Звонок на сайт: 8 (921) 137-30-60

Реклама

Реклама

Не забудь своих детей, страна, стала детским садом им война

930
Идут годы, сменяются десятилетия, вырастают новые поколения, а память о страшной, кровопролитной Великой Отечественной войне не исчезает, а становится прочней. 
К 75-летию Победы над фашистской Германией школьным музеем Устье-Угольской школы был организован  сбор материала о «детях войны», и в итоге получилась большая книга «Память возвращается как птица...». Руководитель музея истории Устье-Угольской школы, редактор книги Т.М. Громцева рассказывает о работе над книгой и приводит самые душещипательные моменты из жизни детей войны.
 
111 судеб

 
     Книга «Память возвращается, как птица» - продолжение большой работы,  которая была проведена по инициативе членов совета музея - Заслуженного учителя Российской Федерации Любови Александровны Артюшичевой и её ученика Сергея Зайцева - к 65-летию Победы в Великой Отечественной войне и закончилась созданием книги «Детство, опалённое войной».
     В предисловии к книге учитель русского языка и литературы, ветеран педагогического труда Т.Н. Дмитриева пишет: «Великая Отечественная война обрушилась на детей так же, как и на взрослых: бомбами, голодом, непосильным трудом, разлуками… Но и в те годы дети оставались одной из первоочередных забот народа, семьи. Выживут они – выживет страна, её история, идеалы, будущее, продолжится род человеческий».
     34 имени вошло в первый сборник. Во время работы над второй книгой география респондентов расширилась, и были записаны воспоминания 111 «детей войны».
    46 человек приняли участие в создании книги - это участники музейных объединений, краеведы, школьники, педагоги, родственники тех, в чьей памяти живёт военное детство, благотворители, издатели, художники, и те, кто в трудное время карантина по коронавирусу сумели вручить детям войны книгу с их воспоминаниями. 
    Книга - документальная. В ней рассказы о судьбах не только семей, но истории целых деревень, колхозов. Мужчин на тяжелых работах заменили женщины. Дети, как и взрослые, тоже были заняты с утра до поздней ночи. Это они своими маленькими ручонками дёргали лён, пололи грядки, пилили чурки на дрова, собирали колоски, выколачивали из них зёрнышки и перемалывали на огромных жерновах.
     Чтобы передать то, что чувствовали дети, приведу несколько фрагментов воспоминаний.
 
 
А на тонкой шее - огромная голова
 
     Из воспоминаний Полины Андреевны Парамоновой:
    - Я родилась 17 сентября 1941 года пятым ребёнком в семье в деревне Плешаково Келбуйского сельского совета Пришекснинского района. Вспоминаю своё военное детство. Тяжело… Пережито было много. С первых дней войны папа со своими братьями Петром и Михаилом ушли на фронт.
    Моя старшая сестра Зоя рассказывала, что наша бабушка Евгения молила Господа, чтобы он меня забрал к себе. Мама после родов в тяжелейшем состоянии лежала в реанимации, меня выписали домой, и бабушка не знала, как уберечь и прокормить всех нас. Зоя тайком от бабушки пеленала меня и кормила жёваным, завёрнутым в тряпочку хлебом. Бабушка ругала её за помощь мне. Но Зоя, пользуясь бабушкиной глухотой, не переставала обо мне заботиться. Так я выжила…
    Мама волею судьбы осталась жива. После больницы она сразу стала работать скотницей, и меня брала с собой на ферму. Там клала меня в свободные ясли, украдкой надаивала молока, прятала за пазуху бутылочку, а потом, таясь, кормила.

