Звонок на сайт: 8 (921) 137-30-60

Реклама

Реклама

Машиностроение – наше спасение!

1460
Виктор Александрович Шурыгин давно сотрудничает с нашей газетой и делится своими изобретениями и размышлениями с земляками. Его статьи особенно интересны людям с техническим образованием, а также тем, кто занимается обучением творческой молодёжи.
 Инженер-изобретатель предлагает нам задуматься о воспитании молодого поколения мыслителей, рационализаторов и деятелей в области инженерии и машиностроения. Многое он показывает и рассказывает на своём примере.
 
   На этот раз Виктор Александрович принёс в редакцию санки, которые сделал сам для перевозки овощей. Фишка санок в том, что по снегу они ездят на полозьях, а по асфальту — на колёсах. Эти санки можно использовать и для прогулок с детьми в такую зиму, как нынешняя.
  Также наш земляк снова делится своими воспоминаниями о работе на Украине и на ОАО «Северсталь».
  Недавно газета «Звезда» напечатала мою статью про старый льнозавод, где написано о различных механизмах и машинах. А ведь память об этих устройствах осталась с детских и юношеских лет, потому что пришлось поработать на льнозаводе, на кирпичном заводе. Видел, как мастерил отец, помогал ему в изготовлении металлической лодки, обшивали вместе дом. Приходилось косить — заготавливать сено для коровы. Семья у родителей была большая — 10 человек, семеро детей, родители и бабушка. В свободное время мы пропадали в Доме пионеров, так как там работало много различных кружков.
   И вот сейчас приятно смотреть, как в спецшколе ребята, у которых непростое детство, с азартом и увлечением работают в мастерских, делают несложные поделки: выжигают шахматные доски, вытачивают солонки на станках, изготавливают игрушки, шьют комплекты белья. Они буквально преображаются во время работы: не ругаются, не дерутся, стараются сделать вещь как можно лучше. Это и есть самые начальные моменты творчества детей, их поиска.
  Когда я учился в институте, стал подрабатывать на 4 и 5 курсе на своей кафедре под руководством замечательного учёного, доцента В.А. Дмитриевского. Он очень доходчиво и интересно читал лекции. Во время войны он в осаждённом Ленинграде с группой учёных разработал проект свободнопоршневого компактного компрессора для подводных лодок на высокое давление. В первые годы войны на море господствовали немецкие подводные лодки, так как у нас не было компрессоров на высокое давление для надёжного пуска торпед.
    На последнем курсе я выполнял хоздоговорную работу для украинского института ВНИИтехмаш: разрабатывал проект ряда свободнопоршневых компрессоров на различные давления. Такие компрессоры только недавно стали выпускать для «гражданки». В основном их выпускают для ВМФ, для продувки кессонов, запуска торпед и межконтинентальных баллистических ракет.
    Поэтому и диплом делал для ВНИИтехмаш и на работу был направлен в этот институт. Затем был приглашён на работу в СКБ по проектированию газоперекачивающих агрегатов (ГПА). Кстати, на Шекснинской КС установлено несколько ГПА-Ц-6,3 из Украины. Это самая первоначальная разработка СКБ. Эти агрегаты внешне не очень симпатичны, но надёжны, если двигатель и центробежный компрессор хорошо отцентрирован, качественно проведены профилактические работы и ремонт. В Шексне ГПА работают уже много лет.
    Несколько таких модернизированных агрегатов Советским Союзом было продано в Аргентину за 1 млн. долларов каждый. И на заводе и в СКБ все были этим очень довольны. В то же самое время американский агрегат на аналогичные параметры стоил 9 млн. долларов. Разница существенная. Когда работал в СКБ, то пришлось изучать в Харьковском институте патентное право различных стран, описания патентов. Так как конструктор при разработке новых узлов обязан знать мировой уровень разработок в данной области и создавать новые узлы не хуже этого уровня.
    Для читателей газеты скажу, что первоначально в Советском Союзе ГПА выпускал Невский завод в Ленинграде. Это были стационарные ГПА, для которых строили специальные здания. Строить здания в глухих местах, где нет дорог, линий электропередач — очень дорого и трудоёмко. Поэтому Правительство приняло решение о выпуске ГПА, состоящих из нескольких модулей (домиков) — 100% степени готовности, которые можно было бы быстро соединить между собой на месте строительства КС в одно целое ГПА.
   В 80-ые годы прошлого века был проложен газопровод Уренгой - Помары -Ужгород, и ГПА для газопровода решено был закупить в странах Запада. У нас мощных ГПА в то время не выпускалось. Но в связи с тем, что наши войска вошли в 1979 году в Афганистан, США оказали нажим на страны НАТО, и был введён запрет на поставку ГПА в Советский Союз, а нашей страной были подписаны контракты на поставку газа в страны Запада. Если бы мы сорвали выполнение этих контрактов, то заплатили бы громадную неустойку и штрафы.
