Звонок на сайт: 8 (921) 137-30-60

Наша история

Тайны земли Шекснинской. Что делали наши предки на Лисьих и Бычьих горах?

В газете «Звезда» от 9 и 23 августа начат цикл бесед с шекснинским краеведом Э.В. Барановой. В прошлой беседе речь шла о топонимике района, а в этот раз с Эммой Валентиновной мы поговорим о мировоззрении наших предков-­язычников, живших на территории современного Шекснинского района в дохристианскую эпоху, а также  о святых местах и мегалитах.
 
Батюшки­-светы
­     - Эмма Валентиновна, сейчас святым считается все, что относится к христианству: храмы, источники возле храмов, места, где раньше жили монахи, и т.д.  А что было святым для наших предков до прихода христианства в северные земли Руси?
     - ­ В дохристианскую эпоху у людей было совершенно иное мировоззрение. Мы называем его язычеством. Слово «языцы» в древнерусском языке означало «народ», языческий – значит, народный. Языческая вера ­ - народная, природная, изначальная. И поэтому святые места наших предков­-язычников нужно искать в природе, это «места любования».
     Чтобы понять язычников, нужно углубиться в их миропонимание. Это требует усилий, потому что сегодня мы совершенно иначе смотрим на мир. Наше сознание перегружено научными и христианскими мировоззренческими идеями. И все же давайте попробуем понять, что для наших предков было святым, сакральным.
     Вспомним народные святочные гулянья, так называемые «святки». Древнее слово «святье» обозначает святых предков, и во время святок люди отдавали дань памяти своим предкам. Действие проходило в игровой, обрядовой форме: как будто предки приходили на землю и учили потомков, что нужно делать, а что делать не следует. Святьем были молчаливые деды, одетые шиворот­-навыворот, потому что они представляли иной мир. И поэтому делали святье все наоборот, не так, как надо. После игрищ люди, которые играли роль святья, омывались крещенской водой. Вот такая смесь язычества и христианства.
     Святыня – это то, что свято, сакрально, духовно, во что люди веруют. Для наших предков-­язычников святыми были предки - ­ деды. Они были помощниками для людей, их почитали и им поклонялись на святых местах.
     Следы веры наших предков остались в топонимике, в росписях прялок, сундуков, в прорезных орнаментах и орнаментах, вышитых на одежде, и даже в нашем современном языке. Мы просто не обращаем на это внимание. Что­-то случилось, мы руки в боки: «Ой, батюшки-светы»? Светы – это светлые предки, отцы, деды.
 
Закон власти
     Язычество, многобожие. Многие современные историки между этими понятиями ставят знак равенства. Считается, что наши предки-язычники поклонялись многим богам. Э.В. Баранова предлагает поразмыслить над этим в несколько ином ключе:
    - ­ У человека много качеств характера, а если мы созданы по образу и подобию Божию, то и у Него много разных качеств. Каждому качеству можно присвоить имя. Например, мужчина – глава семьи, отец. И Бога мы называем – Отче наш. Если мы просим у Бога силы, то и Его называем Всесильный, Всемогущий. Если просим мудрости, то Бог для нас ­ Всезнающий, Премудрый и т.д. Так и язычники называли Бога разными именами, в зависимости от того, что просили. Я считаю, что многобожниками они не были. Бог один для всех.
     А что касается святых мест язычников, то очень часто именно там стоят  златоглавые церкви. Туда мы и сейчас приходим, чтобы побыть наедине с собой, почувствовать умиротворение, чтобы поклониться Богу. Это действительно святые места.
­     - Эмма Валентиновна, а почему так получилось, что церкви стоят именно на  святых местах язычников?
    - ­ Христианская вера на Руси распространялась, противодействуя народной, языческой вере. И чтобы заглушить языческую веру, православные храмы и часовни ставились на святых для народа местах, а христианские торжества приспосабливались к языческим празднованиям. Это обычный исторический процесс. Любая религия старается уничтожить память о предыдущей религии, всячески опорочить прежнюю веру. Об этом читаем и в Библии, в 12­-ой главе книги «Второзаконие»: «Истребите все места, где народы, которыми вы овладеете, служили богам своим, на высоких горах и на холмах, и под всяким ветвистым деревом; и разрушьте жертвенники их, и сокрушите столбы их, и сожгите огнем рощи их, и разбейте истуканы богов их, и истребите имя их от места того». Это своеобразный закон новой власти. В советский период в нашей стране эта же ситуация повторилась в отношении христианства. Безбожная советская власть разорила православные храмы, устроила в них клубы, склады и т.д. У советских политических лидеров было атеистическое мировоззрение, с революционной песней по жизни. Так они и шли, разрушая прежнюю религию и строя свой новый мир.
 
Лисьи и Бычьи горы
­     - Эмма Валентиновна, в начале беседы Вы упомянули, что следы веры наших предков остались в топонимике. То есть, по названию местности мы можем установить сакральные места наших предков?
    - ­ Наш мир стремительно меняется, и чтобы узнать, где же наши предки получали духовную силу, нужно обратиться к старым картам и расспросить старожилов.
     Лисья гора ­ - один из топонимов, указывающих на сакральность места. В нашем районе я нашла восемь мест с таким названием. Это Чуровская Лисья гора, на которой расположено кладбище. Также кладбищем занята Лисья гора возле деревни Тирково Ершовского поселения. Как мне рассказал один местный житель, его бабушка в преклонном возрасте говорила: «Пора мне на Лисью гору собираться». Так называемые Лисьи норы есть возле Большой Сизьмы. На карте лесхоза я нашла Лисью гору у деревни Шипитцино. Недалеко от Браткова тоже есть Лисья гора. Там был песчаный карьер. Возле деревни Прогресс, там, где сейчас проходят лыжные соревнования, – еще одна Лисья гора. А вообще этих Лисьих­-Лысых гор много на всей Евразии. Они известны и почитаемы.
­     - А почему эти места называются Лисьи горы?
     - Оказывается, все просто. Ответ кроется в архаике нашего языка. В «Словаре уездного череповецкого говора» М.К. Герасимова, переизданном в начале ХХ века, написано, что «лисый» значит светлый, полупрозрачный. Производное от этого слова знают художники. Нанесение полупрозрачных, сияющих, мерцающих слоев называется «лессировка». А еще известно древнее обращение к Богу: «Батюшка – лысое небо». Таким образом, Лысая гора или по созвучию, Лисья гора – это место просветления, место сияния. Именно на эти горы приходили люди, чтобы получить ясность, просветление, зарядиться энергией. Как правило, Лисьи горы -­ красивые, сухие, возвышенные места, не занятые лесом. Кстати, поскольку многие Лисьи горы песчаные, то превращены в карьеры и чаще уже рассыпаны по нашим дорогам. Вот такая участь бывших святых мест.
     Я считаю, что святые горы есть в каждом кусту деревень. Просто они могут иметь еще и другие названия. Например, Бычья гора (в Шекснинском районе мне известны четыре таких горы), Поклонная гора, Молебная гора, Волшебка (Больше­-Ивановское), Красные горки, Конь-­гора, Соколиная гора... Названий много, и все они ­ - языческое обозначение святого места.   
 
