Звонок на сайт: 8 (921) 137-30-60

Реклама

Реклама

Виталий Фалинский: «Мужики, не бойтесь армии»

9677
Виталий Фалинский отслужил «срочную», заключил контракт на три года, а в 2015 снова продлил контракт. И вот он в редакции газеты «Звезда» — высокий, подтянутый, спортивный, уверенный в себе молодой человек. Виталий родился в 1992 году, а я в тот год как раз служил в армии. Два года «срочной» с 1991 по 1993 запомнились на всю жизнь. Слушая Виталия, я вспоминал свою службу и удивлялся разительным переменам, которые произошли в Вооруженных Силах России.  
   Осенью 1991 года я уходил в армию без особого энтузиазма. По принципу: раз нужно отдать долг Родине, значит, надо послужить. Время тогда было непростое. Союз Советских Социалистических Республик разваливался. Когда я уходил в армию, был СССР, который за время службы успел трансформироваться в СНГ (Содружество Независимых Государств), а к моменту окончания службы стало очевидно, что Великая Русь совсем не навеки сплотила «союз нерушимый республик свободных». Каждая бывшая республика СССР «пустилась в автономное плавание». В этом политическом бардаке и с авантюрными амбициями лидеров новоиспеченных государств  армия просто выживала, а офицеры пытались осознать действительность и понять, кому теперь присягать и служить. Врезались в память первые три дня службы, когда нас привезли в учебный батальон. Конец ноября, мороз пробирал до костей. Не знаю, по какой причине, но часть была обесточена. В казарме — минусовая температура, вода в стакане замерзала. Спали в бушлатах и зимних шапках. Дизель не заводился. В столовой ­ электрическая печь, которая, естественно, не работала. Три дня на завтрак, обед и ужин нам давали по куску хлеба с салом, и полкружки холодного чая. Запомнился старослужащий, который пытался запустить дизель. Поздно вечером он возвращался в казарму чумазый, просил у дневального сигарету и валился от усталости спать, а утром до подъема снова уходил разбираться с непослушным агрегатом. Все­-таки он его укротил, и быт постепенно наладился. 
     У Виталия Фалинского начало службы сложилось иначе. Сейчас интересы армии в России в приоритете. Учась в ПУ­-50 на тракториста­-машиниста сельхозпроизводства, Виталий параллельно закончил в ДОСААФе курсы водителей и получил права категории «С».
    - ­ Я знал, что в армии востребованы люди с правами, и не ошибся, -­ вспоминает Виталий начало службы. -­ В весенний призыв 2012 года меня призвали в армию. В Вологде при распределении я побеседовал с офицером, который спросил меня, что я знаю из техники, в каких двигателях разбираюсь. Я ответил. После этого он поинтересовался, а не хотел бы я служить в Москве? Я не отказался, и так попал в 147 автомобильную базу Министерства Обороны РФ. Кстати, многие, кто обучался в ДОСААФе, попали именно в автобат.
     А потом для Виталия начался так называемый учебный период. Это три месяца, в течение которых молодое пополнение должно осознать, что такое армия, для чего их призвали и что от них требуется. Привыкая после «гражданки» к армейской действительности, Виталий попутно получил права категории «Д».
     Виталий Фалинский:     
    - ­ У нас в части два подразделения. Учебный центр, состоящий из нескольких рот, и собственно парк, в котором после «учебки» остаются служить самые опытные военнослужащие. Я неплохо себя зарекомендовал и после учебного периода для дальнейшей службы был оставлен в 147 автомобильной базе.
     Вот это в армии с годами не изменилось. Командиры каждой части заинтересованы взять к себе грамотных и хоть что­то умеющих делать военнослужащих. Я пошел в армию, окончив техникум электронных приборов, и попал в связисты. Служба гораздо более интересная, чем в караулах стоять с автоматом. Наш узел связи располагался при штабе артиллерийской бригады. Отношения с офицерами были очень хорошие, и дни пролетали один за другим. То, что в армии востребованы специалисты, подтвердил и Виталий:
     ­ - Если у новобранца есть какие-­то способности, не нужно их скрывать. Умеешь рисовать – будешь заниматься оформлением стенгазеты, в компьютерах разбираешься – великолепно, на трубе играешь – попадешь в оркестр. Одним словом, командиры попытаются сделать так, чтобы их подопечные занимались тем, что им по душе. Служить в серьезном подразделении сначала было тяжело, а потом, со временем, оказалось, что эта служба настолько легкая, и мне очень понравилось.
     В части, где служит Виталий, день строится строго по распорядку. Подъем в 6 утра, проверка личного состава, потом сорокаминутная зарядка. После зарядки утренний туалет. Если поторопиться, то после зарядки можно успеть принять душ. Для этого в казарме установлены душевые кабинки. Затем учебное занятие по расписанию, потом снова проверка. После завтрака в 8.30 развод и подъем флага Российской Федерации.
     Виталий Фалинский:
    - ­ Вся часть строится. Начальник базы дает команду: «Под государственный флаг Российской Федерации… смирно!» Все замирают. Оркестр начинает играть мелодию гимна России, и весь личный состав поет. Затем начальник базы доводит нужную информацию до подразделения, и все расходятся на занятия.  До и после обеда выделяется свободное время, потом опять развод и снова занятия.
