Звонок на сайт: 8 (921) 137-30-60

Реклама

Реклама

Спой, баба, сказочку!

5730
Александре Никандровне Барановой посвящается.  
     Я хочу рассказать о моей бабушке - Александре Никандровне Барановой - хранительнице народных обрядов и обычаев Сизьмы.
      Отец ее  - Никандр Александрович Семичев - вдовцом с двумя дочерьми женился на Александре Павловне Хартуковой из деревни Поляна. Александра родилась в 1933 году в деревне Корякино пятым ребенком. Отец был славным столяром и умел делать все: прялки, комоды, стулья, рамы. На чердаке дома держал пчел. В колхоз не вступал. Когда Шуре было два годика, отец сильно простудился и умер. Мать поднимала пятерых детей одна. Она была работящей, набожной и строгой. Дом Семичевых стоял на краю деревни, по которой проходила дорога от Талиц на Чебсару. Мама гостеприимно пускала дорожных людей на постой. Вот как об этом вспоминает баба Шура:  "… Из Петроськёва приставали ночевать. Коней заводили мостом. Тресни-вересни - стужа эдакая, мороз: кони-те заиндевеют, все белые. Тресту-то у них ночью воровали - навыдергивают снопиков…   А маме так давали за ночлег,  снопика четыре-пять оставят…   Наоставляют было, хлебы оставят, мы все и поедим… Ой, было на пече-то и нищие и все-то… Всех пускала ночевать".
      Бабушка Шура вспоминает: "Гаразда мама была,  стряпала хорошо, не жалела ни для кого…. Каждой день пекла. Чего-нибудь да попечет: моченики овсяные, шаньги гороховые. Бывало, седет  исти,  кто идет по дороге, зовет: "Иди исти  помазульки!" 
      С семи лет Шура помогала матери по дому и во всех крестьянских работах. В войну, в 9 лет стала ходить в Малосиземскую начальную школу. На деревню был один учебник по арифметике и по русскому языку. А хрестоматию выдали каждому, поэтому бабушка до сих пор хорошо помнит все стихи школьной программы. Военное время было голодным.
    Но трудности переживали в деревне всем миром. "Придут все, сядут на лавку с санопрялками, все и прядут. И попоют, и поплачут, и попричитают. Зимой,  да и  летом иной раз придут на уповодок…"
      Закончила Шура 4 класса и пошла  работать в колхоз: на посевной, на покосе, на ферме, на извозе - всех работ и не перечислить. А в трудовой книжке значится - "рядовая колхозница". С 17 лет посылали на лесозаготовки в Тотьму - сучкорубами. Работа тяжелая, но молодежь не унывала, находилось время и гулять. Замуж Александра вышла в соседнюю деревню Павловское за тракториста Агея Дмитриевича Баранова - моего деда.
      Появились дети, и в 1974 году семья переехала в село Сизьма  в новый дом. От своей матери Александры Павловны Хартуковой бабушка научилась многим премудростям крестьянской кухни. Жили хоть и бедно, но с голода никто не умер. В селе Александру Никандровну позвали работать поваром в новый детский сад. В хозяйстве всегда была скотина: корова, овцы, свиньи, куры. И хозяйство, и работа, и детей пятеро - забот всегда хватало. Так она и трудилась более 40 лет. У бабушки уже 10 внуков и восемь правнуков.  
                                                    
Хранительница народных традиций и верований
    Раньше ходили из деревни в деревню "нишшие". И в Сиземском крае такие были. Им не отказывали ни в ночлеге, ни в еде. Среди них были и глубоко верующие люди, и просто бездомные. Еще в 70-е годы по деревням ходили Анка-пошехонка, Паша Реутов. Они нередко рассказывали разную "старину": сказки, песни, духовные стихи.
 
Сказительница
    Моя бабушка знает много старых сказок и песен. Некоторые из них помещены в двух сборниках: "Спой, баба, сказочку" и "Вологодские сказки". В колыбельных  песенках бабушка обращалась к своим внукам,  и ко мне тоже,  называя по имени.
 
