Звонок на сайт: 8 (921) 137-30-60

Реклама

Реклама

История Шекснинского монашества. Продолжение

6307
Для православных христиан Шекснинского района 30 января - день особенный. В этот день совершается память преподобного Антония Черноезерского - покровителя шекснинского края. Место его духовных подвигов - Черное озеро, спрятанное в лесу невдалеке от деревни Анисимово Ершовского сельского поселения. Здесь чувствуется особая благодать, и каждый, кто хоть раз побывал на Черном озере, хочет прийти сюда снова.  
Ошибки реформаторов
 
       В XIX веке правительство России проводило планомерную политику по сокращению числа приходов и снижению численности священнослужителей, причём происходило это, когда население, а значит, и количество прихожан, интенсивно росло. К сожалению, наши православные правители (в законе Российской Империи было записано, что императором может быть только человек православного вероисповедания, и его супруга тоже должна быть православной) не понимали важность сельских и монастырских приходов, и духовная катастрофа в жизни страны, случившаяся вскоре, - наглядное тому подтверждение. В первую очередь под сокращение попадали причты бесприходных церквей. Поэтому в 1821 году Черноезерский приход был упразднён, священника и пономаря перевели в другое место служения, а церковь Рождества Богородицы приписана к Чуровскому храму, расположенному на противоположной стороне реки Шексны (в 12 километрах от Черных озерков).
      У священников Чуровской церкви (одного из самых многочисленных окрестных приходов), итак обремененных множеством забот, просто не оставалось времени для проведения богослужений в Черноезерской церкви, расположенной к тому же за "превеликими грязями и топкими местами". Церковь на Черных озерках пришла в полное запустение.
       Некоторое представление о судьбе храма может дать рассказ о соседней Борисоглебской церкви на Ирме, упразднённой в то же время. По рассказам старожилов,  "запустение церкви было столь велико, что в нее входили овцы. Помещик, охотясь, заходил в нее с собаками; в это время были похищены колокола и иконы".
     Думается, положение Черноезерской церкви было не лучше.
     В результате со временем пустынь постепенно лишилась почти всех своих построек. Дольше всего сохранялась деревянная часовня над мощами преподобного.
 
Духовная катастрофа
 
    В 1875 году на месте часовни над мощами преподобного тщанием почитателей Антония Черноезерского была устроена деревянная церковь Рождества Богородицы. Служили в ней, как и прежде, священники чуровской церкви.
     Период для её постройки удивительный, ведь в 1876 году была проведена очередная реформа, согласно которой только в Белозерском уезде число приходов сократилось на треть.
      Результаты этой и ранее проведённых реформ не замедлили сказаться. В 1881 году император Александр II был убит народовольцами. Вся история России полна дворцовых переворотов, но чтобы царь был убит обычным человеком из народа, подданным - такое произошло впервые. Настоящая духовная катастрофа. 
     Его преемник Александр III осознал, что одной из главных причин нарастания революционной активности являлось оскудение веры в народе. Статистика была неутешительна. В книге "Столетие военного министерства" (1902) утверждалось, что около 70 процентов новобранцев, поступавших в войска в 1880-1890-е годы, не знали никаких молитв и не имели даже самых элементарных понятий о православной вере. А ведь русская армия была опорой царского престола и состояла, главным образом, из крестьян, то есть традиционно самой религиозной части населения.
     Александр III резко изменяет религиозную политику русского государства. При нём начинают возобновляться упразднённые приходы и появляются новые, восстанавливаются диаконские вакансии при сельских церквях, активно открываются церковно-приходские школы и другие учебные заведения. Время Александра III (1881-1894) стало также началом расцвета русских монастырей и монашества.
      Политику своего отца продолжил император-страстотерпец Николай II, при котором наблюдались невиданное доселе церковное и монастырское строительство, прерванное Октябрьским переворотом.
 
