Звонок на сайт: 8 (921) 137-30-60

Реклама

Реклама

Дело № 556. Продолжение

1169
19 января 1938 года, в один из главных церковных праздников -­ Крещения Господня, оборвалась жизнь священника М.Е. Куделина. Семидесятилетнего Михаила Евдокимовича расстреляли по решению Тройки при управлении НКВД по Вологодской области. Этим же решением еще семь жителей деревень Раменье, Большой Двор и Горка Коленецкого сельского совета Пришекснинского района получили сроки в 10 лет лагерей. Священник и прихожане храма обвинялись советской властью в создании контрреволюционной группировки и в контрреволюционной деятельности.  
Показания свидетелей
 
     Теперь, после обширной исторической справки, становится понятно, что у М.Е. Куделина были все основания власть не любить. Большевики лишили его имущества, а в 1936 году еще и церковь закрыли. А Михаил Куделин, как мы увидим ниже, для сотрудников НКВД был «бывшим кулаком», активным церковником, членом враждебной партии, в общем, «антисоветским элементом», от которых приказ № 00447 требовал «защитить трудящийся советский народ».
     К тому же, по характеру Михаил Евдокимович был резок, а в гневе за словом в карман не лез. Односельчане, выступившие свидетелями, припомнили все.
     Ниже представлены показания трех свидетелей в хронологическом порядке. Правдивые они или приукрашенные в угоду следователям -­ неизвестно. Скажу лишь, что при допросе  Михаила Евдокимовича он со всеми приведенными фактами согласился. Хотя, кто знает, в каких условиях он подписал признание вины.
     Показания свидетелей немного отредактированы согласно современным языковым нормам.
     «в январе 1931 года, в момент коллективизации Коленецкого сельсовета, встретив меня на улице, Куделин сказал мне «Не надо, Андрей Егорович (имя отчество изменено – прим. авт.) записываться в колхоз. Прими ты сам во внимание, если сын у отца женится, то они уже не могут вместе жить, а тут сгонят вас всю деревню в одно место, выстроят для всех один дом, и будете вы, умные старые крестьяне, слушать какого­-нибудь молокососа - ­ вашего начальника, и он над вами будет издеваться, таскать вас за бороды и прочее. Так что послушай моего совета и не ходи в колхоз, не будет никакого толку. Разоритесь вы совсем в этих колхозах, а после смерти попадете в ад кромешный».
     «В июне 1931 года за неуплату Куделиным госплатежей Коленецким сельсоветом нашему колхозу «Раменье» была передана его корова, и когда я эту корову у него брал, то Куделин говорил: «Обождите вы, смутьяны-­богоотступники, проклинаю я вас и ваших коммунистов. Не будет вам пользы от коровы, насильно взятой у духовного пастыря. Обождите, недолго еще вам придется так бесчинствовать и насмехаться над духовными людьми. Скоро погибнете все вы в большой войне, где хозяевами положения будут не большевики, а наша братия и капиталисты».
     «В 1932 году, после его раскулачивания, я и несколько других колхозников начали ломать колхозный амбар, ранее ему принадлежащий. Тогда Куделин выбежал из дома и закричал «Вы, кровопийцы-­паразиты, скоро ответите за ваши бандитские дела. Услышит Господь Бог наши жалобы и ваши гнусные дела, да и покарает Он вас ужасными бедствиями. Скоро конец вашей дьявольской власти и руководителям-большевикам».
    «В 1933 году наш колхоз с торгов у сельсовета купил ранее принадлежавшее Куделину имущество, и когда я по наряду правления колхоза пришел за имуществом, то Куделин закричал на меня: «Обожди, богоотступник, скоро придет конец вашей хваленой большевистской власти, и я тебе покажу, как ходить к духовному отцу отбирать имущество. Видно мало вы у меня поработали, дак еще надо. Свергнем мы коммунистов и возьмем опять крестьянство себе в услужение, и запоешь ты у меня по-­иному. Смерть вам будет скорая».
