Звонок на сайт: 8 (921) 137-30-60

Реклама

Реклама

Гибель буровой платформы «Кольская»

6679
Трагедия в далёком Охотском море болью отозвалась в Чёбсаре.
     Прошлый год был омрачен трагической гибелью буровой платформы «Кольская», которая затонула 18 декабря в Охотском море. На момент аварии на борту платформы находилось 67 человек, из которых 53 - члены экипажа, 14 - прикомандированные специалисты. Спасти удалось лишь 14 человек…
    Одной из главных версий следствие сразу же назвало буксировку без учета штормовой погоды, а также нарушение правил безопасности при проведении буксировочных работ. Но вопросов у специалистов,  работавших на подобных платформах, очень много. Почему в декабре начали перегонять платформу? Почему так много людей было на борту?
     Василий Васильевич Грушин – коренной житель села Чебсара – об опасностях работы в море знает не понаслышке: вся его трудовая деятельность связана с ним. Сначала служил на северном флоте, потом 12 лет проработал в «Арктикморнефтегазразведке» на буровых платформах, шесть из которых – на «Кольской».
     - «Кольскую» буровую станцию (ее еще называют сокращенно СПБУ - самоподъемная плавучая буровая установка)  специальные суда-транспортировщики доставили из Финляндии в Мурманск в мае 1985 года. Я устроился старшим мотористом на эту буровую тем же летом, - вспоминает Василий Васильевич.
      Новая заграничная буровая была полностью автоматизирована.  Все специалисты - с высшим образованием. Но поражала  СПБУ своей масштабностью.
     - «Кольская» - это  огромная треугольная платформа. Ее водоизмещение - 40 000 тонн! Каждая сторона этого треугольника по 90 метров, высота платформы - почти 30 метров. Три опоры размером примерно с деревенский дом. На каждой «башмаки» - танки, которые по мере их погружения в море постепенно заполняются водой и упираются в дно, обеспечивая тем самым устойчивость. Сами опоры - в 120 метров длинной - высоко над морем платформу держат. Ведь глубина Баренцева моря - 90 метров, а Печорского - так всего 20 метров, -  рассказывает Василий Васильевич. - Хорошо на этих буровых стоять на одном месте – любой шторм не страшен. Встали на точку – можно спокойно работать. Каждый занимается своим делом: буровики бурят скважину (иногда глубиной до 5 километров), испытатели проводят исследования, а задача экипажа - обеспечивать их работу. То есть следить за исправностью механизмов буровой и бесперебойной подачей электричества, чистого воздуха, воды и так далее.
    На «Кольской» были созданы все условия для работы. Здесь размещались вертолетная площадка, место для катера, испытательная площадка, машинное отделение, многочисленные склады, мощные насосы и опреснительные установки (для обеспечения водой для технических и бытовых нужд), 1/3 площади занимала буровая установка. Были там также гостиница, сауна, бассейны...
    - Мы в Баренцевом море целый год на одном месте были. Красота! –вспоминает Василий Васильевич и продолжает: - Кстати, с «Кольской» буровой произошло ЧП в 90-м году, когда мы ее перегонять стали из Баренцева моря. Тоже штормить начало, ситуация вышла из-под контроля. Тогда весь экипаж эвакуировали – бросили буровую в море, зато все живы остались. Обычный экипаж на «Кольской» был около 110 человек. Когда готовились буксировать платформу, то всех специалистов – буровиков, испытателей, обслуживающий персонал - перевозили на вертолете. А на буровой оставалось обычно 30 человек - перегонная команда. Когда опасно, так вообще команду по минимуму оставляли – около 15 человек, чтобы не рисковать жизнями людей, - рассказывает Василий Васильевич. – Работали мы в Печорском море – это на Печоре, не доходя Карских ворот. Там не было постоянного места, и нам приходилось постоянно буксировать буровую: сутки туда, сутки обратно. А ведь каждый раз нужно с погодой погадать. И вот однажды, когда мы в очередной раз перегоняли платформу, ветер сменился, и пошли льды с моря… Нас не успели вовремя снять. Буксиры не могут подойти, ледокола нет. Страшно. Только и думаешь: «Лишь бы платформа выдержала». Больше недели мы ждали погоды, потом ветер сменился, и льды стали отходить. Обошлось.
     Буксировка – это самое опасное. Судно тяжелое, а если волна – буксируют-то в надводном положении.
    - У каждого обязательно был гидрокостюм. Без соответствующей подготовки - как вести себя в случае пожара или затопления судна, а также при других ЧП - и сертификата, подтверждающего, что ты прошел обучение, тебя даже в море не выпустят. Да и в море регулярно учения проходили – привяжут тебя к тросу и выбросят в море в гидрокостюме… С полчаса там и плаваешь, - продолжает свой рассказ Василий Васильевич.
   Подобные перегоны обычно стараются провести летом, когда море спокойнее. В ноябре заканчивали. Самая большая скорость, которую развивали во время буксирования,  была всего 3 узла - 6 км/ч. И это в тихую погоду.
     - В 1991 году «Кольскую» буровую отправили в южные моря с частью экипажа, прошедшего строгий отбор. Большая часть экипажа осталась. И летом мы отправились в Выборг за новой буровой – «Мурманской» - более современной, причем российской постройки.

