Звонок на сайт: 8 (921) 137-30-60

Реклама

Реклама

Ирма: доброе творение и тысячелетняя история

2455
Продолжаем беседы с краеведом Э.В. Барановой. В прошлый раз (газета «Звезда» № 73 от 17 сентября и № 76 от 27 сентября) мы путешествовали по реке Шексне от устья реки Ковжи до Судьбиц и намеренно пропустили рассказ об Ирме. Эта живописная местность с интересной историей достойна отдельной беседы.
Доброе творение 
  
     В газете «Звезда» от 7 ноября 1980 года был опубликован документальный очерк Дмитрия Кузовлева «Серебристая ива», посвященный открытию памятного знака Н.Д. Чечулину в селе Ирма. Начинается очерк с описания местности: «Отшумел листопад. Подул холодный ветер, вот уже и снежком припорошило… А вид с холма все равно удивительно хорош! Стынет река, вдали синеет лес, и грусти исполнены опустевшие поля и луга. Казалось, сама природа, сотворив этот уголок, подивилась: добро творение!»
     Э.В. Баранова:
    - ­ Действительно, Ирма – одно из живописнейших мест Шекснинского водохранилища. С Ирдомской гряды открываются красивые ландшафтные пейзажи, и не случайно здесь построен причал для путешествующих по Волго­-Балту.
     Проживая на Молого-­шекснинской низменности, мы привыкли видеть равнинный горизонт, а здесь широкую долину реки окружают высокие холмы. На Борисоглебском холме стоит церковь (на снимке: однопрестольная каменная церковь в честь святых Бориса и Глеба построена в 1910 году по инициативе церковного старосты, земского врача дворянина С.Д. Чечулина и его родственницы Зинаиды Дмитриевны Чечулиной), рядом Красная Горка, напротив, за озером - ­ Бычья гора, а на левом берегу -­ Якунина гора.
      Еще одна гора нависает над Шексной ­ - урочище Селище, где было выявлено поселение X века. Здесь археологи нашли княжескую печать, что указывает на бывшее средневековое городище. Таких древних памятников на Шексне сохранилось немного.
     На низменном левом берегу реки Шексны, в районе деревни Андрюшино, тоже велись раскопки. В пахотном слое было найдено огромное количество разных изделий, монет, бусин. Обнаруженные остатки строений полуземляночного типа, скорее всего, были временными жилищами.
     В культурном слое археологи нашли керамику, пряслица, очажные цепи, зубы бобров, кости рыбы. Все это говорит о том, что здесь был небольшой торжок.
     На высоком холме раскинулось старинное поселение Ирма. До начала двадцатого века село Ирма имело другое название ­ Борисоглебское. Из Поповского озера вытекала речка Ирдомка, впадая правым притоком в реку Шексну. Теперь озеро и речка превратились в залив.
     Куст деревень, тяготеющих к Ирме, можно назвать ирдомские деревни, а всю местность – Ирма (или Ирдма). По аналогии с Сизьмой и Судьбицами.
    
На перекрестке дорог
 
     Э.В. Баранова:
    - ­ Местность Ирма была заселена издревле. Еще в начале двадцатого века напротив села действовала переправа через реку Шексну. От Браткова, через Чебсару к Ирмовскому перевозу подходила дорога ­ - ответвление с тракта Вологда -­ Рыбинск. Старожилы рассказывали, что паром здесь был и после войны.  От переправы дорога шла дальше на Ергу и расходилась в сторону Череповца и  Кириллова.
    На берегу у перевоза устраивались многолюдные ярмарки, славившиеся по всей округе. В селе Устье-­Угольское, начиная со 2 августа, проходила Ильинская ярмарка, а 6 августа торговля перемещалась в Борисоглебское. В этот день церковь чтит память святых князей Бориса и Глеба, и в селе отмечался престольный праздник.
     Товары на ярмарку больше доставляли по реке. С севера сплавляли дровяной и строительный лес, канаты, морскую рыбу, меха и даже… моржовый клык и бивни мамонтов. Из них вырезали различные костяные изделия. С юга на ярмарку доставляли муку, горох, соль, шелк, парчу, вина, ювелирные изделия, сухофрукты, сладости, специи. Хозяйки запасались на ярмарке гвоздикой, имбирем и другими пряностями для выпечки пряников. А крестьяне везли лен, холст, пеньку, корье, корзины, ложки, масло, сыр, воск, мед, икру, рыбу вяленую, сушеную, соленую. Торговцы из Череповца предлагали гвозди и скобы, горшки, веревки, ткани, сапоги, гармошки. Местные купцы С. Шемякин и Очеленков продавали кондитерские изделия.
     Сохранилась фотография начала ХХ века, на которой запечатлена ярмарка в Ирме. На снимке видно, что возле реки выстроено большое количество торговых палаток, ларьков, стоят добротные дома купцов. На дальнем плане, на левом берегу, белеет Ирмовская Троицкая церковь (основана в 1816 году).
     Мужчины одеты в полупальто и сюртуки, женщины в длинных платьях. На переднем плане слева стоит группа мужчин. Один из них – в светлой кепке – врач Сергей Дмитриевич Чечулин, и, возможно, что рядом в модном пиджаке и в шляпе, стоит его брат - ­ академик Николай Дмитриевич Чечулин.
 
