Звонок на сайт: 8 (921) 137-30-60

Реклама

Реклама

Философия печного дела

5914
С давних времен, говоря слова «родной очаг», люди подразумевали самое дорогое – родительский дом, дружную семью, установившийся веками уклад жизни. А что такое – родной очаг? 
Это русская печь, которая была центром мироздания для крестьян – она давала тепло, лечила, пекла хлеб, отменные пироги, варила щи да кашу. Словом, без печи дом не был домом. Потом наступила эра центрального отопления, многие посчитали печку пережитком прошлого, и остались они только там, где уж без белобокой труженицы никак нельзя было обойтись. Но в последние годы  мы снова поняли, что и  покрытые  виниловым сайдингом новостройки с печкой-то намного комфортнее и уютнее! И  снова возник спрос на шведки, голландки, камины. А значит, снова стали востребованы мастера-печники.
 
Сарафанное радио
 

      Сегодня редкая газета не пестрит предложениями сложить печи и камины. Но люди знающие всегда отдают предпочтение «сарафанному радио». Именно к этому народному СМИ я и обратилась, когда решила воплотить в жизнь свою мечту о печи, в которой будет и чугунная духовка, и варочная камера, и удобная топка, и… Словом, хотелось всего и побольше, но чтобы места печь занимала самую малость. Все это я и выложила Алексею Анатольевичу Соколову из деревни Нифантово, которого мне присоветовала Ирина Павловна Ложичева.
   - Нет проблем! - ответил Алексей Анатольевич. – Такая печь называется шведкой. Но сложить ее могу только через год. Пока у меня все время расписано.
      От такого обстоятельного подхода к делу я еще более прониклась важностью намеченного мероприятия. Пока на календаре мелькали осень, зима и весна, было время еще раз все продумать. И «попутно» пришла в голову еще одна идея, а что если  вывести в одну трубу две печи – варочную и отопительную? Одной ведь шведкой дом не обогреешь, а случись в нашем царстве-государстве  какая-то катаклизма, так  печки пропасть не дадут. И эта моя «новаторская» идея нисколько не напугала Алексея Анатольевича. Он внимательно осмотрел места расположения будущих кирпичных сооружений, произвел  руками некоторые магические манипуляции, подумал и подвел итог:
    - Будем делать!
      Потом был рабочий процесс: подсчитали, сколько потребуется кирпича, чугунного литья, было определено место для устройства фундамента для второй печи (первый был уже сделан). Отдельно решали по глиняному раствору – купить готовый или воспользоваться природной даровой глиной. Подходящая нашлась около дома, что, естественно, меня очень обрадовало. Замочили ее в двух бочках.
 
Печь не строится, а рождается
 
     И вот в один, конечно же, прекрасный день Алексей Анатольевич пришел на «объект» вместе с помощником – Александром Васильевичем Погореловым. И началась настоящая мужская работа – сначала обстоятельное оборудование места, а потом неспешный процесс кладки. Я старалась «не отсвечивать», и только когда мастера уезжали домой, рассматривала сделанное.
     И вот две печи встали в полный рост. Осталось соединить их на чердаке чем-то вроде борова, а потом соорудить общий дымоход. Я даже не представляла, как можно  класть кирпичи на высоте более пяти метров, а потом, пройдя сквозь крышу, увенчать дымоход трубой, когда никаких лесов и в помине не было! Все это так и осталось для меня загадкой. Да я и не жалею, поскольку в каждом ремесле, доведенном до уровня мастерства, есть свои секреты, которые пришли с опытом. И раскрывать их, чтобы потешить праздное любопытство, совсем не обязательно.
 
Печные «инновации»
 
     Я горжусь своими печками. Они не только классно смотрятся, но и отличаются от многих своих «подруг» одной особенностью – у них нет поддувала. Да, да, того самого, через которое мы выгребаем золу. В печной дверке сделаны регулируемые отверстия, через которые подается воздух. Колосников нет. Поэтому сама печная топка что-то вроде крошечной русской печи – можно угли убрать и печь здесь хоть картошку, хоть хлеб.
      Алексей Анатольевич объяснил преимущества такого устройства:
      -  Так топят экономные немцы – при малом поступлении воздуха дрова горят медленнее, и печь прогревается лучше.
       Конструкцию отопительной печи, которая должна была быть небольшой по размерам, но «теплой», он выбрал сам. Что интересно, здесь тоже был применен немецкий опыт – выложены ниши в боках печки, что значительно увеличивало ее поверхность. А иноземная хитрость состоит в том, что раньше в немецких казармах ставились такие печи, но, конечно, значительно больше по размеру, а в нишах сушились шинели.
 