     Поговорили о казарме. Я спросил, знает ли Виталий чудный инструмент для наведения порядка в казарме под названием «машка». Оказывается, не знает. Пришлось пояснить, что в наше время на армейском жаргоне так назывался кусок тяжелого бревна, к которому были прибиты круглые щетки. На щетки наносилась специальная мастика и ежедневно те, кто прибирал казарму, тянули эту «машку» за длинную ручку и натирали полы. В других частях в качестве «машки» использовались обтянутые шинелью и набитые кирпичами ящики с длинной ручкой, или даже кусок рельса с приваренными к нему танковыми щетками и с приваренным ломом в качестве ручки. Мне не очень часто приходилось делать уборку в казарме, но все же довелось потягать «машку за ляжку». Выслушав экскурс в историю вопроса, Виталий ответил: «А у нас сейчас пылесосы».  Тогда, пытаясь найти что­то общее в армейском быту, решил расспросить о «святом» ­ о портянках. В первый же день армейской службы мы узнали, как правильно нужно обматывать ногу куском материи. Утром, когда по команде «Подъем» нужно было вскочить с кровати, за несколько секунд одеться и выбежать на построение, мы портянки не мотали, а надевали в сапоги способом «парашют». То есть просто клали портянку поверх сапога и засовывали ногу, а уже потом, после утреннего построения, спокойно наматывали портянки «по науке». Как рассказал Виталий, у них в части все ходят в носках и берцах. Отслужив год «срочной» и уже подписав первый контракт, он ради интереса из интернета узнал, как нужно наматывать портянки и попробовал на практике: «Удобно. Но мы в сапогах не ходим, наша обувь ­ берцы».  
     …В той, «прежней» армии, сначала мы считали месяцы, потом сто дней до приказа, который выходил в конце сентября. А потом в любой день до 31 декабря «срочника» могли вызвать в строевую часть и сообщить, что он уволен в запас. Делалось это неожиданно, чтобы дембеля не устраивали шумные проводы с обильным возлиянием спиртных напитков. Впрочем, в строевой были свои люди, и вино было заранее заготовлено. Я «дембельнулся» в декабре. Если бы в то время была контрактная армия, и мне предложили остаться послужить еще… Нет! Спасибо! Домой и только домой! Ну как можно гордиться армией, где главной заботой командира бригады было элементарно накормить личный состав. Помнится, летним вечером вышел комбриг на крыльцо штаба. Мы, как положено, отдали ему честь, а он махнул в ответ рукой, сел на ступеньки, закурил и долго о чем-­то думал. Видать, нелегкое бремя он нес. Бывало, целый месяц на первое в бригаде был суп из кислой капусты, а на второе – противный клейстер – пюре из крахмала. И офицеры больше думали не о боеготовности, а о том, как самим прокормиться и семьи содержать. Бывало, наш непосредственный начальник с утра отвозил нас на совхозное поле и давал задание: «замаскироваться и к обеду нашелушить несколько мешков семечек». При этом следовала инструкция, что в случае поимки мы обязаны были сказать, что самостоятельно решились на такой нехороший поступок, и нам очень стыдно. Нет, в такой армии служить не хотелось. Не думаю, что в современной Российской армии какой­-нибудь офицер вынужден просить солдат воровать картофель с фермерского поля.
     Теперь «срочники» служат ровно год, день в день. Когда год службы Виталия подходил к концу, у него были совершенно другие мысли:
     -­ Я стал специалистом, востребован. Служба нравится. Почему бы не подписать контракт? Сначала на три года, чтобы попробовать.
     Он не пожалел о своем решении. Год «срочной» вошел в контракт, и, прослужив еще два года, Виталий подписал второй контракт на три года. Условия службы вполне приличные. Товарищи, которые снимают жилье, получают денежную компенсацию. Он пока семьей не обзавелся и остался жить в части. В кубрике – двенадцать человек. День – по распорядку, а после шести вечера – личное время. Если, конечно, нет дополнительных задач.
     Виталий Фалинский:
    - ­ В части есть все условия для занятия спортом. Питание отличное. Готовит гражданский персонал. Даже приходят, чтобы приборку в кубрике сделать, но нам это не нравится. Уж если мы намусорили, то и приберемся сами. 
     Конечно, армия не для всех благодатна. Например, в наше время были чудики, которые убегали домой. Их ловили, привозили снова в часть. А нам, пока его ловят, «рубили» отпуска и увольнительные. Командиры думали, что их, наверное, бьют, вот они и бегают. А было все наоборот. Возвратят такого беглеца, солдаты подходили к нему и говорили: «дурик, можешь хоть ничего не делать. Пальцем тебя не тронем, только не убегай, а то всем хуже делаешь». А они все равно месяц походят, и в бега.
    - ­ Сейчас тоже есть «срочники», которых в армии все не устраивает, ­ - подтверждает Виталий. -­ Привыкли они быть возле пап и мам и не могут понять, что уже взрослые. Звонят мамам, плачутся. Это выглядит даже не смешно. Их просто жалко…
     Виталий горд тем, что служит в Вооруженных Силах России. Недавно он был в Крыму и награжден медалью «За возвращение Крыма», а еще ранее, в 2013 году, был участником Парада Победы:
    - ­ Мы перевозили личный состав. Была задействована вся база. Это такая мощь! Каждый точно знает свою задачу и четко ее выполняет. Охватывает невероятное чувство гордости.
      В наши годы об армии говорили так: «армия хорошая школа, но лучше пройти ее заочно». У Виталия эта фраза звучит короче: «Армия – хорошая школа»:
    - ­ Некоторые впечатлительные мамочки боятся отправлять сыновей в армию из­-за дедовщины. Я ролики о дедовщие видел только в Интернете. В армии подобных проявлений не встречал, с этим сейчас очень строго. Все построено так, чтобы  военнослужащие чувствовали себя комфортно. Никаких унижений нет. Поэтому, мужики, не бойтесь, идите в армию, и все у вас получится.
 
Алексей ДОЛГОВ.

Опубликовано в газете "Звезда". № 43 от 6 июня 2015 года.
Авторы: 

Еще новости

Реклама