Звонок на сайт: 8 (921) 137-30-60

Реклама

Реклама

Деревянное зодчество Шексны

639
«Уж как новая моя горенка, во сыром бору она валена, во реке у них она спущена, на светлом месте она срублена, на веселом месте поставлена...», - поется в старинной русской песне.
Чем горожанин отличается от деревенского жителя и почему современная городская архитектура отрицательно влияет на психику человека?
Почему шекснинских плотников называли «ужасными», как в старину хозяева украшали свои дома и сохраняются ли сейчас традиции деревянного домостроения?
   Сегодня мы начнем большой разговор о деревянном зодчестве Шекснинского района, а рассказчиком выступит Э.В. Баранова - шекснинский краевед, руководитель краеведческого клуба «Наследие». Эмма Валентиновна совершила немало экспедиций по нашему району, побывала во многих деревнях, занималась их описанием, и своими наблюдениями она делится со всеми, кто любит родной край и хочет знать о нем больше.
     - Эмма Валентиновна, так ли важно, где мы живем: в городе или деревне, в частном или в многоэтажном доме?
   - В начале ХХ века в нашем крае все проживали в деревнях. Сегодня ситуация в корне изменилась: большинство шекснинцев живут в панельных многоэтажках, ведут городской образ жизни, а деревни опустели.
     За несколько поколений изменились традиции, внешний облик шекснинцев и в целом стиль жизни стал другим. Город диктует свой ритм, другие привычки, тягу к комфорту и развлечениям. Люди, оторванные от земли, утратили навыки сельского труда и связь с народными традициями.
     Но жизнь вносит свои коррективы. Сегодня, оказавшись «под домашним арестом» в четырех стенах многоэтажного дома, многим захотелось иметь «домик в деревне». Ведь для человека естественно равновесие отдыха и деятельности и любые подобные ограничения приводят к дискомфорту.
     Помимо этого, современная городская архитектура и так оказывает сильное отрицательное влияние на психику человека. Само проживание в «многоэтажке» не естественно и вредно для здоровья человека. Здания кубической формы способствует напряженности, придают человеку мрачную сосредоточенность и отсутствие положительных эмоций.
    Когда человека окружают тусклые серые тона, слышится техногенный шум, его работоспособность сокращается в разы. Замкнутое пространство в бетонной клетке квартиры без неба и горизонта, отсутствие солнца и вольного воздуха, вид из окна на однотипные прямоугольные формы домов неизбежно приводят человека к состоянию депрессии.
    Да и статистика показывает, что в многоэтажных районах города даже преступность в разы больше, чем в малоэтажном историческом центре. 
     - Получается, что место жительства накладывает отпечаток на характер и поведение человека.
    - Человека из деревни нетрудно определить среди горожан, так же как и горожанина в деревне. И не только по внешнему облику и поведению, но и по характеру люди тоже отличаются. Горожанин более динамичен, предприимчив, с некоторой свободой в общении.
     Жизнь в деревне размеренна и нетороплива, требует самостоятельности и самых разнообразных навыков.  Поэтому деревенский житель более спокойный, рассудительный и простодушный. И главное, у него есть обостренное чувство малой родины, сопричастности ко всему происходящему. Место, где он родился и вырос, для него имеет особую духовную ценность. В деревне все на виду и жизнь каждого имеет значимость.
   В современном городе легко заблудиться, даже город можно перепутать – до такой степени все обезличено. Потеряв связь со своими родовыми корнями, человек и сам обезличивается, сливается с толпой, становится «как все». Он уже не привязан к культурно-историческому наследию предков. От этого обедняется духовно-нравственное восприятие мира.
     - Вы родились в деревне, теперь живете в Шексне. Где, по-вашему, лучше жить?
     - Мне всегда хотелось посмотреть мир, быть в гуще событий, особенно в молодости. Удалось побывать во многих городах и странах. Но не зря говорят: «Где родился, там и пригодился». Да и жизненные приоритеты с возрастом меняются.