Шекснинские мегалиты
       Э.В. Баранова:
     - ­ На сакральность места указывают и мегалиты – большие камни. Некоторые шекснинские мегалиты имеют интересную историю. Например, у деревни Самсониха на краю болота лежат два почитаемых камня. Записанная со слов местного жителя В.И. Григорьева легенда как раз говорит о противоборстве новой и старой веры: «Были два богатыря ­ - Самсон и Старосел. Один был новой веры, а другой ­ - старой. И решили они померяться силами – кто дальше закинет камень. Самсон, приверженец новой веры, кинул камень, и там, где он упал, теперь находится деревня Самсониха. Старосел тоже кинул камень, да не так далеко, тот упал на край болота. Он проиграл. Старая вера ушла, победила новая».
     Еще один чудо-­мегалит находится в деревне Тирково Ершовского поселения (на снимке 21 августа 2008 года). Как уже было сказано, возле неё есть Лисья гора. Этот огромный камень сейчас за деревней стоит, но раньше он лежал в земле и никто о нем не знал. Как известно, вода вымораживает камни, и постепенно этот камень стал выходить из земли и мешал механизаторам обрабатывать поле. Много недобрых слов было сказано, когда трактористы ломали о камень лемеха. Один тракторист ­ - Николай Михайлович Моряков, житель деревни Тирково, решил его выкопать. Он не представлял, что его ждет. Чтобы вырыть камень из земли, понадобилось несколько дней усилий нескольких тракторов. С большим трудом камень оттащили на край поля, за деревню. Мегалит оказался внушительной по размерам четырехгранной пирамидой из гранита с розоватым оттенком. Высота камня – три метра, а в окружности он около десяти метров. Но самое интересное, это даже не размеры камня, а большое высеченное на нем изображение – петроглиф. На грани пирамиды четко просматривается рисунок лосихи (на снимке). Как-­то раз у нас в гостях был знакомый кореец, обладающий ясновидением. Ради эксперимента я дала ему несколько фотографий различных камней, и среди них – этот. Он обратил внимание на тирковский камень и сказал, что у камня мощная энергетика, он лечит, но долго возле него находиться нельзя. А еще он сказал, что у камня есть имя. Кореец долго собирался с мыслями и произнес: «очень, очень старая бабушка». То есть – Баба – Великая мать, подательница жизни. Он еще сказал, что камень сдвинут со своего места.
      Кстати, именно туда, где раньше лежал камень, местная молодежь любила приходить на гулянки и жечь костры. Наверно, их неслучайно тянуло в то место.
     Особой достопримечательностью села Чаромское является камень необычной формы — он похож на огромную кровать длиной четыре метра. В народе его так и называют — чаромские полати (на снимках: в семидесятые годы ХХ века и 2007 год). Во время мелиорации трактористы тоже оттащили камень на окраину поля. С ним связано много легенд. Говорили, что смотреть в сторону полатей нельзя — нечистая сила уведет. По другому поверью, под камнем был зарыт клад, и к нему от церкви вел подземный ход. 
     Раньше в каждом кусту деревень были и святой камень, и святое дерево, и святой источник. На святых местах, на этих открытых пространствах люди собирались всем миром в праздники, гуляли в красивых одеждах, водили хороводы, играли, устраивали совместную трапезу.
     Более подробно о жизни предков можно узнать в работах академика Бориса Александровича Рыбакова  «Язычество древней Руси» и «Язычество древних славян».
 
Алексей ДОЛГОВ.

   Уважаемые читатели, если вы знаете местонахождение интересных мегалитов и связанные с ними истории, поделитесь с нами. Телефон редакции: 2­-16­-85.

Опубликовано в газете "Звезда". № 70 от 6 сентября 2016 года.
 

Тайны земли Шекснинской. Кто наследил в Шекснинском районе?

В газете «Звезда» от 9 августа мы начали цикл краеведческих статей, написанных  на основе бесед с краеведом Э.В. Барановой. Сегодня вместе с Эммой Валентиновной  мы попытаемся понять шекснинскую топонимику.
На этой земле мы не пришлые, а изначальные насельники
     Топонимика – наука непростая. Изучает она географические названия – топонимы, пытается разгадать историю их происхождения, смысловое  значение и т.д. А поскольку названия наших деревень, речек, гор уходят в глубь веков, истину найти совсем непросто. Каждый исследователь топонимов имеет свое мнение, и как может, его обосновывает. Эмма Валентиновна – не исключение. Она даже само слово «топонимика» по-­своему объясняет.
     Э.В. Баранова: 
    - ­ Давайте разложим это слово на части: топо­-ними-­ка. Слово «топать» знают все. Топ­-топ. Потопали -­ оставили след. Теперь проследим ряд синонимов к «ним»: name (англ.) – имя, нам – имя (хинди), номер, то есть - ­ обозначение -­ знак. Соединяем, и получается – знаковый след. Топонимику еще называют «язык земли».
     В прежние времена земля для человека имела большую ценность, чем сейчас, и каждый участок земли имел свое наименование.
     В каждой краеведческой экспедиции мы с ребятами обязательно записывали так называемые микротопонимы. Старожилы помнят названия покосов, ляжин, мысов, опушек, обрывов... Их названия дают пищу для размышлений: кто же «оставил следы» на шекснинской земле и дал названия деревушкам, опушкам и т.д. Есть разные мнения на этот счет, и каждый исследователь отстаивает свою точку зрения.
     На картах в учебниках истории показано, что в первые века нашей эры территория современного Шекснинского района и прилегающая местность были заселены финским племенем «весь». Считается, что весь – это финно­-угорское племя, и вепсы их потомки, и поэтому расшифровку наших топонимов нужно искать в финно-­угорском языке. По мнению историков, к IX веку на северо-­запад современной России пришли славяне. Но с историками можно и поспорить.
     Э.В. Баранова:
    - ­ Я полагаю, что мы здесь не пришельцы, а изначальные насельники. Эту точку зрения высказывала Светлана Васильевна Жарникова ­ - вологодский искусствовед, ученый-­этнолог, профессор, доктор исторических наук.  Она ушла из жизни недавно и похоронена в Шексне. Всю свою жизнь Светлана Васильевна доказывала, что именно мы здесь изначальные насельники, в противовес теории, согласно которой в постледниковье территории Европейского Севера были заселены пришедшими из-­за Урала финно-­угорскими племенами.
     В своей книге «Архаические корни традиционной культуры русского севера» С.В. Жарникова пишет: «Новая парадигма представляется следующей. Согласно современным данным палеоклиматологии, антропологии, лингвистики, этнографии и других сопредельных наук, на территории Европейского Севера России к моменту прихода славян проживали в основном потомки древнеевропейского (древнего индоевропейского) населения, сохранившего общеиндоевропейские культурные традиции, архаичный тип лексики и архаичный приледниковый антропологический европеоидный тип».
    Съездим в Сизьму, послушаем архаичный говор, посмотрим друг на друга – мы же европейской наружности, а не вепсы с монголоидными чертами. Вепсы и сейчас живут у нас на Вепсовской возвышенности, и их совсем немного.
     Что касается слова «весь», то все понимается на русском языке. Мы знаем выражение «города и веси». Города – это огороженные места, а веси – небольшие деревеньки, поселения. И слово «весь», по­-моему, означает «поселяне», то есть, деревенские жители.
 
