Звонок на сайт: 8 (921) 137-30-60

Реклама

Реклама

РАЗМЫШЛЕНИЯ ИЗ ПРОШЛОГО ВЕКА... ИЛИ ВОПРОСЫ БЕЗ СРОКА ДАВНОСТИ...

943
Как-то совершенно случайно в родительском доме отца нашлись два потрепанных листочка, датированные военным 1943 –м годом, как привет из далекого прошлого. 
Теперь это уже скорее музейные экспонаты.  Похвальная грамота с портретами Ленина и Сталина за отличные успехи и примерное поведение, выдана ученику 4 –ого класса Филяковской начальной школы Пришекснинского района  Ивану Хареву.  Свидетельство об окончании начальной школы с отметками.  Никакого разнообразия, только «отлично». Смотрю, даже не удивляюсь, потому как знаю, что у него всегда в жизни все должно было быть на «отлично», по крайней мере, он к этому стремился.
     Мой отец, Иван Александрович Харев родился 25 сентября 1931 года в деревне Левинская в многодетной семье. Отец, Александр Федорович, мой дед, трудолюбивый колхозник, погиб на фронте в 1943 году. Мать, Евгения Петровна, моя бабушка, всю свою трудовую тяжелую жизнь отдала детям и колхозу «Красное Знамя», где она работала дояркой. Из семи детей четверо умерли в голодные годы. Среди оставшихся в живых Ваня был старшим.
     После окончания семилетней школы работал в колхозе, потом в лесопункте, затем были годы учебы в Череповецком лесомеханическом техникуме, распределение на работу в Карелию, служба в железнодорожных войсках в городе Выборге.
     В 1954 году со специальностью техник-механик отец вернулся на родину и был принят на работу в Шигоевскую МТС, которая в 1958 году влилась в состав Пришекснинской РТС. Директором её стал Тюлев Андрей Степанович. С 1959 года Иван работал здесь инспектором по гостехнадзору. Позднее в РТС был создан механизированный отряд из трех тракторных бригад, начальником которого он и был назначен.  И стал отец изучать Шекснинские земли, стал задумываться о причинах скудных урожаев, что надо сделать, чтобы получить больше. Мехотряд занимался расчисткой полей от кустарника, уборкой камней, известкованием, внесением удобрений, заготовкой торфа. Сами осушали болота, корчевали лес.
     В 1976 году в районе была создана новая служба – «Сельхозхимия». Первым управляющим этой организации стал А.А. Бунин. С момента её создания и до выхода на заслуженный отдых отец занимал должность заместителя управляющего по производству. За эти  без малого 20 лет сменились пять его непосредственных начальников, а он от руководства предприятием упорно отказывался. Об этом его служебном упрямстве вспоминает в своей книге «Времена и судьбы крестьянские» В.Н. Протопопов. «В начале моего пребывания в «сельхозтехнике» в одной из дружеских бесед Иван Александрович заявил, что до выхода на пенсию будет работать только здесь и только механиком. Я усомнился: в жизни бывают неожиданные повороты, и делать такие прогнозы на столь длительное время я считал опрометчивым. Скоро, однако, представился случай убедиться в его приверженности Шекснинской земле, избранной профессии и работе.
     Ивану Александровичу предложили перевод в другой район с повышением в должности. «Уламывали» его настойчиво, не раз вызывали в область, откуда он возвращался недовольным и молчаливым. Как-то утром, поехав на очередной вызов, он решительно заявил:
     - Всё! В последний раз еду.
     Бунин знал характер Харёва лучше, чем я, и после его отъезда забеспокоился:
     - Или согласие даст, или что-нибудь натворит.
     - А что он может «натворить»?
     -Э-э, ты Ивана не знаешь. Упрется – не сшибёшь. Брякнет что-нибудь начальству, потом пятилетку вспоминать будут.
      Возвратился Иван в хорошем настроении. Отвечать на наши расспросы не стал. Сказал только:
     - Больше не вызовут, - и рассмеявшись, добавил: - Поди и с этой работы снимут.