    Когда осуществилась мечта нашей молодой семьи, и мы получили квартиру со всеми удобствами, стало понятно, что это не совсем то, что нужно. Для семьи нужен свой дом, а еще лучше - усадьба. Мы выбрали место на окраине поселка с видом на реку. Сами сделали проект, продумали планировку вокруг дома. Весь склон террасировали каменными стенками и дорожками.  Кто занимался строительством дома, тот знает, сколько надо вложить сил и средств. Да и содержать дом непросто. Но зато сколько радости и удовольствия приносит свой сад, цветы, качели на лужайке, прудик с рыбками.
   Нам захотелось и за огородом обустроить берег. Вместе с соседями стали делать посадки деревьев и кустов, получился целый парк для отдыха. Мы его регулярно выкашиваем. Этой весной еще посадили можжевельники, сливы, вишни, яблони. Зима была мягкой, малоснежной и под горой удалось выкопать пруд. Теперь планируем, как лучше его облагородить. Скучать на пенсии не приходится. Я считаю большой удачей жить в своем доме в красивом месте в таком небольшом городке, как Шексна.
    - Можете ли Вы отметить какие-то особенности в облике нашего поселка?
   - Шексна - это маленький Череповец. В плане застройки у нас есть старый исторический центр, заречье Углы, как и за Ягорбой, северная промышленная часть, и свой зашекснинский микрорайон тоже есть - Нифантово.  
  По архитектуре поселка даже можно проследить основные вехи в истории страны. Хоть мы и отмечаем 65 лет поселку Шексна, но это относительная цифра. Как все старинные населенные пункты, возникшие на слиянии рек, поселение в устье Углы насчитывает не менее тысячи лет. Это подтверждают и археологические находки в районе старого льнозавода.
   В ХIХ веке в историческом центре поселка стояли две деревянные церкви и несколько десятков домов.  К устью Углы подходила сухопутная дорога со стороны Вологды. Здесь была устроена пристань для речных судов и перевоз через реку Шексну. Постепенное разрастание поселения началось со строительством железной дороги и переносом в Никольское волостного правления из деревни Большой Починок. В 1930-х годах волости укрупнили, затем образовался Пришекснинский район, который в то время относился к Ленинградской области.
  За последние полвека Шексна стремительно выросла. И главное влияние на развитие оказало удобное транспортное положение и строительство гидроузла. Поселок постепенно поглотил деревни Черепаново, Починок, Овинец, болото Барбач, село Никольское. Сегодня вплотную к поселку примыкают деревни Митенино, Лютчик. Прогресс и Нифантово фактически являются частью Шексны.
   Начальное поселение возникло в устье реки Углы, поэтому так и называлось - Устье. Последующая застройка шла довольно хаотично, но в целом получила вытянутую форму вдоль реки Шексны, нынешнего Волго-Балта. Со временем на территории поселка оказались тюремные казармы и предприятия исправительной колонии. И шекснинцы с нетерпением ждут положительного решения по вопросу их выноса за пределы поселка. К сожалению, самое красивое место - набережная реки Шексны оказалась недоступна для жилых комплексов из-за сплошной промышленной застройки. А жителям Никольского закрыла вид на реку земляная железнодорожная насыпь.
  Большинство деревянных строений по улице Октябрьской и Барбача – это дома переселенцев из зоны затопления Волго-Балтом в 60-е годы. Вместе со строительством крупнейших предприятий северо-запада ДВП, КХП в 80-х годах появились и жилые микрорайоны многоэтажных зданий для рабочих и служащих. В настоящее время преображается центральная часть поселка: деревянные дома уступают место каменным многоэтажкам.
   О Шексне есть очень интересный и подробный очерк бывшего редактора газеты «Звезда»  В.И. Нечаева с названием «Так рождаются города». И сейчас мы уже дожили до этого времени, когда Шексна достигла статуса малого города.
     - А есть ли какие-то наблюдения по особенности расположения наших деревень?
  - Главной особенностью северо-русских селений можно отметить гнездовой тип расселения. Это связано с общинно-родовым способом хозяйствования. Деревни располагаются вокруг церковного погоста. Каждый куст деревень, по-старому - волость, имеет свое местечковое название: Чаромское, Сизьма, Дубники, Пача, Веретье, Чебсара. В старых описаниях населенных мест указывалось селение, в котором находится волостное правление, расстояние до него от деревни и на каком водном источнике стоит деревня.                           
   При выборе места поселения учитывалось многое: удобство сообщений, рельеф, ориентация по солнцу, защита от господствующих ветров, близость грунтовых вод. Но в народе никогда не отделялось функциональное значение от красоты места. 
