Звонок на сайт: 8 (921) 137-30-60

Реклама

Реклама

А.А. Атомян: «Воссоздать шекснинский храм – это цель моей жизни»

4936
«Изюминками», самыми красивыми архитектурными объектами и в Шексне, и в Сизьме являются православные храмы. В Сизьме – это храм Николая Чудотворца. Внешне он похож на корабль спасения, который идет среди бушующего моря жизни. В Шексне – это многокупольный храм Казанской иконы Божией Матери. Еще не так давно сиземский храм не выглядел так величественно, а шекснинский вообще представлял собой руины. Оба храма возродились  благодаря меценатству семьи Атомян.  
Храм – на первом месте
 
     Руководитель конфетной фабрики «АтАг» Арутюн Агасиевич Атомян встретил нас в своем рабочем кабинете. Здесь настоящее шоколадное царство. На столе – огромное количество образцов продукции, которая продается, и та, что только готовится к выпуску на радость сладкоежкам. Рядом стоит белая доска, на которой маркером отмечены более двадцати пунктов – это новый ассортимент до конца года. На отдельных листах Арутюн Агасиевич пишет планы дел на неделю и на день. Ритм жизни бизнесмена чрезвычайно динамичен, но есть одна тема, которая может заставить его оставить все дела «на потом». Эта тема: возрождение шекснинского храма Казанской иконы Божией Матери. Как рассказал бизнесмен, каждый рабочий день он начинает с того, что узнает, как идет строительство храма. 
     Наш разговор получился очень откровенным. Мы хотели понять, почему бизнесмен вместо яхт, самолетов и прочих атрибутов шикарного отдыха вкладывает заработанные деньги «на храм», а также узнать, какие следующие этапы строительства воплотятся в жизнь в ближайшее время.
    - ­ Я христианин, я верующий, -­ начал свой рассказ Арутюн Агасиевич, -­ но я не фундаменталист. Я не соблюдаю пост, не знаю многих  православных канонов, даже Библию до конца не прочитал. Но с самого детства я воспитан в духе любви к церкви и Богу. В основном, о вере я знаю от моих мамы и бабушки.
     Если подойти к этому вопросу более глобально, то армянский народ и существует только благодаря тому, что твердо стоит в своей вере. Армению не зря называют российским Израилем. Армения окружена мусульманскими странами, и армян много раз заставляли принять ислам. Может быть, Армения имела бы гораздо бОльшую территорию, но люди предпочитали смерть и веру свою не предавали. Даже в советское время, когда в России власть активно боролась с религиозностью, в Армении к религиозным чаяниям людей относились лояльно. В начале 80-­х годов я учился в вологодском молочном институте и каждое воскресенье ходил в храм Лазаря Праведного на Горбачевском кладбище. Молодежи в храме не было. На службе стояли лишь несколько пожилых людей.
 
Генеральная репетиция
 
     А.А. Атомян:
    - ­ Когда мы стали жить в Шексне, то раз в неделю ходили в церковь. В нашей семье так принято. Это дань уважения Богу, потому что все в нашей жизни происходит по Божьей воле. Я всегда так воспринимал все обстоятельства жизни и детей воспитываю в том же духе. Проходя мимо почти разрушенного Казанского храма, у меня сердце кровью обливалось. Я не понимал, почему люди разрушили святыню. Да, та система была против религии, но уж если превратили храм в клуб, пусть бы так и остался клубом. Зачем взрывать стены? Я думал об этом и мечтал, что когда­нибудь смогу поучаствовать в восстановлении храма. Наши материальные возможности в то время были очень ограничены, и это казалось несбыточной мечтой.
     …Как­-то раз Е.А. Богомазов (он тогда еще только-­только заступил в должность начальника шекснинской полиции) пригласил меня поехать с ним в Сизьму. Евгений Артемович рассказал мне, что там очень красиво, живут хорошие люди, а центр села украшает большой храм. До этого я много слышал о Сизьме, но ни разу там не был. Мы поехали. Я познакомился с Владимиром Егоровым. Он провел для нас экскурсию по храму, рассказал о старинных иконах. Я был поражен духовным богатством сизьмичей, но сам храм требовал ремонта: деревянные балки и пол, низкие потолки, отапливался храм русской печкой. Все это было очень пожароопасно, особенно в помещении, где горят много свечей. (На снимке: Каменный храм святителя Николая Чудотворца построен в 1873 году на месте разобранной Никольской деревянной церкви. Фото 1989 года).
     К этому времени наше материальное состояние улучшилось, и хотелось в знак благодарности Богу часть заработанных денег направить на восстановление храма. Я рассказал о своей идее супруге Марине и брату Юрию. Семья одобрила это решение. Владимир Валентинович сначала отнесся к нашему предложению с осторожностью, потому что нас совсем не знал. Но желание отремонтировать храм пересилило, и он разрешил нам начать работы. Постепенно в храме был заменен пол (теперь там все выложено красивой плиткой), установлены кирпичные колонны, сделан второй этаж. На последнем этапе была облагорожена территория вокруг храма, а само здание теперь отапливается от газовой котельной. В итоге с Божьей помощью храм преобразился , а для нас это стало как бы генеральной репетицией перед еще более трудным делом – возрождением шекснинского храма. (На снимке - храм в Сизьме, 2012 год) 
 
