Звонок на сайт: 8 (921) 137-30-60

Реклама

Реклама

Актуальное интервью на «Шекснинской волне»: о чем спорят перевозчики и утилизаторы мусора в Шексне?

2983
Тема перевозки и хранения мусора в Шексне перешагнула порог актуальности и зазвучала на самых разных площадках. Откуда берутся несанкционированные свалки? 
О чем спорят перевозчики и утилизаторы? Может ли возрасти «мусорный тариф» для собственников жилья? Эти и другие вопросы мы решили задать в эфире «Шекснинской волны» заинтересованным сторонам.

Золотое дно мусорного бака

Разговор, который состоялся 8 апреля в радиостудии «Шекснинская волна», был весьма актуальным и эмоциональным: мы пригласили двух представителей организаций, занимающихся  утилизацией и перевозкой мусора. Надежда Шлома представляла ООО «АксайЦентр», которое занимается хранением мусора  на нашем полигоне,  Андрей Рябинин, руководитель компании «Эковтор». Сразу хочется извиниться перед читателями  за некоторый сумбур в газетной версии этой беседы. Но это неизбежно, поскольку речь идет о расшифровке живого и порой весьма острого разговора в студии. Вел программу журналист Сергей Маров.
 
     Сергей Маров:
     - ­ За последнее время в Шексне было обнаружено несколько несанкционированных свалок, и тема мусора вышла на первый план. С одной стороны, мы видим, что неожиданно то там, то тут вырастают горы бытовых отходов, с другой стороны ­ - есть объективная информация от тех, кто занимается хранением ТБО: объемы мусора, которые обычно организации­-перевозчики привозили на полигон, сократились по разным оценкам от 80 до 40 %. И в связи с этим возникла нездоровая информационная ситуация, когда одни говорят: «К нам мусор не приходит, он где­то должен оставаться».  С другой ­ - мы видим несанкционированные свалки. Каким образом ситуация со сменой арендатора на полигоне могла повлиять на то, что возникли эти свалки, и стало невыгодно сдавать мусор. Андрей Николаевич, может, сначала Вы ответите?
     Андрей Рябинин:
    -  ­ После того как фирма «АксайЦентр» стала арендатором шекснинского полигона ТБО, местным жителям, которые занимались перевозками, и предприятиям, которые сами производили вывоз на полигон, это стало крайне невыгодно. В связи с этим, мы проанализировали рынок по Вологодской области, изучили ближайшие полигоны, провели мониторинг цен и несколько перенаправили наш шекснинский мусор на другие полигоны. Частично отдали на переработку на вторсырье. Рынок вторсырья сейчас интенсивно развивается, очень много предложений поступает из Грязовца, Сокола… Череповец  готов приезжать сам и забирать мусор, поэтому можно сказать спасибо «АксайЦентру»: они нас подтолкнули на этот путь уменьшения загрязнения атмосферы и недр. Мы углубились, так сказать, в переработку. Что касается появления несанкционированных свалок. Я думаю, что это ни для кого не секрет – такие ситуации возникают регулярно. Несанкционированные свалки исторически всегда были.
     Сергей Маров:
­     - Ситуация с ценовой политикой на полигоне действительно создает условия, при которых перевозчикам невыгодно сдавать мусор именно сюда?
     Надежда Шлома:
    ­ - Я бы сказала, что ценовая политика не должна повлиять на вывоз мусора. Во-первых, это разные услуги: услуга по размещению и услуга по  вывозу. Перевозчик оказывает услугу по вывозу. Ни в коем случае услуга по размещению не должна влиять на стоимостные показатели услуги по вывозу. Что касается невыгодности условий,  также готова пояснить, что цена на полигоне не изменилась. Единственное изменение: раньше прием велся в кубах, все происходило «на глаз», а в настоящее время, согласно условиям муниципального контракта на аренду полигона, мы должны были установить весы. Что мы и сделали: с февраля прием мусора стал осуществляться в тоннах, а не в кубических метрах. Это очень оптимально с точки зрения учета отходов, потому как никакие другие методы теперь не применяются, а действуют реальные показатели, которые устанавливают четкое количество отходов, которые привезены на полигон.
