Звонок на сайт: 8 (921) 137-30-60

Реклама

Реклама

Реклама

Алексей Вдовин: «Теперь мы с храмом и будем жить иначе»

971
4 ноября над шекснинской округой разнесся особый «архиерейский» звон колоколов. В этот день прихожане храма Казанской иконы Божией Матери отмечали престольный праздник и встречали митрополита Вологодского и Кирилловского Игнатия. Праздничное богослужение проходило в большом возрожденном храме. Все пространство четверика перед алтарем было занято верующими. В дальних рядах, среди мужчин, женщин и детей смиренно стоял Алексей Николаевич Вдовин. На службу он приехал из Чебсары. Алексей Николаевич один из тех, кто стоял у истоков возрождения православной общины Шексны. Мы встретились с ним в Чебсаре, и А.Н. Вдовин рассказал о себе и об интересных событиях в жизни общины.  
Царица Небесная
 

     В этом году Алексею Николаевичу исполнилось семьдесят лет. Родился он в послевоенном 1946 году в деревне Тирково Ершовского сельсовета.
     А.Н. Вдовин:
    - ­ Трудно было нашей семье. У меня два брата и две сестры померли. Когда мне исполнилось три месяца, семья переехала в деревню Кренево Никольского сельсовета. Мама говорила, что если бы остались в Тиркове так, наверно, никто бы не выжил. С тех пор я там не был и своей родиной считаю деревню Кренево.
     Учился Алексей Николаевич в Пришекснинской школе. Каждый день он ходил в село Никольское мимо Казанского храма. Правда, в то время это был не храм. В здании размещался Дом культуры. Алексей Николаевич вспоминает:
    - ­ Как­-то раз нам, школьникам, там кино показывали. Фильм был атеистический, о том, что церковь не правду народу говорит. Не понравился мне фильм, и на душе как­-то скверно было.
     Совершенно иное чувство у школьника Алексея возникло, когда мама впервые повезла его в череповецкий храм. А еще они с мамой любили зайти в гости к старушке Анне Максимовне Хлаповой. Ее дом стоял посреди деревни. В избушке все было скромно, по-­старушечьи. Анна Максимовна раньше жила в монастыре, в ее комнате висела большая икона Иоанна Богослова, со стола никогда не убирались Евангелие и Псалтырь. Начитанность и старческий опыт позволяли ей быть местным богословом, изрекающим мудрые наставления.
     Несмотря на атеистическую пропаганду, мама Алексея Николаевича была склонна к вере, а вот его отец священников не любил, хоть и не отвергал веру в Бога. Алексея в детстве крестила бабушка в деревне, а уж потом священник дополнял крещение по всем правилам.
     Закончив семь классов Пришекснинской школы, Алексей поступил в Грязовецкую сельхозшколу на 11-­месячные курсы младших ветеринаров. Жил на квартире у одной старушки. Она была верующая, ходила в храм, и Алексей – за ней:
     - ­ В Грязовце был хороший храм. А еще мы с ней ходили молиться в село Чернецкое в двенадцати километрах от Грязовца. Там был особенный батюшка – старенький монах. Звали его игумен Михаил. Как-­то раз дает он мне двадцать рублей и говорит: «Поезжай в Троице-Сергиеву Лавру». Двадцать рублей - в то время ­ большие деньги! Сергиев Посад тогда назывался Загорском, и дорога до него стоила три рубля. Первый раз съездил ­ - понравилось, потом еще потянуло – снова съездил. В Лавре я познакомился с отцом Тихоном. Как-­то раз подхожу к нему, а он спрашивает: «У тебя мать-­то есть?» А у меня мама как раз недавно от болезней померла. Я ему рассказал и услышал в ответ: «А Царица Небесная разве тебе не Мать? Проси Ее, и Она тебе поможет». Вот так и получилось, что всю жизнь мне помогает Матерь Божия. И люди хорошие окружают, и все ладно…