     «В мае 1935 года в группе колхозников у церкви, где присутствовал и я, фамилии остальных теперь я не припомню, Куделин говорил «Неверно поступили большевики, объединили вас как стадо глупых овец в колхозы. Толку от этих колхозов нет никакого. Колхозы не сегодня-завтра все равно развалятся, и вы останетесь нищими. Пока не поздно бегите из колхозов и требуйте все как одни опять самостоятельной спокойной жизни».
     «В октябре 1936 года в квартире гр-­на Таничева, где присутствовал Таничев и другие колхозники, фамилий которых я теперь не помню, я спросил Куделина о его мнении насчет новой сталинской конституции. Он ответил: «Видишь ли, эта сталинская конституция является ловушкой для крестьян. Разницы между старой и новой конституцией по отношению к крестьянству нет. Как раньше, так и теперь крестьянство правительством угнетается. Возьми, к примеру, ваши смехотворные колхозы, которые в конец разоряют устои нашего славного крестьянства. Работают они год от года все хуже и хуже, и уже опять правительство решает вопрос о роспуске колхозов и образовании отрубных и хуторских крестьянских участков».
    «В июне 1937 года Куделин, придя в кузницу колхоза «Землероб» и увидев там активистов-­колхозников, сказал: «Напрасно вы закрыли церковь, напрасно от нее отказались. За это не мы так наши дети отомстят вам, соплякам. Вот уже началось. Наверно знаете, как в Испании генерал Франко теснит республиканцев, такая же участь придет скоро и вам. Напрасно большевики помогают республиканцам испанским, т.к. очень скоро самим будет хуже их».
     «В июле 1937 года я был на квартире у Куделина, где сидели за столом и распивали чай с красным вином Куделин и Богданов Михаил Арсентьевич из дер. Черная гряда – теперь арестованный органами НКВД за контрреволюционную деятельность. При моем приходе между ними шел оживленный разговор о новой сталинской конституции. Куделин говорил: «Вот видишь, Михаил Арсентьевич (обращаясь к Богданову), большевики очень хитрые люди. Все время кричат, что эта конституция одна из лучших в мире, но это неверно. Под ее пышными фразами кроется большой обман для крестьянства, у власти опять станут рабочие, а вам крестьянам-­дуракам придется во всем им подчиняться. Нам теперь надо подумать о своих людях и их готовить на руководство государством».
     Справка: Богданов Михаил Арсентьевич, 1882 г.р., колхозник колхоза «Землероб», осужден 25.09.1937 г. Тройкой УНКВД Ленинградской области к высшей мере наказания.
     «25 июля 1937 года после того, как при производстве ремонта в клубе (бывшей церкви) гр-­н Таничев Василий упал с лестницы и зашиб руку, Куделин вышел на улицу к колхозникам, фамилий которых я теперь не припоминаю, где присутствовал и я, и сказал: «Вот видите, врага Божья Бог и наказал. Не радуйтесь, смутьяны, скоро конец вашему царствованию, и опять восторжествует православная вера и власть Господня. Скоро будет великая  война, кровь ваша потечет ручьями по земле грешной, и конец будет всем большевикам. Вот видите, выпущен новый заем, заем обороны, подписываться на него я не советую, т.к. оборонять нам некого, коммунисты наши враги, и мы сами должны добиваться их гибели».
     «20 октября 1937 года я, как член сельсовета по дер. Горка, пришел к Куделину для вручения обязательства на самообложение. Куделин, бросив обязательство на пол, закричал: «Враги наши коммунисты хотят нашей гибели, но это им не удастся. Мы, обиженные, скоро восторжествуем над ними. И ты, блудный сын, лично мною будешь повешен на церковных воротах».
 