     Сергей Маров:
­     - А есть вообще мониторинг цен по региону? Вы как­-то сравниваете цену на свои услуги с ценовой политикой других перевозчиков?
     Надежда Шлома:
    - ­ Мы, конечно, просматривали ценовую политику других муниципалитетов. Однако  в данной ситуации цена размещения складывается из прямых затрат понесенных предприятием. Хотелось бы отметить, что арендная плата сегодня не заложена в стоимость услуги, она выплачена за текущие периоды, и при расчете  стоимости нашей услуги она учтена не была.
     Сергей Маров:
     - ­ До сдачи полигона в аренду «АксайЦентру» бюджет получал порядка 50 тысяч рублей в год, если я не ошибаюсь, а в нынешней ситуации, когда сменился арендатор, и впервые был объявлен конкурс, бюджет стал получать 8 миллионов арендной платы. Это действительно так?
     Надежда Шлома:
     -­ Совершенно верно! Бюджет в этой ситуации находится однозначно в выигрыше.
     Сергей Маров:
­     - Много спорных моментов связано с  применением технологии взвешивания, а не измерения в кубических метрах. А как обстоит дело на других полигонах региона?
     Надежда Шлома:
    - ­ В отношении практики других регионов нужно начать с того, что не на каждом полигоне есть электричество, чтобы устанавливать весовой контроль, и не все полигоны рассчитаны на большое количество отходов. Есть какие­-то мелкие полигоны, где просто нерационально устанавливать весовой контроль. Но все полигоны, которые принимают мусор с больших территорий ­ - это Череповец, Вологда, сейчас и Шекснинский район, оборудованы весовой площадкой.
     Андрей Рябинин:
    - ­ Я бы хотел прокомментировать ответ Надежды Александровны. Вы заявляете, что цена за хранение не изменилась, и соответственно арендная плата в нее не заложена. Но у меня перед глазами Ваша первая калькуляция, которую Вы мне выдали, и там самый большой пункт расходов – «арендная плата» на полигоне. Исходя из нее, и складывалась стоимость. Вы, наверное, помните этот момент? У всех других перевозчиков, управляющих компаний есть такая калькуляция. Это первое. Второе: все правильно, у нас увеличилась арендная плата полигона - ­ 8 миллионов рублей.  С 50 тысяч это увеличение значительное. Ведь эту плату нужно как-­то заработать? И мы понимаем, что в итоге это оплачивает конечный потребитель. Если мы возьмем образователей мусора, то у нас примерно 80 % -­ это население и бюджетные организации.  Другими словами, мы эти 8 миллионов рублей переложим на плечи жителей и на бюджет? Что касается весового контроля. Как показывает практика, весовой контроль выгоден, в первую очередь, полигону. Все остальные потребители учет и расчет ведут в кубах, соответственно, не сдают перевозчику мусор в тоннах, ведь никто по килограммам бытовые отходы не взвешивает, когда их выносит на контейнерную площадку! У нас происходит разница между ценами на кубы и тоннами. Допустим, кто-­то сдает куб кирпича, кто­-то куб ваты. Соответственно разная стоимость для конечных потребителей.
     Сергей Маров:
­     - Давайте, мы с вами посмотрим на то, как регулируется тариф в целом. Насколько я понимаю, в арендном договоре увеличение тарифа для населения не предусмотрено? Или я ошибаюсь?
     Надежда Шлома:
     -­ Хотела бы сначала прокомментировать выступление Андрея Николаевича. Как я уже говорила выше, услуги по размещению и вывозу -­ абсолютно разные, и мы сегодня здесь собрались, чтобы обсудить вопросы, в первую очередь, несанкционированных свалок, стихийно образовавшихся на территории района. Я не поленилась, доехала до одной из них и в этом мусоре нашла несколько чеков: они принадлежали магазинам Шексны. Там были еще обрывки документов некоторых организаций в Шексне. Возникает  вопрос:  как этот мусор попал туда? Сейчас «АксайЦентр» можно обвинить во всех смертных грехах, с точки зрения перевозчиков, но говорить о том,    что мы перевозим мусор с полигона на несанкционированные свалки просто неразумно. И у меня возникает вопрос: каким образом это все попало за пределы поселка Шексна? Чеки датированы мартом-февралем текущего года.
