Звонок на сайт: 8 (921) 137-30-60

Реклама

Реклама

Линия фронта: Афганистан

8849
Житель Шексны А.И. Редькин больше двух лет провел на афганской войне.
     Тридцать лет минуло, как морозным январским днём 1984 года из поезда Термез-Москва на железнодорожный перрон вышел целый вагон дембелей. От бледных москвичей их отличал бронзовый загар. Двое из них купили билет на Вологду, сели в поезд, выпили в купе бутылку водки. За следующей пошли к проводнице. "Ты откуда черный едешь?" - поинтересовалась она. "С Афгана, домой", - ответил загорелый солдат. Проводница достала бутылку водки, подкрасила ее чаем, перелила в бутылку из-под красного и отправила дембелей в вагон-ресторан. Там друзья вспомнили, что довелось пережить за годы службы, и помянули друзей, вернувшихся домой в цинковых гробах и навсегда оставшихся в песках Афганистана.
     В довоенной биографии Альберта Иннокентьевича все просто. Окончил десять классов школы в Кичменгском городке. Отработал год механизатором в колхозе, а осенью 1981 его призвали в армию. В туркменском городе Мары в течение месяца прошел курс молодого бойца: занимались строевой, изучали зенитную установку. И хотя командиры помалкивали, но среди новобранцев пошел разговор: готовят в Афган. Солдатская интуиция не обманула. В декабре на вертолете их переправили в пересыльный пункт Кундуз, а оттуда на "вертушке" доставили в полк, базировавшийся в Файзабаде. 1982 год Альберт Редькин встретил в песках Афганистана:
     - Первое время в диковинку было. Никакой цивилизации. Как будто попал в древние века. У местных жителей в кишлаках не было ни электричества, ни радио, труд примитивный. Даже летоисчисление свое. Когда я там служил, у них шел 1360 год.
     В обязанности экипажа "шилки", на которой служил А.И. Редькин, входило сопровождение колонн, перевозивших людей, топливо, продукты, и в случае нападения - отражать удары противника. Шилка - армейское название зенитной установки ЗСУ-23-4, изготовленной на базе танка. Такая же башня, ходовая часть, двигатель и четыре пушки. При сопровождении колонны одна "шилка" шла впереди, вторая - замыкала колонну.
     - Передвигались медленно. Днем едем, ночью отдыхаем на "точках" - небольших гарнизонах, расположенных на всем протяжении пути, - рассказывает А.И. Редькин, - в Файзабаде, в полку, жили в палатках, спали на двухъярусных кроватях, оружие сдавали в "оружейку", а на "точках" жили в землянках с бетонными стенами, спали на брезенте с автоматом под боком. "Точки" редко обстреливали, основная опасность была на марше: обстрелы, заложенные на дороге фугасы и мины. Первое время было страшно. А потом привыкаешь. Нас было два экипажа, восемь человек, и все вернулись домой живыми. Повезло…
    Как-то раз было обычное сопровождение колонны. Впереди - "шилка". На броне за обстановкой наблюдали Альберт Иннокентьевич и двое его товарищей. По дороге их обогнала БМП роты разведки, скрылась за поворотом, и все увидели взметнувшийся вверх столб черного дыма. Подорвались на фугасе. Спасти удалось лишь двоих, шесть военнослужащих погибли.
     А.И. Редькин:
     - Если бы они нас не обогнали, то погибли бы мы. Замаскированный фугас заметить трудно. У механика-водителя шансов выжить нет, а кто сидит на броне, тех взрывная волна выкинет, и тут уж как повезет.
      Письма из дома приходили нечасто, особенно когда приходилось подолгу находиться на дальней "точке" Кишим. Бывало, прилетит "вертушка" и привезет сразу двадцать писем от родных:
     - Сяду на башню "шилки" и читаю. Настроение приподнятое. А ответы писал простые: "жив, здоров". Чего еще писать?
     И действительно. Судьба была благосклонна. И от мин на марше отводила, и от пуль во время обстрелов колонн и совместных операциях с пехотой по зачистке кишлаков от духов. Шла самая настоящая война. И к тому, что убивают товарищей, привыкаешь. Моджахеды воевать умели. Заблокируют колонну двумя взрывами и начинают обстрел из пулеметов. Иногда везло. Как-то раз подорвавшийся танк надолго задержал продвижение колонны. Пока он не прогорел, приближаться к нему было нельзя.
     - Два часа головой крутили на 360 градусов, ожидая обстрела с сопок. Удивительно, но выстрелов не последовало. Потом другим танком спихнули сгоревший танк с дороги и поехали дальше. Вдоль афганских дорог таких подбитых бензовозов, танков, БМП-шек много было.
     Прошел год, еще год. Вот уж и осенний приказ об увольнении вышел, а домой не отпускали. Все так же А.И. Редькин сопровождал колонны, но если раньше к смерти относился просто, война все-таки, то теперь все чаще возникали мысли: "Я свое отрубил, хочу вернуться домой живым".
     - Жалко пацанов, особенно тех, кто погиб после приказа. Вместе со мной полтора года служил сапером украинский паренек. На одном из маршей он проверял дорогу и щупом точно попал в контакт фугаса. В клочья разнесло. И немало таких случаев было, когда погибали после приказа.
     1984 год А.И. Редькин опять встречал среди афганских гор. Домой отпустили в январе. Вернулся на родину, пошел работать трактористом в колхозе, родились двое детей, жизнь наладилась. Сейчас он работает в Шекснинском ДРСУ.
     За участие в боевых операциях А.И. Редькин награжден медалью "За боевые заслуги". 
 
Алексей ДОЛГОВ.

Историческая справка:
     Афганская война (1979-1989) - военный конфликт на территории Демократической республики Афганистан (Республика Афганистан с 1987 года) правительственных сил Афганистана и Ограниченного контингента советских войск с одной стороны, и многочисленных вооружённых формирований афганских моджахедов ("душманов"), пользующихся политической, финансовой, материальной и военной поддержкой ведущих государств НАТО и исламского мира  с другой.
     По состоянию на 1 января 1999 года безвозвратные потери в Афганской войне (убитые, умершие от ран, болезней и в происшествиях, пропавшие без вести) оценивались в 15 031 человек. Санитарные потери - 53 753 раненых, контуженных, травмированных; 415 932 заболевших инфекционным гепатитом, брюшным тифом и другими инфекционными заболеваниями. Из 11 294 чел., уволенных с военной службы по состоянию здоровья, остались инвалидами 10 751, из них - 1-й группы - 672, 2-й группы - 4216, 3-й группы - 5863 человека. По данным профессора Военно-медицинской академии Санкт-Петербурга Владимира Сидельникова, в итоговых цифрах не учтены военнослужащие, умершие от ран и болезней в госпиталях на территории СССР. В исследовании, проведённом офицерами Генерального штаба под руководством проф. Валентина Рунова, приводится оценка в 26 000 погибших, включая погибших в бою, умерших от ран и болезней, и погибших в результате несчастных случаев. Потери в технике, по официальным данным, составили 147 танков, 1314 бронемашин (БТР, БМП, БМД, БРДМ-2), 510 инженерных машин, 11 369 грузовиков и бензовозов, 433 артсистемы, 118 самолётов, 333 вертолета.


Опубликовано в газете "Звезда" от 21 февраля 2015 года.
Авторы: 

Еще новости

Реклама