«И люди в нас поверили»
 
     Главным итогом работы в Сизьме стало то, что люди поверили в искренность намерений Арутюна Агасиевича и всей его семьи. Теперь настала очередь шекснинского храма, от которого сохранился лишь четверик без крыши. Следовали поговорке «Глаза боятся, а руки делают». После исследования храма различными комиссиями работы начались с укрепления фундамента. Поддержки от предпринимателей практически не было. Чем мог, помогал С.С. Березин, начальник Шекснинского участка ЛПУ МГ. Масштаб работы с фундаментом поистине грандиозный. По периметру всего четверика снаружи и внутри вручную выбрали землю в полметра шириной и два с половиной метра глубиной. Арутюн Агасиевич рассказывает:
    - ­ Техникой нельзя было работать, потому что фундамент храма состоит из огромных валунов. После того как фундамент оголили, с обеих сторон его залили самым высококачественным бетоном. Теперь фундамент храма укреплен с большим запасом прочности. Бетон покупали у череповецкого предпринимателя. Он знал, что мы восстанавливаем храм, и когда у нас закончились деньги, часть бетона отдал бесплатно, хотя сам мусульманин. (На снимке: шекснинский храм был почти полностью разрушен. Фото 2009 года. Восстановление храма началось в 2010 году)
     Постепенно, шаг за шагом, храм восстанавливался: сложили из кирпича алтарную часть, нарастили стены, возвели колонны. Потом настала очередь за кровельными работами, электромонтажом, штукатуркой, шпаклевкой. Провели тепло. В начале 2015 года мастера из Переславля­-Залесского установили купола. В июле 2016 года храм обрел свой голос: на звоннице были установлены колокола, отлитые мастерами из города Тутаев. И колонны, и крыша, и фундамент сделаны с большим запасом прочности, потому что храм должен стоять веками.
 
С Божьей помощью
 
     «С Божьей помощью». Часто такие слова можно услышать от верующего человека. Арутюн Агасиевич убежден, что шекснинский храм возрождается не иначе как по Божьему промышлению и с Божьей помощью.
     А.А. Атомян:    
    - ­ Несколько лет назад настоятелем нашего шекснинского храма был священник Олег Лебедев. Именно при нем было принято решение восстанавливать храм. Для координации усилий был создан попечительский совет. И тогда батюшка сказал: «Мы создаем попечительский совет. Запомните, легко не будет. Всегда зло будет мешать богоугодному делу». Так и вышло. Но все трудности были преодолены с Божьей помощью.
     Когда стройка только начиналась, архитектор Вологодской епархии ставил нам практически невыполнимые условия для совершения работ. Как­-то раз, будучи в резиденции архиепископа Вологодского и Великоустюжского Максимилиана, я завел разговор о своих трудностях по строительству храма. Он мне сказал: «Арутюн Агасиевич, мы не богатые, ничем помочь не можем. Единственно, как я могу Вам помочь, это не мешать». Архиепископ Максимилиан попросил своего заместителя не мешать стройке, и дело пошло. Я был ему очень благодарен.
     Каждый крупный этап по возрождению храма сопровождался какой­-нибудь неприятностью: то воровство, то пожар на складе… Потом трудностей становилось все меньше, а сейчас все идет по плану. Я думаю, все наладилось, потому что здание храма построено, колокола зазвенели, в храме иногда проходят богослужения. Одним словом, храм обрел свою силу, и доброта стала противостоять злу. 
 