Кирпичные университеты
 
     По словам мастера, печами он плотно занимается с 2000 года. Но переходу в печники предшествовала немалая производственная подготовка:
    - У меня корочки каменщика 5-го разряда, - рассказывает Алексей Анатольевич. – Работал в «Череповецжилремстрой», потом на Украине в крупном тресте «Югстрой», возводившем объекты от Измаила до Сочи, – дома, дома отдыха, курорты и так далее.
      Первая печь – классическая «шведка», которую сложил мой собеседник, была установлена в домике на базе отдыха «Ирма». Тут он еще пользовался схемой кладки, которая называется «порядовка». Но вскоре  эта подсказка оказалась не нужна:
     – Пришло понимание печного дела, - продолжает свой рассказ Алексей Анатольевич. – Да и никакая схема не может учесть все требования и пожелания заказчика. Словом, двух одинаковых печей у меня нет. Но их объединяет одно – они работают. А добиться этого можно просто – надо соблюдать законы физики. Главный – дым  «лентяй» - он идет по пути наименьшего сопротивления. А для того, чтобы раскаленный газ легко свой путь преодолевал – повороты и переходы должны быть плавные, без прямых углов. Для дыма очень важно, чтобы сечение дымохода не менялось. А если в дымоходе несколько печных приборов сходятся, то  обязательно на разной высоте, чтобы один поток подхватывал другой. Есть еще много моментов, которые приходится учитывать, делая какую-то конкретную печь. 
     Тут-то я и поняла, зачем Алексей Анатольевич руками совершал какие-то магические движения, стоя на фундаменте моей будущей печи. Это он представлял движение потоков холодного и теплого воздуха. И чем сложнее печь, тем  «процесс разведения руками» более длительный.
  
Танцуем от русской печки
 
      Когда-то в русской избе ставилась  русская печь – огромная, с лежанкой, где могла уместиться вся семья,  с просторной варочной камерой, куда хозяйка ставила чугунки, ловко орудуя ухватом. А при необходимости в этой варочной камере мылись. Словом, печь была уникальным сооружением, недаром она упоминается во многих русских народных сказках.
      - Есть и сегодня шекснинцы, которые решили в своем доме поставить русскую печь. Но таких немного, - рассказывает Алексей Анатольевич. -  Брату я сложил русскую печь с камином, подтопком и огромной лежанкой. Но чаще заказывают «три в одном» - печь, плита, камин. Приехал на дачу – затопил камин, который сразу дает тепло, а потом протапливается печь, и дом окончательно прогревается. Другая мода – низкие лежанки типа диванчика  - удобно, хорошо, как говорится, кости погреть. На Мологе с Александром Васильевичем Погореловым делали  русскую печь с подтопком, с большим камином, под русской печкой еще одна печь - под маленькую лежанку. Словом, четыре в одном. И все получилось – печь уместилась на четырех квадратных метрах.  Все дымоходы выведены в одну трубу.
      Если продолжать рассказ о печах, то среди этого кирпичного семейства есть «малышки» 50 на 50 см. Одна такая столбяночка поставлена на одной из дач в деревне Толстово: у нее есть  маленькая плита и даже ниша для сушки грибов и ягод. Есть печи-гиганты  - 2,5 на 2,5 метра. По науке один квадратный метр печи должен обогревать 35 квадратных метров помещения. Вот и считайте, какая печь вам нужна.   
 
Как в царских палатах
 
      В русских сказках говорится, что печи в царском дворце были изразцовые – красоты невиданной! С 10 века известны изразцы на Руси, а вот сегодня они постепенно сошли на нет, поскольку это удовольствие по-прежнему для царских палат.
     Алексей Анатольевич рассказывает:
    -  Было время, когда сам хотел изготовлять изразцы, поскольку  в Вологодской области я знаю только одного мастера в деревне Куракино, что под Ферапонтовым. Но у меня дальше идеи дело с изразцами не пошло. Может быть, к этому когда-нибудь и вернусь.  Сегодня можно превратить печь в произведение искусства  проще – обложить ее кафелем. И не слушайте разговоры о том, что плитка тепло «съедает». Керамическая кафельная плитка ничего не «съест»! А разнообразие рисунков такое, что глаза разбегаются – хоть под гжель, хоть под хохлому!  Есть и еще один  симпатичный вариант – хорошо, с шампунем печь на два раза промыть, а потом покрыть специальным огнестойким лаком – каждый кирпичик заиграет!..
 
Каждая печь – единственная!
 
     Спрашиваю у мастера, сколько он печей сделал, и слышу ответ:
     - Не так уж и много, поскольку работаю, не торопясь. Как шутит Александр Васильевич Погорелов, у меня тут свое временное измерение. Свои печи не считаю! И фотографии не делаю! Почему? Я хочу на вопрос: «А какие печи  вы умеете класть?» - отвечать так: «А какую Вам хочется?».
    ...Только так рождается печь, которая по душе ее хозяину, а для дома  – родной очаг.
 
Екатерина МАРОВА. 

 
Ключевые слова: 
Авторы: 

Еще новости

Реклама