Дворяне Чечулины
    
     Э.В. Баранова:
    - ­ Дворянская семья Чечулиных обосновалась в Ирме с 17 века. Лучше всего местные жители помнят братьев Николая Дмитриевича и Сергея Дмитриевича. Они оставили о себе добрую память. Возле Борисоглебской церкви сохранились семейные надгробья дворян: их дедушка Николай Михайлович Чечулин умер в 1870 году, а бабушка Мария Александровна Чечулина ­ - в 1865 году. У них было шестеро детей. Один из детей – Дмитрий, по всей видимости, и унаследовал Борисоглебское имение. У Дмитрия Николаевича и Марии Павловны родились четверо детей: Павел, Николай, Лидия и Сергей.
     Николай Чечулин (на снимке слева) получил хорошее образование. В 1885 году он окончил историко-­филологический факультет Петербургского университета. Остался в нем преподавать на шесть лет и вскоре стал профессором. После трудился в императорской публичной библиотеке: писал книги на исторические темы, занимался искусствоведением, собрал богатую коллекцию гравюр и редких памятников письменности. В революционном 1917 году, будучи уже в преклонном возрасте, он перебрался в родовое имение в село Борисоглебское (Ирма), где его радушно приняла семья младшего брата Сергея Дмитриевича. Николай Дмитриевич своей семьи не имел и стал жить в семье брата, хотя для него был специально построен дом.
     Сергей Дмитриевич (на снимке справа) работал земским врачом. Он лечил не только жителей Ягановской волости, к которой относилось село Борисоглебское. Как прекрасного врача его знали в Чуровской, Ковжской, Устье-­Угольской волостях  и даже в Череповце. Сергей Дмитриевич владел и успешно управлял немалым хозяйством. На его рабочей ферме стояло порядка сорока коров, до семи лошадей. Его пашни и покосы тянулись по берегу Шексны на многие километры.
     С.Д. Чечулин был приходским старостой и в 1907 году стал инициатором строительства каменной церкви в селе.
     Жили Чечулины в большом родовом дворянском доме возле церкви. В 1917 году дом был экспроприирован. Основная земля и усадьба стала госхозом, и первым директором его стал бывший управляющий поместьем. Когда комитет бедноты принимал ферму и имущество С.Д. Чечулина, то в знак уважения к нему, как к хорошему врачу, его семье, в которой были жена Мария Ивановна, сын Александр и дочь Лидия, а также брат ­ - больной академик ­ - была выделена одна корова и участок сенокоса. Также за ними оставили второй дом, принадлежавший Николаю Дмитриевичу.     
     В 1918 году Сергей Дмитриевич уехал в Череповец, получив место в железнодорожной больнице. Вскоре дети Чечулина уехали на учёбу, а жена Мария Ивановна ­ к мужу в Череповец.
     В Борисоглебском остался один Николай Дмитриевич. Будучи ученым человеком, он погрузился в размышления, занимался редактированием и дополнением своих еще не изданных работ.
    Н.Д. Чечулин умер в 1927 году. Он похоронен на родовом кладбище около Борисоглебской церкви где­то рядом с предками.  Но за его могилой не ухаживали, и она не сохранилась.
     Печальна судьба и самой дворянской усадьбы (рисунок дома земского врача С.Д. Чечулина). В большом доме Сергея Дмитриевича разместилась совхозная контора, и в 1932 году все сгорело. А дом, где провел последние годы жизни академик Н.Д. Чечулин, в пятидесятые годы был разобран и перевезен в село Никольское (нынче поселок Шексна). Где он стоит, сохранился или нет – мне неизвестно.
    Николаю Дмитриевичу Чечулину 12 ноября 1980 года в Ирме торжественно открыли памятный знак.
       