Социалисты­-революционеры
 
     Как говорилось выше, при обыске в доме Михаила Евдокимовича была найдена программа партии эсеров. О приверженности М.Е. Куделина этой партии рассказал также один из свидетелей: «в марте 1927 года после церковной службы, у церкви в группе крестьян около пяти человек, фамилий которых теперь я не припомню, где находился и я, Куделин говорил: «Партия социалистов-­революционеров - ­ это наша крестьянская партия, борющаяся за благополучие крестьянства. Я бы советовал некоторым из вас прийти ко мне и поближе познакомиться с ее программой. Я сам состою в этой крестьянской партии. Как видите, живу, слава Богу, неплохо. Нужно, миряне, подумать о дальнейшем  своем благополучии и уяснить себе, что большевистской власти скоро придет конец».
     На личном допросе М.Е. Куделин подтвердил свою приверженность программе партии эсеров.
     Надо сказать, что в политической обстановке М.Е. Куделин разбирался плохо. Да и как ему было знать все перипетии партийной борьбы, находясь в отдаленной деревне. Действительно, в 1917 году партия социалисто-в­революционеров была крупнейшей политической силой в России. По своей численности она достигла миллионного рубежа, но в борьбе за власть «большевики» ее обошли. В целом, партия декларировала те же ценности и устремления, что большевики, меньшевики и другие политические силы. Только большевики своим ближайшим союзником и «локомотивом революции» считали пролетариат, а, по мнению эсеров, истинное народовластие должно было прийти не из города в деревню, а наоборот.
     Программа партии предусматривала «социализацию» земли. Ее купля-­продажа запрещалась. По мнению эсеров, земля должна была передаваться местным органам самоуправления и ими распределяться согласно потребительским нормам.
     Захватившие власть большевики расправились с эсерами. В 1922 году членов партии социалистов­-революционеров «разоблачили» как врагов революции, и началось их полное искоренение на всей территории Советской России. К середине двадцатых годов эта партия представляла собой «политический труп», совершенно безвредный для большевиков.
 
Контрреволюционная группировка
 
     Самое серьезное обвинение М.Е. Куделину состояло в создании контрреволюционной группировки. Звучит солидно, но на самом деле можно ли назвать «группировкой» или «сборищем» несколько деревенских жителей, которые любили послушать Михаила Евдокимовича и за чашкой чая поругать власть. Приведу фрагмент допроса М.Е. Куделина, где он рассказывает о деятельности своей группировки. Очевидно, что следователь, составляя чеканные фразы о контрреволюционной деятельности, понимал, что подписывает Михаилу Евдокимовичу смертный приговор.
     «Вопрос: Когда вы организовали эту контрреволюционную группировку?
     Ответ: Контрреволюционную группировку я организовал в феврале 1936 года, с какого времени она и существует.
     Вопрос: Какие задачи ставила перед собой ваша контрреволюционная группировка?
     Ответ: Основной своей задачей наша контрреволюционная группировка ставила борьбу за сохранение церквей.  Мы знали и видели, что советское государство с каждым годом ущемляет религию, закрывает церкви, репрессирует духовенство. В эту задачу ставили и борьбу с соввластью.
     Вопрос: Какими методами вы боролись с советской властью?
     Ответ: Основным методом нашей контрреволюционной работы была антисоветская пропаганда, направленная к срыву мероприятий соввласти в деревне, причем методы борьбы у нас существовали самые разнообразные. Прежде всего, все намеченные мероприятия по борьбе с соввластью мы обсуждали на конспиративных сборищах, которые в большинстве устраивались у меня на квартире. После этих сборищ каждый из участников группировки по месту своего жительства вел антисоветскую пропаганду, распускал разного рода провокационные идеи, высказывал повстанческие намерения и вел разлагательную работу в колхозе. На данном отрезке времени перед нами стояла задача сорвать предстоящие выборы в Верховный Совет СССР, а также при выборах в местные советы не допустить коммунистов, а провести свои враждебно настроенные к соввласти кандидатуры.
     Вопрос: Каких практических результатов достигла ваша контрреволюционная группировка?
     Ответ: По выборам в Верховный Совет СССР наша контрреволюционная группа еще не ощутила результатов, так как выборы не были, но, тем не менее, нами проведена соответствующая работа о провале кандидатур Корчакиной и Мусинского (фамилии написаны неразборчиво – прим. авт.) при проведении тайного голосования.
     Кроме этого, через участника группировки, председателя колхоза «Раменье» Обаева Ивана Петровича, мною было проведено такое мероприятие. В 1936 году я дал ему задание выявить всех хорошо относящихся и работающих в колхозе людей и исключить их из него, преследуя этим цель развалить колхоз. Он это задание выполнил и исключил 12 хозяйств. Но что толку, это им было сделано крайне неосторожно и необдуманно. Его разоблачили общественность и сельсовет. Номер не прошел, и его сняли с должности председателя колхоза.
     Вопрос: Какие вопросы вы обсуждали на конспиративных сборищах, и в какое время таковые были?
     Ответ: Первое конспиративное сборище было в сентябре 1936 года у меня на квартире…  На повестке дня стоял вопрос о закрытии Коленецкой церкви. Обсуждая это, мы высказывали клеветнические измышления в отношении конституции и ее автора, обвиняя соввласть и ВКП(б) в ведении неправильной политики. Считая, что могильщиками религии являются колхозы, мы пришли к определенному решению объявить беспощадную борьбу с соввластью по линии развала этих колхозов и срыву всех мероприятий соввласти.
   Второе конспиративное сборище было у меня на квартире в Пасху 1937 года… В порядке обсуждения стоял вопрос о недопущении председателем Коленецкого сельсовета исправления религиозных обрядов среди населения, т.е. хождение с крестным ходом...»
 