     Сергей Маров:
­     - Я себе позволю небольшое пояснение: доказано, что мусор на эти несанкционированные свалки вывозился в промышленных объемах именно после нового года. Не могу согласиться с Андреем Николаевичем, что есть «исторически сложившиеся свалки». Не могут наши жители в таких масштабах мусорить!  Во­-вторых, эти свежие огромные свалки посетили журналисты ВГТРК и также подтвердили, что это все «добро» вывезено недавно. Это неоспоримый факт. Я бы хотел задать вопрос Вам, Андрей Николаевич, как  руководителю «Эковтора»:  перевозчики могут доказать все те объемы, которые они вывезли и куда? Например, накладные, транспортные документы?
     Андрей Рябинин:
    - ­ Сюжет по ВГТРК я очень внимательно просмотрел, и, знаете, какой я заметил парадокс? Если на том моменте, где Надежда Александровна показывает чек,  поставить воспроизведение видео на паузу, то можно увидеть, что на чеке написано:  г. Череповец, улица Сталеваров. Так что я не представляю, каким образом мусор попал из Череповца в Шексну. Изучив ситуацию по Вологде, могу сказать, что там были такие  моменты и неоднократно: узнал, что там имели место, так называемые, провокации. Возможно, что­-то такое происходит сейчас и у нас. Сергей Васильевич, все свои объемы мы подтвердим, и, более того, уже подтверждаем, потому что у нас, ввиду этих событий, идет проверка отделом экологии, полицией и другими службами.  Все необходимые документы у нас есть. 
     Сергей Маров:
     - ­ Каким образом ценовая  политика полигона может отразиться на тарифе? Постоянно звучит: «Мы поднимем тариф!» Но Вы же, как депутат, понимаете, что  утверждение тарифа переходит в компетенцию РЭК, и сделать это просто невозможно. Может ли повлиять это на тариф для населения?
     Надежда Шлома:
     - В очередной раз хочу обратить внимание шекснинцев и юридических лиц, что услуги по вывозу и  размещению абсолютно разные! Одно дело вывозить,  и другое - ­ размещать. Они не могут соприкасаться в одном договоре, хотя в Вашем случае, Андрей Николаевич, может, такое и возможно, но это неправильно и нелогично. Мне искренне непонятно, каким образом цена размещения может отразиться на цене по услуге  вывоза.
     Сергей Маров:
­     - Давайте разберемся: кто оплачивает объемы,  сданные на полигон?
     Андрей Рябинин:
     -­ Перевозчик.
     Сергей Маров:
­     - Кто оплачивает транспортировку?
     Андрей Рябинин:
     ­ - Транспортировку оплачивает потребитель перевозчику.
     Сергей Маров:
­     - Если увеличивается цена, Вы кому счета выставляете? Управляющим компаниям?
     Андрей Рябинин:
     -­ Мы счета будем выставлять, в принципе, всем нашим клиентам, однако, в основном управляющим компаниям, которые все это будут закладывать в тариф.
     Сергей Маров:
­     - Если у вас увеличилась цена на вывоз мусора, вы говорите: управляющая компания должна принять решение о том, что цена  с квадратного метра также  должна быть увеличена. А управляющая компания должна провести этот тариф через региональную энергетическую комиссию. И после этого общий тариф должно утвердить общее собрание жильцов. То есть, если ситуация дойдет до повышения тарифов, и мы должны это разъяснить нашим слушателям, то последнее слово за населением, в том числе, и за юридическими лицами ­ - они могут просто отказаться принять такой тариф. Они могут это сделать?