Веретьевские красоты
 
     В Ирме сохранились три живописных места – бывшие барские усадьбы. Сами дома, конечно, утратили свою красоту. Без хозяина заброшенные дома обычно быстро разрушаются. А вот парки с вековыми деревьями еще живы.
     Одна из таких усадьб находится на Бычьей горе в деревне Погорелка (на снимке). Там до сих пор стоит крепкий барский дом, принадлежавший в 1920­-х годах помещику Сычеву. Вокруг дома густой стеной возвышается липовый парк.
      При изучении с детьми этого парка, мы вели опрос местных жителей.  Одна женщина поведала, что ее бабушка Анна была в услужении у Сычевых, которая рассказывала, что когда начались революционные события и отбирали имения, то хозяина Погорельской усадьбы убили прямо в Белом  дворе дома.
     Долгое время усадьбу занимала Бычегорская начальная школа, затем библиотека, спортивный лагерь.
     Место расположения усадьбы уникальное: на все стороны открываются красивые панорамы местности. 
     Недалеко от Ирмы, в деревне Александрино (Горка), находится бывшая усадьба лесопромышленника Харзеева. Вся прилегающая округа называется – Веретье. Хозяин поместья – из архангельской путейской интеллигенции, землями и крестьянами не владел. В свое имение приезжал отдыхать с семьей летом. При барине в парке стояли беседки, карусели, «гигантские шаги» и качели.  В 1917 году Харзеев уехал за границу и передал управление имением своей сестре Сухаревой. Позднее усадьба была подарена в наследство дочери Александре, по имени которой и закрепилось новое название усадьбы – Александрино (с ударением на второе «а»).
     В памяти местных жителей остались воспоминания, что «барынька была добрая. Наберут ребятишки ягод, принесут, она денежку даст. В одной из комнат барыня занималась с крестьянскими детьми, учила их».
     К северу от усадьбы за лесочком находится Ларин пруд, куда по тропинке хозяева прогуливались к беседке. По всему парку были цветники. После того, как отобрали у господ их поместье, в барском доме жили «комуньские девки». После коммуны в 1920 году здесь была обустроена горская школа.  А не столь давно дом был перевезен в Ершово, и по сей день он стоит там, с пустыми окнами, никому не нужный.
     Место на горке опустело, но красивый липовый парк сохранился (на снимке: Усадебный парк в деревне Александрино. Этому дубу более двухсот лет. На фото - участники краеведческой экспедиции 2009 года). В настоящее время территория парка передана в аренду семье, построившей на  месте школы частный дом. Коновалова Ольга Ивановна (в девичестве Сычева) вернулась жить на свою родину. Ее мама Вера Ивановна Сычева работала учителем в Горской школе и хорошо помнила внутреннее убранство дома и рассказывала о жизни в усадьбе. Раньше дом был украшен деревянной резьбой, отапливался кафельными печами. На первом этаже с двух сторон были террасы, а на втором этаже -­ балкон. В доме было несколько комнат: музыкальная комната с роялем, фортепьяно и арфой, на которой играла одна из дочерей. Имелась диванная для отдыха гостей и перекура. У барина был кабинет. Одна из комнат обогревалась камином, наложенным великолепными изразцами.
    Рядом с усадьбой стояла Веретьевская Благовещенская церковь, основанная в 1792 году и разрушенная в годы советской власти. Сейчас здесь установлен поклонный крест, а рядом старинное кладбище. Как рассказывают местные жители, церковь была очень красивая, рядом с ней бил мощный родник. Он вытекал в виде ручья, на котором была сделана запруда, и образовано озерко. На берегу озера стояли дома и хозяйственные постройки. К сожалению, все меняется: ручей пересох, запруду спустили, на месте озера ­ - заросли ивняка.
 
Алексей ДОЛГОВ.
Фото предоставила Э.В. Баранова.

Опубликовано в газете "Звезда". № 84 от 29 октября 2016 года.
 

Еще новости

Реклама