Поэтому неповторимость природы способствовала и неповторимости облика каждого селения. Особенно органично вписаны в ландшафт церкви и часовни.
   Принцип размещения храма зависел не только от религиозных канонов, но и учитывалось его восприятие с основных направлений. Большинство церквей поставлены на высоких холмах. А вот наш Никольский храм расположен под горой. Но он прекрасно просматривается с холма, по долине Углы и со стороны реки Шексны.   
    - Эмма Валентиновна, а какой раньше была планировка деревень?
    - Главными дорогами на Русском Севере были реки. Большинство наших деревень тяготеют к речкам. Поэтому у нас наиболее древний вид планировки прибрежно-рядовой. Дома, расположенные порядками, смотрят окнами на речную гладь. Северянину важно видеть подъем и спад воды, движение судов по реке, определять погоду по заре. И еще важно, чтобы жилая часть хорошо прогревалась солнцем, то есть была расположена на юг, «на лето».
   Приречную планировку мы можем увидеть в старой деревне Нифантово со стороны реки Шексны. Дома первого и второго порядка смотрят окнами на реку. Здесь же присутствует и уличная планировка домов более поздней застройки вдоль дороги, идущей от бывшего речного перевоза.
   Подобное расположение домов мы встречали в Камешнике, Березнике, Камешнице. С затоплением водохранилища многие дома приречных деревень при перемещении ставились уже лицом к дороге.
    Уличный тип планировки на севере был вторичен. Изначально, не дом ставился у дороги, а дорога подходила к дому. Потому что было важно для дома выбирать красивое место.
  Начиная с XVIII века казенными предписаниями такую «пейзажную» планировку селений стали переводить на регулярную уличную, когда порядки домов строго ориентировались на дорогу.
    Если поселение разрасталось, то местом отсчета служила площадь, от которой лучами расходились улицы. Типичные примеры - деревня Потеряево, село Сизьма.            И в центральной части Шексны мы тоже наблюдаем, как от площади Никольского храма отходят шесть радиальных улиц: Береговая, Пионерская, Советская, Социалистическая, Октябрьская и Мира.
    Если мы посмотрим сверху на Чуровское поселение, то заметим, что от храмовой площади дома выстроились вдоль шести радиальных дорог, идущих в сторону деревень.
   Еще одно интересное наблюдение. Если на карте соединить прямыми линиями храмы бывших церковных приходов, то вы увидите сеть из равносторонних треугольников. Все здания храмов строго ориентированы по сторонам света и находятся в «радиусе действия» друг друга. Это указывает на то, что в России существовала единая заранее спроектированная система управления, которая связывала все населенные пункты между собой.
   На это указывает сама единица измерения расстояний - верста. Слово верста происходит от «вервь», (веревка), то есть «связь». Вервстать – значит связывать, соединять. Вервник значит кровный родственник. Только с 1918 года измерение расстояний в России было переведено с верст на километры. Полосатые верстовые столбы еще долго стояли на почтовом тракте из Вологды на Мяксу.
    С начала века сохранилось поверстное расписание между пристанями по реке Шексне, по которому мы можем узнать расстояние и название многих исчезнувших деревень.
    Известно, что Москва, как и все старинные русские города имеет радиально-кольцевую планировку. От Кремля по 12 лучам расходятся дороги, на кольцевых пересечениях с которыми  расположены города.
    А наша Вологда лежит на луче от Санкт-Петербурга. На совершенно прямой линии расположены Тихвин – Вологда - Солигалич – Киров - Пермь - Тюмень. Реку Шексну этот луч пересекает в районе Починковского карьера. И, думаю, что это тоже неслучайно, ведь до 30-х годов именно здесь размещалось волостное правление нашего края и стояла часовня. Большой Починок был центром Починковской (Чуровской) волости.
    - Есть ли какие-то особенности у домов в Шекснинском районе?
    - Для каждого дома была характерна своя художественная неповторимость как внутри, так и снаружи жилища.
За особое мастерство шекснинских плотников называли «ужасными», то есть искусными. Умели наши деды строить и хоромы, и храмы. Но многочисленные войны, разорения и коллективизация основательно разрушили народные традиции домостроения. Несмотря на это, в отдаленных деревнях района нам встретились интересные дома.