        Шли годы. Проводились реорганизации, менялись наименования предприятия и их руководители, уходили и приходили механизаторы. А Иван Александрович по-прежнему был верен себе, своему делу, людям, с которыми работал. Не счесть километров, которые исколесил он по дорогам, а больше по бездорожьям района, наблюдая за ходом работ, прикидывая в уме сделанное, занося в записную книжку то, что нельзя доверить памяти. Верно служит старенький неторопливый, под стать хозяину, газик. Скрупулёзно изучает Иван Александрович людей, принимаемых на работу, не спешит делать скоропалительные выводы, прикидывает, куда кого поставить, чтобы работа была по характеру человека, и его характер – по работе. И вокруг его складывалось крепкое, надёжное ядро механизаторов, по-настоящему трудолюбивых, знающих своё дело людей… именно с их помощью тащит он ношу основного производства, освободив от неё для решения перспективных вопросов и дел часто меняющихся управляющих».
     Помню, в мои школьные годы отец брал меня с собой на работу. Чаще всего это были поездки по хозяйствам района. Будучи совсем юной, я могла отличить ячмень от пшеницы, видела, как растет и убирается лен, знала названия многих населенных пунктов и уже не существующих в районе деревень, имела представление о торфяных болотах и торфозаготовке, немного разбиралась в технике.     Особенно вспоминается возмущенное отношение отца к бестолковому применению в сельхозпредприятиях минеральных и органических удобрений. Как он терпеливо доказывал, убеждал, учил руководителей и специалистов хозяйств правильному обращению с ними. Помню, как сильно ругался, когда находил выброшенные мешки с аммиачной селитрой в оврагах или канавах, где-нибудь в лесу, я сама это видела. Раньше минеральные удобрения доставались хозяйствам практически бесплатно, и некоторые предприятия относились к их применению безответственно. Вот бы сейчас нашим сельхозникам получить хоть часть тех удобрений. На сегодня в районе на 30 тысяч посевных площадей ежегодно вносится 2700-2900 тонн аммиачной селитры и диаммофоски. Это мизерное количество абсолютно не покрывает потребность почв в питательных элементах. А все потому, что цена этих удобрений заоблачная, аммиачная селитра  весной 2021 года стоила 12 860 руб./т, диаммофоска – 24 350 руб./т без НДС (20 %). По материалам последнего агрохимобследования баланс гумуса на пашне в районе отрицательный. Это значит, что расходы основного органического вещества почвы, содержащего питательные вещества, необходимые растениям, превышают его новообразования.          
     Когда-то давно отец пытался внедрить на животноводческих фермах систему получения органического удобрения из соломенной и торфяной подстилки. В подтверждение тому интересные выдержки опять же из книги  В.Н. Протопопова:
     «Ушли в прошлое времена, когда непреложным  законом бригадира – хозяина было: навоз должен ежедневно убираться с фермы, доставляться в поле и там по-хозяйски складироваться. Фермы, особенно старой постройки, зарастали бесподстилочным навозом.
     Этой бесхозяйственной несуразицей всю жизнь возмущался Харев И.А. В газете «Звезда» ещё от 25 февраля 1982 года опубликована беседа с ним корреспондента А. Михайлова под заботливым названием «Нет поля чужого». В этой беседе со свойственной ему дотошностью Иван Александрович начинает развивать свою мысль о работе с удобрениями с безответственного отношения агрономов к этому святому для них делу:
     - Весной можно наблюдать такую картину: агроном метается по полям, проверяет внесение удобрений, а картограмму, где расписано, где какое поле, при какой культуре, в какой дозе тех или иных удобрений нуждается, такой картограммы из кармана не вытаскивает. Механизаторы и вносят, что попало и «на глазок».
      На вопрос Михайлова, можно ли возложить обязанности по внесению удобрений на кого-то одного: «Сельхозхимию» или хозяйства? – ответил:
