Звонок на сайт: 8 (921) 137-30-60

Реклама

Реклама

За веру, царя и отечество!

6005
В середине девяностых годов прошлого века педагоги и учащиеся чаромской школы провели большую краеведческую работу. 
Они обошли все деревни сельсовета и записали воспоминания старожилов о судьбах земляков в исторических событиях двадцатого века: русско-японской войне, первой мировой войне, коллективизации, Великой Отечественной войне. На основании собранного материала в школьном музее появилась экспозиция, посвященная землякам – участникам Первой мировой войны.
 
Судьбы людские
 
     Трагичные для России войны начала двадцатого века своим черным крылом коснулись судеб сотен русских мужиков, проживавших в Чаромской волости Череповецкого уезда Новгородской губернии.
     Людская память сохранила скудные сведения об участии чаромчан в русско-японской войне 1904-1905 г.г. Невредимыми возвратились с войны двоюродные братья Корытовы Матвей и Павел, а их сосед Александр Прокопьевич Белоречев навсегда остался в сопках Манчжурии. Тяжелые ранения получил Михаил Иванович Хазов, а Петр Торопов попал в плен. Когда Петр вернулся домой, односельчане тут же нарекли его «японцем». Иначе как «японкой» не называли и его супругу.
     Героем, награжденным солдатскими орденами за личное мужество, стал Василий Николаевич Смирнов. Свою коллекцию наград он пополнил на полях сражений первой мировой - последней для царской России войне.
     Будучи уже пожилым человеком, в победном  45-м, он подойдет к торжествующим фронтовикам, достанет из внутреннего кармана бережно свернутый кусок материи и покажет всем Георгиевские кресты, сетуя, что ему «вот нельзя награды за немца носить».
     Один из фронтовиков, Петр Михайлович Зайцев, успокоил старика и прикрепил знаки воинской доблести на его груди.
     Благодаря семейным архивам и рассказам родственников воевавших чаромчан, в школьном музее создана экспозиция, посвященная памяти участников первой мировой войны.
     На одной из фотографий - уроженец деревни Голодяево  Иван Семенович Шубин. В школьном музее сохранился удивительный документ того времени - солдатское письмо из окопов первой мировой, письмо, раскрывающее душу русского солдата. Пишет Иван Семенович жене: «Если суждено мне погибнуть, то не забудь меня в своих молитвах, а я, в свою очередь, умирая, буду думать об одной тебе. Там… за гробом, быть может, соединимся вновь, и никто нас больше не разлучит!
     Если же суждено вернуться невредимым, то будем допивать чашу любви и счастья до конца жизни, да не омрачатся наши сердца друг на друга несправедливостью».
     И.С. Шубин будет свален тифом, и он вернется домой. Правда, испить «чашу любви и счастья до конца жизни» ему не придется. В будущем его ждет участие в коллективизации, донос о том, что он защищает кулаков, и, как следствие, - череповецкая тюрьма.
     На другом фото – трое хорошо одетых мужчин – в костюмах, с тросточками в руках. Трудно представить, но это фото сделано в Германии. На нем – военнопленные перед отправкой домой. За плечами уроженца деревни Родино Григория Меньшикова (на фото слева)  – три безуспешных побега. Рядом с ним стоит Левашов Константин из деревни Назарово. Он не захотел возвращаться в Россию, и по своей воле навсегда остался на чужбине.
     Для Григория Меньшикова и Константина Левашова знакомство с Европой закончилось относительно благополучно. Другим повезло меньше. Акиндина Копосова и Ивана Дмитриева из деревни Тимшино еле выходили после возвращения.
     В семье Крутецкого священника отца Павла Смирнова один сын умер от ран в госпитале, другой вернулся без ноги.
     Неоднократно наши солдаты оказывались на грани жизни и смерти. Лишь чудо и смекалка помогли выжить Ивану Смирнову. Когда облако ядовитого газа накрыло их роту, Иван упал лицом в сырой мох и дышал через него, сколько мог. В госпитале сознание вернулось к нему через три месяца.
     8-я армия генерала Брусилова сражалась с австрийцами на территории нынешней Западной Украины. В рядах кавалерии с неприятелем рубился уроженец деревни Большой Игай Павел Фролович Чистяков, награжденный двумя Георгиевскими крестами. Вернувшись домой, по праздникам он будет восхищать земляков лихой джигитовкой на обычной колхозной лошади.
     Свой вклад в борьбу с врагом внес учитель математики Чаромской школы Павел Александрович Светлов. После окончания школы прапорщиков и производства в офицеры он воевал на Северном фронте и возглавлял пулеметную команду 19-го Сибирского стрелкового полка. П.А. Светлов закончил войну в звании штабс-капитана, был удостоен ордена Станислава 3-ей степени с мечами и бантом.
 
Часы из ушедшего времени
 
     Есть в школьном музее и отпечаток вещи, незримо связывающий историю Чаромского с историей Отечества. Это – обыкновенные часы с цепочкой. Принадлежали часы уроженцу деревни Тимшино И.А. Александрову, а ему их подарил Председатель Государственной думы третьего и четвертого созывов М.В. Родзянко.
     Ивану Александровичу довелось пережить горечь поражения русской армии на Западном фронте, в Царстве Польском.
    
 Много позже он будет вспоминать, как ходили в атаки с одной винтовкой на троих, договариваясь, в каком порядке она будет переходить из рук в руки. В одном из боев вражеская пуля ударила в цевье винтовки, приклад разлетелся на отдельные щепки. Этот случай оставил память на всю жизнь не только медалью «За храбрость», но и покалеченными пальцами.
     
А дальше был странный плен. При отступлении командир приказал всем сдать оружие. Объяснил, что иначе поляки не подадут вагоны. Как только сдали винтовки, пришли польские офицеры и объявили всех военнопленными. Ни одного нашего офицера рядом уже не было! Измена – это слово тогда звучало очень часто.
     
Пользуясь неразберихой во время немецкого наступления, часть солдат бежала к своим. Иван был в их числе. Снова бои, контузия, участие в штыковых атаках. Одну из них он будет вспоминать десятки лет спустя. Наш молоденький солдатик ударил немца штыком в живот и не смог выдернуть штык назад. Немец схватился за штык одной рукой, а другой нанес ответный удар. После этого случая все солдаты роты, идя в атаку, держали заряженный патрон на крайний случай.
     Иван был награжден двумя Георгиями, представлен к третьему и отправлен на курсы прапорщиков. После производства в офицеры вернулся в строй.
     Война по-прежнему развивалась неудачно. Войска несли большие потери. Иван Александров попал в плен. К счастью, судьба свела со знакомыми ребятами из соседних деревень. Договорились бежать. Желающих нашлось восемнадцать человек. Ивана, как старшего по званию, избрали командиром.
     Когда беглецы вышли к своим, на фронт приехал глава IV Государственной Думы Родзянко. Увидев группу возбужденных солдат, приветствующих вырвавшихся из плена воинов, Родзянко подошел к солдатам, сказал несколько приветственных слов и, достав собственные часы, торжественно вручил командиру вернувшихся воинов.
     После войны Иван Александрович вернулся в родную деревню. Часы впоследствии сломались, и он никому не позволил их чинить. Нет, время не остановилось. Просто исчез мир, к которому они имели прямое отношение. Наступила новая эпоха в жизни страны.
 
Алексей ДОЛГОВ.
 
Редакция газеты благодарит директора чаромской школы Г.В. Александрова за предоставленный материал.
Авторы: 

Еще новости

Реклама