Звонок на сайт: 8 (921) 137-30-60

Реклама

Реклама

Детство военное трудное, в памяти ты навсегда! О бане по-крестьянски, масле подсолнечном и трудовом подвиге

847
Традиционно в апреле-мае в редакцию газеты идут письма и сообщения с военной тематикой. Этот год исключением не стал, и одно из таких писем пришло из города Северск Томской области. 
Там проживает Р.Н. Лебедев - известный нашему читателю «нифантовский пенсионер», рассказы которого мы печатали в прошлом году. В годы войны Рудольф Николаевич жил в деревне Нифантово, и он прислал нам несколько зарисовок из быта своего военного детства.
 
Баня по-крестьянски
 
     На склоне лет все вспоминаю военные годы. Трудно было жить, но нам - пацанам - все казалось нормально. Лучшей жизни мы не знали в силу малолетства, нам нравилась настоящая. Родители за нас переживали, как жить, чем кормить, т.к. спичек нет, мыла нет, соли нет, дров и тех мало. Отец на фронте, мать одна справлялась с тремя ребятишками. Заботливая была мать Нина Васильевна Лебедева, учительница начальных классов в деревне Нифантово. Вовремя догадалась запастись спичками, мылом. Лежал у нас на полатях самодельный фанерный ящик с сотней коробков спичек и второй с двадцатью кусками мыла. По крайней мере, первые два года войны мы не бедствовали. Но все кончается, и к 1943 году запасы иссякли. Мыло пришлось заменить золой из печи, спички самодельными серниками из смолы ели, соль добывали сами на другом берегу реки Шексны, где когда-то стояли купеческие амбары. Они сгнили, развалились и были снесены, но соль, перемешанная с землей, оставалась. Мы, пацаны, зимой переправлялись через реку по льду и на санках привозили по мешку этой соли, а потом выпаривали дома на кухне. Мусор всплывал, земля, песок оставались на дне. Все это удалялось, очищенный раствор упаривали и получали чистую соль.
     С дровами тоже была беда. Бывало так, что дров оставалось на неделю. Приходилось на чунках ездить в лес за три-четыре километра. Из-за нехватки дров мылись в русской печи. Все ребятишки, да и сама мать на моей памяти посещали эту печь раз десять. Даже нравилось. Не нужно через сугробы идти в баню, снег чистить. А тут выгребли из печи красные еще угли, золу, выстелили под соломой. И баня готова. Угли шли на самовар, зола на стирку, а печной жар на тело. Воду, нагретую в той же печи, подавали в тазике. Распаренные, с трудом вылезали из печи. Не дай бог запачкаться, пролезая через устье печи. Тогда от матери будет выволочка. Есть баня по-фински, есть по-русски, а я назвал эту баню – «баня по-крестьянски». Дешево и сердито.
 