Славянские загадки
      Во многих книгах, например, в «Словаре географических названий Вологодской области» Ю.И. Чайкиной нередко подача материала идет с точки зрения финно-­угорской теории заселения. А по мнению Эммы Валентиновны, объяснение наших топонимов нужно искать в своем русском языке. Топонимы можно классифицировать по группам.
     Э.В. Баранова:
    - ­ Подавляющее количество топонимов – поименные, владельческие. Имя в названии может быть сразу и не распознаешь, потому что раньше его могли произносить по-­разному. Например, рядом с п. Шексна есть деревня Большое Митенино. Кто такой Митеня? Я думаю, Митя, Дмитрий. Или деревня Сямичи. Мне представляется такая цепочка: Сяма – Сёма ­ - Семен. Различные варианты одного и того же имени можно узнать из русских и славянских именословов. У некоторых имен вариантов произношения может быть до двадцати-­тридцати! Нынче деревня Улошково слилась с Чуровским. А кто такой Улошка? Из словаря я узнаю -­ оказывается, это имя Ульян. В прошлый год мы с ребятами изучали Саунинские озера, а рядом – деревня Саунино. Вероятнее всего, буква «в» не звучит, а Савуня – это Савва, Савватий или Савелий.
     Еще труднее различить топоним, произошедший от имени-­прозвища. Во­-первых, их много. Во­-вторых, сейчас у нас уже не принято давать людям уличные прозвища, они забыты. В Шекснинском районе таких географических названий, наверно, половина. Например, первого обитателя деревни Зыцово звали «Зык», Зубово произошло от прозвища «Зуб», Капустино – от прозвища «Капуста» и т.д. Чтобы разгадать прозвище, нужно снова обращаться к именословам. Читая эти книги, можно узнать много интересного. Возьмем деревню Шипицыно. Оказывается, Шипица – это старое название шиповника.
     Большая группа природных топонимов. Деревня Лукинки стоит на повороте реки Углы, на излучине. Слово «лука» обозначает что­-то изогнутое.  На пути в Чебсару мы проезжаем деревню Молодки. Сразу возникает аналогия со словом «молодые», а если заглянуть в словарь, то мы узнаем, что молоди – это молодой лес на пашне. Как в древности появлялась деревня? Люди раздирали место сожженного леса под пашню – такой участок назывался «дёр». Земля засевалась, а рядом ставилось жилище. То есть поселение на дёре – это деревня рядом с пашней, с подсекой. Когда земля становилась неплодоносной, люди перемещались на другое место, а пашня зарастала молодым лесом – молодью. Получается, что Молодки – деревня возле молодого леса. Названий с подобной историей много: Рамешка, Поляна, Пашнец, Дор, Дорки, Гари – все они обозначают место посреди леса, разработанное для поселения.
     Много у нас и церковных топонимов. Самый яркий пример – село Никольское, в котором стояла деревянная церковь св. Николая Угодника. Река Шексна – торговая река, а Святой Николай – покровитель путешественников и торговли – был на всем Русском Севере самым почитаемым святым. 
      Еще группа названий ­ - по профессии. В деревне, где я выросла, каждый мужчина умел все делать по хозяйству, и в то же время каким-­то ремеслом владел лучше других, чем и зарабатывал. Один бочки делал, другой – горшки, третий – в кузнице работал, четвертый – сапоги шил… И деревни могли называться по профессии первопоселенца. Возьмем для наглядности деревню Бронниково. Бронник – это человек, изготовлявший броню, ковал воинские доспехи.
     Можно выделить еще группы по месту положения, сакральные и другие.
 
