Звонок на сайт: 8 (921) 137-30-60

Реклама

Реклама

Мой прадед испытал ужасы немецкого плена

7253
Рассказ о прадеде, попавшем в плен к немцам и перенёсшем унижения и непосильный труд, Женя Хромцов читал со сцены на районном фестивале «И помнит мир спасённый».
    Сергей Земницкий был призван в ряды Красной армии в октябре 1940 года, служил в республике Башкирия. Когда началась Великая Отечественная война, его сразу отправили на фронт в Псковскую область. Вот что рассказывал сам прадед Жени:
    - Наши войска были расположены неподалёку от города Себеж. Немец двигался быстро, и мы ждали боя, силы были неравные. Противник имел технику и большое количество солдат. Мы стояли насмерть. Увидев мотоцикл и троих вооружённых немцев, я бросился на них с двумя гранатами, был ранен и контужен. Пролежал в бессознательном состоянии несколько дней, когда пришёл в себя, вокруг никого не было. Меня, видимо, приняли за убитого. Голова шумела, во рту пересохло, нога распухла и была покрыта засохшей кровью. Идти не мог, ползком добрался до деревни, где уже хозяйничали немцы. Одна крестьянская семья оказала мне помощь, переодели, перевязали раны и, боясь немцев, поместили меня в хлев к корове. Когда хозяйка приходила доить корову, она приносила мне хлеба и наливала тут же парного молока. Так продолжалось несколько дней. Однако вскоре немцы стали отправлять жителей деревни в Германию, вместе с ними отправили и меня. Ехали долго в товарном поезде, почти без еды и питья — еду давали только на больших узловых станциях. Прибыли в Германию уже осенью, нас стали сортировать, кого куда. Так как у меня были открытые раны, меня отправили на хутор к фермеру.  Хозяин - вредный немец  - есть давал только объедки со стола да плесневелый хлеб, работать заставлял с восхода солнца до позднего вечера. Чтобы не умереть с голоду, я приспосабливался, когда доил его коров, пить молоко через соломину. Хозяин бил за каждую мелочь нещадно, не давал есть. Я решил бежать, но меня быстро поймали и отвели в полицейский участок, где сильно избили металлическими прутьями, а затем снова отправили к хозяину. Из участка я выползал на четвереньках, но совершил три таких побега. В последний раз, когда меня избивали, я сказал: «Убейте, а к паршивому немцу больше не пойду!». Тогда меня отправили в лагерь.
    Из лагеря Сергей Владимирович был освобождён в апреле 1945 года, в декабре 1946 года вернулся домой и был признан неспособным к воинской службе: от контузии стало падать зрение. Он получил инвалидность первой группы. Дожил до 73 лет, скончался в январе 1994 года.
Авторы: 

Еще новости

Реклама