Разум восторжествовал

     Во времена ударных социалистических трудовых «пятилеток» о православной вере в государственных СМИ говорить было не принято, во-всяком случае — положительно. Районные газеты — не исключение. Первый лучик снятия табу с религиозной тематики в Шекснинском районе «засветил» в 1989 году. 19 сентября газета «Звезда» опубликовала короткое письмо читательницы С. Барбы, озаглавленное «Под звон колоколов». Женщина предложила передать здание разрушенного храма православной церкви, восстановить храм и проводить в нем воскресные службы. В следующем, 1990 году, Шексна отмечала 400-летие поселка. Свое письмо С. Барба заканчивает так: «…И очень бы хотелось, чтобы будущее 400-летие было встречено колокольным звоном, а не бряканьем пивных кружек».
     Предложение С. Барбы поддержали жители улицы Пионерской. «Восстановить этот храм очень трудно, властям поселка это не под силу, а православная церковь найдет средства и силы для восстановления. А верующие района по силе возможности помогут деньгами», - пишет Т.А. Шкипарева по поручению жителей улицы Пионерской, - «Церковь никогда не учила плохому. Разрушение храмов в 1935-1937 годах было ошибкой Советской власти, так давайте исправлять эту ошибку сейчас, немедля» (заметка «Правильное предложение» в «Звезде» от 23 сентября 1989 года).
     Антирелигиозная пропаганда в течение нескольких десятилетий не прошла даром. На страницах газеты разразилась бурная дискуссия. Большинство защищали православную веру и ратовали за возрождение храма, но были мнения и противоположные. Например, предлагалось разрушить остатки храма и на этом месте поставить знак, посвященный 400-летию поселка. Разум восторжествовал. Стены храма не тронули, а рядом с ним установили поклонный крест, который простоял до начала работ по возрождению храма.
 
Стишки духовные
 
     …В конце восьмидесятых, в годы перестройки, в Шексне образовалась христианская община. Официальная дата регистрации религиозного Общества – 25 декабря 1989 года. Своего помещения у верующих не было, и молиться они ездили в старинный храм Иоакима и Анны в селе Степановское (сейчас Носовское) Череповецкого района.
     А.Н. Вдовин:
    - ­ Нас, шекснинских, иногда до двадцати человек собиралось. Ехали на автобусе до Череповца, затем на автобусе до Ясной Поляны, а потом четыре километра пешком шли до Степановского. А кто-­то доезжал до Тоншалова и оттуда пешком шел. Ближе храмов не было, и мы считали его  своим приходским. В Шексне иногда собирались в доме Татьяны Евстафьевны Пакудиной (дом на перекрестке улиц Ленина и Октябрьская). Там мы молились, иногда пели духовные стишки. Хорошо было. Теперь почему­то стишки духовные не поют…
     Алексей Николаевич не только пел духовные стишки, но и свои переживания перекладывал в стихотворные строчки и записывал их в тетрадочку. Алексей Николаевич достал тоненькую тетрадь, полистал ее и начал читать еле слышно, нараспев: «У стен священных неспешно прохожу, здесь боль и радость святую нахожу, но храм великий стоит без куполов, разрушен сверху и нет колоколов. И как случилось с родимой стороной, что мы не слышим трезвонов над Шексной…» Эти строчки А.Н. Вдовин написал в 1991 году. Конец восьмидесятых – начало девяностых стало для шекснинских христиан временем больших планов, надежд, радостных и горестных событий.
 
Всем миром
 
     17 ноября 1989 года познакомиться с шекснинской общиной приехал владыка Михаил (на снимке). Встреча с архиепископом Вологодским и Великоустюжским Михаилом Мудьюгиным прошла в помещении поселкового Совета. На встрече присутствовали представители облисполкома, райисполкома, поселкового Совета. Владыка Михаил благословил восстановление старинного храма Казанской иконы Божией Матери. Для восстановления  старой церкви требовались большие капитальные вложения, поэтому для начала власть предоставила верующим дом №15 по улице Нагорной. Прихожане переоборудовали его под совершение богослужений. 21 июля 1990 года Благочинный Череповецкого округа протоиерей Александр Куликов провел в нем первую службу, а Указом от 31 июля 1990 года настоятелем Казанской общины был утвержден священник Роман (Лыпко). Настоятель отец Роман и Приходской совет обратились к руководителям предприятий, организаций, председателям колхозов и директорам совхозов, ко всем братьям и сестрам за помощью в восстановлении здания разрушенной церкви.
     Собирать деньги на восстановление храма решили всем миром.
    Прихожане разделились на группы. Алексей Николаевич ходил по деревням с Марией Семеновной Бачуриной. До сих пор он хранит тетрадки, где записаны имена жертвователей, суммы и приколоты квитанции о передаче денег в банк. В основном, фигурируют суммы в 20, 30 рублей, кто­-то пять рублей подавал, кто­-то три рубля пожертвовал.
     На призыв возродить старинный храм откликнулись организации и предприятия района. Чебсарский кирпичный завод пожертвовал 5000 кирпичей, председатель колхоза «Пример» В.Б. Соколов помог достать железо на крышу, 15 тысяч рублей пожертвовал Коммерческий банк (управляющая Т.П. Орлова), директор «Музлесдрева» С.Л. Коротков помог брусом. Летом 1992 года состоялись первые субботники по расчистке здания от мусора.
    А.Н. Вдовин:
    - ­ Два года службы проходили в доме на Нагорной. Молитвенный дом не  мог вместить всех желающих. Отец Роман по характеру спокойный, покладистый, люди к нему тянулись. В храм стали ходить не только старушки, но и молодежь. Все стены дома были увешаны старинными иконами, пустого места не было. Я был алтарником у отца Романа. Как­-то раз я приболел и после операции находился дома, в Креневе. И вот приносят в деревню новость – церковь сгорела. Я не мог поверить, что произошло такое горе.
     Это случилось 2 июля 1992 года в 3 часа ночи. По тревоге были подняты огнеборцы пяти пожарных частей, но отстоять дом не удалось, и он сгорел дотла. Причину пожара не установили, но председатель религиозного общества Анна Александровна Смирнова полагала, что церковь подожгли. На это косвенно указывала содранная с ближней березы кора, как будто для поджога.
 
