Звонок на сайт: 8 (921) 137-30-60

Реклама

Реклама

«Вологодский пятак» - тюрьма или санаторий?

27710
В апреле исправительная колония № 5 УФСИН РФ по Вологодской области отмечала свой 20-летний юбилей. В связи с этим для вологодских журналистов был организован  пресс-тур «Территория особого режима».
    11 апреля представители прессы Вологодской области сели в автобус и отправились в колонию для пожизненно заключенных.       
     Она находится на особом месте в числе других 13 исправительных учреждений Вологодчины. ИК-5 – это самая первая колония для пожизненно заключённых в России, которую в народе называют  «Вологодский пятак». Расположена  в экспроприированном Кирилло-Новоезерском монастыре на озере Новом (остров Огненный) в Белозерском районе.
     Сейчас в учреждении находится 204 человека, 135 из них приговорены к пожизненному заключению.
     Наш журналист Елена Изюмова три года назад побывала в этом учреждении и поделилась своими впечатлениями.  И когда мне представилась возможность поехать туда, то я, конечно, согласилась - хотелось все увидеть собственными глазами.
     Почти три часа мы провели в дороге. Последние 30 км  до «Пятака» – сплошное бездорожье.
     Спустя несколько часов, наконец-то, прибыли на место. У ворот учреждения нас встретили начальник колонии В.И. Горелов и заместитель начальника по кадровой и воспитательной работе с осужденными И.В. Дашковский.
     После прохождения контрольно-пропускного пункта для журналистов провели подробный  инструктаж о том, как необходимо вести себя в колонии. И мы вошли внутрь.
 
Или колония, или массовая стройка…
 
    Стоя за дверями, отделявшими нас от основной территории колонии, я представляла себе серые однообразные здания, кучу охраны и тому подобное. Но первое, что увидели журналисты, и я в том числе, когда прошли на территорию колонии, были спецтехника, строительные материалы и строящееся кирпичное здание.
     Нам пояснили – здесь будет новый четвертый режимный корпус. Здание строится на месте церкви Смоленской иконы Божией Матери. Когда попали внутрь, то среди кирпичей и лесов на стенах увидели…фрески XVII века с изображениями святых! Сотрудники колонии пытаются их сохранить. Стенные росписи будут законсервированы, пока не появятся средства на их реставрацию. Над первым этажом храма надстроят ещё два, а фрески закроют специальным коробом до последующего восстановления.
      Вот что рассказал секретарь вологодской епархиальной комиссии по пастырской работе в исправительных учреждениях, протоиерей Александр Лебедев о фресках:
     - Изображения были в своё время не сбиты, а закрашены. Во время ремонта эта побелка сошла в некоторых местах, и сейчас здесь можно увидеть лики святых. К сожалению, в ближайшей перспективе это помещение не будет использоваться как храм, поэтому изображения пока останутся лишь напоминанием о том, что здесь когда-то проходили богослужения.
     А в будущем в новом трехэтажном здании будет содержаться 72 осужденных на пожизненное лишение свободы. Их содержание постепенно приравнивается к европейским стандартам: строятся новые просторные камеры, проводится канализация, вентиляция.  В старых корпусах ничего этого нет.
     Рядом со строящимся зданием стоит новый корпус. Заходим в помещение - здесь еще пахнет краской. Пока здание наполовину пустует, но в будущем ожидается прибытие еще нескольких заключенных – все камеры  будут «обжиты».
     Во время экскурсии начальник колонии Владимир Иванович проводит нас по  комнатам – прачечной, кабинету медицинского работника, психолога, далее заходим на пост видеонаблюдения. В.И. Горелов объясняет - вся территория колонии, каждая камера находится под неусыпным контролем видеокамер. Информация записывается на жесткий диск.    
     Второй режимный корпус (а именно так называется это новое здание) рассчитан на 45 осужденных. Условия содержания здесь лучше, чем в старых корпусах – есть горячая и холодная вода, раз в неделю проводится банный день. В камерах сидят по двое заключенных. Гуляют полтора часа, по два человека – с кем сидят, с другими заключенными контакт запрещен.
 
Люди или звери?
 