    Зоя часто вспоминала папины слова из его письма домой: «Корминоха (кормилица) ты моя! Как хоть вы там выживаете? Что едите? Мы-то воюем. И пули свистят, и снаряды рвутся, и смерть рядом… Но мы уверены, что после боя будет ужин. И во время еды я вспоминаю всех вас: сыты ли? Есть ли хоть какая-то еда?»
    Отец пришёл с фронта в 1946 году, так как участвовал ещё и в войне с Японией. Он рассказывал, какую удручающую картину увидел, когда вернулся домой: я сидела на подоконнике, а брат Толя выгребал из печки золу и угли. Папа дал нам из своих запасов по большому сухарю из ржаного хлеба. Я стала с жадностью есть, а Толя от радости заплакал, обеими руками сильно прижал сухарь к себе и убежал…
    Отец много раз вспоминал, что его наповал сразила моя внешняя уродливость: руки, ноги и шея были по соломинке, а живот и голова - ужасно огромные. Всё удивлялся тому, «как большущая голова могла держаться на такой тоненькой шее, и как тонюсенькие ножки могли носить тельце с огромнейшим животом!». Он всё боялся, что при наклоне головы она отвалится. «Урод  уродом  была! - говорил он. - Никогда не думал, что из этого урода-ребёнка вырастет нормальный человек!».
    На голове вместо волос была сплошная короста. Золотушную свою голову-коросту хорошо помню, так как всё время хотелось её чесать, чего никак нельзя было делать. Чтобы как-то унять этот чёс, накладывала обе ладошки на голову и надавливала. Это на какой-то момент успокаивало. Руки становились мокрыми от гноя и крови. Ощущение непроходящего зуда и вони преследует меня до сих пор так же, как и ощущение холода и голода… Зимнюю пору практически не помню, так как зимой мы всё время сидели на русской печке: одежды и обуви не было. Зимой всегда в доме было очень холодно, так как некому было заготавливать дрова. Собирали палки, хворост, ветки, валежник. Холод и голод были нашими вечными спутниками.
    Без одежды плохо, а без еды ещё хуже. Брат Толя рассказывал, что однажды вёз меня на самодельной одноколёске к маме на сенокос. По дороге он нашёл большой гриб, который дал мне подержать. Так я этот сырой гриб весь съела. Было отравление, но выжила…
     Весной, когда на корове пахали землю, мы шли следом и собирали прошлогоднюю картошку. Мама потом пекла из неё очень вкусные лепёшки. Их в то время пекли из всякой всячины: собирали пестики, кислицу, лебеду, заячью капустку, корни лопуха. Помню, что в лепёшки клали опилки от липы. Когда липовое бревно пилили, под станок подкладывали постельник (одеяло), чтобы опилки сыпались не на землю. А мы, ребятишки, держали этот постельник за углы, чтобы ветер опилки не сдувал. Пилить старались тайком. Я до сих пор поражаюсь, что в такое голодное время живущая рядом с нами учительница Хатова Анна Ивановна ругала взрослых за истребление редких деревьев - лип. И сейчас липовая аллейка жива.
     Когда привозили на корм коровам жмых, мы были очень рады: вкуснее, казалось, ничего и быть не может!
    Осенью и зимой темнота наступала рано. Световой день короток. Избу освещали только лучиной, так как керосина не было. Мылись в печке. В деревне баня была, но не было дров её топить. Мыла и в помине не было. Мама делала щёлок - длительно настоянную золу. Этой водой и мылись, и стирали бельё. В моём детстве пришлось познать потери родных и близких. Помню, как тётя Маша Иванова истошно кричала, когда получила похоронку на мужа. На её крик прибежали люди даже из соседней деревни.
    Я не знала, что такое тёплая кровать: все деревянные кровати пошли на отопление дома. Из продуктов, кроме лепёшек, тоже ничего не знала, даже их названий. О мёде, сахаре, пряниках и конфетах и говорить нечего. Не было ни книг, ни бумаги, ни карандашей, ни игрушек - одни камушки, осколки стёкол и листья травы и деревьев.
    Особая боль из военного детства возникает при воспоминании о нашей маме. Ей особенно трудно приходилось! Каково же было её состояние, когда она, приходя домой уставшей до предела, осознавала, что ей нечем накормить голодных детей! Но так жили не мы одни. Это было горе всей страны. Оно объединяло, сплачивало, не давало отчаиваться. А мы, дети, просто другой жизни и не знали.

 
То, что снится ночами
 
    Наши респонденты предоставили для книги свои фотографии, и почти все они – последних лет. На фото - взрослые, успешные люди. Военное детство осталось только в воспоминаниях. В нем были и горе, и стоны, и отчаяние, и юмор сквозь слёзы, и злые частушки о Гитлере, а добрые - о милом, который вернётся, и жизнь наладится. Александра Петровна Клубова сама сочиняла частушки: 
«Молодые командиры!
Миленький моложе вас.
Отпустите, дорогие,
На свидание хоть раз»!
 
