Звонок на сайт: 8 (921) 137-30-60

Реклама

Реклама

Дети – наше будущее, или будущее без детей?

3149
В последние десятилетия эта тема стабильно оказывается в числе наиболее актуальных, поскольку население России сокращается, детей в семьях становится меньше. Есть ли у нас шанс не исчезнуть, как мамонты? Что думают о продолжении рода вологжане? На эти и другие вопросы ответила заведующий лабораторией исследования проблем управления в социальной сфере ИСЭРТ РАН Ольга Калачикова.  
     - Ольга Николаевна, расскажите подробнее об исследовании  репродуктивного потенциала населения Вологодской области, которое проводится Институтом социально-­экономического развития территорий РАН.
    ­ - Реализация этого проекта началась в 2005 году. Информационной базой для него служат как данные официальной статистики, так и результаты социологического обследования населения Вологодской области. В 2014 году был проведен очередной этап мониторинга в рамках темы «Воспроизводство населения: тенденции и резервы». В опросе приняли участие 1374 респондента в репродуктивном возрасте из 8 муниципальных районов области. Объем выборки, а также соблюдение пропорций по полу и возрасту делают опрос репрезентативным, то есть отражающим мнение всего населения области.
 
Семья ждет поддержки
 
­     - С 2006 года  в стране реализуется ряд программ, направленных на повышение рождаемости, снижение смертности и укрепление общественного здоровья. Насколько эти меры отразились на желании и готовности вологжан завести детей?
    - ­ Действительно, начиная с 2006 года население стало рассматривать условия жизнедеятельности как более благоприятные для рождения детей.
     По нашим расчетам рост рождаемости в этот период на 76% был обусловлен именно изменением поведения населения и только на четверть структурными факторами, в том числе некоторым увеличением численности женщин в активном репродуктивном возрасте.
­     - Какую роль вологжане отводят государству в вопросе увеличения рождаемости?
    - ­ Конечно, помощь государства имеет значение для населения. И здесь важно, скорее, ощущение гарантий, уверенность в будущем. Данные социологических опросов показывают, что мнения населения при оценке роли демографической политики разделились. За политику стимулирования высказались 38% жителей Вологодской области, за политику поддержки -­ 51%, и только 10% считают, что государство не должно вмешиваться в вопросы деторождения.
     Из тех мер, которые уже реализуются, первое место большинством населения отдано пособию по беременности и родам, на втором месте находится семейный капитал, на третьем  ­ пособие по уходу за ребенком.
 
Пожить для себя
 
     - ­ В каком возрасте вологжанки чаще всего планируют рождение ребенка?
    - ­ Сегодня наибольшее число рождений приходится на женщин в возрасте от 25 до 35 лет. При этом и средний возраст матери при рождении первенца увеличился с 19 до 25 лет по сравнению с началом 90­-х. Здесь мы приближаемся к модели поведения, принятой в развитых странах. Женщины сначала стремятся закончить обучение, приобрести профессиональный опыт и только после этого завести детей.
­     - Выходит, что карьеризм становится серьезным конкурентом материнству?
    -­ Приоритет карьеры, стремление «пожить для себя», по мнению населения, становится все более серьезным фактором, препятствующим рождению детей. И если в 2005 году карьеру и личную жизнь выбирали 8% вологжан, то в 2014 году этот процент увеличился в два раза.
     Еще одна тревожная тенденция связана с проблемой совмещения женщинами трудовой деятельности и материнства. До 30% увеличилась (также в два раза по сравнению с 2005 годом) и доля женщин, которые из­-за рождения ребенка и необходимости уйти в декретный отпуск опасаются потерять работу и уже достигнутый карьерный уровень.
 
Общее и частное
 
­     - Какие еще факторы влияют на решение вологжан стать родителями?
    - ­ Нужно отметить, что чаще всего люди стараются подойти к этому вопросу взвешенно, думая не только о дне сегодняшнем: материальном положении, жилищных условиях, семейном положении, но и на перспективу, оценивая доступность и качество медицинских и образовательных услуг. Конечно, самым насущным вопросом остается решение жилищного вопроса.
­     - Насколько существенно семейное положение влияет на репродуктивные планы?
    - ­ Весьма значительно. Пары, которые вступают в легитимный союз, изначально настроены на рождение детей и считают их неотъемлемой частью своей семьи. В «гражданском браке» партнерами движут другие ценностные установки – люди ориентированы на себя и реализацию своих собственных интересов. Дети в таком союзе могут восприниматься даже как помеха личным планам.
­     - Какой процент вологжан желает вступить в законный брак?
    - ­ В 2014 году 66% жителей региона отдали предпочтение легитимным отношениям с партнером и 16% высказались за совместное проживание без регистрации в органах загс. При этом доля затруднившихся с ответом  возросла на 5 п.п. по сравнению с 2005 годом. Отсутствие четкой позиции в этом вопросе, возможно, служит признаком трансформации социальных норм брачного поведения.
 
