Звонок на сайт: 8 (921) 137-30-60

Реклама

Реклама

Письма товарищу Сталину

9813
«Тихов Гурий Устинович. Переписка». Коробка с такой надписью находится в архиве шекснинского Центра истории и культуры. В коробке – тетради, исписанные трудноразличимым, порой не читаемым  почерком, грамоты, личные документы, приглашения на различные мероприятия, фотографии. 
   По ним прослеживается жизнь человека, ответственного за свою семью, за родной колхоз и страну. Гурий Устинович искренне считал, что от него зависит благосостояние колхозников, и боролся за их право жить счастливо.
 
Комсомольский призыв
  
     В 1946 году, когда Гурий Устинович Тихов приехал работать в Пришекснинский район, ему было 29 лет. За плечами: учёба на агронома, две войны, ранение.
     «Родился 21 июля 1916 года в деревне Высоково Мусорского сельсовета Череповецкого района в семье крестьянина-бедняка…В 1934 году окончил школу колхозной молодёжи, а в 1938 году – Краснохолмский сельскохозяйственный техникум Калининской области, где получил специальность агронома-полевода... После службы в армии с июля 1939 года стал работать агрономом райсемхоза «Федерация» Луковниковского района Калининской области.
     В то время в колхозе был всего один комсомолец, я – второй. Меня выбрали сразу же секретарём комсомольской организации. К декабрю того же года комсомольская организация выросла до 18 членов. В декабре 1939 года по призыву райкома комсомола добровольцем ушел на финский фронт. Служил в 6 отдельном лыжном батальоне, который состоял из одних комсомольцев и коммунистов Калининской области. По прибытии на фронт наш батальон вместе с одним артиллерийским полком сразу бросили на прорыв окружения, в котором долгое время находилась 18 дивизия. Окружение было ликвидировано», - пишет Гурий Устинович в своей автобиографии.

 
Г.У. Тихов после ранения, 
полученного в Финскую войну, в Евпатории. Апрель. 1940 год.
     22 января 1940 года он был ранен (сквозное пулевое ранение шеи) и полгода находился на излечении. Был признан годным к нестроевой службе, и во время Великой Отечественной заведовал артскладом на артиллерийской базе Ленинградского фронта. В октябре 1945 года Г.У. Тихов демобилизовался из армии и через год приехал работать агрономом райсемхоза «12 декабря» Пришекснинского района.
 
Письма Сталину
 
     В райсемхоз «12 декабря» входили деревни Слизово, Демсино и маленькая деревушка Поповское.
     С чем столкнулся агроном Тихов на практике? Как следует из записей, его очень волновала уравниловка в оплате труда, а также навязываемое сверху дробление колхоза на отдельные звенья. Не найдя понимания на местном уровне, со своими соображениями он делится с главой государства И.В. Сталиным. Свои письма Гурий Устинович сначала писал в тетради, а потом переписывал на чистовик. Таким образом, сохранились копии писем.
     «Москва. Кремль. Тов. Сталину Иосифу Виссарионовичу! 1.12.47 г. от агронома и коммуниста райсемхоза «12 декабря» Пришекснинского района Вологодской области Тихова Гурия Устиновича…». В первой части письма агроном пишет вождю о том, что многие принимаемые правительством решения и законы приводят к уравниловке, что при оплате совершенно не учитывается качественная сторона труда, и разъясняет неэффективность звеньевой системы.
     «…После всего этого я задался вопросом, где же причина всех этих несоответствий? Причину всех этих несоответствий я установил в несоответствии существующего принципа социализма «от каждого по его способностям, каждому по количеству и качеству его труда» потребностям нашей жизни.
     Существующий принцип социализма должен быть изменён как по форме, так и по содержанию. Он должен отвечать более прогрессивным формам оплаты труда, он не должен стягивать инициативу масс, он должен не оставить ни одного следа буржуазной уравниловки. Принцип социализма должен соответствовать ленинским словам «не непосредственно на энтузиазме, а на материальной заинтересованности трудящихся и при помощи энтузиазма надо строить социализм».
     На все указанные возражения у меня есть своё мнение, и даже не совсем своё, а скорее всего нашей партии и нашего правительства. На основании Ваших же решений, Иосиф Виссарионович, я пришёл к таким выводам.
     Затронутые мною вопросы большие и очень важные. Они в то же время требуют срочного и незамедлительного разрешения. Они необходимы не только для сельского хозяйства, но и для всех остальных отраслей народного хозяйства…. Я только о них и думаю. Но в быстром и более точном обосновании их мне мешает отсутствие на это потребных условий. Работая агрономом и неся ряд общественных нагрузок, у меня почти не остаётся времени на теоретическую разработку и обоснование данных вопросов. Дело в том, что я имею слабую теоретическую подготовку. Окончив техникум в 1938 году, я очень мало работал агрономом. Служба в армии отняла почти все время. В то время, как разработка и обоснование затронутых мною вопросов требует от меня знать все труды Маркса-Энгельса-Ленина-Сталина, всю текущую экономическую литературу и т.д. Нельзя не прибавить и то, что подчас очень трудно достать необходимый материал и еще труднее найти хорошего советчика.
     Я намерен обратиться к Вам, Иосиф Виссарионович, если Вы сочтёте это нужным и необходимым, то помочь мне довести начатое дело до конца, а именно срочно и окончательно дообработать затронутые мною вопросы и сообщить их Вам. То, что Вы найдете полезным, можно будет использовать, ну а если я в чём пересолю, то исправить, так чтобы мне было ясно.
     Я считаю, что для того, чтобы я мог изложить свои взгляды, мне потребуется в общей сложности 4-6 месяцев свободного времени, посвященного специально этим вопросам. В противном случае дело растянется на более долгое время.
     Очень и очень признателен Вашему вниманию. Агроном Тихов».
     Не дождавшись от вождя ответа, во втором письме Сталину он размышляет над статьей «В интересах подъема урожайности», напечатанной в газете «Правда», и снова «замахивается» на государственные основы: «…По поводу моего несогласия с существующим принципом социализма «От каждого по его  способностям, каждому – по его труду»… Изменив принцип социализма, мы одним махом разобьем всю кустарщину, в десятки раз быстрее и эффективнее, чем если будем продолжать идти вперёд ощупью. Таково мое дополнение. Дорогой Иосиф Виссарионович, я очень и очень жду Вашего ответа. Ваш Тихов Г.У. Дер. Демсино Пришекснинского района Вологодской области».
     Судьба первого письма неизвестна, а второе письмо было передано в Совет по делам колхозов при Правительстве СССР, откуда 17 января 1948 года Гурию Устиновичу пришел ответ: «По существу Вашего письма сообщаем, что вносимое Вами предложение не может быть принято».
    
