Звонок на сайт: 8 (921) 137-30-60

Реклама

Реклама

История Шекснинского монашества. Продолжение

6268
Для православных христиан Шекснинского района 30 января - день особенный. В этот день совершается память преподобного Антония Черноезерского - покровителя шекснинского края. Место его духовных подвигов - Черное озеро, спрятанное в лесу невдалеке от деревни Анисимово Ершовского сельского поселения. Здесь чувствуется особая благодать, и каждый, кто хоть раз побывал на Черном озере, хочет прийти сюда снова.  
  На снимке: Церковь Рождества Пресвятой Богородицы в Черноезерском монастыре.

Восстановление обители    

     7 (20 по новому стилю) июня 1911 года состоялась торжественная закладка обители, которая стала невиданным доселе событием в истории края. Помимо местных жителей и леушинских сестёр в торжествах приняли участие правящий Новгородский архиерей Арсений (Стадницкий), епархиальный миссионер священномученик Варсонофий (Лебедев), новгородский губернатор В.А. Лопухин и, конечно же, сама игумения Таисия.
     Около семи часов вечера перезвон колоколов возвестил народу о приезде Владыки Арсения. Облачившись в мантию, он приложился к кресту и вместе с духовенством проследовал в храм, где началась Литургия. Народ не только переполнял церковь, но и окружал её у окон, через которые слышалось пение.
     После совершения Литургии в своём слове Владыка предостерёг собравшихся от увлечения страстями: пьянством, разгулом, и призвал всех доказывать своё христианство не словом только, но и делом. Обращаясь к староверам, Владыка Арсений разъяснил, что храм, или скит, т.е. обитель, созидаемые без благословения епископа, не имеют на себе благодати.
     После проповеди архиерей освятил икону преподобного Антония и вручил её игумение Таисии, которой поручил начальное устроение обители.
     Монастырской ограды к тому времени ещё не было, но линия её устроения была обозначена прокосом травы. По этой тропинке проследовал крестный ход. Игумения Таисия была слаба и не смогла нести икону. С благословения Владыки её понес новгородский губернатор В.А. Лопухин. 
      В день торжества восстановления Черноезерской пустыни на имя архиепископа Арсения была получена телеграмма от обер-прокурора Св. Синода В.К. Саблера следующего содержания: "Радуюсь открытию миссионерской обители Антония Черноезерского. Молитвы, труд сестёр, уставная благолепная служба привлекут заблуждающихся к познанию истиной Христовой Церкви. Владимир Саблер".
     Аналогичную телеграмму обер-прокурор послал на имя игумении Таисии: "Искренне приветствую с восстановлением Черноезерского монастыря. Свет истинного учения да озаряет окрестную страну, да привлекает заблудшихся к единению со Святою Церковию. Мысленно с Вами. Саблер".
     В тот же день была отправлена ответная телеграмма: "Сегодня, при огромном стечении народа, водружен Крест на основание обители преп. Антония Черноезерского. Уповаем, что сия обитель будет духовною твердынею, ограждением Православия, спасительным маяком для коснеющих в расколе. Приносим сердечную благодарность за Ваше сорадование и благие пожелания. Арсений, архиепископ Новгородский. Игумения Таисия. Архимандрит Варсонофий".
 
Таинственное видение
 
     Игумения Таисия с несвойственной её возрасту энергией принялась за дело возведения монастыря. В 1911 году было начато строительство монастырской ограды, перевезены в Черные озерки дома для монахинь, началось возведение игуменского корпуса.
     Главной заботой матушки стало строительство величественного каменного храма, так как существовавшая деревянная церковь была маловместительной.  Проект главного монастырского собора с благословения владыки она поручила известному архитектору К.К. Романову, занимавшемуся реставрацией Ферапонтова монастыря - ещё одного детища игумении Таисии.
      Осенью 1911 года К.К. Романов побывал в Черноезерье, ознакомился с местностью и стал готовить проект храма.    
       Игумения Таисия, занимаясь благоустройством пустыни, не забывала при этом ходатайствовать перед Священным Синодом о преобразовании обители в общежительный монастырь. Напряжённое ожидание, многочисленные письма и прошения, дальние поездки окончательно подорвали и без того слабое здоровье матушки. В декабре она тяжело заболела воспалением лёгких и долгое время находилась между жизнью и смертью. В 70-летнем возрасте надежды на выздоровление уже быть не могло.
     1 и 2 января 1912 года болезнь осложнилась лихорадкой и временным бессознаньем. Находясь в таком состоянии, ей было видение, что к ней явился Иоанн Кронштадтский, который умер ровно три года до этого (2 января 1909 года). Иоанн Кронштадтский и игумения Таисия (на снимке) были хорошо знакомы, часто вместе объезжали монастыри, вели духовные беседы. Находясь в бессознательном состоянии, привиделось игумении Таисии, что она встретила дорогого её сердцу отца Иоанна в церкви. Позже она об этом писала: "Он стоял против жертвенника, лицом к востоку, в руках у него была небольшая книжечка, в род "служебника или канонника", по которой он читал. На нем была шелковая светло-лиловая ряса, поверх ее белый парчовый епитрахиль с золотыми галсами, а на груди наперсный крест. Он стоит, читает и как бы не замечает меня, так что я думала, - не призрак ли это? Наконец решаюсь спросить: "Батюшка дорогой, да Вы ли это? Откуда Вы взялись?" Он быстро обернулся, положил книжечку на жертвенник и со словами; "А, здравствуй, Таисия",- направился ко мне между св. Престолом и Царскими Вратами. Подошед ко мне и благословив меня, он снова повторил: "Здравствуй, матушка, я - за тобой!"
      Между ними состоялся диалог, из которого Таисия поняла, что она ещё не выполнила то, что должна сделать при жизни, а именно ей нужно обустроить "хуторок" или "пустынную хатку", где есть лишь одно занятие - непрестанная молитва. Очевидно, что речь шла о пустыни. Закончилась их встреча так: "Затем, обращаясь опять ко мне, произнес: "Итак, матушка, ты не имеешь никакого хуторка, ни хатки?" - "Нет, родной мой, не имею ничего!" - "Ну так я пойду похлопочу за тебя, а то куда же я возьму тебя. А ты пока готовься, чтобы в следующий раз, когда я приду за тобою, ты была бы готова!" И он стал для меня невидим, хотя из церкви никуда не выходил, а я по-прежнему осталась одна. С этого времени я стала поправляться..."
       Игумения Таисия не сомневалась, что от неминуемой смерти её спасло только чудесное заступничество Иоанна Кронштадтского. Иоанн Кронштадский дал ей ровно три года жизни, необходимых для становления пустыни. Игумения Таисия скончалась 2 января 1915 года.
 