     - Нужна соответствующая база. Сейчас часть техники, например, тракторные погрузчики, разбрасыватели удобрений, находятся у нас, большая часть - в хозяйствах… У нас всего 57 тракторов. В крупных хозяйствах – по 70-90. Есть и загрузчики, и бульдозеры. А навоз от ферм нередко приходится убирать нам. Вот сейчас начался завершающий этап подготовки к весенней посевной, а в каком состоянии находятся разбрасыватели  удобрений - неизвестно. Мы не против вывозки навоза, но у нас есть план по вывозке торфа…
     Михайлов перебил собеседника вопросом:
     - Кстати, как дела с его запасами?
     - Запасов торфа в районе достаточно. Вот только согласия на разработку никто не дает. В каких-то случаях, возможно, это закономерно. Осушить торфяники и разработать - большой сложности не представляет, а вот как это скажется на природе - здесь семь раз приходится отмерить. Выход – в увеличении внесения навоза, а для этого нужна солома на подстилку, а её нет, потому что не хватает кормов. Кормов не хватает, потому что мало вносим органики… Такой вот получается круг. Но не заколдованный. Если рационально использовать минеральные удобрения, то гораздо больше кормов можно взять с естественных сенокосов, пастбищ, что позволит пустить часть соломы на подстилку… И к имеющемуся торфу, навозу надо относиться по-хозяйски. Пока лишь колхоз «Встреча» построил настоящее навозохранилище, а коров содержат на подстилочном торфе. Кроме того, у нас до сих пор мало используется куриный помет с птицефабрики, а это удобрение – одно из самых сильнейших.
     … Пройдет не так уж много времени, когда укрепится собственная кормовая база колхозов и совхозов, вступит в строй Шекснинский комбикормовый завод, и резко упадет потребность  в соломе на корм скоту. И по весне мотающиеся по полям агрономы будут отдавать распоряжения сжигать оставшуюся с осени солому, чтобы не мешала вспашке. От такого пренебрежения к ней даже невозмутимый В.В. Елхачёв даст поручение народному контролю пресекать это «соломенное безобразие».
     С тех пор прошло немало времени. Кормовая база современных хозяйств действительно надежно укрепилась, давно уже не применяется солома на корм скоту, конечно, и не сжигается на полях, а измельчается и запахивается, как удобрение или прессуется в кипы и рулоны для подстилки телятам. Но надо заметить, что, к сожалению, наши сельхозпредприятия по-прежнему мало работают с органикой, практически не используют куриный помет. В этом году его применяли на свои поля только СПК «Русь» и ООО «Шекснинская Заря». А вообще по району ежегодно вносится не более 100 тысяч тонн органических удобрений, когда как в годы работы отца силами одной только «Сельхозхимии» вносилось 250 тысяч тонн.
     Кроме всего этого при всем разнообразии никогда не заканчивающихся забот и работ, уже в преддверие своих предпенсионных лет, выходя за рамки производственных обязанностей, отец заинтересовался и пытался внедрить в районе систему безотвальной обработки земли. Заглядывая на 10-тилетия вперед, он понимал, что время для этого пока не пришло, а невозможность осуществить эту свою мечту выразил словами: «…не успел, постарел раньше времени».
     Вот так прошли трудовые нелегкие годы отца. Не имея никаких значимых наград, он творил, вкладывал всю душу в Шекснинскую землю,  никогда не стремился понравиться вышестоящему начальству, уважал и ценил труд подчиненных, за что получал взаимное уважение. Конечно, нельзя не сказать о том, что дома у него был всегда надежный тыл, это моя мама, Людмила Васильевна, ей очень нелегко. Она и сейчас, несмотря на свой преклонный возраст, ухаживает за отцом.
     И сегодня в свои 90 лет отец переживает за сельское хозяйство,  постоянно интересуется ходом всех полевых работ, с удовольствием вспоминает свою трудовую деятельность и людей, с которыми работал.
     От всей души поздравляю его с прекрасным, очень мудрым юбилеем! Моим родителям желаю крепкого здоровья, долгих лет жизни, не падать духом и  всегда быть на высоте! Спасибо, что вы у нас есть!
Наталья СИНОВА.
Опубликовано в газете «Звезда» № от 25 сентября 2021 года.
Фото из семейного архива.

Еще новости

Реклама