Звеньевая система
 
     Ежедневно агроном Тихов на практике наблюдал неэффективность организации труда колхозников. Свои взгляды он подробно изложил в своём письме в Совет по делам колхозов при Правительстве СССР: «Дробление колхозов на мелкие бригады, а бригад на звенья и тем более индивидуальное закрепление участков земли за отдельными колхозниками (тоже самое – закрепление за отдельными колхозниками определенной группы скота при полном за ними уходе в животноводческих бригадах) не может считаться прогрессивным явлением...
      При дальнейшем укреплении производственной базы колхозов (механизация, электрификация) дробление колхоза на отдельные производственные единицы станет тормозом на пути прогрессивного развития колхозов… Дробление колхоза на отдельные производственные единицы есть дело искусственное, насаждаемое подчас насильственно и в противоречии с потребностями реальной действительности.
     Это дробление имеет успех в следующих случаях: где позволяют производственные условия колхоза, а именно там, где преобладает ручной труд, там, где производственные бригады самостоятельно справляются с производственным циклом на закрепленных за ними средствами производства, там, где вообще мирятся с уравнительной оплатой трудодня внутри этих производственных единиц колхоза». Еще в этом письме Гурий Устинович указывал на причины уравниловки в оплате труда.
     Об этом же шекснинский агроном написал в Институт Экономики АН СССР, и 27 мая 1949 года на официальном бланке ему ответил старший научный сотрудник института Е.Л. Маневич: «Уважаемый товарищ Тихов!
     Вы совершенно правильно пишите, что вопросы социалистического распределения по труду, организации оплаты труда рабочих и служащих, а также колхозников являются весьма актуальными и сложными, требующими всестороннего изучения. Вы пишите, что у Вас есть свои соображения об организации оплаты труда в СССР. Мы всячески поддерживаем Ваше желание исследовать эти актуальные проблемы, имеющие огромное народохозяйственное значение. Рекомендуем Вам изучить следующие работы классиков марксизма-ленинизма по вопросу о распределении при социализме: Маркс «Критика Готской программы», Ленин «Государство и революция», Ленин «Очередные задачи советской власти», Ленин «К четырехлетней годовщине Октябрьской революции», Сталин «Беседа с первой американской рабочей делегацией (6 вопрос)», Сталин «Новая обстановка - Новые задачи хозяйственного строительства», Сталин «Речь на первом всесоюзном совещании стахановцев».