   Нашему СКБ было поручено срочно разработать ГПА мощностью 16 тыс.     к/Вт, а Невскому заводу было дано задание в сжатые сроки спроектировать ГПА мощностью 25 тыс.   к/Вт для этого газопровода. Я для этого ГПА — Ц-16 разработал систему охлаждения масла. Правда, система охлаждения получилась громоздкой, так как борисоглебские аппараты охлаждения завода «Химмаш» были очень тяжёлые. Со временем мы разработали свои современные пластинчато-ребристые маслоохладители из алюминиевых сплавов, запатентовали их, и вес блоков охлаждения удалось снизить в несколько раз. Испытания новых блоков маслоохладителей проводили на КС под городом Тольятти, которые прошли успешно. Я привёз чертежи таких теплообменников и передал в мэрию Череповца, чтобы их производство наладили и у нас.
   После проведения всесторонних испытаний наш агрегат ГПА - Ц-16 оказался надёжнее, лучше ленинградского, и он поступил для комплектации всех КС газопровода Уренгой-Помары-Ужгород. Бойкот стран НАТО провалился.
    Вспоминаю, как наша группа специалистов ездила в Италию для изучения возможностей приобретения ГПА для Оренбургского газоконденсатного месторождения. Под Оренбургом добывается природный газ, который содержит агрессивный для металла газ — сероводород. У нас тогда ГПА для перекачки агрессивного сернистого газа не изготовлялось. На территории итальянского завода стоит термоконстантный цех (температура воздуха в цехе держится всегда на одном постоянном уровне +200С) с затемнёнными окнами, в котором всесторонне  обрабатывается новая перспективная модель,  затем она после тщательных испытаний выпускается на рынок. В этот цех нас не пустили. Фирма свои новшества держит в секрете и дорожит своей репутацией во всём мире, поэтому выпускает очень надёжную технику.
    Изобретать — это целая наука, и её, считаю, надо обязательно изучать в институтах. Основоположник этой науки — бакинский инженер Альтшуллер. К сожалению, с его работами я познакомился поздно, когда уже работал в ОАО «Северсталь» ведущим конструктором. В Череповец были приглашены из Новосибирского академгородка несколько учёных, которые прочитали лекции и провели несколько практических занятий по решению задач по изобретательству со специалистами ОАО «Северсталь». Они привезли и ряд работ Альтшуллера. Это актуально особенно сейчас в связи с тем, что наша страна вступила во Всемирную торговую организацию. А на мировых рынках высоко ценится интеллектуальный труд, реализованный в машинах, а не сырьё, которое мы сейчас реализуем во всё возрастающих масштабах.
   В 1997 году бывший генеральный директор ОАО «Северсталь» Ю.В. Липухин собрал нас, ведущих специалистов центральной лаборатории механизации и автоматизации в цехе мебельного производства, и потребовал, чтобы через три месяца была разработана оснастка для производства металлической мебели. До этого мероприятия в Череповце несколько лет говорилось о выпуске металлической мебели, но практически ничего не делалось. Мне поручили спроектировать трубогибочный станок для изготовления малой спинки венского стула. Станок с четырьмя гидроцилиндрами, с насосной станцией был разработан мною в срок, и он до сих пор работает в мебельном производстве. Сейчас мебельное производство значительно расширило ассортимент выпускаемой продукции, и на Советском проспекте в Череповце есть свой магазин, где выставлено множество образцов мебельной продукции, изготавливаемой из металлических профилей.
   Вспоминается опыт работы на Украине на Сумском заводе «Сумсельмаш». Когда я пришёл на работу начальником технического отдела, завод занимался выпуском станков для притирки клапанов и ремонтом дизельных тракторных двигателей в системе «Сельхозтехника», как и Чуровская РТС. Потом, после образования Министерства животноводства и кормопроизводства, на этом небольшом заводике мы освоили производство нескольких типов редукторов с цилиндрическими и большими коническими зубчатыми шестернями для кормораздатчика КС-04, освоили выпуск каркасов и пружинок для каркасных армированных сальников, вентиляторов утеплённых крышных и дозаторов корма с покрытием для птицефабрик. Хорошо помню, как приходилось выполнять сложные расчёты для настройки гитар зубострогальных станков, проектировать сложные штампы для кривошипных и гидравлических прессов, изготовлять индукторы для закалки зубьев шестерён токами высокой частоты.
   Почему бы в новой промышленной зоне в нашем районе не освоить выпуск наукоёмкого легкового автомобиля — вездехода или снегоходов для районов Севера, а не только балок для строительства. Разговоры об этом велись, но дальше этого дело не пошло. Почему бы не освоить выпуск троллейбусов для всей страны и не наладить троллейбусное сообщение в Череповце? Город задыхается от вредных выбросов четырёх химкомбинатов, множества автобусов с дизельными двигателями.
   В нашем районе необходимо, считаю, наладить выпуск хорошей мебели. В Вологодской области мало выпускается машин, агрегатов, которые бы отвечали мировым стандартам. Работы здесь непочатый край, и ею необходимо заниматься, чтобы и далее нам не остаться в качестве сырьевого придатка.
 
   Виктор ШУРЫГИН.
 
Авторы: 

Еще новости

Реклама