     После обхода пустующих камер мы прошли в секцию, где сидельцы уже обжили свои «комнаты»: железные двери с табличками – на каждой из которых краткие характеристики осуждённых: такой-то убил столько-то человек, склонен к самоубийству, побегу, к членовредительству. Прочитаешь, и становится не по себе …
     Этот леденящий душу список преступлений предусмотрен специально для сотрудников, которые работают в контакте с осуждёнными, чтобы не расслаблялись и всегда помнили, что по ту сторону – не человек, а «зверь», загубивший не одну человеческую жизнь.
     Начальник колонии отмечает, что возраст сидельцев неумолимо снижается. Если несколько лет назад средний возраст осужденных составлял 44-47 лет. Сейчас он понизился вдвое! В «клетках» сидят совсем молодые люди – 21- 22 года. Причинами такого резкого снижения сотрудники колонии называют различные факторы: воспитание, влияние общества, влияние СМИ, а также стремление самоутвердиться – многие вновь прибывшие снимали на видео и выкладывали в Интернет совершенные ими убийства.
     Так, самым молодым заключенным в этой колонии является 21-летний  Артем Ануфриев. На его счету шесть зверских     убийств и восемь покушений на жизнь! Издевательства над людьми преступник вместе со своими «дружками» снимал на телефон и выкладывал во Всемирную паутину. На вопрос раскаиваются ли сидельцы, Владимир Иванович отвечает – лишь единицы. Основная часть давит на жалость - пишут письма, в которых сетуют на свою нелегкую судьбу, просят денег.
     Жители колонии работают – шьют рукавицы, сувенирные «буденовки», «шлемы». В месяц после всех отчислений они получают порядка 400-500 рублей. Траты ограничены. Заключенные выписывают газеты, книги, два раза в месяц могут приобретать продукты в специальном магазине.

Место ли «зверю» на свободе?
 
    Хоть и «сидят» мужчины пожизненно, все же выйти на свободу у них шанс есть - через 25 лет все сидельцы имеют право подать ходатайство на условно-досрочное освобождение (УДО). И одному из них такой шанс может представиться уже в ближайшем времени. Недавно Белозерский районный суд вынес решение об условно-досрочном освобождении одного из осужденных.
      Поинтересовалась, за что сидит «товарищ», оказывается – по статье «Терроризм». Как говорят американцы  - no comments ...
     Сотрудники не верят в раскаяние сидельцев и не поддерживают этого права. Они рассказывают, что, отбыв 20 лет, осуждённые становятся «паиньками» - не нарушают режим, не «катают жалоб», работают. Ведь УДО для них  - единственный шанс выйти на свободу.
     Все сотрудники колонии уверены в том, что эти люди уже навсегда потеряны для общества. Также считают и психологи.
     Суд, вынося столь важное решение, учитывает всего лишь два главных условия – ненарушение режима в течение последних трех лет и трудоустроенность заключенного, еще, конечно, учитывается мнение потерпевших. Так, уже в ближайшие годы на свободу могут выйти  десятки «смертников»!
     И здесь возникает вопрос: «А готово ли общество к тому, что на свободу могут выйти террористы, насильники, серийные убийцы»? Я лично – категорически против этого и считаю - такие люди не должны попасть обратно в общество! И пусть некоторые меня осудят.
 
Где справедливость?
 
     После экскурсии по Огненному мы отправились в обратный путь – а именно еще на один остров под приятным названием Сладкий. Здесь живут более 50 человек со своими семьями, которые ежедневно ходят на работу, а также ветераны колонии. Однако название и действительность – два несовместимых понятия…
     Если обрисовать его в «двух словах» – это богом забытый уголок. Полуразрушенные бараки, деревянные дома с печным отоплением и удобствами во дворе, отсутствие горячей воды, водопровод есть лишь в нескольких домах на острове – такова реальность Сладкого.
     Все дома находятся в аварийном состоянии. Детский сад «Садко» построен в 1982 году и с тех пор не ремонтировался. Есть на острове общественная баня и своя пекарня. В школу дети ездят за семь километров в соседнюю деревню.
     С ужасом спрашиваю, а есть ли перспективы – будет ли решаться вопрос о жилье для сотрудников? И.В. Дашковский ответил, что те сотрудники, которые работают по сменам, ездят в основном из Белозерска и близлежащих деревень либо на своих машинах, либо на автобусе учреждения. Тем же, кто работает ежедневно,  приходится жить на острове, новых сотрудников пока селят в общежитие, а в ближайшем  будущем будет построен новый 34-квартирный дом в деревне Анашкино, земля под строительство уже выделена.
     Смотря на все это, понимаешь –  о преступниках наше государство печется больше, чем о тех, кто ежедневно их сторожит. Изменится ли ситуация в лучшую сторону? Будем надеяться …
 
Юлия ДАВЫДОВА.
Авторы: 

Еще новости

Реклама