Обвинение
 
     Всего 12 дней понадобилось сотрудникам НКВД на расследование этого дела. Начали 20 ноября 1937 года, а обвинительное заключение в отношении восьми человек Пришекснинским РО НКВД было составлено 2 декабря 1937 года. Следствие установило, что «…на территории Коленецкого сельсовета Пришекснинского района Вологодской области существовала контрреволюционная группировка, враждебно настроенная к  советской власти, возглавляемая бывшим священником Куделиным М.Е.
     В состав этой контрреволюционной группировки входили: Куделин Михаил Евдокимович -­ бывший священник, Борисова Ульяна Евдокимовна -­ бывшая кулачка­торговка, Кочегарова Агриппина Яковлевна -­ бывшая монашка, Обаев Иван Петрович ­ - бывший кулак, Меркурьев Михаил Меркурьевич ­ - бывший кулак, Онуфриев Иван Онуфриевич ­ - бывший кулак, Тарасова Ефросинья Федоровна ­ - бывшая кулачка, Сидорова Анисья Авдеевна ­ - бывшая монашка.
     Вышеуказанные, будучи между собою организационно-­политически связанными, собирались на конспиративные сборища на квартире Куделина и обсуждали методы борьбы с советской властью, после каковых распространяли антисоветскую агитацию и пропаганду среди окружающих и своими действиями тормозили мероприятия ВКП(б) и Советского государства в деревне. 
     Их контрреволюционная деятельность была направлена на:
     а) подготовку обстановки для свержения существующего строя в случае возникновения войны;
     б) развал существующих колхозов;
     в) срыв выборной кампании в Верховный Совет СССР;
     г) срыв проводимых мероприятий ВКП(б) и Советского государства в деревне.
     На основании вышеизложенного обвиняются:
     Куделин М.Е., 1867 г.р., в том, что он являлся организатором и идейным руководителем контрреволюционной группировки, устраивал у себя на квартире конспиративные сборища, на которых обрабатывал присутствующих в антисоветском духе, производил вербовку и давал направления в борьбе с Советской властью. Кроме того, сам лично занимался антисоветской агитацией и пропагандой среди окружающих, высказывал повстанческие взгляды, распространял клеветнические измышления в отношении руководителей ВКП(б) и Советского правительства.
     Виновным себя признал полностью».
     Обосновав виновность восьми человек, начальник Пришекснинского РО НКВД постановил следственное дело направить на рассмотрение Тройкой УНКВД Вологодской области.
 