Большие, просторные, нередко двухэтажные деревянные дома в Вологодской области и до сих пор иногда называют хоромами. Старые дома, стоящие на подклете имеют трехскатные крыши.  Верх кровли венчает небольшой мезонин - вышка, или по-старому - голубец. Иногда такой мезонин ставят и на крыше заднего двора. В дворовой части некоторых старых домов сохранились большие ворота, куда взъезжали лошади с груженой телегой прямо на сарай. Двухэтажные дома сохранились в Камешнике, по деревням Сизьмы.                                                                                
    В.И. Нечаев пишет в своем очерке о таких домах, отобранных у зажиточных хозяев в годы советской власти и перевезенных в Никольское.
«Дом купца Баранова на берегу Шексны был отдан под волостной военкомат, а позднее здесь было кредитное товарищество. Дом купца Лохичева стал нардомом, другие дома занимали разные учреждения. Исполком сначала находился в казенном помещении волостного правления и принадлежал земству. Стояло это здание около дома Черницыных, а затем исполком переехал в дом купца Лохичева. В 30-е годы здесь размещался радиоузел, клуб и библиотека, теперь уже в перестроенном виде в здании находится районный Дом пионеров, и одну из комнат занимает методический кабинет районного отдела народного образования».                                                                     
  В деревне Камешник сохранились три двухэтажных дома, отобранных советской властью у местных богачей. Они были приспособлены под социальные учреждения: библиотеку, школу, медпункт. Здания сохранили свой уникальный деревянный декор.
В Сизьме до революции было около десятка двухэтажных домов. В селе до сих пор стоят дома на высоком подклете, куда в рост можно зайти по хозяйственным нуждам.
В деревне Давыдково наш родовой дом стоит около 120 лет, что большая редкость для жилого дома. Построил его Иван Титович Харьезин, мой прадед. Раньше дом опоясывала красивая «гальдарея», на сарай был взъезд в широкие ворота. Избу-зимовку, примыкавшую к новому дому и топившуюся по-черному, разобрали в 30-х годах. До сих пор дом крепкий, потому что хозяева были сами плотники и дом берегли.
  Украшением старых домов служит крыльцо. Таким крыльцом с крытой лестницей  мы можем полюбоваться  у дома Лапихиных в селе Сизьма. Здесь же мы видим восстановленный взъезд на сарай и красивый резной балкончик.
Совсем другой тип крыльца мы обнаружили в деревне Красное. Здесь другое конструктивное решение: высокое крыльцо не с боку дома, а взято под крыло крыши и украшено балясинами.
   Большой редкостью стали особые украшения шекснинских домов -  ажурные перетяжки на фронтонных окнах. К сожалению, они доживают свой век. В деревню хлынул поток пластиковых окон, сайдинга и глухих металлических заборов. Резной вологодский палисад стал большой редкостью.
Сейчас, если и строятся деревянные дома в деревне, то по упрощенной схеме, как говорится, без излишеств. Часто можно наблюдать нарушение пропорций, уродливые крыши с переломом, ассиметричные окна даже на фасаде здания.
    - И все-таки сохраняются ли какие-то традиции домостроения?
  - В основном сохраняются традиции украшения домов пропильной резьбой. Во многих деревнях нам встречались красивые ухоженные дома, украшенные деревянным кружевом.
    В деревне Остров проживает мастер плотницкого ремесла Сергей Николаевич Смирнов, который преобразил многие дома своей деревни ажурной пропильной резьбой.
Многие знают нифантовский «пряничный домик», заботливо украшенный хозяином Н.Ф. Шмелевым.
На въезде в Сизьму туристов встречает особо украшенный ажурным кружевом дом Голубевых.
Есть рачительные хозяева в Чебсаре, Чаромском, Потеряеве, Поддубье, Ершове, Потеряеве, с любовью хранящие традиции деревянного убранства домов.
Хочется обратиться к землякам с пожеланием продолжать и развивать родные традиции деревянного зодчества.
Алексей ДОЛГОВ.
Опубликовано в газете "Звезда" № 57 от 28 июля 2020 года и № 58 от 01 августа 2020 года.
Фото предоставлены Э.В. Барановой и из арохива редакции.

Еще новости

Реклама