Звонок на сайт: 8 (921) 137-30-60

Реклама

Реклама

Столетняя судьба Судьбиц

21599
Шлюз Судьбицы Мариинской водной системы  и нынешнее сильнейшее маловодье - это две разные истории, но оказались связаны одной нитью - рекой Шексной. Не упади нынешний уровень главной водной артерии района примерно на три с лишним метра, мы бы не увидели это уникальное инженерное сооружение, которому почти сто лет…  
Аки посуху
 
     Был один из бесснежных и бессолнечных ноябрьских дней, унылость которого скрасил иней, богато украсивший деревья, кусты, нескошенную сухую траву, а также камни и миллиарды двустворчатых ракушек, которыми обильно усеяно дно залива со странным названием Глухой Захап. Еще весной тут стояло более метра воды, и рыбаки спокойно рассекали  по заливу на моторках. А теперь я иду по его растрескавшемуся дну, и высохшие ракушки звонко хрустят под ногами.
      Вот и река Шексна. Ее берег отступил от своей привычной кромки  на десятки метров. Продвигаясь вперед к Судьбицкому шлюзу, мне пришлось скакать по камням, которые в обычные годы скрыты почти трехметровой толщей воды…
 
Другая цивилизация…
 

    А вот и шлюз. На одной из его гранитных поверхностей высечена дата - 1915 год. Странно видеть здесь в безлюдном месте посреди леса и воды идеально ровно уложенные гранитные блоки шлюзовой камеры, подниматься по каменным ступеням на площадку у верхних ворот. Мне вспомнился Питер и набережная Невы, закованная примерно в такой же гранит. А может, тот же самый, поскольку добывали его в одних карельских каменоломнях, которые тогда еще были финскими.
      Житель деревни Добрец Железнодорожного сельского поселения Константин Иванович Субботин вспоминает:
    - Моя бабушка, Евгения Михайловна Смирнова, будучи еще девчонкой со старшим братом возила на этот шлюз камни. Сажень камней стоила рубль. Так вот они за день на лошади вывозили две сажени.  Со всей округи были собраны камни. Ни одного было на поле не найти!  На строительстве шлюза работали польские каменотесы. Откуда они взялись? Не знаю… Много поляков было здесь. Они переженились и оставались тут.
     Польские мастера тесали блоки из финского гранита для строительства самой шлюзовой камеры, а на укрепление берегов шел наш шекснинский камень.
      Прошедший век для этого сооружения пролетел незаметно, не оставив на финско-карельском граните каких-то заметных следов, а вот металлическим элементам - воротам и запорным механизмам - досталось изрядно. Хотя, как сказать, - царский металл, сто лет пролежавший под водой, не истлел от ржавчины и все еще привлекателен для мародеров, которые давным-давно утащили нижние ворота, а в этом году, пользуясь маловодьем,  взялись курочить верхние, частью осевшие в грунт…
 
Одна из жемчужин Мариинки
 

     Узнавая технические особенности шлюза в Судьбицах, я все более и более поражаюсь ясности ума наших русских инженеров, которые, не ведая про какую-то экологию, "вписали" это сооружение (а также прочие 34  шлюза Мариинской системы) в жизнь реки Шексны.
      Для возведения шлюза был прорыт искусственный канал параллельно с основным руслом реки. Это гидротехническое сооружение оказалось на острове, поскольку от "материка" его отделял тот самый залив со странным названием Глухой Захап.
  
   Почему шлюз был построен в этом месте?  На реке Шексне именно в районе потеряевского пляжа был порог, который мешал судоходству. Судьбицкий шлюз, длиной 320 метров и шириной 12,8 метра, с глубиной на короле* 2 метра, позволял судам преодолевать этот порог.
      А работало это гидротехническое сооружение так.

      С ледостава, то есть с ноября, - навигация заканчивалась, суда ставились  в низовьях на прикол. Река отдыхала под ледяным панцирем до весны, до наступления ледохода. В период весеннего паводка и верхние, и нижние ворота шлюза были открыты, талые воды промывали шлюзовую камеру, свободно шли по руслу воды. В конце мая - начале июня, когда большая вода уходила, основное русло реки (в районе порога) перегораживали вертикально поставленными металлическими фермами (они соединялись друг с другом по принципу пазлов), которые устанавливались на дно реки в так называемое "корыто" - бетонное основание с углублением в центре. Глубина реки тут была не очень большая, и высота ферм составляла примерно 3-4 метра. Надо сказать, что этот металлический частокол устанавливался вручную - вся механизация - веревки и лебедка. Рабочие на лодках присоединяли одну ферму к другой. Когда запруда была установлена, то верхушки ферм, торчащие из воды, становились "тропинкой" через реку, по которой ее и переходили, держась за легкие поручни - леера. Убирали "частокол" осенью, когда вода в реке сезонно падала, и близился ледостав. Фермы складывали на потеряевском берегу.
    
"То бурлаки идут бечевой!"
 