     Андрей Рябинин:
     - Да, Сергей Васильевич. Однако, ситуация у нас по рынку перевозок  такая: сейчас действует конкурентная цена, кто предложит дешевле, с тем и работаем. Соответственно, если у нас будет несколько перевозчиков, будет сохраняться конкуренция, и все будет нормально. О повышении даже речи быть не может! Мы несколько иначе ставим вопрос: сейчас местных перевозчиков ставят, в так называемые, неконкурентные рамки.
     Сергей Маров:
­     - А в чем это выражается?
     Андрей Рябинин:
     - Повышением цены на утилизацию мусора.
     Сергей Маров:
­     - Но она же повышается для всех.
     Андрей Рябинин:
     - Смотрите, какая ситуация получается: Надежда Александровна, как я понимаю, еще и представитель перевозчика? Так ведь?
     Надежда Шлома:
     - На сегодняшний день в эфире я представляю «АксайЦентр».
     Андрей Рябинин:
     -­ Ставка сделана на то, чтобы поставить местных перевозчиков во внеконкурентные рамки:  предложить свою цену, заставить идти на какие­-то расходы, но когда останется один перевозчик, в лице Надежды Александровны, она выставит свою цену.
     Сергей Маров:
­     - Я, как  сторонний наблюдатель, не могу понять: в чем вы видите ограничение конкуренции? Цена установлена для всех.
     Андрей Рябинин:
     -­ Сейчас местные перевозчики должны платить по тем ценам, которые нам предоставляет «АксайЦентр», то есть стоимость примерно увеличилась в шесть раз. Тариф, по которому мы вывозили на полигон, был рассчитан из стоимости арендной платы. Сейчас у нас идут слишком большие расходы, но  мы все равно будем продолжать работать -­ цена не увеличится, благодаря тем мерам, которые мы уже предприняли. У нас есть линия по сортировке твердых бытовых отходов, где идут пуско­-наладочные работы. Как только конвейер будет запущен, я буду принимать мусор у себя на сортировку по цене 600 рублей за тонну.
     Надежда Шлома:
    - ­ Хочу объяснить простому жителю Шексны, на чем зарабатывает деньги перевозчик. Мусоровоз – это специализированный автотранспорт, который прессует внутри себя отходы. Перевозчик берет деньги за определенное количество кубов, которое входит в мусоровоз. в моем случае, мы используем новейшие технологии, входит порядка ста контейнеров. На полигон по геометрическому объему кузова приезжает 20. Несложно посчитать, что деньги, предназначенные за утилизацию 80 кубов мусора, остаются у перевозчика. эта оплаченная цифра делилась между полигоном, которому доставалась маленькая часть, а другая -­  доставалась перевозчику. Сейчас она разделилась на три части: одна идет на полигон, вторая – перевозчику, а третья – в бюджет. В отношении организации перевозчиков и монополии на рынке, о которых говорит Андрей Николаевич, это его фантазии.
     Сергей Маров:
­     - Вы расцениваете монополию как нечто неправильное, Андрей  Николаевич?
     Андрей Рябинин:
     ­ - Да, неправильное.
     Надежда Шлома:
   - Позвольте о монополии: основная часть управляющих компаний, как многие шекснинцы знают, принадлежит Андрею Николаевичу, или он ими управляет. Наша организация предлагала управляемым Андреем Николаевичем УК услугу по вывозу отходов.
     Сергей Маров:
­     - Вы предлагали дешевле?
