Звонок на сайт: 8 (921) 137-30-60

Реклама

Реклама

Реклама

Чуровское и Рембрандт: интригующая история!

3256
История о том, как Н.И. Соколова – дочь чуровского писателя – спасала шедевры Дрезденской картинной галереи.  
     В 2015 году исполнилось 60 лет с того дня, когда Советский Союз вернул в Дрезденскую галерею картины, которые стали трофеями Красной армии после разгрома гитлеровской Германии.  Особая роль в истории спасения полотен Дрезденской картинной галереи принадлежит Наталье Ивановне Соколовой, дочери уроженца чуровской земли, известного писателя­-публициста второй половины XIX века И.С. Соколова.
 
Вызвалась спасти картины
 
     На протяжении всей своей жизни Наталья Ивановна, как и её отец, стремилась подняться на самые высокие ступени своего внутреннего духовного пьедестала. Она  окончила Петербургский университет и стала специалистом высокого уровня в области русской живописи  XIX века. Заслуженный деятель искусств РСФСР, член­корреспондент Академии художеств СССР, Наталья Ивановна Соколова написала ряд монографий по творчеству художников Петрова­-Водкина, Рындина, Кукрыниксов,  а также  других графиков и скульпторов. Ее перу принадлежит  предисловие к Малой истории искусств. Эта очень образованная женщина, в совершенстве знавшая английский, немецкий, французский языки, пропагандировала русское искусство XIX  века за рубежом: читала лекции о художниках­-передвижниках в Кембридже, Оксфорде, в Королевской академии художеств.
     В годы Великой Отечественной войны Н.И. Соколова, работая в Совинформбюро,  часто выступала по радио, ездила в воинские части и госпитали, организовывала для фронтовиков выступления деятелей культуры.
     Когда  война приближалась к концу,  комитет по делам искусств начал отправлять на фронты искусствоведов, чтобы выяснить судьбу музеев и сокровищ культуры. Наталья Ивановна Соколова отозвалась мгновенно. Ей отказывали, мотивируя это большим риском для жизни: «Женщин бережем. Дело опасное, посылаем только мужчин». Но она добилась своего и отправилась в Германию, где ещё шли бои, чтобы спасти от уничтожения шедевры знаменитой Дрезденской картинной галереи.
 
«Богиня» и маршал Конев
 
     Картины Дрезденской галереи и многие другие ценные произведения искусства по распоряжению немецких властей еще в 1943 году были спрятаны. Спрятаны второпях, в старые каменоломни. Картины хранились в ужасных условиях. В феврале 1945 года Дрезден подвергся бомбардировке англо­-американской авиацией, и художественные сокровища были перебазированы в новые убежища, расположенные к западу от Эльбы. Увозили спешно, лишь бы они не попали в руки приближающейся Красной армии. Шедевры живописи помещались в сырые шахты, в которых, к тому же, хранилось большое количество боеприпасов и взрывчатых веществ. Все тайники были заминированы и должны были взлететь на воздух при подходе наших войск и при попытке проникнуть внутрь.
     Когда советские войска вошли в Дрезден, то увидели ужасную картину разрушений. Комплекс Цвингера, где ранее экспонировались бесценные сокровища, оказался почти полностью разрушенным. Опрос местных жителей о судьбе картин результата не дал. Как выяснилось позже, те люди, кто их прятал, были гитлеровцами уничтожены.
     Поиском шедевров занялась специальная команда, собранная из военных и искусствоведов, среди которых была и Н.И. Соколова. Бригаду художников и специалистов в области средневековой живописи наскоро переодели в военное обмундирование, присвоили звания. 16 мая они вылетели в Германию.
     Город Дрезден встретил майора Соколову руинами. Улицы превращены в развалины, почти недоступные для движения транспорта, под руинами погребены многие тысячи трупов, которые с наступлением тёплой весенней погоды стали разлагаться.
    Первым делом поисковая группа выбрала надежное помещение для хранения картин.  Затем в одном из туннелей в окрестностях Дрездена была обнаружена картотека галереи. Начался поиск картин. Каждый вечер члены бригады возвращались домой, как после трудной боевой операции, -­ худые, черные, измученные. В конечном счете было обнаружено множество хранилищ, в которых находились картины Дрезденской галереи. Знаменитые полотна в большинстве случаев хранились в очень плохих условиях и были обречены на гибель. Например, вход в каменоломню недалеко от села Гросс­-Котта был заминирован, и, чтобы искусствоведам добраться до картин, сначала пришлось работать саперам. В железнодорожном вагоне, загнанном по рельсам в этот тоннель, и в сарае, построенном там же из досок, находились картины.
     Шедевры были целы. Но близкие разрывы бомб раскачали камни, из которых слагались своды пещеры. В помещение затекла вода, картины отсырели и покрылись плесенью.
     Обнаруженная в туннеле «Сикстинская мадонна» Рафаэля Санти как будто ослепила и заворожила всех: «Сюда! Смотрите! Это она! Это она!» Все замерли, не находя слов. Один из бойцов промолвил восхищенно: «Богиня!» Сняли пилотки... Кто­-то из солдат попросил Н.И. Соколову:
    - ­ Товарищ майор! Разрешите подменить часовых.
     Часовым, стоявшим у входа в штольни, тоже хотелось хоть одним глазком взглянуть на «богиню». Кто-­то сказал: надо составить список присутствующих при этом историческом моменте. Наталья Ивановна составила такой список, в нем были маршал Конев и генерал Петров.
     Любуясь Сикстинской мадонной, которая как бы шагала по облакам в голубом сиянии небес, прижимая к груди очаровательного малыша, маршал пришел к неожиданному решению:
    - ­ Знаете что, отберите десять наиболее ценных полотен, я отправлю их в Москву для немедленной реставрации, самолетом.
     Эта мысль, к его удивлению, повергла Соколову в священный ужас.
     ­ - Сикстинскую мадонну самолетом? Бог с вами, товарищ командующий, а если самолет упадет?
     -­ Это отличный самолет. Мой самолет. Опытнейший экипаж. Во фронтовой зоне дадим воздушную охрану. Я сам на этом самолете летаю.
     -­ Но вы же маршал, а она мадонна, ­ - совершенно искренне произнесла Соколова.
     Маршал рассмеялся.
     -­ Что верно, то верно. Разница кое-­какая есть.
     Разговор этот стал достоянием штаба. С тех пор, когда речь заходила о каком­-либо невыполненном поручении, разводя руками, отвечали: «Я же маршал, а не мадонна».
     К каменоломне были присланы специально оборудованные машины для перевозки картин. Полотна  грузились под наблюдением художников, которые затем их сопровождали и руководили разгрузкой.
 