 
За правду
 
     Типичная ситуация для советского времени. «Кремлёвские небожители» ошибались в своих решениях, а когда практика показывала их просчёты, виноватыми делались люди на местах. Так, звеньевую систему активно внедряли в колхозах Курской области, а в 1950 году в газете «Правда» вышла статья «Против извращений в организации труда в колхозах». В статье шёл «разгром» курских коммунистов. Гурий Устинович молчать не стал и написал в их защиту письмо в редакцию. И даже, говоря современным языком, «наехал» на партийного босса В.М. Молотова.
     «Абсолютно верно, что замена производственной бригады звеном закрыла бы доступ в колхозные производства тракторам, комбайнам и другой сложной сельскохозяйственной технике, привела бы к распылению сил и средств артели, к возврату от передовой техники коллективных форм труда к труду ручному, изолированному, что означало бы расшатывание основных устоев крупного коллективного социалистического земледелия…Беда же курских руководителей состоит в том, что они оказались в аванпосте применения «прогрессивных» форм труда, как до последнего времени называли повсеместно звеньевую систему организации труда в колхозах, культивируемых сверху. И вот мне кажется странным, почему редакция «Правды» всю ответственность за культивирование в колхозах «непрогрессивных» форм труда взвалила на Курский обком партии.
…Почему вы не хотите сказать, что на XVIII съезде партии говорил т. Молотов В.М. Вот его слова: «...в поднятии производительности труда и в подъеме сельского хозяйства уже крупную роль сыграло создание звеньев в колхозах. Пока звеньевая организация распространена в небольшой части колхозов. Между тем это дело оправдано опытом и требует широкого распространения в колхозах». В соответствии с этим в резолюции по докладу т. Молотова В.М. XVIII съезд Партии записал: «необходим широкий переход к организации звеньев в колхозах».
     Другое письмо он направил самому «виновнику» В.М. Молотову. Ссылаясь на эту же статью в «Правде» Гурий Устинович пишет: «…То, что пишет «Правда» - об этом я писал в первом письме т. Сталину еще два года назад. …Я писал против огульного насаждения постоянных звеньев везде и всюду… Это на местах было давно. Ясно многим, но разве хватит смелости сказать. Один я, который не дорожит собой никогда, если чувствую правоту, осмелился написать т. Сталину. А почему т. Сталину или Вам я писал и пишу? А потому что за такие мысли здесь у нас на местах просто преследуют. За свои высказывания (а не за пропаганду) я был осужден РК ВКП(б), попал к ним в немилость и стал посмешищем некоторых работников РК».
    
Пример для всех
     
     Между тем жизнь шла своим чередом. Агроном и секретарь партийной организации колхоза «12 декабря» в 1951 году окончил курсы по переподготовке специалистов сельского хозяйства и был назначен председателем колхоза. По инициативе Гурия Устиновича колхоз «12 декабря» первым в районе приступил к электрификации (1956 год) и денежной оплате труда колхозников (1958 год). Одновременно широко применялась дополнительная оплата труда деньгами и натурой.
     Жительница Чуровского А.К. Егорова работала вместе с Г.У. Тиховым с 1947 года. О главном агрономе колхоза у Антонины Константиновны лишь хорошие воспоминания:
     - Гурий Устинович был примером во всем. Хороший семьянин, грамотный специалист. На работе он буквально «горел». Зерно, выращенное в нашем колхозе, было высшего качества и шло в районные семенные фонды.
     Из характеристики Г.У. Тихова: «…После объединения в 1958 году колхоза «12-е декабря» с отстающим колхозом «Встреча», руководимый т. Тиховым объединенный колхоз «Родина» в течение одного года обеспечил рост производства зерна на 21 процент, льноволокна на 13, молока на 13,5, и мяса на 38 процентов.
     После объединения в 1959 году колхоза «Родина» с колхозами «Животновод», «Наш Совет» и «Подлесный край» тов. Тихов избирается на руководство укрупненным «Колхозом им. Кирова», где работал до разукрупнения колхоза в 1963 году. 
     Под руководством тов. Тихова «Колхоз имени Кирова» за четыре года обеспечил увеличение производства молока со 173 до 210 центнеров, и мяса с 21,3 до 22,6 центнера на 100 гектаров сельхозугодий, а валовая продукция в колхозе возросла на 26 процентов».
     Даже оставив должность председателя колхоза, Гурий Устинович по-прежнему чувствовал личную ответственность за развитие сельского хозяйства. В 1967 году он снова пишет тов. Маневичу в Академию наук СССР: «Уважаемый тов. Маневич Е.Л. Прошло ровно 18 лет, как я писал Вам, а Вы дали мне ответ на мое письмо. Ваш совет я выполнил. Указанную Вами литературу я прочитал не однажды. Прочитано мною за эти 18 лет многое еще другое... Не столько мои теоретические взгляды, но и сама практика жизни за эти годы доказала мою правоту… Что же мы имеем в настоящий момент? Новое есть. Система оплаты труда совершенствуется... Я считаю, что построение правильных систем оплаты труда у нас до сих пор не находится на должной научной основе». 
     Разъяснив свои мысли о том, какие отношения должны быть выстроены между коллективами предприятий, колхозов с государством, он продолжает: «Уважаемый тов. Маневич Е.Л.! Вы как ученый специалист этого дела, руководитель экономической науки, скажите мне, пожалуйста, как мне выйти из заколдованного круга. С одной стороны, я абсолютно убеждён в правоте своих новых (если их можно так назвать) теоретических выводов и их громадную ценность и срочность для нашего общества. С другой стороны, я беспомощен что-либо сделать, ибо на это надо и время и средства. С 1951 по 1963 год включительно я работал председателем колхоза. Мне сейчас 51 год. Воевал финскую и отечественную войну. Ранен. Здоровье дрянное. Имею пять человек детей. Все учатся, еще никто не работает. При таких условиях я вынужден работать (сейчас работаю экономистом управления сельского хозяйства) и много уделять семье.
     В конце 1963 года я сознательно ушел из председателей колхоза. К этому времени у меня исполнилось 25 лет непрерывного стажа работы агрономом в сельской местности. Я рассчитывал получить пенсию за выслугу лет и посвятить себя «своей» теории. Но не тут-то было, Хрущев меня перемудрил, и с октября 1963 года пенсия за выслугу лет была отменена. Положение моё осложнилось еще больше. Если я считал, что пока я буду работать председателем колхоза, то у меня не будет времени на теоретические упражнения, то сейчас дело еще тяжелее. Теперь у меня даже нет средств на приобретение соответствующей литературы, а времени свободного еще меньше стало. 
     Вот я обращаюсь к вам с вопросом: может ли мне советское государство оказать материальную помощь, вернее, дать возможность посвятить себя вопросам теории. Я не претендую на какой-то длительный срок, но хотя бы на определенный срок, необходимый для решения указанных мною теоретических вопросов... Мне не верится, что мы так бедны, чтобы не решить такого вопроса. Другое дело – вера в мои силы. Пока я рощу пятерых детей, пока они мне будут помогать, мои силы иссякнут, да и будет упущено много времени».
     В груде бумаг ответа от Е.Л. Маневича не нашлось. Есть все основания полагать, что этот крик души государство не услышало.
 