От Устья до Шексны
     Э.В. Баранова:
    - Самые древние селения названы по рекам, на которых стоят. Что касается Шексны, то изначальное название поселения – Устье. Кстати, самое старое место поселения сейчас заброшено, забыто, и мало кто о нем знает. Оно находится недалеко от впадения реки Углы в Шексну. Лет двадцать тому назад череповецкие археологи вели там раскопки и обнаружили так называемые «длинные дома» ­ - легкие постройки. Они располагались перпендикулярно реке Угла, имели длину до восьми­десяти метров. Внутри домов были устроены длинные очажные ямы для огня. Вероятно, дома строились для большого скопления людей на непродолжительное время. Можно предположить, что люди из окрестных деревень собирались здесь для празднований и общих трапез. Такие археологические находки длинных домов прослеживаются по всей Европе, и все они находятся в сакральных местах. В своих исторических трудах академик Б.А. Рыбаков писал, что в годовые поворотные дни солнцестояния и равноденствия славяне собирались в таких местах и устраивали праздники. Они могли целую неделю праздновать: гулять, кушать, хороводы водить, песни петь.
     А теперь поговорим о названии «Шексна». Конечно, можно открыть словарь Ю.И. Чайкиной или почитать о топониме в книге А.В. Кузнецова «Шексна – река Велеса». А можно и самим немного подумать. Когда мы говорим кому-­то о Шексне, и нам нужно пояснить, что речь идет о реке, мы добавляем: Шексна-река или, например, Москва­-река. В нашем случае «сна», «шна» - это речной суффикс, как пояснение, обозначающее «река». Таких примеров рек с этим суффиксом много: Тосна, Пресна, Десна, Сосна, Сона, Сана. Носители этого суффикса «сна», скорее всего, славяне с Дуная. Они пришли сюда, осели и пояснили непонятное им название Шек ­- сна. Если посмотреть старые карты, то увидим, что в Волжском бассейне есть реки Сук, Сок. Вполне вероятно, что наше «шек» и означает «ответвление», «приток». Таким образом, Шексна – река, главный приток Волги. Все названия крупных водотоков должны означать просто воду, но на языке людей, которые здесь жили.

Сизьма комариная?
    - ­ Эмма Валентиновна, на многих сайтах название села Сизьма, которое также произошло от названия реки, объясняют именно из финно-угорской парадигмы. Первая версия такая: «сясьма» - финно­-угорское название комаров. Из­-за обилия этих кровососущих насекомых реку так и назвали.
    Вторая версия названия гидронима восходит слову siiz//ui  вепсского диалекта и означает «стоячий, стоящий». В этом случае Сизьма переводится как «река с медленно текущей, стоячей водой».
(На снимке: Источник св. Пантелеймона Целителя на реке Сизьме)
     Э.В. Баранова:
    - ­ Совершенно нелогично. Комары есть везде, не только в Сизьме. А насчет второй версии скажу: я, считай, родилась там и уверяю, весной этим «стоячим водоемом» Сизьмой за секунду смоет. Притом, что если сейчас Сизьма – практически ручей, а раньше она была действительно полноводной рекой, по которой купцы везли свои товары из реки Шексны в Сизьму и дальше. Давайте лучше посмотрим на карты и увидим систему подобных названий рек: в Череповецком районе есть реки Кизьма, Визьма, Конома, у нас - ­ Едома, Ирма (эта река сейчас поглощена водами Шекснинского водохранилища). Везде выделяется окончание «ма». Вернемся к той мысли, что изначальные насельники здесь мы – русские, живые носители санскрита. «Ма» означает «мать­-река». Индоевропейская мифология гласит, что река – это мать, кормилица, подательница жизни, блага. И основу «сиз» будем смотреть в своем языке. Сизый – значит, светлый. А светлый, значит, чистый. Сизьма – светлая, чистая река. И люди назвали водосток, обозначая характер ее воды в противоположность ее притоку. Из Черновского болота в Сизьму втекает речка Чернуха, потому что вода в ней отличается по цвету ­ - черная.
 
Что почитать   
     Э.В. Баранова:
    - ­ Если есть желание разобраться в вопросах топонимики получше, то можно почитать книгу Ю.И. Чайкиной «Словарь географических названий Вологодской области». В ней много упоминаний летописей и расшифровок прозвищ. Интересны книги тотемского краеведа А.В. Кузнецова «Названия Вологодских озер», «Были и легенды реки Шексны», «Болванцы на Лысой горе» и другие. В книге «Шексна – река Велеса» А.В. Кузнецов дал свою расшифровку названий деревень и порогов вдоль реки Шексны. Александр Васильевич скрупулезно собирает легенды, работает с летописями и топонимику подает на основе вепсской, финно-­угорской лексики. У Юрия Тузова есть замечательная книжка «По берегам Шексны». Полезно читать различные именословы. С.В. Жарникова написала хорошую книгу «Золотая нить». В ней она раскрывает архаику обрядов жителей Вологодчины, вышивки, изображения на прялках, и ее комплексный подход помогает логично подойти к расшифровке топонимов. В чтении не стоит ограничивать себя вологодскими авторами. Полезны книги соседей. Например, исследование А.В. Новикова «Топонимы Архангельского севера». Кроме этого, изучайте старые карты, судные грамоты. Расспрашивайте старожилов и обязательно записывайте их рассказы, даже если они покажутся фантастическими. Хорошим подспорьем станет чтение «Словаря живого великорусского языка» В.И. Даля, ну, и Интернет в помощь.

Опубликовано в газете "Звезда". № 66 от 23 августа 2016 года.