Без права на защиту
 
     И опять немного истории. Вспомним тот самый приказ № 00447 «Об операции по репрессированию бывших кулаков, уголовников и других антисоветских элементов». Им утверждался личный состав «оперативных троек» по ускоренному рассмотрению дел в отношении «антисоветских элементов». «Тройки» НКВД создавались на уровне республики, края или области. Областная тройка состояла из начальника областного управления НКВД, секретаря обкома и прокурора области. Процедура рассмотрения дел была свободной, протоколов не велось. Следствие проводилось «ускоренно и в упрощённом порядке», без соблюдения элементарных прав. Заседания происходили в отсутствие обвиняемого, не оставляя ему никакой возможности защиты. Решение «тройки» обжалованию не подлежало.
     Как уже было сказано выше, приказом лимитировалось количество человек, которых нужно было расстрелять и посадить. А сроки проведения операции были минимальны. Согласно приказу «кулацкая» операция должна была завершиться в начале декабря 1937 года. Поэтому дела рассматривались как на конвейере, и приговоры выполнялись быстро.
     8 декабря 1937 года состоялось заседание Тройки при управлении НКВД по Вологодской области. М.Е. Куделина приговорили к расстрелу. К 10 годам исправительно-­трудовых лагерей приговорили жителей деревни Раменье Ульяну Константиновну Борисову, 1884 г.р., Агриппину Яковлевну Кочегарову, 1878 г.р.,  Михаила Меркурьевича Меркурьева, 1892 г.р., Анисью Авдеевну Сидорову, 1873 г.р., Ефросинью Федоровну Тарасову, 1886 г.р., из деревни Большой двор, Ивана Онуфриевича Онуфриева, 1870 г.р.
     Имена всех есть в «Книге памяти жертв политических репрессий жителей Шекснинского района».
     Судьба Ивана Петровича Обаева неизвестна. В нашей Книге памяти его нет, а решение «тройки» в отношении его неизвестно.
 
Маховик репрессий        
 
     Кулацкую операцию 1937-­1938 годов можно охарактеризовать как настоящий государственный терроризм в отношении своих граждан.
     С августа 1937 по октябрь 1938 года по приказу НКВД № 00447 тройками были осуждены 767 397 человек, из них 386 798 человек были приговорены к расстрелу. Жуткие цифры.
     За что, по сути дела, получили жестокое наказание восемь деревенских  жителей Пришекснинского района? Просто за инакомыслие. Они были недовольны жизнью при советской власти и в открытую выражали свое мнение.
     Все они реабилитированы как жертвы политических репрессий, т.е. уголовного преступления они не совершили. Кстати, в постановлении от 14 апреля 1989 года о реабилитации М.Е. Куделина сказано, что «Статья УК РСФСР в решении «тройки» не указана».
    Сотрудники НКВД, выполнявшие приказы и проводившие террор в отношении граждан, сами попали под маховик репрессий.   
     Решением Политбюро ЦК ВКП(б) от 17 ноября 1938 года судебные тройки были ликвидированы.
     Назначенный вместо Ежова Лаврентий Берия провёл «чистку» в НКВД и заставил более 7 тысяч сотрудников (около 22 % от общего числа) оставить службу в органах. С конца 1938 года и до конца 1939-­го по его приказу арестованы 1 364 сотрудника НКВД, кроме того, почти всё руководство республиканского и районного уровней заменено.
     Были репрессированы многие члены троек: 47 представителей НКВД, 67 членов партии, и два представителя прокуратуры приговорены к смертной казни.
     Так революция «пожирала своих детей».
 
Алексей ДОЛГОВ.
Редакция газеты благодарит за содействие при написании материала Управление ФСБ России по Вологодской области.

Опубликовано в газете "Звезда". № 98 от 20 декабря и № 99 от 24 декабря 2016 года.

Еще новости

Реклама