Розовый или голубой бантик?
 
­     - Для вологжан важно, кто появится на свет ­ девочка или мальчик?
    - ­ Мнение населения по этому вопросу разделилось практически 50% на 50%. Большая часть людей,  которым важен пол детей, хотели бы родить разнополых детей и 30% предпочитают иметь детей одного пола.
     Кстати сказать, безразличие к полу будущего ребенка является одним из показателей стремления к малодетности. Одного ребенка в семье  становится вполне достаточно для выражения чувства родительской любви.
 
Мал мала меньше… Такого больше не будет?
 
­     - Насколько семейные пары вообще настроены на многодетность?
    - ­ Большинство семей региона малодетные, с одним­-двумя детьми. Средние значения предпочитаемых чисел детей близки к двум. С одной стороны, люди понимают, что для изменения демографической ситуации в стране необходимо существенное повышение рождаемости, многодетность, об этом говорит рост показателя «идеального» числа детей. Однако в реальности значительного увеличения детности семей не следует. По сравнению с предыдущими замерами в 2014 году было зафиксировано снижение среднего желаемого числа детей, в среднем, до двух. Это может свидетельствовать о «затухании» эффекта введенных в период 2006–2012 годах мер демографической политики.
­     - В сельской местности многодетные семьи всегда были традиционными. Изменилась ли ситуация в современной деревне?
    - ­ К сожалению, ситуация действительно изменилась и буквально на глазах. В 2014 году зафиксирована тревожная тенденция по сравнению с 2011 годом: средние предпочитаемые числа детей в сельской местности даже меньше, чем у горожан. Начинает стираться разница между городом и селом в плане стремления сельских жителей к повышению уровня жизни, ослабли и экономические мотивы деторождения на селе. Такая ситуация, безусловно, несет угрозу сокращения рождаемости. 
 
Любой ценой
 
­     - Сейчас мы больше говорили о психологических факторах ограничения рождаемости, а как вологжане оценивают свое физическое здоровье?
    ­ - В 2014 году 75% населения оценили свое репродуктивное здоровье как довольно хорошее и удовлетворительное и только 7% как плохое и очень плохое. Наличие заболеваний репродуктивной системы подтвердили 9% жителей региона: среди женщин  15%, среди мужчин – 2%.
    Но нужно отметить, что и медицинская активность женщин гораздо выше: 81% женщин регулярно проходят осмотр у гинеколога, вместе с тем   почти половина мужчин вообще никогда не обращались к урологу/андрологу.
­     - Получается, что здоровое население, ведущее половую жизнь, всеми способами стремится избежать нежелательной беременности?
     -­ Такое стремление безусловно присутствует, однако только треть сексуально активного населения пользуется контрацептивами постоянно. Остальные две трети людей предохраняются лишь время от времени.
­     - Насколько приемлема для вологжан такая крайняя мера, как аборт?
      - ­ Допустимым аборт считают 66% жителей области, но стоит отметить, что процент этот существенно сократился по сравнению с 2005 годом, тогда искусственное прерывание беременности считали приемлемым почти 90% вологжан. 
­     - Какие основные причины толкают женщин на аборт?
     - ­ На первом месте стоят, конечно, медицинские показатели, но тревогу вызывает существенный рост значения фактора материального положения. Если в 2005 году прервать беременность по этой причине считали возможным 12% респондентов, то в 2014 году значимость данного фактора отметили уже до 24% опрошенных.
­     -  Ольга Николаевна, на ваш взгляд, смогут ли позитивные тенденции, наметившиеся в последние время, развиться и все­таки переломить ситуацию?
     - Если говорить о репродуктивных планах населения, то мы видим, что люди восприимчивы к стимулированию рождаемости со стороны государства, но ждут не разовых акций и ограниченных во времени программ, а стабильной поддержки. Жизнь в условиях периодически возникающих кризисов заставляет людей более рационально подходить к вопросам планирования семьи. Однако несмотря на это, «счастливая и дружная семья» остается для вологжан самой важной жизненной ценностью – в 2014 году на первое место ее поставили 84% жителей области. И это, конечно, вселяет определенную надежду.
 
Глафира Селякова.

Опубликовано в газете "Звезда". № 41 от 30 мая 2015 года.

Еще новости

Реклама