Учились в деревянной школе и переходили вброд Шексну-реку

Порой наша рубрика «Классные фото» приводит нас к интересным людям, о которых хочется рассказать шире школьного периода, с которыми интересно побеседовать. Фотографию своего класса нам прислала Магда Мигдоновна Пескова, ей довелось учиться ещё в деревянном здании школы №1, которое находилось на улице Починковской. Школа тогда была восьмилетней, девятый и десятый классы желающие заканчивали в Устье-Угольской. 
    В классе, где училась наша героиня, известный в районе педиатр, бессменная заведующая педиатрической службой ЦРБ, получали знания и ещё будущие местные знаменитости, это и Татьяна Осиповна Рыжикова — талантливый учитель истории и краевед, судья Валерий Николаевич Шутов, Ангелина Александровна Митрофанова, экономист, активная общественница, которая, находясь на заслуженном отдыхе, является образцовой старостой дома, Николай Борисович Новожилов, начальник СУ-466. Хороший был класс. 
   Отопление в школе было печное, ребята и родители частенько трудились на субботниках, чтобы расколоть и сложить дрова. Классы были большие, по 30 человек. Классным руководителем с четвёртого класса была Лидия Васильевна Кудрявцева, учитель географии. На фотографии 6 Б класс, 1962 год.
      -  К учителям у нас было трепетное отношение, как к небожителям, - вспоминает Магда Мигдоновна. - они были добры, строги и справедливы, мы их любили и уважали. Моя первая учительница – Анна Ивановна Гусева, её я просто обожала. Математику у нас с 4 класса вела Галина Геннадьевна Валькова. Сейчас мы соседи, иногда беседуем, Галина Геннадьевна — человек ясного незаурядного ума. Учил нас и Владимир Васильевич Шитов, которому было впоследствии присвоено звание «Заслуженный учитель». Директором школы был Александр Иванович Шадрунов.
   Ещё в школе Магда Мигдоновна мечтала быть врачом и осуществила свою мечту, проявив настойчивость: поступить в мединститут тогда было непросто. После института она отработала 19 лет детским врачом в Шексне северной. По стопам старшей сестры пошла и Ольга Мигдоновна Кайдалова, тоже известный педиатр в Шексне. Детей тогда рождалось много, на участке у Магды Мигдоновны были молодёжные общежития, где жили молодые семьи с малышами, работы было много. Позже она трудилась в районной больнице на ответственной должности старшего педиатра, словом, беспокойная это профессия - детский доктор. В общей сложности Магда Мигдоновна отдала маленьким пациентам 41 год. 
     С особенным чувством наша героиня вспоминает Шексну того времени, она — коренная жительница посёлка, именно северной его части. Из окна родительского дома была видна река и Запогостская церковь. Этот дом существует до сих пор. Он был построен в 1878 году, то есть дому почти 130 лет! Построил его прадед Магды Мигдоновны - Кирилл Лукичёв. Деревня, где стоял дом, называлась Починок. Неподалёку была ещё одна деревенька – Овинцы, теперь в этих названиях мы узнаём улицы в Шексне северной.
     - Было так красиво! Моя улица называлась Набережная. Я и сейчас, если прохожу по тем местам, не могу оставаться спокойной — такая ностальгия охватывает, - признаётся Магда Мигдоновна. - Речка была небольшая, мелкая, мы переходили её вброд. Это потом, со строительством шлюза в 1964 году, вода поднялась на 13 метров, многие деревни попали в зону затопления. Посёлок стал строиться, появился микрорайон на улице Труда, а раньше там болото было, клюкву собирали. Барбач тоже был построен на моих глазах: туда, в основном, и селили семьи из зоны затопления.
     Из одноклассниц самые тёплые отношения и дружба на всю жизнь у нашей героини состоялась с Татьяной Осиповной Рыжиковой.
     - Обязательно поговорите с ней о нашем посёлке, - советует Магда Мигдоновна, - Татьяна собирала краеведческие сведения все годы работы в школе и знает о Шексне, о ветеранах буквально всё. Когда она мне рассказывает, я поражаюсь, сколько же у неё информации собрано, уговариваю подругу написать книгу, потому что сведения эти уникальны и она – большая умница!
     Мы обязательно встретимся с Татьяной Осиповной, если она будет не против. И вы, уважаемые читатели, присылайте и приносите нам школьные фото, расскажите нам о своём классе. Ждём ваших откликов по телефону 2-28-65.
Ольга Соколова.
 

Страницы истории школы №1. Где учились дети, пока строилась кирпичная школа

     Эту фотографию для рубрики «Классные фото» нам предоставила Римма Александровна Ауласене, выпускница школы № 1. Снимок сделан в 1968 году, на нём первый класс и учительница Анастасия Степановна Творогова. Новое кирпичное здание школы ещё не было открыто, старшие классы учились в деревянном здании на улице Починковской, а младшие – в бараке, который стоял на месте нынешней Юбилейной улицы. Там и было сделано это фото. Первого сентября 1970 года эти ребята уже пошли в новую, прекрасную, большую кирпичную школу.
     В классе с Риммой Александровной учились Людмила Зубова и Светлана Леушева, которых в Шексне знают как медсестёр «скорой помощи», Галина Лаврентьева, отработавшая много лет продавцом магазина «Стойматериалы», Ирина Павловская, уехавшая из родного посёлка в Подмосковье.
     Римма Александровна Ауласене окончила 8 классов школы №1, затем выучилась на зоотехника. Сейчас наша героиня проживает в деревне Назарово, за Чаромским.
Школьные годы она вспоминает с добрыми чувствами: были хорошие учителя, дружный класс, интересные занятия. Учителей уважали, беспрекословно подчинялись их требованиям, не было обид и жалоб. И дети вырастали трудолюбивые.
Ольга Соколова.
 
1-й ряд снизу (слева направо): Коля Красников, Ира Павловская, я - Римма Моденова, Петя Соловьев, Саша Полетаев, Таня Гусева, Володя Цветков, Валера Шириков, Галя Лаврентьева.
2-й ряд: Аня Иванова, Нина Лебедева, Люба Быстрова, Коля Смирнов, Люба Иванова, Люся Лебедева, Володя (…фамилию не помню, с нами учился всего один год), Ира Лаберко.
3-й ряд: Леня Сакса, Олег Хватов, Юра Гусев, Саша Виноградов, Света Леушева, Володя Корытов, наша первая учительница - Анастасия Степановна Творогова, Валя Киренкова, Валера Зверев, (…не помню, с нами учился не полный год), Саша Киселев, Игорь Голубев, Таня Прозорова, Хватов (имя не помню), Галя Соколова, (…).
 

Долгий путь по короткой дороге

«Есть ли жизнь на пенсии?» ­ снова приглашаем вас, уважаемые читатели,  в эту рубрику для осмыслений и обсуждений. Мы продолжаем беседы с нашими земляками, находящимися на заслуженном отдыхе.
 