Конституция
 
     Прошло еще десять лет. В 1977 году страна принимала новую Конституцию. Её проект был опубликован в газете «Известия». К некоторым статьям проекта Конституции Гурий Устинович написал свои комментарии, которые отправил в редакцию газеты. 19 сентября 1977 года из отдела писем «Известий» ему пришло официальное сообщение: «Редакция газеты «Известия» благодарит Вас за участие в обсуждении проекта новой Конституции СССР. Содержание Вашего письма доведено до сведения Конституционной комиссии».
     Например, Гурий Устинович дал свой комментарий к 12 статье. В проекте этой статьи было записано «В исключительной собственности государства находятся: земля, её недра, вода, леса…» и далее «…земля, занимаемая колхозами, закрепляется за ними в бесплатное и бессрочное пользование». Шекснинский пенсионер возразил: «Земля как средство производства и как собственность принадлежит государству. Орудия производства как собственность принадлежат колхозу. Труд, вкладываемый в землю, принадлежит колхозу. Все эти три фактора производства вместе создают потребительскую стоимость и вещественное богатство…Я остаюсь сторонником того положения, чтобы в проекте Конституции было записано, что «земля передается колхозам в платное пользование как и все другие средства производства». Данное положение устранит безответственное отношение в некоторых случаях к земле со стороны колхозов и не в меньшей степени со стороны государственных и хозяйственных органов, что придется вести надлежащий учет и считать копейки». 
     Видимо, идея Г.У. Тихова дать землю колхозам в платное пользование опережала время, и его предложение принято не было. 
     Еще он прокомментировал 13 статью: «Как понимать «свободный труд»?
Свободный труд никого ни к чему не обязывает. Хочу - работаю, хочу - нет. В обществе так не бывает. Труд есть необходимость. Надо понять каждому из нас, что мы не работаем по желанию, а по суровой необходимости, ибо других источников существования при социализме нет. Поэтому вернее ст. 13 записать так: «источником роста общественного богатства, благосостояния народа и каждого советского человека является свободный от эксплуатации труд». Другой свободы труд не знает. Во всем остальном он суть необходимость». 
     Удивительно, но в утвержденном тексте Конституции СССР именно так и записано: «Источником   роста   общественного   богатства, благосостояния народа  и  каждого  советского  человека  является свободный от эксплуатации труд советских людей».
 
Алексей ДОЛГОВ.
 
Редакция благодарит Центр истории и культуры за предоставленный материал. 
 
 
 

Реклама