     Надежда Шлома:
    ­ - Я предлагала дешевле. В принципе, на сайте «Реформа ЖКХ», где выкладываются отчеты управляющих компаний, можно посмотреть, какая стоимость вывоза мусора заложена для жильцов. То есть, на сегодняшний день по спектру управляющих компаний, руководителем которых является Андрей Николаевич, эта стоимость варьирует от 2 рублей до 2 рублей 20 копеек  с квадратного метра. Нами была предложена цена 1,7 рубля:  разница с квадратного метра составляет 50 коп. Считаем: средняя квартира – 50 кв.м, это 250 рублей в месяц и порядка 3000 рублей в год. С нами договор не заключили.  Ровно год назад мы предлагали МУП «Благоустройство», учредителем которого является поселок Шексна, также возить мусор по более низкой цене. Значительно! И здесь здоровая конкуренция, возникшая между «Эковтором» и нашей организацией, снизила стоимость вывоза для МУП «Благоустройство». Наше было предложение 1,9 рубля за кубический метр, включая крупногабаритный мусор. Это, по моим подсчетам, порядка 1,6 рубля с квадратного метра. Тем не менее, предложение наше было отвергнуто. И в чем здесь монополия? В моем понимании, монополия действует на рынке Шексны сейчас. Управляющая компания самая крупная (имеется ввиду группа управляющих компаний «Жилсервис» ­ - прим. редакции). Основной перевозчик вывоза мусора – «Эковтор». Разумеется, «Эковтору» невыгодно, чтобы были какие­-то другие перевозчики… Андрей Николаевич также принимал участие в аукционе на аренду полигона. Цена была достаточно высока, по сравнению с предыдущей, которая действовала до момента проведения аукциона.
     Сергей Маров:
­    - Цена была предложена ниже. Это на самом деле так?
     Андрей Рябинин:
    - Надежда  Александровна немного слукавила. Цена была не ниже предложенной. Цена была предложена точно такая же. О цене с квадратного метра даже речи не было. Вы предлагали стоимость с куба. Стоимость была такая же, как и у всех перевозчиков.
     Надежда Шлома:
     - Заметьте,  включая крупногабаритный мусор, за который другие перевозчики выставляют счета отдельно.
     Андрей Рябинин:
     - Цена была такая же: мои слова подтвердят другие участники совещания, которое проходило при первом заместителе главы Шекснинского муниципального района В.В. Кузнецове.  Надежда Александровна, как перевозчик, предложила более низкую стоимость для МУП «Благоустройство». На что мы предложили еще ниже и стали возить. На сегодняшний день нет монополии как на рынке перевозок, так и в части управления домами. Рынок достаточно широкий. У нас 4 УК, 4 перевозчика. Даже о проблеме никто не говорит.
    Теперь о том, почему местные перевозчики стали возить мусор в Череповец. На протяжении двух месяцев мы пытаемся заключить договор с «АксайЦентром». Направлено несколько писем. Ответа нет. Молчат. Повторно писали. И в администрацию писал, чтобы побудили «АксайЦентр» заключить договор. «АксайЦентр» не идет на переговоры категорически. Привозите, платите наличными ­ - больше ничего…
    По стоимости, которую Надежда Александровна предложила для наших УК. Стоимость была такая же, как и сейчас действует. Я прогнозирую, что когда местные перевозчики уйдут с рынка, стоимость пойдет в сторону увеличения. Я попросил, давайте на пять лет мне контракт, где будет цена прописана 250, и вы не будете повышать. На что они сказали: давай разобьем на кварталы, и там с увеличением запишем. Я посчитал, это предложение для меня нехорошее, и не стал. На сегодняшний день мы возим в Череповец.
     Надежда Шлома:
     - То есть, вы считаете, что прием мусора на сортировку по той же цене, по которой принимает «АксайЦентр», не увеличит стоимость вывоза?
     Андрей Рябинин:
     ­ - Мы будем дешевле принимать.
     Надежда Шлома:
   - Не нужно забивать головы шекснинцев доводами, которые ничем не обоснованы. Хочется сказать конкретные и понятные цифры. Для сравнения: стоимость вывоза отходов для УК в городе Череповце порядка 170 рублей за кубометр; стоимость вывоза в Шексне –  200-­250 рублей за кубометр ТБО.  Переход в тонны на полигоне для перевозчика невыгоден. Следует обратить внимание юридических лиц, которые заключают договоры с перевозчиками. Эти юрлица косвенно виновны в стихийных свалках, потому что, доверив перевозчику перевозить их отходы, они не контролируют их дальнейшие путь и размещение. Что касается заключения договоров с физлицами:  частные домовладения платят за вывоз мусора перевозчикам по ведомости, не получая никаких платежных документов. Уважаемые жители частного сектора, требуйте от перевозчика документ о том, что вы оплатили эту услугу. Жители должны оплатить качественную услугу, оказанную перевозчиком.  В роликах «Эковтора», везущих мусор в Череповец, звучит: «Нам не выгодно, мы несем убытки»…
     Сергей Маров:
     - Мы разобрались, что население в любой момент может сказать перевозчику: ты нам не нравишься, мы наймем другого. Второй: со стороны перевозчиков мы слышали заявления, что они попали в сложную ситуацию. Сегодня мы выясняем, что все хорошо!