Песельница

     В бабушкином доме в праздничный день всегда гости. Всех она привечает - и своих, и чужих. На праздниках любит повеселиться и поплясать. Если гармошки нет, так бабушка плясовую может и "на губах" сыграть.
     Бабушка знает много протяжных старинных песен. Я слышал их на праздниках, когда собирается на застолье вся наша многочисленная родня. А иногда она   весело поет  частушки.    В этих частушках встречается много старых слов.
  "Чули-чули у гачули
  Чево девки говорят:
   - Не дадим робятам хлеба,    
  Пускай голодом сидят!"
      Большая "гачуля" стояла раньше почти в каждой деревне. И на праздниках молодежь толпилась около ее. Был обычай, чтобы парни качали на качелях девок. На Корякине качели стояли около пруда, посреди деревни. А еще раньше все ходили гулять на реку Сиземку к Семичеву хутору. Там, по воспоминаниям бабы Шуры, на лесной поляне при слиянии речек у Девичьего  омута и стояли огромные "гачели".
    А сейчас на таких "гачулях", устроенных посреди села Сизьма,  могут покачаться все желающие.
     Эта озорная частушка пелась гармонисту, когда приходила корякинская молодежь в село  Сизьма на гулянку:
   "Поиграй повеселяе
    "сизьмаря потешного",
     Чтобы брюхо не болело
      У народа здешнего!"
 
Бабушка-вещунья
    Моя мама  записала  те заговоры, которые были в ходу у бабы Шуры при воспитании  ребенка,  "от сглазу", при появлении недугов у детей или скотины, в приготовлении еды.
    Если ребенок плохо спит, выйди на заре в деревья, в сад и скажи: "Заря-заряница, красная девица, твоё дитё  пусть гуляет, а моё  дитё  пусть спит".
     Или возьми пеленок, на них скажи: "Не ходи сон по лавкам, а  ходи по подлавкам!"
    На здоровье ребенка, когда моешь в бане, да смываешь начисто рукой с затылка до пяток, то трижды скажи: "Как с гуся вода, так с раба божья (имя ребенка) худоба!".
   Привороты  на милого дружка, когда  печь  затопляешь: "Первой дымок, понеси голосок от рабы божьей (имя) к  рабу божьему (имя), чтобы днем и ночью все думал обо мне".
      Заговор  "от  сглазу"  ребенка. Наговаривают на гладкие "урошные" камушки или угольки, опущенные в воду: "От ветра, от вихря,  от лихого человека, от уговора, от своей думы. С ветру пришло - на ветер поди,  с лесу пришло - на лес поди, с людей пришло - на людей поди. Аминь!" И этой водичкой обмыть младенца.
 
Рукодельница
   У бабушки  умелые руки. Редко когда она сидит "без задилья", то есть, без дела: то носки вяжет, то кружево плетет.
    Ранней  весной в семье Семичевых выставлялся ткацкий станок,  и глухо стучало  бёрдо. Из настриженных полосок ткани получались широкие красивые дорожки на пол. Долгими зимами женщины пряли пряжу из льна и бараньей шерсти. Вязали теплые безрукавки, варежки и носки. Тонкими узорами кружева украшена вся бабушкина изба: оконные занавески, салфетки, скатерти, подзоры на кроватях и полотенцах. Каких только воротничков, модных  кофточек и шалей не навязала она своим дочерям! И еще вывязывает крючком белых лебедей.      
     Осенью на повети у бабушки запасено несколько снопов льна и соломы. Баба Шура научила и внуков плести из ржаной соломки чудесные шкатулки и вазы. И всем своим внукам бабушка дарит то, что делает своими руками. На юбилее бабушка подарила всем детям и внукам куклы, которые сама сделала. А свои изделия из соломки она подарила в сиземский  музей.
 