Трудовой фронт в 1941-1945 годах
 
     В последнее время идет достаточно много разговоров о тружениках тыла в годы войны, о детях войны. В отдельных областях России детям войны, родившимся после 1927 года до 1945 года, выплачиваются денежные пособия. А дети, родившиеся ранее 1933 года и проработавшие в колхозе или на любом предприятии  за 1941-1945 годы более шести месяцев, считаются тружениками тыла и приравниваются к ветеранам войны с выплатой пособия. Сам я с этим постановлением Правительства ознакомился в 1999 году, ходатайствуя за льготы Дюничеву Алексею Ивановичу, родившемуся в 1932 году. В конторе колхоза были подняты архивы и в одном журнале учета трудодней была запись, что мать с сыном Алексеем трудились в колхозе и совместно заработали столько-то трудодней. В результате А.И. Дюничев был признан тружеником тыла и получил льготу.
     Но есть много непризнанных тружеников тыла, которые попадают в эту категорию, но документов о полугодовом стаже работы нет. Приведу свой личный пример.
     Я родился в 1934 году. В возрасте восемь лет в 1942 году пошел в школу. В деревне Нифантово был колхоз «Животновод», и уже в сентябре в качестве ученика начальной школы я был привлечен к уборке урожая картофеля, льна. Учебный год практически начинался с октября и заканчивался в середине мая, после чего ученики привлекались к прополке посевов, заготовке веников для птичника, вывозке удобрений на поля, заготовке силоса. Молотьба зерновых культур, льна производилась уже по личному указанию бригадира или председателя колхоза с начислением трудодней.
     Сейчас даже трудно поверить, но в 6-7 лет меня и брата Николая мать отправляла на лето к бабушке с дедом, где мы управляли лошадьми при закладке силоса в силосные ямы. Брат Николай был всего на год старше меня и управлял одновременно двумя лошадьми. Силос в телеги грузили женщины, а сгружать нам приходилось самим. Таким же образом вывозили на колхозные поля навоз со скотных дворов, конюшен и частных крестьянских хозяйств. А в 10-11 лет лошади были закреплены за нами. Я должен был напоить лошадь, накормить, отправляя ее на пастбище на всю ночь. Утром, если не оставался вместе с ребятами на ночь, надо было привести лошадь домой, запрячь и ехать на работу.
     За мной на лето был закреплен Огарок, за братом - Звездочка. Когда я первый раз пришел за Огарком с уздечкой на пастбище, он меня игнорировал. Пришлось идти к конюху С.И. Сцелову на дом. Он его запряг и меня обучил этому делу. С Огарком мы потом подружились.
     У Коли лошадь была более норовистая. Когда ехал на ней верхом, пыталась всегда укусить за ногу. Бывало, что на вред и понесет метров на 50-100. Потом, когда после седьмого класса Коля уехал учиться в Ленинград на токаря в ФЗО, она досталась мне. Я на ней работал на конных граблях, привязав веревочку к спусковому механизму, т.к. ноги до него не доставали. С Огарком по весне боронили пахотные поля. С утра сидишь верхом, т.к. земля в мае еще холодная, иногда с инеем. А часов с десяти уже сам рядом с лошадью идешь.  Много, много пришлось поработать в детские военные годы. И все было интересно. Усталости или уныния не было. По вечерам играли в прятки, ходили на танцы, в кино. Хоть у нас и нет звания «Труженик тыла», т.к. нет документов, но мы все-таки ими являемся. Шесть месяцев трудовых будней набирается с лихвой.
 
Подсолнечное масло
 
    В старину, да и позднее, в тридцатые годы прошлого века, льняное масло было самым распространенным в России. Оно и называлось постным, т.к. считалось низкокалорийным, а оттого и стоило дешево. Подсолнечное масло привозилось купцами с юга России, оно более ароматное и считалось как бы заморским. Естественно, что оно было подороже льняного. Покупали подсолнечное только зажиточные люди. У нас льняное масло производил дед Василий Гаврилович. Для этого он выращивал лен, убирал, сушил, молотил. Льнотресту продавал заезжим купцам, а льняное семя отвозил в Борисово к одному хозяину, у которого была выстроена маслобойня на конной тяге - маленький заводик в двух помещениях. Сам я на нем побывал и видел весь процесс изготовления льняного масла.
      Собрал дед пол мешка льняного семени, положил в телегу. Взял четверть (так называлась бутылка на 3 литра), и мы поехали к хозяину маслобойни. Растопили дровами жаровню, высыпали семена льна на большой противень и поджаривали их около часа. Вы пробовали когда-нибудь жареные семечки? Такая вкуснятина! Так вот, эту жаренку засыпают в ступы и толкут «толкушками», которые представляют из себя деревянные стержни диаметром до 10 см., окованные снизу железом. Сверху стержни имеют зацеп, которым цепляются за выступ вращающегося бревна. Само бревно крутится под потолком на высоте 3-4 метра. Вращение бревна осуществляется приводом из шестеренчатых передач с вертикальным бревном в соседнем помещении, приводимых во вращение двумя лошадьми, одна из которых наша с дедом, а вторая хозяина маслобойни. Сам я сидел и погонял свою лошадь по кругу возле привода. Наше льняное семя было переработано за три часа. После остановки привода «толкушки» приподняли, стальные чашки с сухим остатком извлекли из ступ, а отжатое масло через отверстия в стальных чашках стекло по желобу в ведро, из которого было перелито в четверть. Довольные мы ехали домой. Привезли бабушке целую четверть (3 литра) льняного масла. Представляю, какие деньги надо заплатить сейчас за 3 литра свежего льняного масла, которое продают почти как лекарство в аптеках. А жмых (сухой остаток семян) скармливали скоту. Чаще он доставался ребятишкам, т. к. был вкусным, не чета хлопковому или подсолнечному.
  Фото из архива редакции и сети Интернет.
Опубликовано в газете "Звезда" № 41 от 02 июня 2020 года.

Еще новости

Реклама