За что пьет Рембрандт?
 
     Нередко, когда Наталья Ивановна шагала по Дрездену, перед ней останавливалась машина, и кто­-нибудь из офицеров кричал: «Майор, майор, посмотрите картину, у нас обнаружена – замечательная, может, Рембрандт или Рафаэль!» Ей называли адрес, и машина мчалась дальше.
     Болельщиков от искусства становилось все больше и больше. «На ящиках в туннеле написано «Кунст» – значит, по вашей части», – говорили Соколовой  при встрече незнакомые люди.
     Когда в каменоломнях был обнаружен автопортрет художника Рембрандта с женой Саскией и бокалом вина в руках, притихшие солдаты спросили Наталью Ивановну: «Товарищ майор, а за что пьет Рембрандт?»
     Она ответила:
     ­ - Рембрандт поднимает бокал за вас, советских солдат, уничтоживших фашистскую гадину.
     Под тем же броским названием – «За что поднимает бокал Рембрандт?» – вышла статья Натальи Соколовой на немецком языке.
     У найденных картин Наталья Ивановна рассказывала собравшимся солдатам о данных произведениях живописи и о художниках, их создавших. И этот разговор об искусстве становился для бойцов делом большой человеческой важности.
 
Почти военная спецоперация
 
     Большинство картин, обнаруженных в тайниках, оказались «больными» — покрыты плесенью, красочный слой во многих местах отставал. К произведениям живописи нельзя было прикасаться: лепнина размокла, краска прилипала к рукам. Как поднимать в таком состоянии из шахт? Как везти на грузовиках? Спасатели картин совершали настоящие чудеса — накладывали наклейки, пластыри, устраивали всякие прокладки, ограничители и другие оберегающие полотна приспособления. Причем в этой работе им, как и саперам, нельзя было ошибиться. Каждая ошибка привела бы к гибели одного из шедевров.
     Найденные картины оставлять в разрушенном городе было губительно. Они  нуждались в «стационарном» лечении. В середине июня пришло распоряжение о вывозе Дрезденской галереи в СССР. Груза 28 вагонов — целый эшелон! Полтора месяца шла подготовительная работа. Ремонтировали вагоны, делались ящики по размеру картин, переложенные мягким материалом.
     Наконец 31 июля специальный эшелон был готов к отправлению. Чтобы эшелон шел без задержки, с ним следовал офицер отдела военных сообщений. Впереди эшелона для предотвращения возможных диверсий был пущен контрольный паровоз. И не зря! На пути до границы не раз были попытки устроить крушение. Как выяснилось позже, готовились и нападения, но были своевременно приняты меры нашими органами госбезопасности.
     10 августа 1945 года эшелон прибыл в Москву. Картины разместили в хранилищах одного из лучших музеев страны — в Государственном музее изобразительных искусств имени  А.С. Пушкина. Десять лет велась работа в мастерских Москвы, Ленинграда и Киева по восстановлению  1240 произведений искусства. Десять лет! Изо дня в день, в условиях научно­-организованной и идеальной обстановки хранения.
     В 1955 году, после реставрации всех картин, в Москве была открыта прощальная выставка, и по решению Советского правительства все спасенные произведения искусства Дрезденской галереи были переданы Германской Демократической Республике. Безвозмездно.
 
За мир, против войны
 
    Вся жизнь Натальи Ивановны Соколовой после 1945 года была озарена светом тех лет. Дрезденская картинная галерея приглашала ее на все юбилеи своего второго рождения. Одну из фабрик Дрездена назвали ее именем. Наталья Соколова была избрана почетным гражданином этого города.
     Шла уже другая, мирная жизнь, но Наталья Ивановна стремилась к жизненному полету на пределе всех своих сил. Она считала, что культура и искусство должны противостоять войне, предостеречь от войны. Это было ее жизненное убеждение, и она каждодневно боролась за культуру и искусство, за мир, против войны. Все свои гонорары и премии Наталья Ивановна Соколова завещала в Фонд мира.
 
Редакция благодарит
за предоставленный материал О.Н. Червякову,
руководителя школьного музея Чуровской школы.

Опубликовано в газете "Звезда". № 100 от 29 декабря 2015 года.

 

Еще новости

Loading...

Реклама