     Андрей Рябинин:
     - Может возникнуть такая ситуация, что будет только один перевозчик, и будет не отказаться.
     Надежда Шлома:
    - У нас с вами  началась мания величия. Такое ощущение, что перевозчиками на рынке области являемся только мы и вы. Есть масса перевозчиков, которые с удовольствием придут на рынок Шексны, и за более низкую стоимость будут оказывать услуги.
     Андрей Рябинин:
     - Перевозчиком на рынке области являетесь вы. Ваши полигоны, которые вы по всей области взяли в аренду. Смотрите, давайте по конкретным цифрам. Прошлый арендатор получал на полигоне доход 3 миллиона рублей. Новый арендатор помимо тех трех миллионов, еще на 8 миллионов увеличил арендную плату. Это уже как минимум 11 миллионов, которые мы можем разделить на кубы, на людей и получить стоимость…  Вы увеличили стоимость аренды, но вы же не меценаты! Вы – коммерсант, и ваша деятельность связана с получением прибыли. Есть прецедент по Шекснинскому району. Есть ЦРБ. До меня дошли новости, что фирма­-перевозчик, которую представляет Надежда Александровна, уже предложила цену 700 рублей за кубометр (было 300 рублей).
     Надежда Шлома:
     - Не вводите шекснинцев в заблуждение. Котировка – это конкурсная процедура. Я не подтверждаю данную информацию. Договор заключается по результатам конкурсной процедуры. Вы фантазируете.
     Андрей Рябинин:
     - По городу Белозерску тоже ведь вы полигон взяли. И сегодня там стоимость уже 1000 рублей с куба. Пока мы будем на этом рынке, жители могут не волноваться. Пока будет конкурентная среда, все будет выгодно. Повторюсь, что весь этот пакет необходимых мер предпринял, заключил договора со всеми полигонами, которые находятся в Вологодской области, которые принимают гораздо дешевле, чем вы. Кстати, вы еще занимаетесь полигоном в Вологде, стоимость утилизации в Вологде выше в пять раз, чем в Москве.
     Надежда Шлома:
    - Вы распространяете недостоверную информацию. Я не имею отношения к вологодскому полигону, к вывозу из города Белозерска. Насколько я понимаю цель сегодняшней нашей встречи, Андрей Николаевич, как перевозчик, как управляющая компания, четко сказал, что не допустит роста тарифов для населения. Это была основная проблема.
     Сергей Маров:
    - ­ А зачем было говорить и в Интернете, и перед депутатами, что рост тарифов неизбежен? Теперь вы говорите, что готовы держать цену. Вы говорили, что все плохо, и это приведет к банкротству. Сейчас вы говорите, что все, в принципе, нормально. Конкуренция оздоровила ситуацию. Нужно быть ответственным за свои слова.
     Андрей Рябинин:
     - Я принесу документацию. Речь идет о компании «Вторресурсы». В части Белозерска.
     Надежда Шлома:
    -­ Вы как депутат должны быть заинтересованы, чтобы территория района не заваливалась отходами. Сегодня на ней стихийные свалки.
     Сергей Маров:
     - В чем связь между Белозерском и Шексной?
     Андрей Рябинин:
     - Потому что Надежда Александровна является руководителем компании «Вторресурсы», а в данный момент она является руководителем «АксайЦентра». По­-моему, налицо аффилированные лица.