     Не могу не вспомнить про те времена, когда суда по реке тянули артели бурлаков. Наша Шексна не была исключением. С той поры в нашем словаре осталось слово "бечевник". Землеустроители и сегодня им пользуются, поскольку и теперь, и сто лет назад так называлась полоса земли вдоль берега реки, по которой и шли, связанные бечевой, бурлаки. После проведения реконструкции Мариинской системы в конце 19 века бечевник был расширен, что позволило попрощаться с бурлацкой тягой, барки стали буксироваться конными упряжками.
    
Шлюз Черная Гряда мы не увидим никогда…
 
     В районе деревни Ирма, где  река Шексна была порожистая, в период с 1890 по 1896 годы был сооружен каменный шлюз Черная Гряда.  После затопления он оказался в верхнем бьефе Шекснинского водохранилища, а теперь навсегда скрыт под 16-и метровой толщей воды.  Уникальность этого шлюза  в том, что в 1890-1896 годах, когда проводилось капитальное переустройство  Мариинской системы, он, а также шлюзы в Деревеньке, Ниловицах были самыми длинными в Европе - 325 метров!
     И еще один весьма удивительный факт, о котором рассказал Василий Маров: связь шлюзы Мариинской системы поддерживали по телефону! Перед окончанием навигации, когда вода в реке шла на убыль, последним караванам судов  порой было проблематично преодолеть нижние ворота шлюза. Тогда из Судьбиц звонили на шлюз Черная Гряда и просили: "Подбавьте водички!". Там разом опускали вниз оба затвора, вода волной проходила десятки километров и помогала судам выскочить из шлюза. Но оговорюсь, что не так все просто было в жизни - до сих пор на берегах реки Шексны видны деревянные ребра-шпангоуты барж, которые потерпели крушение. Но это уже другая история…
          
Шекснинская стерлядь золотая
 
     34 шлюза Мариинской системы не мешали рыбе свободно плавать от Каспия до Белого озера. И тогда к нам на нерест поднимались и белорыбица, и та самая шекснинская стерлядь золотая, о которой сохранились легенды, и огромная белуга.
       Василий Васильевич Маров, который все детство провел на Судьбицком шлюзе, где работал бакенщиком его дед, вспоминает: "Ранней весной стерлядь шла к нам из Каспия на нерест, поднимаясь против течения по рекам. И проходила именно через открытые в период половодья шлюзы, где было более стремительное течение. Здесь и  поджидали ее самодуры - остро наточенные  крючки на пробках. В 66-м году сам видел, как знакомый мне рыбак снимал с самодура стерлядь. Она не отличалась большими размерами -  всего-то 35-40 сантиметров. Рыба эта была особенная - ели только ту, что снята с крючка еще живой. Снулая стерлядь из-за большого содержания в ней жира, который быстро окислялся, становилась чуть ли не ядовитой - ее выкидывали.  Пойманную живой рыбу сажали в садки, откуда потом и брали на еду. Стерляжья уха была необыкновенно вкусной и ароматной, а поверх бульона плавал янтарно-желтый жир. И в жареном виде она также была хороша - нежное белое мясо и никаких костей, разве что хребет, да и тот хрящевой. Тогда, в 66-м году, единственный раз я ее и попробовал…".
 
Каспийский лосось нерестился у "Музыки"
 
        Рассказывают, что последнюю белорыбицу - каспийского лосося - поймал Михаил Смирнов примерно лет пятнадцать назад. Кстати сказать,  берег реки Шексны, что напротив нынешней "Музыки", был ее нерестовым местом.  Была еще одна рыба, которая водилась в шекснинских водах - белуга. Опять же по воспоминаниям бывалых рыбаков, последнюю белугу  сетью поймали в 47 году. Весом около трехсот килограммов она была, больше дровней лошадиных…
 
Последний гудок…


     Весной 1963 года было заполнено Шекснинское водохранилище, затопившее пять шлюзов "Мариинки" - два в нашем районе - Черная Гряда и Судьбицы, а также  Ниловицы, Крохино, Топорня…  Навигация на мариинской системе закончилась 2 ноября 1963 года после 153 лет эксплуатации. И навсегда ушла в прошлое старая традиция: капитаны последнего в навигацию каравана судов, которые спускались вниз по реке, проходя через шлюз, давали прощальный гудок.
    - Я слышал этот гудок семилетним мальчишкой, - вспоминает Василий Маров. - ранним сентябрьским утром, когда я гостил у деда на шлюзу, меня разбудил низкий звук, который далеко разносился в холодном воздухе над желтеющим лесом, над водой. Прощальный гудок до следующей весны…
      Однажды такой гудок раздался не перед зимней разлукой, а разлукой навсегда…
 
Екатерина МАРОВА. 
 
      * Король - порог шлюзовой камеры, в который упираются ворота ("Волго-Балт. От Волги до Балтики").

 
Авторы: 

Еще новости

Реклама