Кухарка-пивоварка
   Баба Шура  хранит рецепты крестьянской кухни. Она рассказывала, что все продукты, кроме сахара и соли, в доме производили сами. Осенью из льняного семени выжимали янтарное пахучее масло, которое хранилось в больших бутылях. Сами сбивали коровье масло. Зерно выращивали и мололи на домашней крупорушке до нужного размера. Баба Шура сварит вкусный обед и на газовой плите, но предпочитает русскую печь, в которой так удаются зеленые сиземские «шти», тюря, овсяный кисель, разные каши, вяленая морковь. Она большая искусница выпекать пироги, калачи, витушки, блины и намятыши. Но широкую известность бабушке принесло умение варить квас  и пиво из ржаного солода.
                                                 
Бабушкин чай
      "В нашей деревне в войну и после войны чаю не было, - все заготавливали Иван-чай. Моя мама Александра Павловна Хартукова  нарвет,  было, Иван-чая, набьет им корчагу, закроет и на ночь поставит в печи томить. Утром упреет трава, запах такой приятный, рассыпает на полотно, где она быстро сохнет. Мама хранила сухой чай в небольших кадушечках или глиняных крынках литров на пять.
      Рвать чай лучше ночью против Иванова дня (с 6 на 7 июня), как только к цвету направляется. Так же томила она в печке и малиновые листья. А я ставлю малину в печку в чугунке. Закрою в заметенной печи, утром выну. Поостынет, потом рассыплю на чем - ходко высохнет, дня за два, каждой листочек себя возьмет. В войну делали морковный чай из вяленки".
 
Хранительница народных обрядов
     Баба Шура помнит и соблюдает многие народные обряды и традиции.  Она вспоминает то, что слышала от людей, а чаще то, что рассказывала и делала ее мать - Александра Павловна.                   
     "На Вознесеньев день мама пекла рогульки с загибками и говаривала, что по щепоткам Исус Христос ползет на Небеса.
      На Троицу вечером приносили из лесу к дому три березки, чтобы стояли под окошками. Дня три простоят.
     Еще чула от мамы, что чем в нынешнюю церковь ходить, да там ничего не знаешь, лучше подойти к березке, да рассказать все свои обиды. Помолиться белой березке, попросить, чтобы помогла…  Вот, было, по огородам ходим (огораживаем поскотину), рубим осины, ольхи, елки, а березки нет. До троицы никто не  трогает. Почему - не знаю, а все люди говорили, что березку до троицы не рубят!...  
     В "Семидев",  31 мая - сеяла мама лен всегда до этого дня. А когда лен начинали дергать, то всегда с молитвой. Благословясь делали все,  не с шалости.
     На Иванов день, против 7 июня, в 12 ночи ходили умываться с росы. Днем примечали, где растут розовые цветочки, как маковки аленькие, и в эту ночь их рвали. Говорили: "Аляе цвету, миляе свету - кажись каждому человеку!". Потом эти цветочки носили в кармане в газетке, божа Ульяна научила".
      Помнит баба Шура про обычай ходить по домам в Пасху, который называется "Клюшка-кочерга".
     Свои знания баба Шура в ящик не прячет, а всем, кому интересно, рассказывает. Любят к ней ездить журналисты.   Делится она  и секретами кулинарных рецептов, и заговорами,  и воспоминаниями  про военное лихолетье.
      Когда стали в Сизьме собирать музей крестьянского быта, она первая понесла туда льняной кужель, утюги, да полотенца. На каждый праздник или народное гулянье наварит бабушка пива сиземского, напечет пирогов, да калачей. И на сцену выйти не стесняется - поет от души и частушки, и старые песни                                                                                                  
     Еще маленькой ходила она с мамой своей в сельскую церковь на богомолье. Храм разрушили,  и долго он стоял бесхозный. А когда решили Никольскую церковь  восстанавливать, бабушка одна из первых пошла  чистить ее от мусора  да прибирать.  Потом дали бабушке за это грамоту.
 
   Вот  такая у меня баба Шура - много знает и  умеет такого, что сейчас редко где найдёшь. Как, оказывается, много всего хранится в памяти родной бабушки!  Привычные с детства песенки и сказки  являются частью единой культуры русского народа.

 
Даниил Баранов,
7-в класс Устье-Угольской средней школы.

Опубликовано в газете "Звезда" за 10 февраля 2015 года

Еще новости

Реклама