     При благоприятной погоде «Мурманская» буровая должна была быть перегнана от Выборга в Мурманск в течение месяца. Но погода подвела: когда перегоняли, начался шторм.
     - Тянули нас три буксира. Тросы к одному буксиру оторвало,  буровая пострадала - трещина появилась. Деваться некуда, только молишься, чтобы двигатели не подвели, иначе - конец. Стали двигаться к земле – к берегам Норвегии. А нам навстречу корабли НАТО – у них как раз учения в море были. Видят, махина на них идет. Остановили нас, зашли на борт – все выспросили, осмотрели судно, поняли, что течь действительно серьезная, и разрешили в норвежский порт зайти, - вспоминает Василий Васильевич. -Хоть и недалеко было, но только к вечеру притащили буровую к берегу. День стоим, два стоим, три стоим – никто к нам и не подходит. Потом пришел, по-нашему так глава города этого, посмотрел. И снова никого. А запасы продовольствия у нас заканчиваются - на берег никого не выпускают. Дней через десять спрашивают, у кого из экипажа есть паспорта моряков с собой. Нашлись такие, в том числе и я. Нам разрешили выйти на берег. На катере выехали – продовольствие закупили. Простые норвежцы очень по-доброму к нам, как пострадавшим, отнеслись. Помогали нам, даже подарки небольшие делали… Три месяца, пока ремонтную бригаду с Мурманска не вызвали, мы там простояли просто так: тащить невозможно – трещина, и на ремонт нас там никто не брал.
    Что произошло на «Кольской»? Почему ее стали перегонять зимой, когда шторма – обычное дело? У Василия Васильевича Грушина однозначного ответа на эти вопросы нет:
    - Возможно, испытания задержали, ведь это главная задача разведчиков, и они не успели перегнать буровую вовремя. Но я не понимаю, почему так много людей было на «Кольской» во время перегона буровой? Многих  там не должно было быть!
     В 1987 году, когда Василий Васильевич работал на «Кольской», ему вручили удостоверение ветерана труда и фото этой буровой с памятной надписью. Теперь на этом фото черная ленточка. Он переживает эту трагедию, как личную, и выражает свои соболезнования родным и близким погибших.
Надежда МИШЕНЕВА.
  P.S. Буровая платформа «Кольская» проводила испытания нефтяной скважины «Первоочередная» в Охотском море в районе Камчатки с августа этого года. А четыре месяца назад ее начали перегонять два буксира «Магадан» и «Нефтегаз-55» на Сахалин.
     18 декабря на море, в районе буксировки судна, начался сильный шторм. Капитан подал сигнал SOS в 9:24 по местному времени: платформа может перевернуться и нужно срочно эвакуировать людей. Но уже через 15 минут вода хлынула внутрь, выбила иллюминаторы в столовой, смыла спасательные шлюпки, залила танки… Штормовыми волнами были повреждены палубные конструкции, а также буксирный трос с ледокола «Магадан».   Буксир «Нефтегаз-55» также получил трещину в корпусе.
     Не дотянув до Сахалина 200 километров, платформа опрокинулась, и люди оказались в холодной воде. Буровая платформа затонула всего за 20 минут.
Экипаж двух буксирующих судов сразу бросился на помощь - через несколько минут спасли девять человек. К месту происшествия вылетели два вертолета Ми-8. Пятерых подняли через несколько часов. Они выжили благодаря гидротермокомбинезонам и спасательным жилетам.
      Поиски осложнял сильный шторм, и поздним вечером их прекратили до утра. Поиски были прекращены 22 декабря 2011 года в связи с приближением в район поиска глубокого циклона и потерей разумной надежды на спасение потерпевших. Всего было спасено 14 человек, найдено 17 тел погибших. Остальные 36 человек считаются пропавшими без вести. 
Авторы: 

Еще новости

Реклама