Черные озерки ожили
 
      Благоприятные внутриполитические изменения не замедлили сказаться и на судьбе Черноезерского прихода.
     1 января 1893 года в Черные озерки был переведен священник Алексий Богоявленский, которому выпала нелёгкая задача возрождения глухого и бедного православного прихода. Ему же довелось стать первым священником устроенного в 1911 году  Черноезерского монастыря. Трудностей на его долю выпало немало, но отец Алексий остался верным Черноезерскому храму до конца. Невзирая на слабость здоровья, в течение 19 лет он исполнял должность штатного священника, а когда 8 сентября 1911 года он уволился за штат, то продолжал проживать в Черных озерках и по мере своих старческих сил служил делу возрождения Черноезерского монастыря.
     Не только бедность и труднодоступность Черноезерского прихода осложняли пастырскую работу.
    В XIX - начале ХХ веков в окрестностях Черных озерков было открыто несколько скитов, где жили старообрядцы, принадлежавшие к так называемому Спасову согласию.  В раскол было совращено немало прихожан Черноезерского, Чуровского и других окрестных храмов.     
Последователи Спасова согласия не имели своих священников и считали, что допустимо и неосвященному лицу отправлять церковное богослужение и совершать два "потребно-нуждные во спасение" таинства: крещение и покаяние.
     Они требовали строгого воздержания в пище и питии, не дозволяли носить ничего пёстрого и цветного, что составляло один из важных пунктов их учения: "На ком рубаха пестра, знай - душа его антихристова сестра", "Что ни пестринка, то сидит бесинка". Хоть и очень редко, но встречались среди последователей толка случаи разного рода самоубийств и убийств "во спасение". Так, крестьянин деревни Слободищи Владимирской губернии Михаил Куртин "по указанию свыше" зарезал своего семилетнего сына Григория. На суде он говорил, что "заклал сына своего в жертву Спасу".
     Местные спасовцы до таких крайностей не доходили, но тем не менее их деятельность беспокоила епархиальное руководство, которое изыскивало всевозможные средства для борьбы с разрастающимся расколом.
     Методы для этого использовались самые разные, один из них - учреждение православных обителей в районах наибольшего распространения раскола. Миссионерские монастыри, как правило, организовывали в местах, где имелись святыни, почитаемые раскольниками. Чаще всего это были мощи святых, представившихся до реформ патриарха Никона.
     Преподобный Антоний Черноезерский относился именно к таким святым (блаженная его кончина наступила в 1598 году), и поэтому он пользовался особым почитанием среди местных старообрядцев.
      На этот отрадный факт в 1911 году обратил внимание епархиальный миссионер архимандрит Варсонофий Лебедев (будущий епископ Кирилловский, священномученник). Увидев, что староверы любят приходить в храм и молиться святому Антонию, он решил, что здесь нужно восстановить православный монастырь. Своими мыслями он поделился с новгородским архиепископом Арсением Стадницким (с 1778 года наши края относились к Новгородской епархии). Архиепископ Арсений горячо поддержал эту идею и предложил заняться делом возобновления обители игумении Леушинского монастыря Таисии - устроительнице многих женских монастырей.
      Архиепископ Арсений (Стадницкий), священномученник Варсонофий (Лебедев) и игуменья Таисия искренне служили Господу, и их начинание не могло не дать благие всходы.
      Проблемой могли стать только преклонный возраст игуменьи (в 1911 году ей исполнялось 69 лет) и слабость её здоровья. Поэтому архиепископ Арсений предложил архимандриту Варсонофию съездить в Леушино и переговорить с матушкой лично, не настаивая, а высказывая лишь благое пожелание.
      Исторический разговор, с которого собственно и началась история возрождения Черноезерской обители, состоялся 20 марта 1911 года.
      Игумения Таисия, увидевшая в пожелании владыки волю свыше, невзирая на старческие немощи, рьяно взялась за дело. О своем согласии она сообщила архиерею в письме. Примечательно, что игуменья Таисия ошиблась в названии селения, назвав его Черноречьем, что свидетельствует о том, что сообщение архимандрита Варсонофия застало её буквально врасплох, и до этой беседы она, похоже, ничего не знала о Черноезерской пустыни.
     Душа её "рвалась на святое дело" (так она писала в письме архиепископу) возрождения древнего монастыря. Матушка активно изыскивала всевозможные средства для обеспечения обители всем необходимым. С открытием навигации 1911 года она собиралась съездить и осмотреть место будущего монастыря, но старческие немощи и болезни не позволили ей осуществить планы. Эти хлопоты она поручила монахине Антонине (будущей Черноезерской игуменье), которая в первую же поездку в Черноезерье познакомилась с местными жителями и нашла у них  поддержку в деле устройства обители. Крестьяне подыскали дом стоимостью около 1000 рублей, а Бог послал благодетельницу, которая дала необходимую сумму. Местные православные мужички бесплатно перевезли дом на Черное озеро, и уже в мае там поселились первые сестры.
      В начале июня 1911 года Черноезерский погост, по рассказам очевидцев, выглядел весьма бедно и неустроенно: "Небольшая старинная деревянная церковь обнесена деревянной оградой. Неподалеку от церкви за оградой дом священника и дом сестер. Около ограды большое озеро. В храме, у правого клироса под сенью деревянная гробница, в которой почивают мощи преподобного".
      Тем не менее главное было сделано. На месте подвигов преподобного, спустя 147 лет после упразднения пустыни, вновь стали возноситься иноческие молитвы.
 
Статья составлена на основании устного рассказа историка М.Г. Мальцева и глав из его книги "Антониева Черноезерская пустынь", напечатанных в приходском листе "Фонарик" храма Казанского образа Божией Матери (Шексна).
 

Опубликовано в газете «Звезда». № 6 от 27 января 2015 года.

 

Еще новости

Реклама