приговорила Иеропольского Л.А., Никитинского В.Д., Якимаха М.Х., Распутина В.М., Забияко В.Г., Вахрамеева Г.А., Хрусталева П.И. и Ширикова А.Н. к высшей мере уголовного наказания - расстрелу - с конфискацией лично им принадлежащего имущества. Тихов Н.А. приговорен к лишению свободы сроком на 15 лет с последющим поражением в правах на 5 лет, без конфискации имущества, с отбытием наказания в исправительных трудлагерях НКВД. Приговор окончательный, обжалованию не подлежит.
     Трудящиеся Чебсарского района с полным одобрением встретили приговор суда. Во всех колхозах состоялись собрания, на которых обсуждались материалы судебного процесса и приговор. В своих резолюциях колхозники заявляют, что суд выразил волю трудящихся.
     - Единодушно одобряем приговор суда над врагами колхозного строя, - пишут в своем постановлении колхозники сельхозартели «Мачевская» Юроченского сельсовета. - Заверяем родное правительство и партию, что мы будем бдительны, выкорчуем всех до одного врагов народа. Нет и не будет места этим гадинам на нашей социалистической земле!
 
Большой террор
 
     Репрессии 1937–1938 гг. затронули практически все слои общества: партийно-советскую номенклатуру, крестьянство, рабочих, служащих, интеллигенцию, церковнослужителей. В конце 1937 и начале 1938 годов «Красный Север» печатает подробности уголовных дел в отношении многочисленных врагов народа, при этом и сами сотрудники редакции оказались в числе обвиняемых. Среди подвергнутых репрессиям были не только редакторы и их заместители, являвшиеся номенклатурными работниками, но и журналисты, художники, рабочие типографии и т. д. В октябре 1937 г. оперативными работниками 4-го отдела Управления госбезопасности УНКВД по Вологодской области была вскрыта «троцкистская группа» из семи человек, существовавшая в редакции газеты «Красный Север». В результате следствия сотрудники НКВД установили, что участники «контрреволюционной группы» игнорировали и саботировали освещение в газете важнейших политических и хозяйственных кампаний, помещали в газете «политически вредные» фельетоны и стихи, «предоставляли газету завзятым врагам Советской власти», «популяризировали классово-чуждый элемент и кулаков», «травили честных и преданных Советской власти лиц», «саботировали сигналы трудящихся о серьезных неблагополучиях в городе и деревнях Вологодского района».
     Уже в послевоенное время все эти обвинения в адрес журналистов были сняты как надуманные, но в то время, чтобы не стать очередными обвиняемыми, они и жгли глаголом на страницах газеты, называя нелицеприятными словами судимых колхозников. Действительно ли вредила группа работников чебсарского райзо или это был оговор - тема для местных краеведов. В «Книге памяти жертв политических репрессий жителей Шекснинского района» их имен нет, но списки реабилитированных там не полные, и, вполне возможно, что девять чебсарцев были невиновны.
Алексей ДОЛГОВ.
Фото из открытых источников.
Опубликовано в газете «Звезда» № 16 от 26 февраля 2022 года.

Еще новости

Реклама