«Молодые командиры,
Лётчики советские!
Побыстрее разгромите
Города немецкие»!
 
     Воспоминания… Это то, что было, что пережито, выстрадано, чего нельзя забыть ни при каких обстоятельствах! Это то, что снится ночами!
     Журина Нина Александровна:
     - Родилась я в августе 1941 года, когда отец уже был на фронте. Из военных лет помню лишь отдельные эпизоды.  Жили мы втроем: мама, бабушка (мать отца) и я. Мы не голодали, так как держали корову и огород. Мама работала в колхозе заведующей фермой, домой приходила поздно.       
     Запомнился один случай. Мама пришла с работы расстроенная, плакала, потому что отелилась корова и теленочек умер. Может быть, не досмотрел сторож. Тогда было очень строго, могли отдать под суд и сторожа, и заведующую фермой. Мама с бабушкой решили отвезти на ферму своего теленка. А это значит, семья осталась на год без мяса.
     Женщинам в деревне никогда легко не жилось, а особенно в военное и послевоенное время. Мать в летнюю пору дома почти не бывала. До восхода солнца на росе уходила косить, потом немного отдохнет и шла сушить и стоговать сено. И все так работали. Весной - посадочная страда, осенью - уборка урожая. Да сколько рвали жилы на лесозаготовках! Сколько молодых женщин и девушек остались инвалидами от тяжелой мужской работы. Видела, как доярки плакали, потому что весной нечем было кормить скот. Сена не хватало.
    Особое отношение было к почтальонам. Их и ждали, и боялись: ждали весточки с фронта от родных и боялись получить похоронку. В нашей семье погибли двое: брат отца и брат матери. Осталось трое сирот. Поднимали родственники, в детдом не отдали.
     В нашей деревне в отдельном домике жили пленные немцы. Их было немного. Они заготовляли картофель, который сушили и отправлялся на фронт. Ребятишки звали их «фрицами». Иногда они давали нам по горсточке сушеной картошки. Она казалась такой вкусной! Деревенские к ним относились лояльно, те в свою очередь старались чем-то помочь.
    Запомнился день окончания войны. Стояла солнечная погода, но было холодно и ветрено. Посыльный сельсовета собрал народ, какой был в деревне и сообщил, что война окончена. Радовались, многие плакали.
    Помню, как вернулся с фронта отец. Он служил старшиной в береговой службе Северного военно-морского флота на полуострове Рыбачий. Там стояли наши батареи, которые охраняли путь в Мурманск. Когда мы его спрашивали о войне, он или молчал или говорил, что это дело грязное, и вспоминать о нём не хочется, да и «вам это знать не надо». В финскую войну он был в похоронной команде.
     В нашей семье хранится моя детская фотография. Мама выслала её отцу на фронт, чтобы он видел, какая у них растёт дочь. Отец очень дорожил этой фотографией и сохранил ее до конца войны!
    Демобилизовался отец в августе 1945 года. Этот день я хорошо запомнила. Бегая по деревне, увидела военного в форме и побежала домой доложить бабушке, что идет какой-то «фриц». Двери заперла на засов. Вдруг раздается стук. Я бабушке говорю: «Не открывай!». Но бабушка не послушалась, открыла и встретила сына. На младшего она уже получила похоронку. Можно представить ее состояние! И плачет, и радуется, что жив!     
    Я в это время сидела на печи и боялась выглянуть. Вот так первый раз увидела своего отца. Отношения с ним складывались непросто. Я была одна, и меня мама, а особенно бабушка, баловали и вниманием, и едой. А тут все внимание переключилось на какого-то «фрица», которого называют моим отцом и заставляют звать папой. Ох, это как обидно! На другой день утром мама ушла на работу, бабушка что-то делала на дворе или в огороде, отец спал на кровати. Мне он чем-то не понравился. Я взяла котенка, бросила на него и убежала… Но отношения постепенно наладились.
     Удивляет, как терпелив, трудолюбив и, в большинстве своем, сердечен и бескорыстен был наш народ. Люди старались поддержать друг друга в беде, наверное, потому и выжили в те трудные времена. Хотя простых времен не было и не будет.
     Как мы будем жить дальше,  многое зависит от каждого из нас.