Светлый храм
    
    Газета «Звезда» систематически рассказывала шекснинцам о ходе работ по воссозданию храма, планах строителей, но вот тема внутреннего убранства не освещалась. В предыдущих интервью Арутюн Агасиевич обходил эту тему стороной, объясняя тем, что, мол, не время еще об этом говорить. А сейчас, когда наш красавец­-храм возвысился над округой, самое время спросить, а что будет внутри?
     А.А. Атомян:
    - ­ В любой работе важно соблюдать этапы. До сегодняшнего дня все заботы были о кладке кирпича, кровле, монтаже электропроводки, отоплении, водоснабжении, штукатурке, побелке, вентиляции… А теперь можно поговорить и о более деликатных моментах.
     Еще когда шло строительство храма, уже тогда я задумывался, каким будет его внутреннее убранство. Когда я бываю за границей, то обязательно захожу в православные храмы и фотографирую самые красивые иконостасы, роспись и т.д. Сейчас в моем телефоне много фотографий из Иерусалима, Японии, Испании, Греции и других стран. Архитектура православных храмов дает волю для творчества. Главное, не нарушать каноны. Каждый храм красив по-­своему. Кстати, если говорить о красоте, то и ехать далеко не нужно. Например, в Кадникове есть храм, в котором установлен изумительной красоты иконостас. Я хочу съездить туда с настоятелем нашего храма отцом Александром и показать ему этот иконостас. Одним словом, сейчас мы «зондируем почву», узнаем ценовую политику, ищем необходимые краски, материалы и, конечно же, специалистов.    
     Мне очень нравится, что отец Александр очень ревностно относится к обустройству храма. Мы с ним часто дискутируем, каким должен быть храм внутри. Каждый этап работ согласовывается и с ним, и с епархией.
     Ближайший важный этап работ – это кладка плитки на пол. Это не только очень важный момент, но и не дешевый этап. Общая площадь храма составляет почти 800 квадратных метров, а чтобы получить на полу узоры, нужно купить почти 1000 квадратных метров плитки. Мы более двух месяцев рисовали чертежи пола, затем я поехал в Китай и два дня выбирал плитку. Выбор огромный, я боялся ошибиться. Сейчас плитка куплена, и уже в начале августа она будет доставлена в Шексну. Около трех ближайших месяцев уйдет на то, чтобы из этой плитки сложить красивый пол. Параллельно до конца года планируется закончить штукатурные работы снаружи и внутри, закончить кровлю бокового входа в алтарь, продолжить благоустройство территории вокруг храма, сделать цоколь и временную бетонную лестницу к главному входу и над папертью сложить из мозаики Казанскую икону Божией Матери.
 
Шекснинская «фишка»
 
     Последнее значимое событие в новейшей истории храма: это освящение и установка колоколов на звонницу. Службы идут в маленьком храме, а «зовет» людей в храм звон с новой колокольни. У Арутюна Агасиевича насчет колокольни есть идея, которая, если когда­-нибудь обретет реальность, может стать брендом или маркой нашего поселка.
     А.А. Атомян:
    - ­ Звон колоколов может иметь две функции: призыв на службу и просто красивый звон. В первом случае должен звонить человек – звонарь, потому что это не просто звон, это - ­ молитва. Когда на колокольню будет сделана лестница, я тоже хочу подняться и позвонить в колокола. А во втором случае на помощь приходит электронный звонарь. Я часто бываю в Европе. В некоторых храмах, в часах на башнях там установлены такие звонари. В определенное время они проигрывают на колоколах красивое сочетание звуков, что придает городу статность, свой стиль. Это очень красиво. В Шексне наш Казанский храм – самое красивое архитектурное сооружение. Он как бы бренд нашего поселка. Думаю, было бы интересно и у нас сделать такую «фишку» с ежедневным красивым колокольным звоном. Человек с такой задачей не справится. Звонарь может заболеть, уехать на отдых и т.д. В этом случае выручает электронный звонарь. Я думаю, такая «фишка» придала бы нашему поселку величие, но пока это только идея на будущее.
 
Возрождение храма – общее дело
 
     На стопудовом колоколе есть памятная надпись, в которой увековечены имена жертвователей. Там написано «Тщанием братьев Юрия и Арутюна Атомян, Марины Атомян, Сергия Пастухова, братьев Станислава и Александра Березиных, Евгения Богомазова и жителей поселка Шексны при настоятеле протоиерее Александре Колесове». Эта надпись – дань традиции. Арутюн Агасиевич считает, что храм восстанавливает не только его семья, огромное количество людей внесли свою лепту в возрождение шекснинского храма.
     А.А. Атомян:
    - ­ Совсем неважно, кто сколько вложил средств. Главное – участие в общем деле. Это храм для всех, для будущих поколений. И даже если человек рубль вложил, душа у него будет болеть за храм. Интересно, но даже люди, которые просто покупают конфеты фирмы «АтАг», участвуют в воссоздании храма, потому что часть дохода идет на храм.
    Каждый человек должен отвечать перед своей совестью. Я тоже хочу оставить добрую память о себе. Бог дал нам возможность участвовать в возрождении храма, и мы это делаем. В этом богоугодном деле участвует вся моя семья, мои друзья, родственники, весь наш коллектив, жители Шексны и все неравнодушные люди, которым небезразлично восстановление русских православных храмов.  
     У меня нет никаких сомнений, что мы доведем дело до конца. Единственно, не могу говорить о сроках. Воссоздать шекснинский храм – цель моей жизни, а своему сыну Ованесу, если он продолжит наш бизнес, я завещал восстановить еще один храм в Шекснинском районе. Пусть это будет нашей семейной традицией.

 Алексей ДОЛГОВ.

Опубликовано в газете "Звезда". № 57 от 23 июля 2016 года.

Еще новости

Реклама