     Следующая наша героиня останется безымянной для читателей, с нею мы пообщались по дороге к её дому, которая была неблизкой и нелёгкой для этой бабушки. Я увидела, как пожилая женщина стоит у края дороги, держась за берёзку, подумала, что ей плохо, предложила вызвать «скорую» или просто поддержать под  руку.
    - ­ Спасибо, милая, я отдыхаю, ­ - строго ответила бабушка. – Мне идти ещё далеко, надо постоять.
     Ей 82 года, она серьёзно больна, сама ходит в центр, чтобы купить всё необходимое, и потихоньку добирается обратно. Говорит, что есть ещё таксист знакомый, иногда подвозит, но нечасто, а то, мол, разбалуюсь.
   ­ - Ухаживать за мной есть кому, девушка, ­ - поясняет моя собеседница. ­ - У меня пятеро детей, две старшие дочери приезжали, жили у меня. Только вот ведь как: не хочу я, чтоб за мной ухаживали. Нелегко это – согласиться с тем, что ты беспомощная. Думаю, пока сама могу, буду ползать помаленьку. Отправила дочерей, у них свои семьи, чего со мной­-то сидеть?
    Рассказала бабушка и про своё заболевание, без нытья, жалоб на медицину. Говорит, что врачи предлагают операцию, и дочки уговаривают лечь в больницу, но она считает, что и так пожила немало и останется на земле, сколько Бог даст, без всяких операций. К себе она относится не то, чтобы сурово, но с достоинством и даже юмором. Если ей нужна помощь врача, то бабушка обращается к нему со словами: «Скажи мне прямо, если зря пришла; и я уйду. Или уж полечи, насколько милости твоей будет». 
   В целом вся картина её теперешней жизни безрадостна: борьба с телесной  слабостью, простая пресная пища, положенная при её заболевании, трудная дорога по жаре в центр посёлка и домой, использование памперсов для взрослых. И если бы всё это не было окрашено мужеством бабушки в сознательно выбранную жизнь, в которой она чувствует себя человеком и готова для этого преодолевать трудности, то могло бы возникнуть сожаление и сочувствие прежде, чем уважение и восхищение.
    Задумываясь над темой жизни на пенсии, я сделала для себя небольшие выводы. Наверное, я не первая к ним пришла, но всё же хочу поделиться с вами, уважаемые читатели.
   В повседневной жизни мы не осознаём на бегу, что у нас функционируют параллельно плоть (забота о ней и физические нагрузки), ум (интеллект, общение), творческая составляющая и духовная жизнь. Зачастую все функции, кроме первой, связаны с работой, заботой о семье или общественными нагрузками. То есть, грубо говоря, среднестатистический человек, выходя на пенсию, резко остаётся один на один со своей плотью и невольно задаётся вопросом – «А кто же есть Я?». Если он привык заботиться о ком­-то, у него есть супруг, внуки или какое­-либо хобби, или он проводит много времени  в саду и огороде, или является верующим и ходит в храм, то такие пенсионеры чаще всего не раскисают, потому что у них продолжают функционировать творческая, физическая и духовная составляющая личности.  Если же этого нет, то человек, вырванный из привычной среды, автоматически начинает паниковать и «жить только телом», если можно так выразиться. Он считает деньги, думая, чем же будет кормить себя, чем лечить (а болячки к депрессии липнут больше!), и начинает постоянно переживать, как же жить дальше в нелёгких жизненных реалиях. То есть, выясняется, что часть наших пенсионеров была морально не готова к пенсии. И это произошло потому, что работа (по найму, а не просто физический труд) занимала слишком много места в их жизни. Все свои нормальные потребности в общении, в творчестве, самореализации человек осуществлял на работе. Поэтому людям среднего возраста и «предпенсионерам» я предлагаю серьёзно задуматься уже сейчас, с чем мы останемся на пенсии. И пусть это будут мысли не о материальном благополучии, а именно о душевном комфорте. Особенно это относится к тем, кто неудобно чувствует себя в отпуске, и, не зная, чем заняться, съедает все продукты в доме, потом лечит обострение всех болячек и мечтает скорее попасть обратно на рабочее место. Нам надо учиться чувствовать себя комфортно с самим собой вне социума, уделять время своей личности. Вот тогда и на пенсии будет меньше проблем.
   Хочу поблагодарить всех пенсионеров за то, что согласились поговорить со мной. И особенно  хочу пожелать здоровья моей безымянной собеседнице, с которой мы так и не познакомились: она села отдыхать на очередную лавочку на пути, отправив меня по моим делам. Вы, дорогая бабушка, показали нам пример мужества и ответственности за свою жизнь до конца.
 
Ольга Соколова.
Фото сети Интернет.

Опубликовано в газете "Звезда". № 60 от 2 августа 2016 года.

«Вспоминаю своё послевоенное детство»

Келбуйская начальная школа Чуровского с/с. 1954 год.

     Своим фото и воспоминаниями поделилась жительница Шексны Людмила Васильевна Соколова (Иванова).
     - На фото – два класса: третий и четвертый. Из этих учеников нет в живых пяти человек. Всех учеников помню, с некоторыми иногда встречаемся. Я стою около учительницы слева. Оба этих класса учила Афанасьева Людмила Александровна. Жила она в деревне Курья, что в семи километрах от нашей школы. Ходила пешком каждый день. Зимой приходилось ездить на лыжах, и в пургу и в метель. Мы учительницу очень любили и всегда её жалели.
     Келбуйской школы уже очень давно нет. Учились в этой школе до 4 класса, затем сдавали экзамены за начальную школу и дальше уже учились в Чуровской школе. Формы школьной у нас не было, ходили кто в чём, в основном в обносках, которые остались после братьев и сестёр. Книги тоже были после сестёр и братьев, а иногда их и не хватало. Вместо портфелей у нас были холщовые сумки.
     Когда смотрю на это фото, вспоминаю своё послевоенное трудное детство. Всё равно, были и у нас свои праздники, веселье. Радовались белому хлебу, каждой конфетке и очень-очень редкой обновке, если родителям удавалось что-то купить.
Ольга СОКОЛОВА.
Уважаемые шекснинцы, ждём ваших школьных фото и рассказов о детстве, о своей школе и классе. Приходите к нам, присылайте ваши фото и школьные истории или звоните по телефону 2 – 28 – 65, мы запишем ваш рассказ.

На фото – работники железной дороги. Может, кто-то узнает своих родных?

     Жительница Шексны Е.В. Третьякова, разбирая фотоархив, наткнулась на снимки работников железной дороги станции Шексна. На одной из них ее отец, Крылов Василий Алексеевич, 1927 г.р., с коллегами - путейцами. Он начал работать в годы войны 15-летним мальчиком, и вся трудовая деятельность прошла на железной дороге. На второй фотографии, предположительно, работники железнодорожной станции Шексна.
     Елена Васильевна занимается краеведением, собирает сведения из истории Шексны. Интересно, кто запечатлен на снимке? Может, кто-то сможет узнать на них своих родных? Пишите в комментариях или звоните в редакцию по телефону 2-28-65.

Чёбсара в годы войны. Урок мужества в Чебсарской школе провели юные краеведы

4 мая в музее Чёбсарской школы в преддверии Дня Победы прошёл урок мужества «Чёбсара в годы войны» для учащихся  2-4 класса. Урок провели учащиеся третьего класса, которые целый год изучали историю своего родного поселка на кружке «Краеведение», и педагог дополнительного образования Светлана Фёдоровна Смирнова.
 