 
Отец представлялся совсем другим
 
     Демидова Нина Александровна родилась 25 января 1940 года в деревне Захарцево Буйского района Ярославской области. Нина Александровна рассказывает:
    - Родители Александр Фёдорович и Анастасия Никоноровна работали в колхозе. В 1940 году семья переехала в Монзенский леспромхоз Вологодской области. Не успели обустроиться на новом месте, как началась война. В первые дни отец ушёл на фронт. На руках матери остались трое детей, младший брат отца и бабушка - мать отца. Всё хозяйство легло на плечи бабушки, а мать с утра и до вечера  работала в лесу.  Древесина нужна была для переправ, из неё делали болванки для автоматов. Всё отправляли на фронт и на деревоперерабатывающие предприятия.
     Запомнила 9 мая 1945 года. Все бежали к конторе, и я с братьями не отставала.  Объявили, что война закончена. Люди обнимались, смеялись, плакали. Пришёл гармонист, и посыпались частушки, многие пустились в пляс.
    Отец вернулся осенью. Я гуляла, когда ко мне подбежали ребята и радостно сообщили, что отец вернулся и уже дома. Со всех ног бросилась домой. Открываю дверь - он стоит посреди избы, а на нем висят братья, от радости плачут мама и бабушка. Я запомнила его худого, в шинели. На гимнастерке много медалей. Отец обнимал нас, радовался, что мы все живы и выросли. Он не видел нас четыре года. Я его даже не помнила. Мама показывала его фотографию,  присланную с фронта. И мне он казался совсем другим…
   Послевоенное детство было тяжелым. Голодали. В леспромхозе выдавали пайки, но они для нашей семьи были небольшими, потому что работал теперь один отец. Бабушка болела, и хозяйство вела мама. У бабушки ушли на фронт пять сыновей, а вернулся один, мой отец...

 
Книга вышла!
 
    Авторский коллектив благодарит всех ветеранов, их родных и близких, предоставивших материал для книги. Особая благодарность благотворителям и издателю - Павлу Сергеевичу Фурсинову. Книгу украсили рисунки Анны Николаевны Розановой. Спасибо консультанту Любови Александровне Артюшичевой и директору школы Сергею Анатольевичу Липину.
     Мы вручили  каждому  благотворителю  благодарственные письма и книгу – в подарок.
     А как сделать её подарком в 75-летие Великой Победы для детей войны во время карантина, ведь они ждут книгу, спрашивают?
   Наши краеведы и их помощники во всех добрых делах приехали к каждому и, соблюдая все санитарные правила, вручили заветный экземпляр! Назову имена этих неравнодушных людей: Т.В. Кононова, Н.В. Черняева, Ж.Н. Мизина, Людмила Прокопьевна и Валерий Анисифорович Глебовы.          
     Книга «Память возвращается как птица в то гнездо, в котором родилась…»  - это нить, связующая поколения участников событий Великой Отечественной войны и нас, их потомков. И эта нить не должна прерваться. 
     Второй том книги – это не завершение её. Краеведы начали сбор материала для третьего тома. Ждём ваших воспоминаний, дорогие дети войны.

    Музей истории Устье-Угольской школы сердечно благодарит за финансовую помощь в выпуске книги С.В. Носкова, З.С. Сарапунину,  М.А. Атомян, А.А. Атомян и Ю.А. Атомян, Д.Н. Черватенко, А.В. Хрулёва, М.В.  Громцева, Н.Д. Березина, П.В. Логинова, Л.А. Артюшичеву, О.А. Емельянову и И.А. Ефимовскую.
Т.М. ГРОМЦЕВА, руководитель музея истории Устье-Угольской школы.
Рисунки А.Н. Розановой.
Опубликовано в газете "Звезда" № 49 от 30 июня 2020 года и № 50 от 04 июля 2020 года.
 

     

Еще новости

Реклама