     Надежда Шлома:
     - Следуя вашей логике, вы возите мусор в Череповец, а третьи лица везут этот мусор обратно и вываливают в карьеры рядом с Чуровским.
     Андрей Рябинин:
     - Я хотел предостеречь от того сценария, который стал реальностью в некоторых городах нашей области, куда зашел монополист. Взял полигон и вывоз мусора.
     Надежда Шлома:
     - У вас, как у перевозчика, есть возможность пойти в любой район нашей области и предложить услугу по вывозу. И если я, как перевозчик, предложила свою услугу по вывозу, в чем здесь преступление?
     Андрей Рябинин:
     - В том, что вы увеличили цену практически в 10 раз.
     Надежда Шлома:
     ­ - У собственников жилья есть всегда право выбора. 
      Андрей Рябинин:
    - Если останется один перевозчик, права выбора уже не будет. У меня есть грандиозный план. Я вас могу ненадолго запустить поработать. Когда вы поднимете цену, я снова выйду. Может, такое быть?
     Надежда Шлома:
    - Формулировка «запустить» как минимум некорректна и оскорбительна. Мы, как юридическое лицо, можем вам сделать коммерческое предложение, а вы можете с ним согласиться или отказаться.
     Андрей Рябинин:
     - Почему договор не заключаете на утилизацию?
     Надежда Шлома:
     - Если шекснинцам интересно, то на протяжении двух месяцев «АксайЦентр» обменивается протоколами разногласий с «Эковтором».
     Андрей Рябинин:
     - Это не так!
     Сергей Маров:
     - Шекснинцы должны понимать. У нас есть мощный перевозчик, который занимает большую часть рынка, который сначала говорил, что в принципе ситуация с хранением и переработкой мусора нездоровая. Сейчас выясняется: ситуация не так уж и плоха. Перевозчик нашел варианты. У нас есть представитель организации, занимающейся хранением отходов ­ - «АксайЦентр», который говорит о том, что цена, которая закладывается для хранения отходов, никоим образом не отразится на тарифе для населения. Мы сейчас имеем дело со спором трех хозяйствующих субъектов: хранение, перевозка и бюджет. Раньше бюджет вообще не принимали в расчет. А бюджет – это мы с вами.
     Надежда Шлома:
    - Хочу обратиться к жителям Шексны. Юрлица, требуйте от перевозчика документ, который бы четко подтверждал, что ваши отходы размещены либо обработаны должным образом, чтобы избежать несанкционированных свалок. Жители частного фонда, требуйте от перевозчика платежный документ, как минимум кассовый чек, или другой документ, свидетельствующий о том, что ваши деньги не ушли посредством черных касс, а с них были уплачены налоги. Не нужно верить всему, что рассказывают, каждый защищает свои интересы. За убытки юрлиц люди не должны платить. Если с рынком по перевозу будут сложности, и опять начнутся разговоры об увеличении цены, я готова заявить, что наша стоимость значительно ниже сегодняшней, которая действует на рынке вывоза отходов. Вы можете обратиться в управляющую компанию, можете взять информацию на сайте «Реформа ЖКХ» и сделать выводы самостоятельно. Потому что все юридические лица преследуют собственные финансовые интересы, и жители не должны оплачивать убытки организаций перевозчиков, потому как ликвидация несанкционированных свалок (если не установят виновных лиц) будет происходить из бюджета. Получается, вы оплатите этот мусор в двойном размере.
     Андрей Рябинин:
    - Да, не всему нужно верить. Лучше все перепроверять. Зайдите на сайты арбитражных судов, наберите названия фирм, которые сегодня звучали. Изучите информацию и сделайте свои выводы, с кем работать. Обращаюсь к вам за помощью и поддержкой. Мы с вами вместе не должны допустить монополизации рынка отходов в Шексне, так как стоимость вывоза никем не регулируется. И если утилизация мусора хоть как­-то регулируется, то вывоз уйдет в свободное плавание.

 
Полную версию радиоэфира можно послушать на нашем сайте: www.zwezda.net.
Аудио программа: 

Еще новости

Реклама