      «Вставай страна огромная» - этой песней начался урок мужества. О том, как встретили начало войны жители Чёбсары, рассказала С.Ф. Смирнова. Женя Старикова рассказала о работе эвакогоспиталя № 3735, который в 1941-1945 годах располагался в здании местной школы. Ее рассказ сопровождался презентацией об этом медицинском учреждении.
     Алена Бакунина поведала ребятам о том, как во время войны чёбсарские школьники не только учились, но и помогали взрослым приблизить Победу, внося свой посильный вклад.
     Казалось бы, военные действия шли далеко от Чебсары, поэтому многие ребята были удивлены рассказом Насти Якуничевой о бомбежке родного поселка в годы Великой Отечественной войны.
     Ребята прочли письма земляков, которые они писали с фронта. Вика Алексеева и Лера Радина рассказали о героизме братьев Смирновых и братьев Батулиных, геройски погибших в годы войны, - эти фамилии увековечены в названиях чебсарских улиц. Так же ребята посмотрели презентацию «Великая Отечественная война», где в цифрах были представлены потери Советского Союза  и Вологодской области в том числе. Все присутствующие почтили память павших минутой молчания.
     Вика Алексеева прочитала стихотворение учителя Чёбсарской школы Т.А.  Соловьевой «Березы», а Данил Джумурат стихотворение «Ветераны».
     Во время урока мужества фоном звучали песни «В землянке», «Девятое мая, весна», «И вновь идет, воюет взвод».
Наш корр.

Л.А. Никитина: «Голодно и холодно было в военное время»

22 апреля ребята, посещающие театральную студию «Радуга» Дома детского творчества, встретились с  Людмилой Александровной Никитиной, которая проживает в п. Чёбсара. Тяжелые военные годы она пережила, будучи ребенком.
     Родилась Людмила 7 сентября 1932 года в с. Домшино. В их семье было трое девочек - Галина, Люся и Лия.
     - В июне 1941 году, зашёл папа в дом, вдруг, залетела птица и села на икону. «Не к добру это», - сказал тогда отец, - вспоминает Л.А. Никитина. - В скором времени объявили о начале войны. Мама напекла вкусных пирогов, и мы пошли провожать папу на фронт, шли пешком из Домшино до Кущубы.
     Папа Людмилы - Александр Андреевич Рогов - сразу попал на передовую и в скорости погиб. В дом принесли страшную весть - похоронку…
     Несмотря на то, что маленькой Люсе было всего 9 лет, когда началась война, она работала наравне со взрослыми: убирала за косилкой хлеб, возила навоз, боронила, стирала, пасла коров. Школу девочка бросила. Да и в школе не было ни книг, ни тетрадей, а чернила делали из сажи.
     - Однажды, мы наблюдали, как в небе дрались два самолёта немецкий и русский, - вспоминает она. – Они долго перестреливались, а потом упали оба: русский самолёт - на Леушевское поле, а немецкий - у Катаевской реки. Русский самолёт мы раскапывали руками, хотя было очень много снега - нам очень хотелось посмотреть, что там внутри.
     Голодно и холодно было в военное время. Летом ели крапиву и другую траву.
     - Налогами завалили весь народ. Каждая семья должна была сдать государству в год 300 яиц, 500 литров молока, одну хорошо откормленную овцу и в придачу определённую сумму денег. А какие деньги у нас, если мы работали за трудодни? Нам прислали из Германии посылку - ткани, чтобы мама пошила нам платьица. Продала мама эту ткань, чтобы заплатить государству денежный налог. Вот такие были времена. – делится воспоминаниями Людмила Александровна. - Родственники у нас были. Я как не приду к ним в гости, у них всегда хлеб напечен. Я спрашиваю, откуда у вас хлеб, когда все голодают? А они вот что придумали. Под складом дыру сделали, залезут, зерна наберут, дыру заткнут и несут домой зерно. А как молоть, соседи услышат? Один берёт гармонь и играет, а второй зерно мелет, а потом меняются. Вот до чего додумывались.
     Ребята с интересом слушали ее рассказ, а потом попросили Л.А. Никитину рассказать, как она встретила победу.
     - Мы мешки из-под картошки полоскали, а все кричат: «Победа!» - вспоминает Людмила Александровна. - Побежала я к маме, чтобы рассказать о такой радости, а мама ответила: «А что победа, Люся? Отец наш ведь не вернётся» и заплакала…
     Вот такую жизненную историю, со слезами на глазах, рассказала Людмила Александровна Никитина, замечательная, добрая женщина. Затем она показала свои медали, поздравительные телеграммы. Эдуард Алексеев прочел стихотворение «…», а потом ребята сфотографировались вместе с хозяйкой – на память.
     Расставаясь, ребята и педагог Н.Ф. Скрипцова услышали слова благодарности за то, что навестили, пришли в гости. «Это вам огромное спасибо. Здоровья Вам и долголетия!» - сказали в ответ мальчишки и девчонки. Спасибо всем, кто готов поделиться с подрастающим поколением воспоминаниями о тех страшных годах. Ведь, не каждый соглашается рассказать свою историю - у некоторых просто нет сил, вспоминать боль и переживания, связанные с теми днями…
Надежда СМИРНОВА.

«Нас согревала работа!»

Подробности масштабной операции в Шексне по перезахоронению советских воинов.
 