Господь управил
 
     Приход остался без крыши над головой. По решению исполкома  райсовета верующим выделили две комнаты в освободившихся детяслях на улице Звездной. Богослужения стали проводится еще в более тесных условиях, чем в сгоревшей церкви. По ходатайству Приходского Совета   администрация района в марте 1993 года передала общине дом № 6 по улице Советской. Изначально это была часовня, а в советское время в здании располагались вытрезвитель, архив.
     А.Н. Вдовин:
    - ­ Вскоре отец Роман был переведен в Череповец, а шекснинский приход с мая 1993 года возглавил священник Николай Лыпко. Относительно восстановления старой церкви мнения прихожан разделились. Часть прихода во главе со старостой А.А. Смирновой не отступали от идеи возрождения старого храма, благо материал был уже припасен, другие считали правильнее обустроить существующее здание. Их поддержал настоятель. Так и сделали. Я в это время уже не был алтарником. Помню, как староста Анна Александровна пришла ко мне домой со слезами на глазах и сообщила решение прихода. Для нее это было настоящее горе. А что было поделать? Очень жаль ее стараний, усилий ее мужа Вениамина Кирилловича и других прихожан, которые работали и жертвовали на возрождение храма.
     К зданию бывшей часовни пристроили алтарь, притвор, сделали купол и звонницу. В переустройстве храма помощь строительными материалами и техникой оказали завод «Музлесдрев», птицефабрика «Шекснинская», завод ДВП, ЛПУМГ ОАО «Газпром», комбинат хлебопродуктов, ИТК­-12, ЗАО «СУ-­466», МУП «Шекснаагротранс». На субботниках работали прихожане и служащие храма. 16 августа 1993 года храм был освящен и служит шекснинцам до сих пор...    
     ...На все воля Божья. Этими мудрыми словами каждый православный христианин объясняет  радостные и горестные события. Тогда, в начале девяностых, возродить храм не удалось, не увенчались успехом попытки начать большое дело и в первое десятилетие XXI века. Значит, так было угодно Богу. Значит, Шексне нужно было дождаться, пока за восстановление шекснинской святыни возьмется А.А. Атомян. И вот уже Алексей Николаевич пишет меценату панегирик:
     «...О дивный храм в Шексне теперь у нас,
        Не хватит слов о нем все изъяснить.
        Свет веры в наших людях не угас,
        Иначе как все это объяснить.
         ...Господь управил, все через армян,
        Владыка всех на труд благословил.
        Дела возглавил мудрый Атомян,
        И край шекснинский он преобразил.
        ...И вновь сияют ярко купола
        Святой небесной дивной красотой,
         И вот звучат, звенят колокола,
         Над всей родной любимой стороной» и уже без стихов А.Н. Вдовин добавляет:    
    - ­ Шексна стала другой. Мы теперь с храмом, с Богом и будем жить иначе.
 
Алексей ДОЛГОВ.
Фото автора.


Опубликовано в газете "Звезда". № 88 от 15 ноября 2016 года.

Еще новости

Реклама