Первый постриг
 
     Весьма промыслительно, что помощь святого она получила в самый важный, переломный момент истории Черноезерской пустыни. Обитель, ещё не успевшая твёрдо встать на ноги, действительно нуждалась в заботах матушки. И она использовала это время настолько плодотворно, что современники не могли сдержать удивления и восхищения, глядя, как стремительно растёт и благоукрашается её обитель.
      К этому времени община в Черных озерках ещё не была настоящим монастырем. В ней жили женщины, которые хотели принять монашеский  постриг. У них была монахиня-начальница, но в общинах пострижение в монашество было запрещено.
     Несмотря на тяжёлую болезнь, игумения Таисия всеми силами добивалась разрешения на преобразование общины в монастырь. 
     Рождество Христово в 1912 году игумении Таисии встретить не довелось - на праздники пришёлся пик болезни. Придя в сознание, матушка первым делом осведомилась, пришёл ли указ о преобразовании общины в монастырь. Приближался день памяти преподобного Антония 17 (30 по новому стилю) января. Этот праздник игумения Таисия хотела отметить проведением в обители первого иноческого пострига, что было невозможно сделать до официального учреждения монастыря. Совершение пострига именно 17 января являлось очень актуальным, так как в этот день в пустынь стекалось множество старообрядцев. Причём староверы, пытаясь опорочить юную обитель, указывали на отсутствие в ней иноческих постригов. Они говорили: "Какой, мол, монастырь без пострижения в монашество".     
     Когда напряжение ожидания достигло высшей точки, и матушка уже мысленно смирилась с существующим положением вещей, из Новгородской консистории пришёл долгожданный указ. 16 (29 по новому стилю) января 1912 года Черноезерская пустынь получила статус общежительной женской обители "с миссионерской целью для духовно-нравственного просвещения здешнего края". 17 (30 по новому стилю) января в день памяти преп. Антония Черноезерского был совершен чин открытия общежительной обители. В тот же день был совершён первый монашеский постриг. Анна Петухова, исполнявшая послушание регентши, была пострижена с именем Антония - в честь преп. Антония Черноезерского.
     Таким образом, Черноезерская обитель получила официальный статус. Поражает стремительность преобразований. 20 марта 1911 года игумения Таисия впервые услышала о местечке Черные озерки, и всего через 10 месяцев здесь уже существовал полноценный монастырь со своими насельницами, настоятельницей, насущно необходимыми постройками.     
     Обычно срок между появлением общины и преобразования её в общежительный монастырь занимал несколько (порой более десятка) лет. Для Черноезерской общины ожидание длилось всего полгода (7 июня 1911 года обитель была основана, 17 января 1912 года уже стала полноценным монастырем). Вполне возможно, что это единственный случай в истории русского монашества XIX-начала ХХ веков, когда иноческая община так быстро получила статус монастыря.
    8 февраля 1912 года священником Черноезерского храма был определён Сергий Ставровский, который служил в обители до ноября 1921 года.
    Летом на реке Шексне вблизи Черноезерского монастыря была обустроена пристань. На монастырском причале построили часовню, главная часть которой была выполнена из старой корабельной рубки. Ее пожертвовал  капитан одного из пароходов, ходивших по Шексне.
    Традиция устраивать причалы с часовнями была заведена матушкой Таисией ранее на принадлежавшей Леушинскому монастырю пристани Борки. Причал приносил пользу как самой обители, так и проплывавшим пассажирам, которые имели возможность помолиться Богу.  Еще одна пристань находилась в деревне Топорня, где пели монахини Ферапонтова монастыря.
     Матушка заручилась согласием хозяев пароходства, чтобы проплывающие мимо Черноезерской пристани суда приставали к ней, и пассажиры слушали молебен о плавающих и путешествующих. Пожертвования путешественников помогали монахиням восстанавливать обитель.
 
Статья составлена на основании устного рассказа историка М.Г. Мальцева и глав из его книги "Антониева Черноезерская пустынь", напечатанных в приходском листе "Фонарик" храма Казанского образа Божией Матери (Шексна).

Опубликовано в газете "Звезда". № 7 от 31 января 2015 года.

 

Еще новости

Реклама