     Это было ровно пятьдесят лет тому назад. День в день. 19 марта 1966 года тоже был субботний день, как и в нынешнем 2016 году. Тогда в Шексне произошло грандиозное по своей значимости и масштабу событие – перезахоронение в парк Победы 157 военнослужащих, умерших  в эвакогоспитале № 1327. К сожалению, в газете «Звезда» от 22 марта 1966 года о нем была дана лишь небольшая заметка под названием «Памяти героев». Восстановим историческую справедливость и спустя полвека расскажем, как это было.
    «В минувшую субботу состоялось торжественное перенесение кладбища воинов, погибших в Великой Отечественной войне 1941-­1945 годов. Бывшее кладбище, где были захоронены умершие в Шекснинском госпитале защитники нашей Родины, попало в зону затопления канала. С целью увековечения памяти погибших и было решено перенести кладбище в созданный прошлым летом парк Победы. Десятки рабочих и служащих принимали участие в раскопке могил…», ­ читаем в «Звезде» полувековой давности. Из заметки становится ясно, что нашему парку Победы тоже полвека. Он был создан в 1965 году. 
     Трудно восстановить полную картину происходившего в те годы, но попытаемся сделать это, опираясь на документы, воспоминания очевидцев и фотографии.
    В Шекснинском военном комиссариате хранится акт исполнения Решения исполкома райсовета депутатов трудящихся «О переносе Починковского воинского кладбища» от 19 марта 1966 года. Этот акт подписали девять членов комиссии, но некоторые его положения вызывают недоумение. Судите сами, в пунктах 2 и 3 читаем «19 марта 1966 года, с 8 часов до 12 часов, силами общественности поселка Шексна произведено вскрытие всех могил воинского кладбища. Извлечены останки 157 захороненных военнослужащих и уложены в четыре гроба. Гробы для начала шествия похоронной процессии доставлены к помещению Шекснинского райисполкома».
     Неужели за четыре часа можно извлечь из земли 157 гробов и уложить останки в 4 гроба? Именно эта нелепость в серьезном документе стала причиной поиска свидетелей. И вот что нам удалось выяснить.
     Итак, первоначально умершие в госпитале воины были захоронены на Починковском кладбище, которое располагалось возле Запогостской церкви (сейчас эта территория затоплена заливом Шекснинского водохранилища, место отдыха шекснинцев в районе улицы Сапожникова). Кладбище было организовано эвакогоспиталем № 1327 в 1942 году. Летом 1947 года оно было благоустроено. Территорию огородили, при входе установили арку с надписью «Воинское кладбище». Аллейки между могилами были засыпаны песком, памятники сделаны из дерева в виде пирамидок и покрашены красной краской. На верху каждой пирамидки – звездочки, на табличках надписи ­ - кто похоронен, когда и воинское звание.
     Активное строительство Волго-­Балта, начавшееся в конце пятидесятых годов, меняло ландшафт местности, и кладбище попало в зону затопления.
     - Было принято решение о переносе кладбища, и тогда выяснилось, что за прошедшие после войны двадцать лет многие таблички стали не читаемы, ­ - рассказывает шекснинский краевед Т.Д. Трапезникова, которая занималась историей шекснинских эвакогоспиталей, -­ На некоторых памятниках стерлись имя и отчество, где-­то стала неразборчивой фамилия, а какие­-то надписи совсем не читались. Чтобы восстановить имена умерших, была сделана опись каждой могилы, и сделан запрос в архивы.
     На основании списков, полученных из Военно-­медицинского музея и учетных карточек, полученных из Генерального штаба, комиссия установила фамилии, имена и отчества 157 захороненных на Починковском кладбище.
     Судя по этим спискам, на шекснинской земле нашли последний приют уроженцы со всего Советского Союза. Среди них немало вологжан, а один – наш земляк. 30 мая 1943 года в госпитале умер Алексей Васильевич Архангельский. Его супруга М.М. Архангельская проживала на первом участке Шексны.
     На раскопку могил и извлечение тел умерших были привлечены сотрудники исправительно­-трудовых колоний № 12 и № 17. Непосредственный участник тех событий Николай Петрович Демидов (на снимке) в то время работал в ИТК­-12 начальником отряда:
     ­ - В тот год стояла жуткая зима, снежная и морозная. В один мартовский день начальник колонии Василий Иванович Ревин на построении сказал, что нам предстоит выполнить серьезную задачу – извлечь тела умерших и перезахоронить их в парк Победы. Работали только мужчины. Эта задача была выполнена за четыре дня.
     Всего было привлечено около пятидесяти человек. Бульдозер сгреб с могил снег, а все остальное мужчины делали вручную. Промерзшую землю долбили ломами и кирками.
    ­ - Работали каждый день с восьми утра и до темноты. Мы разделились на пары. Я работал вместе с Рафаилом Васильевичем Коробовым. Стоял сильный мороз, но нас согревала работа. За день работы мы вдвоем могли извлечь лишь два-­три гроба, а всего мы с ним подняли около десяти, - ­ рассказывает Н.П. Демидов.
     Останки перекладывали в гробы и ящики, сделанные в ИТК­-12. Также в ящики складывались солдатские ремни, пряжки и другие поднятые вещи. На машине гробы отвозились в парк Победы. Завершились работы в субботу 19 марта. В этот день на помощь сотрудникам колоний пришли и работники других предприятий.
     Жительница Шексны В.М. Егорова вспоминает:
    - ­ Мой муж Василий Дмитриевич в то время работал на «Музлесдреве». В выходной день вместе с товарищами он ходил на раскопку могил. Почти все, кто работали на кладбище от «Музлесдрева» сами были фронтовики. Он мне рассказывал, что одну из могил раскапывали родственники умершего бойца. Они положили его останки в отдельный гроб, и в парке Победы он тоже захоронен не в братской могиле, а отдельно.
    Кто этот боец, мы сейчас достоверно не знаем. Может быть – Давид Дианович Ливсон. Это предположение можно сделать из карандашной пометки на списках захороненных, которые хранятся в шекснинском военкомате. Возле фамилии Д.Д. Ливсона написано: «Посещали мать и сестра, проживающие в Ленинграде. Мать – Ливсон Софья Давидовна». Но это лишь предположение, и не больше. Может быть, отдельно похоронен другой боец.
     Гробы с останками военнослужащих, извлеченных 19 марта, были доставлены в центр поселка. Здесь состоялся митинг, после чего все пошли в парк Победы. «Торжественный эскорт автомобилей медленно двигался по улицам Шексны. Проникновенно звучала траурная мелодия. В парке Победы на траурном митинге трудящихся выступили райвоенком П.И. Гребенщиков, первый секретарь райкома КПСС К.Е. Портнов. Под звуки троекратного ружейного салюта останки умерших воинов были опущены в могилы. Память о героях будет жить в веках», ­ - пишет корреспондент нашей газеты в «Звезде» от 22 марта.
     Как следует из акта, захоронение произведено в четырех братских могилах. Перенос останков и отдание при этом воинских почестей осуществлен в соответствии с Уставом гарнизонной и караульной службы Вооруженных Сил СССР.
     Восьмого мая того же года, накануне Дня Победы, на братских могилах был установлен памятник. Раньше он был в виде четырехметровой пирамиды. В 2008 году был установлен современный памятник и мемориальные таблички с фамилиями 159 советских воинов, захороненных здесь в братской могиле. 

Алексей ДОЛГОВ.

Фото предоставлены Шекснинским военным комиссариатом и А. Долговым. 

Опубликовано в газете "Звезда". № 21 от 19 марта 2016 года.

Страницы

Подписка на RSS - Наша история